'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 24 апреля 2016, 14:10

К.Ларина Итак, уже в эфире говорю: добрый день, здравствуйте, Лиечка! Лия Ахеджакова в нашей студии. Добрый день.

Л.Ахеджакова Здравствуйте.

К.Ларина Наконец-то хочется о творчестве поговорить. Можно? Или вы уже не хотите? Можно?

Л.Ахеджакова Хорошо.

К.Ларина Вот смотрите, Лия, с чего я хотела начать наш разговор. Апрель месяц этого года — это всё-таки о театре «Современник». У нас 60 лет театру исполняется. К сожалению, не так широко это всё празднуется, когда было полвека, 50 лет. Это было, конечно, ух! А сейчас что-то… Может, потому, что из здания уехали и живёте на каких-то выселках, не знаю. Бог его знает. Что такое театр «Современник» для вас? Я же понимаю прекрасно, что вы туда пришли позже, чем он образовался, лет на двадцать, наверное, да? Помните, как это было?

Л.Ахеджакова Как раз ушёл Ефремов, и я пришла в этот момент. Ну, это я спасалась. Я уже в ТЮЗе дошла до точки кипения — уже куры, уже эти… Да дети — ладно! Дети, пионеры — это нормально, всё-таки душа. А куры достали! Удалось только сыграть Бабушку в «Я, бабушка, Илико и Илларион». И так мне захотелось людей играть в полноте этой всей, которую даёт большая литература — и я заметалась, заметалась к Анатолию Васильевичу Эфросу. Я уже тогда у него, по-моему… Я могу спутать, но, кажется, снялась в «Тане» у него. Но я ещё была дикой поклонницей, поэтому у меня какая-то связь была.

Я попросилась, но он сказал: «Вот Дунаев всё решает». Я пришла к Дунаеву с этой болью своей. Он мне сказал: «Слушайте, вы травести. Держитесь за ТЮЗ! Держитесь, а то пропадёте!» И я тогда опять к Анатолию Васильевичу, а Анатолий Васильевич говорит: «Ну, одно спасение…» Он кое-что сказал по этому поводу, по поводу Дунаева. Но у Дунаева, наверное, живы дети и внуки, и не буду говорить что.

К.Ларина Дунаев был в ту пору главным режиссёром театра.

Л.Ахеджакова Да. И Анатолий Васильевич сказал: «Вы знаете, вам надо пойти в «Современник». Там замечательный коллектив, очень хорошие актёры».

К.Ларина А вы ходили туда на спектакли, что-нибудь видели в «Современнике»?

Л.Ахеджакова А как же! Я всё видела. Это вызывало такую боль, такое страдание, что мои сверстники играют в таких спектаклях, у таких режиссёров! Это же уже Ефремов, это же уже Эфрос, Товстоногов. Ну, это пережить невозможно! А ты тут кудахчешь и кудахчешь или лаешь иногда. Нехорошо. «Будь готов! — Всегда готов».

И я пошла к Галине Борисовне и имела наглость сказать: «Галина Борисовна, если вы меня возьмёте, только ради бога… Я больше не могу играть животных и пионеров! Вот только чтобы этого не было!» Ну, он так немножечко скептически на меня посмотрела. Но, правда, ни разу за всю жизнь меня ни в одну сказку не воткнули, ни разу я животных не играла, хотя вполне могла и тут это схлопотать. Ни разу. Играла людей. Мало, как мне кажется, я сыграла. Но не было ни разу, когда мне бы стыдно было или мне неловко было на сцену выходить, или что-то было бы такое, что мне в тягость это всё. И самое главное — я ещё человек думающий немножко, где я нахожусь. Я видела репертуарную афишу — и я ею гордилась.

Л.Ахеджакова: Недумающий человек, человек невысокого интеллекта всегда просит: «Сделайте мне, как вчера!»

К.Ларина Для вас самое счастливое время за все эти почти 40 лет работы в «Современнике», самый счастливый период какой?

Л.Ахеджакова Знаете, вы сейчас удивитесь. Самый счастливый период — когда Виктюк пришёл, и я вдруг стала играть большие и трудные роли. И Петрушевская.

К.Ларина Коломбина?

Л.Ахеджакова Коломбина. Это очень важно было для меня. И потом в четырёх спектаклях у Виктюка я играла. И туда же — «Трудные люди» — то, что поставила Галина Борисовна. И ещё я в это время играла в «Эшелоне». Я очень любила этот спектакль. Это был действительно какой-то важный шаг в жизни театра. Долго мы его играли и очень любили. И, конечно, «Крутой маршрут». Вы знаете, я горжусь, что у нас до сих пор идёт «Крутой маршрут». И надо сказать, что его нужность и актуальность сейчас, на мой взгляд… Вот когда я на сцене, и кланяемся мы всей тюрьмой. Оказалось, что актуальность сейчас увеличилась, усилилась во много раз. Может, у нас специальный зритель, я не знаю, но так, как он принимает – это дорогого стоит.

К.Ларина Мне кажется, сегодня опять практически почти под запретом эта тема. Она не под запретом, а она как бы: «Ну, лучше не надо, давайте не будем».

Л.Ахеджакова Понимаете, пора поговорить о тюрьмах. Когда я читаю Лену Масюк в «Новой газете», что происходит в наших тюрьмах, когда я читал вот эти страшные документы… У нас же Борщёв этим занимается, Зоя Светова. И время от времени я читаю, что там происходит. То, что случилось с Савченко, — это отдельная, политическая, я бы сказала, история. Наша нормальная русская тюрьма — вот это ей и посвящается. Оказывается, что в те годы было то же самое, что и в эти годы.

К.Ларина Ничего не изменилось.

Л.Ахеджакова Ничего не изменилось! И эти страшные тюремщики — это каста. Я раньше думала, что ничего не было, был нормальный народ — и вдруг явились эти страшные упыри, которые мучали, пытали. А оказывается, упыри — это огромное, массовое явление. И они очень востребованы.

К.Ларина А как вы думаете, Лия, почему всё-таки знание и правда истории не гарантируют правильного пути, не защищают от повторения ужасов? Ведь казалось как раз, когда спектакль «Крутой маршрут» игрался и создавался…

Л.Ахеджакова Это перестройка.

К.Ларина Это был 1989-й, по-моему, или 1988-й, перестроечное время. И тогда казалось, что именно это даёт нам некую прививку: теперь мы это знаем, мы это признаём, и больше никогда в жизни этого не повторится. Но сейчас мы же с вами видим, как мы семимильными шагами, стремительно приближаемся к тому же образу кошмара и ада нечеловеческого.

Л.Ахеджакова Туда же.

К.Ларина Как вы думаете, почему это происходит? Вы же наверняка об этом думали.

Л.Ахеджакова Я часто об этом задумываюсь, когда сталкиваюсь с такими вещами. Я просто не вижу ответа. Я не хочу думать, что в любом народе всегда есть вот эта мутация. Я не хочу так думать, не хочу! Я не хочу думать, что извращённая человеческая природа неиссякаема; что в человеке есть и благородство, и подвиг.

Вот эти волонтёры — я прямо не могу! Мне кажется, это самое лучшее, что у нас осталось, что сохранилось и никуда не делось. Крымск тонет весь, захлёбывается в грязюке, в помоях, в водах этих — и рванули туда студенты бесплатно! Были наказаны за это, чтобы не лезли, куда не надо. Но эти волонтёры — это меня просто до глубины души, до слёз радует и восхищает! Преклоняюсь.

Но рядом с этим… Ну, мы же знаем, что не только в той татарской тюрьме пытали бутылкой из-под шампанского, чтобы телефон отдал. «Где телефон? Куда дел телефон?!» Всего-навсего. И я знаю, мне говорили, где пытают кипятильником. Иногда приходится общаться с адвокатами, так жизнь сложилась. И те ужасы, которые я читаю у Лены Масюк… Есть такие журналисты, которым я верю бесконечно. То есть они своей жизнью и подвигом этой правды и добычи этой правды доказали, что им надо верить. Я веру Борщёву, я верю Зое Световой, я бесконечно верю Леночке Масюк. Оказывается, это кошмар и ужас! Вначале — не правосудие, а потом — ужас тюрьмы. Я не знаю, чем это объяснить, почему эта огромная составляющая часть нашей жизни была, есть и, видимо, будет.

К.Ларина Видите, всё равно ничего невозможно изменить. Как бы весь опыт вашей жизни и нашей жизни, собственно, и доказывает этот кошмар — абсолютную бессмысленность любых проявлений несогласия, возмущения, гнева. Вы сейчас перед программой говорили, что подписали очередное воззвание от Конгресса интеллигенции, которое призывает руководство страны одуматься и понять, где вообще мы оказались как общество. Но, может быть, это вопрос уже не в руководстве, а в обществе, в народе? Чёрт его знает…

Л.Ахеджакова У меня больше вопросов, чем ответов, и я из-за этого мечусь. Может быть, актрисе, я не знаю… Вот говорят: «Занимайся своим прямым делом — играй». А как играть, если ты не отсеиваешь зёрна от плевел, так сказать, если ты не разбираешься в человеческой природе? Ну как играть, если ты не знаешь, это хорошо или это плохо, это страшно или это, наоборот, плюс, это прекрасный человек?

К.Ларина Лия, вы часто ездите на гастроли со спектаклями по стране (и не только по нашей стране). Насколько телевизионная пропаганда попадает в людей? Может быть, это сказки? Может быть, нет такого эффекта прямого действия? Или он существует?

Л.Ахеджакова В России существует, и очень сильно. Мы сейчас сделали спектакль по пьесе Улицкой — «Мой внук Вениамин».

К.Ларина Это Ефима Спектора?

Л.Ахеджакова Да. Замечательная там была компания. Чудесный режиссёр — ученица Женовача Серёжи, Марфа Горвиц. Замечательный художник — ученица Димы Крымова, между прочим. И они с Верой Мартыновой, художником, придумали такую совковую кухню, вот прямо как у нас всех было! Причём она одинаковая у всех, только меняется календарик. И железный занавес. Этот железный занавес иногда поднимается, пытаются люди вырваться — а потом он с грохотом опускается, и люди остаются в своей кухне. Две чудные девчонки, подобрали очень хороший коллектив, нас всего четыре человека. И нас пригласили в Америку. Я сейчас только из этой Америки.

К.Ларина Страшная Америка, наверное?

Л.Ахеджакова Ой, страшная!

К.Ларина Люди с пёсьими головами там живут!

Л.Ахеджакова Пока я не смогла вычленить, что о нас говорят. Молчат, пока о нас не говорят ничего, никто нас не вспоминает и не поминает — все заняты дебатами. Я включала телевизор. Если бы хорошо знать язык, это так интересно, это такая игра!

К.Ларина Азарт.

Л.Ахеджакова Азарт! Вся страна играет. И нет там врагов (я их так подыскивала, где враги).

Но что замечательно? Были огромные театральные залы, при университетах есть такие залы, а есть просто театры. Ну, много городов у нас было. Ещё и Торонто. Люди выбегают на сцену, плачут, а особенно в Канаде. Там же украинская диаспора с XIX века и по сей день, туда уходит Украина. Меня обнимали, засыпали цветами, плакали и говорили: «Спасибо за Украину!» И чего мне спасибо? Я ничего не сделала. Но я никогда не плевала в эту сторону, только одно. Плачут, плачут все! И, конечно, мы, актёры, на то мы и актёры — у меня градом слёзы. Просто не могут оторваться! Очень много выходили с цветами и говорили: «Спасибо за вашу гражданскую позицию».

Спектакли принимали изумительно! — лучше, чем в России (мы уже тут поездили), даже лучше, чем в России. Это Улицкая. Во-первых, для них это очень важно. И для них важна эта тема, очень важна эта человеческая трагедия, которая оборачивается каким-то глубоким… И смешно, и больно, но есть разрешение благодаря доброте и душевной щедрости. Ну, я плохо объясняю.

К.Ларина Прекрасно сказали!

Л.Ахеджакова Важно, что Улицкая.

К.Ларина У нас сейчас перерыв небольшой. Мы слушаем новости, а потом продолжаем наш разговор с Лией Ахеджаковой.

НОВОСТИ

К.Ларина Билеты все раздали, дорогие друзья. На «Молчи, Эдип» в ТЕАТР.DOC идёт Ольга; на «Пленника королевы эльфов» — Галина; к Виктюку — Сергей; а на Башмета — Антон. Поэтому SMS свободны для ваших пожеланий и для вопросов к нашей замечательной гостье Лие Ахеджаковой.

Мы перед перерывом говорили о спектакле «Мой внук Вениамин» по Улицкой, который играла Лия Ахеджакова с компанией, со своими партнёрами в Америке. Я так поняла, что это русскоязычная публика, да?

Л.Ахеджакова Русскоязычная, но она разнокалиберная, она разных времён эмиграции. И было много совсем молодых. Может, они родились там, а может, только что убежали, я не знаю.

К.Ларина Но всё равно они с русским языком.

Л.Ахеджакова Очень тёплая аудитория! И битком!

К.Ларина Вот я хотела спросить, чтобы об этом узнали уже наши слушатели, а не только я: когда в Москве будете играть этот спектакль «Мой друг Вениамин»?

Л.Ахеджакова Если я не путаю — то ли 30-го, то ли 31-го мая. В ТЮЗе мы играем. Я очень рада, что я вернулась на ту сцену, с которой начала. И мне там играется. Эта сцена родная.

К.Ларина Ну, там ещё такие люди, художественные руководители.

Л.Ахеджакова: Я поняла раз и навсегда, что по Эдинбургу до сих пор ходит Уильям Шекспир

Л.Ахеджакова О, и Кама, и Генриетта, с которыми я…

К.Ларина Наши люди.

Л.Ахеджакова Да, это чудные люди и настоящие художники.

К.Ларина Лия, вам не мешают идеологические разногласия в работе с людьми? Не все же так думают, как вы.

Л.Ахеджакова Конечно.

К.Ларина Даже скажу больше: мне кажется, что большинство думает даже совсем не так, как вы.

Л.Ахеджакова Да. Мешают, но я не имею права на то, чтобы враждовать. Мне кажется, если в мою сторону враждуют — это подлость. Что хочу, то и думаю. Также имеют право думать иначе те, с кем мы расходимся во мнениях.

К.Ларина И что? Как отвечать?

Л.Ахеджакова А я не отвечаю. Я когда-то услышала, как Кама Гинкас (кстати, в вашей передаче) сказал: «Я никогда не спорю. В споре всегда побеждает демагог». Я это выучила и зарубила себе на носу. И я ни в какие споры никогда не пускаюсь, я всегда проигрываю. Но когда я вижу эти споры на федеральных каналах, мне так им хочется сказать: «Слушайте, тут собралось столько демагогов! Нет победителя!»

К.Ларина А вы когда-нибудь переубеждали кого-то?

Л.Ахеджакова Бесполезно. Если человек упёртый (а чаще всего люди так настаивают на своём мировоззрении, на своей правде!), бесполезно абсолютно. Лучше не выходить на эту прямую и не драться.

К.Ларина Возвращаясь к украинским событиям. У нас же не просто там война, к сожалению (что тут говорить, это именно то самое слово), но война в том числе и культурная. Как вы относитесь к тому, что постоянно попадаются какие-то списки, запреты на въезд русских артистов на территорию Украины, запреты российских фильмов, может быть, в том числе даже и с вашим участием, хотя вы ни в чём и не виноваты?

Л.Ахеджакова Понимаете, Украина и Россия… До сих пор ещё вот эта советская ментальность очень сильно довлеет: запрещать, не пускать, по тюрьмам рассовывать, если не так думаешь. Это всё и там есть — в меньшей степени, но оно есть. И вот результат мы видим: то тут запретят, то там запретят. Мы один народ, очень сильно изувеченный какими-то ложными идеями.

К.Ларина Вы всё-таки считаете, что мы один народ?

Л.Ахеджакова Конечно!

К.Ларина Советский?

Л.Ахеджакова Советский, советский.

Л.Ахеджакова Я хочу просто пояснить, что именно в этом смысле вы говорите.

Л.Ахеджакова И мы очень сильно проникли друг в друга. И какие-то наши пороки — они и тут, и там, они одинаковые. Люблю и тех, и тех. Иногда ненавижу.

К.Ларина А вы там давно были вообще — не территории Украины?

Л.Ахеджакова Как началась война, больше я туда не попадала. А так я её всю объездила. Это мой зритель. В чём дело? Это мой зритель!

К.Ларина А друзья, коллеги? Вы с кем-то общаетесь из тех, кто там? С Адой? Нет?

Л.Ахеджакова Нет, нет, нет. Всё нарушилось.

К.Ларина Оборвалось.

Л.Ахеджакова Да, всё нарушилось, всё попорчено. Один из моих любимейших партнёров — это Богдан… Мы выходили на сцену Театра им. Франко. Я обожаю эту сцену и неоднократно там играла. Он мне один раз сказал: «Слушай, когда ты выходишь на эту сцену, поздоровайся, она очень это любит. Спроси, как поживает». Я – всё. Меня заело, и я здороваюсь. Ну, мне не кажется это глупым. Очень намоленная сцена.

К.Ларина А если позовут, поедете на гастроли?

Л.Ахеджакова Да зовут всё время!

К.Ларина А чего вы же не едете?

Л.Ахеджакова Нет, не поеду.

К.Ларина Почему?

Л.Ахеджакова Я не знаю, как отвечать. Я не знаю, что я могу себе позволить. Знаете, вот в Америке одиннадцать дней, все дни надо пить снотворное, чтобы поменять время и спать, когда приказали. Потом приезжаешь сюда — и опять надо десять дней пить снотворное. Вот у меня такой организм.

К.Ларина Ну ладно, Киев и Украина — это всё-таки не Америка. Все вас знают, знают вашу позицию, вас там уважают и любят.

Л.Ахеджакова И здесь знают. И Донбасс я весь объездила тоже.

К.Ларина Но не сейчас?

Л.Ахеджакова Нет, конечно, не сейчас. Не хочется отвечать за это. Не хочется отвечать на вопросы, на которые я не знаю ответа. Не хочется бравировать этим. И потом, когда вернёшься сюда, опять надо отвечать за это.

К.Ларина Боитесь?

Л.Ахеджакова С одной стороны, отказывают в залах. Сколько раз уже нам отказали в аренде. И «горят» те люди, которые связаны со мной, низкооплачиваемые, которые едут заработать деньги — и всё срывается. Такой народ, понимаете. Не дают в аренду зал нацпредателю.

К.Ларина Ну да, мы это знаем по Андрею Макаревичу, который съездил.

Л.Ахеджакова И по мне тоже.

Л.Ахеджакова: Я не хочу думать, что извращённая человеческая природа неиссякаема. В человеке есть благородство

К.Ларина И у вас то же самое?

Л.Ахеджакова А как же. Во-первых, Кургинян этим занимается. А во-вторых…

К.Ларина То есть как Кургинян? Лично, он ваш куратор?

Л.Ахеджакова Есть у него своя какая-то… называется «сопротивление родителей». А потом — депутат Фёдоров, который тоже следит за искусством. Его это образование, секта (я не знаю, как это назвать), они следят за искусством, чтобы туда не проникла «пятая колонна». И, приехав с Украины, я лишаюсь тут всех залов.

К.Ларина Ну не знаю. Мне кажется, что мы кормим троллей, когда мы так их боимся. Я вам сейчас расскажу, у меня история свежая. Был «Гражданин поэт», вы знаете эту замечательную компанию: Андрей Васильев, Миша Ефремов, сейчас Андрей Орлов больше, чем Дима Быков. Они сейчас проехали целый тур по Украине.

Л.Ахеджакова Я знаю, да.

К.Ларина Целый тур! Просто в полном восторге там все люди. Естественно, они там были и в Киеве, и во Львове — где угодно. Когда они собирались ехать, Андрея Васильева очень просили отменить этот тур (я не буду говорить кто), потому что в это время должен был стартовать на канале «Россия» сериал «Следователь Тихонов», где Миша Ефремов играет главную роль. И Андрею Васильеву сказали: «Если вы сейчас поедете на Украину, то фильм снимут — и мы попадаем на бабки. Кина не будет!» И что вы думаете? Они поехали в Украину, они сыграли все свои спектакли, а фильм прекрасно идёт по телевизору. Ничего не произошло!

Л.Ахеджакова Не забывайте, что я работаю в театре «Современник», где есть дирекция, администрация, главный режиссёр и так далее. Я являюсь частью этого коллектива, и я должна соблюдать интересы театра.

К.Ларина Прямо даже тембр изменился! Мы поняли вас. Мы вас понимать. Тяжело, конечно, так существовать…

Л.Ахеджакова Нет, ну почему?

К.Ларина Ну как? Вы же такой свободолюбивый человек. Мне кажется, вообще невозможно, чтобы вас кто-то держал за руки или бил по рукам: тут нельзя, там нельзя. Это же невозможно, я этого не представляю.

Л.Ахеджакова Когда можно, то я не подчиняюсь. А когда это уже становится невозможным, приходится считаться.

К.Ларина Где вы душу отводите? У Дмитрия Крымова на спектаклях, где играете? Любите?

Л.Ахеджакова Нет, сейчас я отвожу душу на Улицкой, отвожу душу на своей игре в «Игре в джин». А у Крымова роли никакой нет, но я обожаю этот театр! Мне нравятся эти ребята молодые. Они умные, они всё умеют, они умеют абсолютно всё. И мне с ними хорошо. И эти гастроли, которые я с ними (сначала — с чужими людьми) провела на родине Шекспира…

К.Ларина Кстати, сейчас у нас такие праздничные дни — все отмечают 400-летие со дня смерти. Торжества такие проходят!

Л.Ахеджакова А чего же мы не играем, вот интересно, своего Шекспира? Вот удивительно.

К.Ларина А почему вы не играете? Кстати, мы не сказали. «Как вам это понравится» называется спектакль, в котором Лия Ахеджакова занята, у Дмитрия Крымова.

Л.Ахеджакова Замечательный спектакль, в котором я имею честь чуть-чуть присутствовать. Это моя дружба, моё преклонение перед Анатолием Васильевичем Эфросом, моё восхищение спектаклями Димы Крымова. И вообще то, что я принадлежу к этому коллективу, — у меня это вызывает какое-то чувство удовлетворения, вот так я скажу. И эти гастроли были беспрецедентные! И Стратфорд, и Эдинбург, и ехать, туда, где Шекспир родился.

К.Ларина Это же маленький город.

Л.Ахеджакова И я наконец уверовала, что такой человек был. Я поняла раз и навсегда, что по городу до сих пор ходит Уильям Шекспир.

К.Ларина Вы рассказали, мэр города приходил на спектакль.

Л.Ахеджакова Мэр города (это уже в Эдинбурге) вручал нам главный приз. Мы пахали.

К.Ларина Ну ладно. А почему нет?

Л.Ахеджакова И вот сейчас Дима «Золотую маску» получил за Островского. Вы, наверное, видели? Это прелестный спектакль, необычный — «Поздняя любовь». Он сейчас у нас в «Современнике» ставит «Позднюю любовь».

К.Ларина Но там, наверное, будет классический вариант?

Л.Ахеджакова Я не знаю, посмотрим.

К.Ларина Ваше отношение к современному театру вообще, к авангарду?

Л.Ахеджакова Я люблю.

К.Ларина Вы такой человек рисковый, и вы сами не боитесь участвовать.

Л.Ахеджакова С удовольствием. И я люблю. Театр меняется очень сильно. И мне интересно видеть, в какую сторону эти молодые мощные таланты поворачивают это колесо истории театра. Это так интересно! Мне нравится. Разве мы могли представить себе… Вот я защитник этого, который в БДТ…

К.Ларина Андрей Могучий.

Л.Ахеджакова Да. Я хочу сказать: разве могли ещё в те времена, когда был Товстоногов, представить такие шикарные спектакли, как «Поздняя любовь» Димы Крымова или «Алиса в Стране чудес» Могучего? Ну невозможно! Другой театр был. И у него были другие победы.

К.Ларина Смотрите, тут интересная вещь. Люди говорят: «Я поклонник Товстоногова. А то, что сейчас делается, — это всё безобразие и ужас». Братцы, мы не знаем, какой был бы Товстоногов сейчас, в 2016 году, какие бы спектакли он любил.

Л.Ахеджакова Мы не знаем, да.

К.Ларина Вы вспомните Юрия Петровича Любимова, который до глубокого, почтённого возраста… Ему уже сколько было? За девяносто, а он ставил спектакли, которые абсолютно современные, сегодняшние.

Л.Ахеджакова Он менялся.

К.Ларина Он не повторял себя 1965 года, правда же? Тем более театр — это искусство абсолютно сиюминутное и сегодняшнее.

Л.Ахеджакова А вот этот спектакль разве возможен был бы — Некрасов, «Кому на Руси жить хорошо», Серебренникова? 10–15 лет назад (я не говорю — 25) такой спектакль — это был бы ужас! И он просто никогда не родился бы. Абсолютная прелесть и абсолютное осмысление сегодняшней жизни. И с этим монологом Жени Добровольской… Великий русский театр! Иначе не могу сказать, а банальными словами.

К.Ларина А как вы думаете, почему такая ненависть ко всему современному искусству в нашем обществе побеждает? Сначала ненависть, а потом — всё остальное. В любом случае, даже если человек не смотрел, не ходил… Я говорю в широком смысле, не только про театр, а про всё.

Л.Ахеджакова Да, я знаю, о чём мы говорим.

К.Ларина Что это такое?

Л.Ахеджакова Я это всё время слышу и вижу. Я не знаю, что это такое. Ну, так заведено: сегодня не принимать это искусство категорически, привыкнуть к нему, а потом настаивать, что нельзя ничего другого. Это так устроен, что ли, не думающий человек, человек невысокого интеллекта, а такой массовый зритель. Вот он так устроен: «Сделайте мне, как вчера! Не буду я это смотреть!» Но появились… Я же вижу в «Гоголь-центре», я вижу этот зал.

К.Ларина Совсем новый зал.

Л.Ахеджакова Совсем другие люди. А потом мне позвонила подруга… Я не посмотрела «Пьяные» Могучего, у меня не получалось. Мне позвонила моя подруга моего же возраста, между прочим, большая умница. Она пришла с «Пьяных», позвонила мне и говорит: «Ты не представляешь, в БДТ молодой зал! Они воспринимают «Пьяных» так… Они иначе дышат, они иначе реагируют, они иначе чувствуют! Нельзя узнать зал, он кардинально изменился!» Так же и на «Олесе» было. Когда я сидела на «Олесе», я была поражена, что мы другие.

К.Ларина Конечно, это заслуга именно этого нового режиссёрского поколения, потому что они привели в зал совсем новую публику, молодую.

Л.Ахеджакова Других людей. И чаще всего — образованные интеллектуалы. Я помню, когда мы играли этот спектакль, который как бы ни в какие ворота, Могучий поставил…

К.Ларина «Circo Ambulante» на сцене Театра наций.

Л.Ахеджакова Он медленно входил в сознание зрителей. Ну, тогда у меня сайт был. Я же экстремист, у меня сайт убрали.

К.Ларина Да что вы?

Л.Ахеджакова: Мне так хотелось играть людей во всей их полноте, которую даёт большая литература

Л.Ахеджакова Да, по доносу. Вот было письмо, и подписали, как и положено, 25 человек — и нет сайта. Но тогда мне писали на сайт образованнейшие люди, я скажу — театроведы сплошные. Мне так сладко было это читать! И потом зал — лучше, лучше, лучше. А уже на последние спектакли мы позвали (мы мало его играли) журналистов, театроведов, актёров, режиссёров — у нас был зал из людей театра. Как это сладко было!

К.Ларина Тут самое время вспомнить про Альберта Леонидовича Филозова, с которым вы работали…

Л.Ахеджакова Ой, мы начали-то с ним давно, на Киевской студии мы с ним снимались: то он мне муж, то он мне жених, то он мне брат.

К.Ларина А ещё была еврейская семья какая-то… Что это было?

Л.Ахеджакова Еврейская семья — это уже тут Фокин, по-моему, ставил.

К.Ларина «Пятый ангел».

Л.Ахеджакова «Память ангел». Память какая у тебя хорошая!

К.Ларина Хороший фильм просто, я его помню.

Л.Ахеджакова Хороший фильм. Мы всё время были вместе. И когда меня Могучий спросил: «Кто партнёр?» — я говорю: «Филозов». И он так обрадовался! Ему так нравилось, как Алик играет. Он очень точно попал на эту роль. И вообще там был изумительный коллектив людей, которые играли. Изумительный! И мы каждый раз собирались, как влюблённые.

К.Ларина А зачем сняли спектакль?

Л.Ахеджакова Я не в курсе.

К.Ларина Ну, он сложный, конечно. Хотя вы абсолютно правы, что с течением времени он вдруг стал очень внятным.

Л.Ахеджакова Он набирал и набирал.

К.Ларина Всё лишнее ушло.

Л.Ахеджакова И не только лишнее ушло. Зритель с трудом привыкает.

К.Ларина Это к тому разговору, что зритель у нас консервативный, к сожалению, такой старой формации.

Л.Ахеджакова Очень консервативный. И дело театра — отобрать… Вот то, что сделал, я не знаю, до какой степени… У меня всегда зал потрясающий, когда я в «Гоголь-центре», просто потрясающий. Дело театра — отобрать своего зрителя, который хочет это, который этому доверяет и которому это надо. И он никогда не пойдёт на какой-то старомодный, повторяющий спектакль, а ещё не дай бог — цитирующий чужие спектакли.

К.Ларина Ворующий.

Очень быстренько несколько вопросов. «Надеетесь ли вы, что наш народ проснётся, и оковы тяжкие падут?» Ой, какой хороший вопрос!

Л.Ахеджакова Чудесный вопрос! Кто-то из своих. Нет, пока не надеюсь, потому что такие меры приняты, чтобы мы не проснулись, такие серьёзные! Мы эту Думу запомним на веки.

К.Ларина Вопрос, читаю всё подряд: «Что происходит с понятием репутации в наше время? Почему некоторые люди не дорожат ею?» — это Дмитрий Мезенцев, наш постоянный слушатель, его любимый вопрос. Ну, я вам его читаю.

Л.Ахеджакова Репутация обрушивается в один момент — и всё, и ничего нельзя сделать, ничего нельзя поправить, ничего. А благодаря тому, что есть уже такие средства информации, которых никогда раньше не было, есть Интернет и есть общественное мнение, репутация — это тонкое и ранимое дело.

К.Ларина «Как выдавить из себя советского человека?»

Л.Ахеджакова Я не знаю. Я ещё и не уверена, что во мне не сидит советский человек.

К.Ларина Он во всех сидит.

Л.Ахеджакова У меня есть масса каких-то критериев, которые явно совковые.

К.Ларина «Приезжайте к нам в Екатеринбург в «Ельцин-центр», вы должны там выступить».

Л.Ахеджакова Да, это моя цель. Я была в Екатеринбурге, выпускала «Вениамина», не успела. Мы целыми днями работали, я не успела. Все очень хвалят этот «Ельцинский центр».

К.Ларина Хочу сказать, что Twitter нет у Ахеджаковой. Никакого Twitter нет.

Л.Ахеджакова Нет. Кто-то за меня его писали дважды.

К.Ларина «В чём причина обаяния Сталина? Почему его опять любят?» Тоже вопрос вечный.

Л.Ахеджакова Я не знаю, в чём причина. Дьявольщина имеет свою притягательность. Зло бывает очень шикарным, очень привлекательным.

К.Ларина Может, в этом виновато и искусство?

Л.Ахеджакова Может быть, и искусство виновато.

К.Ларина Потому что любят обычно делать зло обаятельным.

Л.Ахеджакова Да. И потом — пропаганда. С этой пропагандой не поспоришь. Она очень умная, очень мощная. И эту пропаганду творят такие талантливые сволочи! Нет сил.

К.Ларина Это плохо, что мы заканчиваем на оде в честь талантливых сволочей, это неправда. Я хочу прочитать телеграмму, которая пришла из Самарской области от Виктора: «Лия Меджидовна, у меня нет вопросов. Просто спасибо — за огромный талант, за мужество, за мудрость, за остроумие. Это так редко в одном человеке сочетается, тем более в такой хрупкой женщине».

Л.Ахеджакова Ой, грешна, я грешна. Не хвалите меня так! Грехов много…

К.Ларина Лиечка, большое спасибо, что пришли. До встречи в театре, что называется.

Л.Ахеджакова Ну да. Я позвоню.

К.Ларина Хочется в театре больше встречаться, чем на площади.

Л.Ахеджакова Да-да-да.

К.Ларина Спасибо.

Комментарии

376

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
>
Не заполнено
Не заполнено

Не заполнено
Не заполнено минимум 6 символов
Не заполнено

На вашу почту придет письмо со ссылкой на страницу восстановления пароля

Войти через соцсети:

X Q / 0
Зарегистрируйтесь

Если нет своего аккаунта

Авторизируйтесь

Если у вас уже есть аккаунт


georg580 26 апреля 2016 | 11:29

Ахеджакова до сих пор "в образе", но Россия - не гаражный кооператив "Фауна"...


genrih.gusman 26 апреля 2016 | 15:02

пусть говорит что хочет... в России испокон веков юродивых не трогают.. даже Иван Грозный юродивых не трогал


alexandr555 26 апреля 2016 | 17:54

Она всегда была на вторых- третьих "степенях" роли артистов, - чего сейчас завозникала? Ведь нуль в профессии, помноженный на нуль,- что в принципе невозможно. Но возникает... Чем она лучше тех актеров, которые были рядом с ней. Это надо же: столько лет копить злобу на русских и на Россию. И здесь же кушать российский "лаваш". Старуха уже не совсем...Простим ее, убогую.


myla 26 апреля 2016 | 18:21

alexandr555: Мне жаль Вас, ибо убогим человеком являетесь Вы...
Не потому, что играли другие роли...не сценические...Но, потому что Вы действительно 0 в своей слепости и глупости...


lankovskaya 26 апреля 2016 | 20:43

alexandr555: Раневская никогда не была на первых ролях, но её помнят до сих пор. А иных, играющих первые роли, забывают, едва опустится занавес. Потому что есть личность, есть талант, а есть - глубокая посредственность.
Лия Меджидовна - и талант, и личность. Она простит вас, убогого.


drgonish 26 апреля 2016 | 19:31

[И потом — пропаганда. С этой пропагандой не поспоришь. Она очень умная, очень мощная. И эту пропаганду творят такие талантливые сволочи! Нет сил. }
Пропаганда, Лия Меджидовна, это то, чем лично вы тут занимаетесь - открытое распространение взглядов, мнений, аргументов. Хотите, что бы ваша пропаганда была талантливой? Говорите честно то, что думаете. И все!
А остальное всегда будет восприниматься как поговорка: "Актриса Лия Ахеджакова всегда играет одинаково.".


(комментарий скрыт)

lubov_orlova 26 апреля 2016 | 21:17

От этой Ахеджаковой уже тошнит. Тупорылое убожество. Уберите ее, пожалуйста, с глаз. Почему она все время лезет на глаза. Даже враг бывает интересен, своими мыслями доводами, чувствами. Но это не человек, это позорище какое-то. Действительно - курица.


lubov_orlova 26 апреля 2016 | 21:36

От этой Ахеджаковой уже тошнит. Тупорылое убожество. Уберите ее, пожалуйста, с глаз. Почему она все время лезет на глаза. Даже враг бывает интересен, своими мыслями, чувствами, силой. Но выживших из ума зачем же выставлять на всеобщее обозрение?


nauka 27 апреля 2016 | 01:58

Ничего талантливого нет в телепропагандистах - 12 лет пропагандировала нефть-матушка, а их личной пропаганды хватило на несколько лет. Вот марксисты были пропагандисты мощные - на сто лет их обмана хватило. А самый мощный пропагандист - это церковь - тысячи лет умудрилась держать миллиарды людей на крючке. А путинцы-имперцы уже выдохлись со своим шилом в мешке. Cкобари - стяжатели и не более.


nauka 27 апреля 2016 | 02:04

Ничего талантливого нет в телепропагандистах - 12 лет пропагандировала нефть-матушка, а их личной пропаганды хватило на несколько лет. Вот марксисты были пропагандисты мощные - на сто лет их хитрости с прибавочной стоимостью хватило. А самый мощный пропагандист - это церковь - тысячи лет умудрилась держать миллиарды людей на крючке бессмертия после смерти. А путинцы-имперцы уже выдохлись со своим шилом в мешке. Cкобари - стяжатели и не более. Скора весь глобус будет единым обществом - при чём тут российская империя - эта идея уже нафталин.


nauka 27 апреля 2016 | 02:12

Ничего талантливого нет в телепропагандистах - 12 лет пропагандировала нефть-матушка, а их личной пропаганды хватило на несколько лет. Вот марксисты были пропагандисты мощные - на сто лет их хитрости с прибавочной стоимостью хватило. А самый мощный пропагандист - это церковь - тысячи лет умудрилась держать миллиарды людей на крючке бессмертия после смерти. А путинцы-имперцы уже выдохлись со своим шилом в мешке. Cкобари - стяжатели и не более. Скора весь глобус будет единым обществом - при чём тут российская империя - эта идея уже нафталин.


bvc1955 27 апреля 2016 | 06:44

Лия Ахеджакова: «…И потом — пропаганда. С этой пропагандой не поспоришь. Она очень умная, очень мощная. И эту пропаганду творят такие талантливые сволочи! Нет сил».

Что сволочи, - несомненно. А вот талантливые ли? – большой вопрос. Просто их, с позволения сказать, «талант», обращен к аудитории, которую очень легко водить за нос.
Достаточно вспомнить, что еще совсем недавно, при «Советах», в эпоху воинствующего атеизма, большинство «народонаселения» над верующими людьми потешалось, а сегодня в одночасье почти поголовно стало «православным». Да, роль пропаганды здесь велика. Но ее «зерна» попадают в благодатную почву: если бы мыслящих людей было хотя бы на порядок больше, эффект такой пропаганды оказался бы даже не нулевым, а отрицательным. Но, именно вследствие явного дефицита думающих людей, пропаганда одерживает столь впечатляющие «победы». А «талант» здесь, думаю, ни при чем.
Зато талантом Лии Ахеджаковой, одной из моих любимых актрис, некогда любимого театра «Современник», не перестаю восхищаться.
С удовольствием вспоминаю замечательный спектакль по пьесе израильского драматурга «Йосефа бар Йосефа «Трудные люди», пьесе, жанр которой, наверное, следует определить, как трагикомедия. Партнерами Лии Меджидовны были ныне покойный Игорь Кваша (царство ему небесное!) – брат героини Лии Ахеджаковой, Валентин Гафт – ее жених из Израиля (действие пьесы происходило в Лондоне, в 1968-м), и Авангард Леонтьев – сосед по квартире.
Ну, а потрясающие роли Лии Ахеджаковой в кино, например, в фильме «Москва слезам не верит» Владимира Меньшова, или в «Иронии судьбы…», «Служебном романе» и других картинах Эльдара Рязанова - предмет отдельного разговора.
Я от всей души желаю Лии Меджидовне покорения новых творческих высот, а нам, зрителям, - возможности еще много лет наслаждаться ее актерским дарованием!

Владимир Бурсановский.


uris 27 апреля 2016 | 07:41

Такие как Ахеджакова в Укропии за критику власти из мусорной корзины не вылезают.


vladiponomar 27 апреля 2016 | 08:35

Лия! Душа Покоя просит. Успокойтесь. Точнее - угомонитесь. Туда надо уйти с чисто совестью.Вы своё везде отслужили и никому больше не нужны. Ларина вас "выжимает", как ненужную половую тряпку. Больше ей выжимать нечего. Душа покоя просит.
В.В.П.


27 апреля 2016 | 09:23

клиническая психопадка лия снова добралась до СМИ,её не стоит отпускать из подмосковного интерната,а то кого нибудь покусает!!!!!


flasher 27 апреля 2016 | 09:41

Если бы сволочи были талантливые - они бы не боялись конкурентов. А тут нет никакого таланта. Просто монополия. Да и воздействия большого нет. Никаких 86%. Миф той же пропаганды.


andrew1964 27 апреля 2016 | 10:20

" - Защитите нас от этой проклятой конституции!" Не забудем, Не простим...


(комментарий скрыт)

dr_astrov 28 апреля 2016 | 05:20

я не верю в искренность актёров. они может и хотят быть таковыми, но все их эмоции и фразы, лишь штампы ролей.


dr_astrov 28 апреля 2016 | 05:22

... ну правда, неужели играя роль злодеев они будут менее убедительны и эмоциональны?


(комментарий скрыт)

(комментарий скрыт)

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире