'Вопросы к интервью

К. Ларина 14 часов 14 минут. Начинаем нашу программу. Сегодня в нашей студии Леонид Ярмольник. Лёнь, приветствую. Здрасте.

Л. Ярмольник Добрый день. Здрасте.

К. Ларина У нас много поводов для разговора и о творчестве, и о жизни. Давайте начнём с творчества. Я видела спектакль «С наступающим», который шёл в театре «Современник». И там Леонид Ярмольник вместе с Сергеем Гармашом работали.

Л. Ярмольник Какая у нас скандальная тема.

К. Ларина Я помню. Это очень хороший спектакль. Я к нему отнеслась с большой нежностью и любовью. Потом прошло время, спектакль исчез из репертуара – я ничего не знаю. Белый лист. И вдруг сейчас я вижу афиши. В «Русской песне» афиша спектакля. Ярмольник и Фоменко, обожаемый мой артист, которого я всё время жду, когда он появится на сцене. И вдруг случилось это чудо.

Л. Ярмольник Когда придёте на спектакль?

К. Ларина Как позовёте, обязательно приду.

Л. Ярмольник Следующие 14-го и 21-го.

К. Ларина Расскажите, как это всё произошло.

Л. Ярмольник Это у нас такие скандальные темы, что ли?

К. Ларина Давайте с этого и начнём.

Л. Ярмольник Вы знаете, я не очень люблю об этом рассказывать. Подумал, что то, что случилось, то случилось.

К. Ларина А что, там случилось что-то страшное?

Л. Ярмольник Нет, ничего. Мы просто с Сергеем Леонидовичем по-разному смотрим на многие жизненные явления, обстоятельства. Так бывает в жизни. Бывает, что расстаются партнёры. Мы с ним расстались. Галина Борисовна сильно этому не препятствовала. Но я думаю, что, скорее, дело не во мне, а скорее дело в том, что я же не первый, кто покинул этот театр. Есть какие-то вещи. Я человек достаточно независимый и ни на что не претендующий. Мы играли спектакль 3.5 года, сыграли его, если я не ошибаюсь, в районе 130 раз, это очень много за такой период времени. Спектакль неизменно всегда шёл с успехом. Но потом начались всякие переустройства в театре. Я имею в виду частые смены руководящего состава. Там сменилось 2 или 3 директора. При смене директора, которого тоже уже сменили, то ли он из Саратова, то ли ещё откуда-то, с висящими на нём двумя уголовными делами. Почему Галина Борисовна его взяла в театр. Как-то так получилось, что дальнейшее сотрудничество мне показалось неинтересным. Так бывает. У каждого из нас есть своё воспитание, своя культура, своё понимание о чести, о порядочности, и так далее, и так далее. И эти вещи стали как-то задеваться в моём представлении. Поэтому всё было достаточно спокойно. Мы просто прекратили существование спектакля. А дальше в принципе, я не знаю, знаете ли вы, Ксения, или нет, но вообще этот спектакль – это была такая наша общая инициатива – и Серёжи, и моя, и моей жены Ксюши, и по моей просьбе Родион Овчинников замечательный написал эту пьесу. Не сразу. Он позвонил мне, говорит: «Лёнь, я написал, я послушал, мне вроде понравилось». Я собрал команду, включая сторонних слушателей, таких как Тодоровский, Саша Боровский. Пьеса понравилась. И мы решили это сделать, потому что Галина Борисовна давно хотела, чтобы я как-то примкнул и что-то сделал в театре «Современник». Так возникла пьеса, так возник спектакль.

Л.Ярмольник: Как часто мы многое усложняем вместо того, чтобы упрощать и быть бдительнее, слушать и слышать

А когда мы его закрыли, то очень многие люди, мнение которых мне небезразлично, люди с хорошим вкусом, они говорят: «Как? Это был один из лучших спектаклей в Москве. Мы его смотрели два или три раза». И года через полтора меня дотюкали тем, что ничего зазорного нет, и это глупо, как это не сделать это снова.

И я всё равно не собирался. А потом случайная встреча с Колей Фоменко, моим старым другом. И я говорю: «А ты что делаешь? А ты что делаешь?». – Тыр-пыр, восемь дыр. Я говорю: «Прочти пьесу – вдруг тебе…». И наутро он мне перезвонил, сказал: «Лёнь. А почему нет?». И мы объединились абсолютно на свободной территории. Потому что среди уговаривающих меня был ещё Леонид Роберман, это «Арт-Партнёр XXI»

К. Ларина Известный продюсер.

Л. Ярмольник Известный, один из крупнейших в России театральных продюсеров. И несмотря на то, что я антрепризу не люблю…

К. Ларина Он с Юрским работает.

Л. Ярмольник Он и с Гафтом, и с Юрским. В общем, антреприза антрепризе рознь. И поэтому, поговорив несколько по пару часов, я всё-таки решил, что возможно быть продюсером и делать этот спектакль.

К. Ларина А режиссёр?

Л. Ярмольник А режиссёра у нас в этом варианте нет. Я восстановил этот спектакль.

К. Ларина А имеете право? Там есть какие-то…

Л. Ярмольник Все юридические дела абсолютно… Родион имеет право делать этот спектакль там, где он хочет. Я могу восстанавливать тот вариант, который был сделан в «Современнике», тоже где я хочу, потому что там достаточно большое участие моё не только как актёра, но и как переделывальщика.

К. Ларина А там сценография тоже была Боровского.

Л. Ярмольник И в новом спектакле тоже сценография Боровского. Но это сделаны абсолютно другие декорации. Вернее, место действия то же, декорации совершенно другие. Мы делали и декорации намного круче. Это я просто говорю, потому что я Сашу попросил сделать при учёте того, что я уже про спектакль знал. У нас теперь лифт уходит не только вниз, но и наверх. А это достаточно сложно, но это очень красиво и здорово, и новые актёры. Я, Саша Боровский, моя жена Ксюша. Из старого состава, который делал тот спектакль. Все остальные новые люди. Спектакль другой по одной простой причине, я не буду долго объяснять, потому что Коля – другой артист, он другой персонаж, он играет другого человека. И от этого меняется реакция моего персонажа. И спектакль идёт замечательно, на полных аншлагах, на овациях. И я этому обстоятельству очень рад. И хочу спасибо сказать тем, кто убедили меня в том, что его нужно сделать по новой. Но в «Современнике» тоже восстановили спектакль.

К. Ларина Да ладно? Вот это я не знала. А там кто Ярмольника играет?

Л. Ярмольник Там Ярмольника играет… я сейчас вроде как буду рекламировать спектакль «Современника».

К. Ларина Давайте скажем. Интересно.

Л. Ярмольник В «Современнике» играет Игорь Скляр. И я уже видел спектакль. Я перед Новым годом… Это спектакль не такой, как у нас. Но обсуждать я ничего в этом смысле не хочу и не буду. Это глупо.

К. Ларина Я пойду посмотрю и тот, и другой.

Л. Ярмольник И тот, и другой, конечно. Вас я жду в любое время. Мы старые друзья. Я буду рад. И для меня это очень будет приятно.

К. Ларина Я хочу сказать нашим слушателям. Почему вокруг этой работы, как мне кажется, такая суета? Она очень притягательна для актёров? Потому что когда я смотрела, меня не покидало ощущение, что это написано на конкретных людей.

Л. Ярмольник Это так и было.

К. Ларина Потому что она по сути очень автобиографична сама пьеса. И она такая поколенческая история, очень понятная людям, которые выходят на сцену в этих образах. Это люди одного поколения, закончившие в советское время… Я просто скажу нашим слушателям, чтобы они понимали, если кто не видел сюжет. Сюжет не буду рассказывать.

Л. Ярмольник Да. Надо просто напомнить, что речь идёт о спектакле «И снова с наступающим». Это я добавил слово «и снова» во всех смыслах.

К. Ларина Люди закончили советские московские театральные вузы. И тот, и другой. Однокашники, однокурсники. А дальше сложилась судьба так, как она сложилась. Уже в сегодняшнее время, как я понимаю…

Л. Ярмольник Они очень одинаковы и очень разные.

К. Ларина Один успешный шоумен, телеведущий.

Л. Ярмольник Не надо рассказывать содержание.

К. Ларина А другой…

Л. Ярмольник Я могу сказать единственное, Ксения, что они могли бы быть и врачами, они могли бы быть и инженерами, и учёными – кем угодно. Это скорее не о профессии, а скорее о поколении, о тех проблемах, которые нас окружают, и как жизнь складывается и не складывается. И как часто мы многое усложняем вместо того, чтобы упрощать и быть бдительнее, слушать и слышать, смотреть и видеть – вот, о чём это. Когда меня спрашивают «о чём спектакль?», я говорю: «о Москве». Это действительно так.

Я придумал несколько новых шуток, которые, наверное, уже озвучивали Сергею Семёновичу. Этот спектакль это позволяет…

К. Ларина Мэру города, вы имеете в виду?

Л. Ярмольник Да, конечно.

К. Ларина А подождите, у меня такой к вам вопрос важный. Пьеса настолько сегодняшняя, что иногда кажется, что прямо совсем злободневная, то есть там были вещи, когда я смотрела спектакль в «Современнике», абсолютно привязанные именно к сегодняшнему, то есть к тогдашнему дню? Это какой там был год? 2012?

Л.Ярмольник: Зритель ни на секунду не отвлекался от современного материала – это очень сложно

Л. Ярмольник Премьера была в 2010 году.

К. Ларина В 2010 году. Сегодня у нас 2016 год. Насколько они здесь по времени…

Л. Ярмольник Это пьеса современная. Если интересно, могу сказать, что, наверное, играть такой материал, как ни странно, труднее всего. Потому что это как газета. Утром в газете, вечером в куплете. Намного проще играть классику, честно могу сказать, опыт у меня какой-то есть. Сделать так, чтобы зритель ни на секунду не отвлекался от современного материала – это очень сложно. И в этом смысле эта пьеса замечательная.

И, безусловно, там есть возможность что-то менять в зависимости от погоды, от настроения, от событий в мире. Всё это позволительно. Но не на уровне пошлой актёрской отсебятины, когда что хочешь, то и говоришь. Нет. В этом смысле у нас всё очень строго. Но когда рождаются какие-то афоризмы, которые встраиваются в ткань спектакля абсолютно органично, потому что это происходит сегодня, а мы играем сегодняшний день, мы это делаем.

Поэтому есть несколько шуток. Причём, там очень хорошая форма. Я это сообщаю, я говорю «мой персонаж», когда говорю со своими друзьями по телефону. У меня там есть несколько телефонных звонков. И не все в Москве. Мой приятель работает в Лиссабоне, дипломат. И я с ним разговариваю, заказываю лекарства, а он меня спрашивал: «Как у вас там в Москве?». Я ему, естественно, отвечаю…

К. Ларина Докладываю сегодняшнюю обстановку.

Л. Ярмольник Да. Зал умирает от хохота, потому что это не со злобой, а это с тем моим отношением к тому, что действительно происходит.

К. Ларина А у вас с однокурсниками были такого рода неожиданные встречи за время вашей жизни, когда понимали, что жизнь у человека не сложилась?

Л. Ярмольник Конечно. Но у нас курс вообще дружный. И мы периодически встречаемся. С каждым годом на встречу приходит всё меньше и меньше людей. Действительно, когда я говорю своему однокурснику Громову – а ты хоть знаешь, что у нас был курс покойников? Это ситуация почти с нашим курсом. Очень многих нет. А курс у нас был замечательный. Худрук Юрий Васильевич Катин-Ярцев, который упоминается в этом спектакле. Мой курс – это Женя Симонова, это Юра Васильев из Театра сатиры. Конечно, очень многие не занимаются уже этой профессией. Но мы всё равно встречаемся.

К. Ларина Юра Астафьев учился на этом курсе.

Л. Ярмольник Нет, Юра Астафьев был на год старше. Он у Ставской учился в Щукинском. А мой курс – это помните, была невероятно скандальная и страшная история со Стасом Жданько, таким, как я говорил, «на нашем курсе был Рубанский».

К. Ларина Потрясающий мог бы быть актёр. Судьба могла бы быть невероятно интересной. Но видите, он погиб очень рано.

Л. Ярмольник А мои однокурсники кто-то в разных странах, кто-то занимается преподаванием по этой профессии. Например, Саша Великовский работает в Париже в академии.

К. Ларина А есть те, которые служат в театре все эти годы, все эти 30-40 лет, и не стал звездой, но именно преданные…

Л. Ярмольник Работают. Я уж не знаю, как здесь называть… Термин «звезда» сегодня для меня вообще загадочно непонятен. Потому что человек, который спел одну песню и её показали по телевизору – он уже звезда. Поэтому всякие Михаилы Александровичи Ульяновы, Юрии Васильевичи Яковлевы, Евстигнеевы – уже…

К. Ларина Есть всё-таки объективные вещи. Вы, безусловно, успешный…

Л. Ярмольник Я думаю, что звезда Женя Симонова, безусловно, работающая и замечательная актриса. Я думаю, что очень известный и любимый артист Юра Васильев, который успешно работает много лет в Театре сатиры. В основном в театре. Юра Воробьёв, по-моему, в Театре сатиры. Я сейчас могу кого-то не упомнить. Но немного нас. Григорьев Юра ещё работает, по-моему, в Центральном детском, если я не ошибаюсь, если он не сменил место работы. Может, я кого-то не упомнил, меня простят. Но многие живы-здоровы, замечательные семьи. Моя замечательная однокурсница Валя Грушина, у неё куча детей, замечательный муж. Она здесь напротив живёт.

К. Ларина Вообще тоже, кстати, сейчас произнёс Леонид Ярмольник имя Валентины Грушиной. Я вспомнила, что я была на вечере в Политехническом – «Спичка меж двух огней» назывался водевиль, который играли Ярмольник, там была ещё Лена Габец.

Л. Ярмольник Лена Габец, Валька Грушина. И делает этот водевиль замечательный Алексей Глебович Кузнецов, актёр Театра Вахтангова, мой теперь уже старейший друг. И сейчас нам столько лет, что уже разницы в возрасте нет. А когда мы этот водевиль делали, это было на втором курсе, аккомпанировал сам Максим Дунаевский, поскольку он нам…

К. Ларина Обалдеть.

Л. Ярмольник Конечно, да. И это был невероятный успех. Меня с этим водевилем приглашали потом уже по окончании 4 курса работать во все театры. Но я тогда выбрал Таганку, поскольку я мечтал, ночами не спал, хотел работать на Таганке. И задолго до поступления в этот театр меня все артисты театра на Таганке знали, потому что я приходил и по 5-6 раз пересматривал каждый спектакль. Меня уже в лицо знали как человека, который проникает в театр.

Зачем вы затеяли эту ностальгическую тему? Я не думаю, что это всем интересно. Просто самое страшное или самое удивительное в моей жизни – что прошло много лет, нашему курсу в этом году 40 лет выпуска. И ощущение такое, что мы года два назад закончили училище. В общем, сейчас я уступлю место новостям. Я только хочу сказать, что пока не смотришь на себя в зеркало и когда ничего не болит, кажется, что тебе 25. А потом приходишь в себя.

К. Ларина Леонид Ярмольник в нашей студии. Сейчас слушаем новости, потом продолжаем разговор.

НОВОСТИ

Л. Ярмольник Это Леонид Ярмольник. Я в гостях на «Эхе Москвы» у Ксении Лариной. И, несмотря на пожар на Знаменке, мы не отменили нашу встречу. Но я обещаю, что после эфира я пойду туда помогать.

К. Ларина Хорошо. И вот тогда наконец потушат всё. Да что ж такое, не могут потушить.

Л. Ярмольник Я вернусь.

К. Ларина Потом будем читать стихи: «Ищут пожарные, ищет милиция».

Л. Ярмольник Да. Но вообще то, что в новостях прозвучало – это удивительно, что не заметили тлеющий кабель. И теперь этого особняка не будет.

Л.Ярмольник: Пока не смотришь на себя в зеркало и когда ничего не болит, кажется, что тебе 25

К. Ларина Атас, да? Ну что ж, это действительно Леонид Ярмольник. Я хочу нашим слушателям сказать, что билеты я уже отдаю всем, кто их просил, на театральные спектакли. Дорогие друзья, всё раздала. Поэтому сейчас на СМС, воспользуйтесь моментом, можете присылать ваши вопросы Леониду Ярмольнику. Я хочу сказать, что во время рекламы к нам пришла СМС-ка не на телефон от Эммы Рязановой, которая слушает наш разговор и передаёт большой поклон Леониду Ярмольнику.

Л. Ярмольник Эммочка, привет тебе, дорогая, любимая.

К. Ларина Давайте немножечко поговорим о кино, естественно. Поскольку только что закончилась очередная церемония «Ники», где я увидела эту афишу «И снова с наступающим», поскольку эта «Ника» проходила в здании Театра «Русская песня».

Л. Ярмольник На этой же площадке, да.

К. Ларина Ваши ощущения от «Ники». Кого хотелось бы поздравить? Что вас разочаровало? А, может быть, вы личную награду бы, если была награда имени Ярмольника, кому бы её вручили?

Л. Ярмольник Да нет. Уже у нас много…

К. Ларина Но в том году вы получали, насколько я помню.

Л. Ярмольник В прошлом? Я уже сам не помню.

К. Ларина Да. За «Трудно быть Богом».

Л. Ярмольник Это в позапрошлом было. Я же вхожу…

К. Ларина Академик.

Л. Ярмольник Не только академик. Я вхожу в руководство, политсовет «Ники». Сейчас модно говорить «политсовет». От актёров. И когда мы совещались, мы, естественно, обсуждали. И я ратовал за то, что вот эта премия Эльдара Александровича Рязанова, которая учреждена с этого года «Никой», чтоб она вручалась… у нас там было внутреннее голосование, и я ратовал за то, чтоб это была Алиса Бруновна Фрейндлих. Я думаю, что это очень правильно, это очень всё соединяется во всех смыслах, и очень правильно. И любимейшая актриса Эльдара Александровича. Очень хорошо, что позвонила Рязанова.

Церемонии 29 лет. Знаете, я, наверное, какой-то крамольный Ярмольник, который скажет крамольную вещь. У нас столько этих премий, столько наград. Я немножко в них…

К. Ларина Гусман сейчас обидится.

Л. Ярмольник Нет. У нас была…

К. Ларина «Ника» — самая главная национальная кинопремия. Единственная и неповторимая.

Л. Ярмольник С Юрием Соломоновичем мы такие близкие друзья и друг друга…

К. Ларина Тем более, удар в спину получать от друга.

Л. Ярмольник Я говорю о том, что со стороны государства, со стороны общественности этим премиям уделяется мало внимания. Они становятся всё-таки каким-то больше внутренним праздником тех, кто посвятил этой профессии свою жизнь. А всё-таки когда проходит «Оскар», то это становится событием для тех, кто следит за тем, что в мире выходит в области кино, то есть это становится праздником и любопытным событием для зрителей. У нас этого не происходит. И не надо себя тешить иллюзией, что у нас так же. Нет. Именно из-за того, что всё рассредоточено. И вообще наши премии, раз уж мы затеяли это, вот есть «Золотая маска». Самое интересное, что я знаю, что у нас хороший спектакль, вот сейчас, да, но не потому, что я хочу себя похвалить. Я просто очень въедливый и вредный. Я различаю хорошие спектакли и плохие, и отношусь к этому очень серьёзно. Меня так воспитали мои педагоги. И вот этот спектакль с точки зрения всех этих премий никого не интересует. То есть всё время такое ощущение, что в этом конкурсе участвуют только государственные театры. И тем самым государство вроде как закрывает тему, что то, что делает государство – это делается лучше всего. Это нечестно, это неправильно.

К. Ларина Я думаю, что не с этим связано, Лёнь. Я согласна с этим замечанием. Мы об этом говорили, что антреприза антрепризе рознь. Это связано с общим отношением к антрепризе как к какой-то халтуре, знаете. Какой-то продукт побочный, не главный, в котором нет событий. А это не так.

Л. Ярмольник Если нас слушают люди, которые в этом что-то понимают, я могу сказать, что на сегодняшний день антрепризы намного честнее, чем государственные федеральные или московские театры. В одной простой позиции: то, что делается в антрепризе, делается на собственные средства. Я, например, продюсер своего спектакля. Я искал на этот спектакль деньги. Мы никак не обременяем государство. И когда играем спектакль, платим все налоги. И это намного рискованнее с точки зрения личностного отношения. Лично я, если бы это не получилось, я бы потерял что-то. То, что я копил на то, чтобы сделать, оно бы пропало. А оно получилось. И, конечно, это нужно поддерживать. Потому что стационарные театры – федеральные, московские – очень часто становятся своеобразной обузой и традицией без мотивации. И как бы это жестоко ни звучало, но это так. Я думаю, что время, когда такие театры «вот есть театр – он должен быть театр» — оно кануло в лето. Это очень несовременно.

В этом смысле, конечно, бродвейский принцип мне намного ближе. Есть спектакль, есть работа – люди работают.

К. Ларина Видите, у нас репертуарный театр – это наше всё, что называется. Это как Пушкин.

Л. Ярмольник Это вчерашний день. Традиции нужно сохранять, но не с точки зрения таковой организации дела. Я в этом убеждён. И думаю, что когда-то это изменится. Ну, неважно.

К. Ларина Пока говорил Леонид, я открыла сайт премии «Звезда театрала». Я хочу просто вспомнить. Я вспомнила, что у нас есть единственная театральная премия, в которой есть номинация «Лучший антрепризный спектакль». И это премия «Звезда театрала», которая уже с 2008 года у нас вручается в Москве благодаря…

Л. Ярмольник Будете смеяться – я об этом не слышал.

К. Ларина Вот. Я вам сообщаю. Чем она отличается от всех остальных? Это премия зрительская. И любой человек может сейчас прямо отправить заявку. Здесь написано – «Приём заявок». Нажимаете и пишете спектакль «И снова с наступающим». Как называется производитель у вас? Производитель кто?

Л. Ярмольник «Арт-Партнёр XXI».

К. Ларина Прекрасно. И можно включить…

Л. Ярмольник А я вам сразу скажу, почему я в этом участвовать не буду. Потому что как только различают по происхождению, по национальному принципу или по региональному принципу, меня сразу от этого тошнит. Я бы хотел соревноваться с Большим театром, с Московским художественным, с Александринкой. Я сейчас говорю серьёзно. Неважно, где ты сделал то, что ты сделал. Важно, что ты сделал. Вот и всё. И поэтому регалии, которые присвоены театру за последние 50 или 70 лет – они могут не иметь никакого отношения к тому спектаклю, который ты пришёл смотреть. Я думаю, что я не говорю каких-то вздорностей.

К. Ларина Я всё-таки со своей стороны как зритель призываю зрителей поучаствовать в голосовании. Во-первых, чтобы внесли туда в этот список претендентов спектакль Леонида Ярмольника.

Л. Ярмольник Я не буду соревноваться с антрепризными спектаклями.

К. Ларина А вдруг они хорошие?

Л. Ярмольник Я хочу соревноваться с Фокиным, с Табаковым. Может быть, это звучит смешно. Но я занимаюсь этой профессией всю жизнь, посвятил ей всю жизнь. И поэтому не надо меня выносить за скобки и делать вид, что есть высшая лига в футболе, а есть те, кто играют во дворе.

К. Ларина Опыт работы в репертуарном театре как вам вообще?

Л. Ярмольник Моя судьба сложилась очень счастливо. Я работал 7 лет в Театре на Таганке в лучшие времена. Это с 1976 по 1983 год до лишения гражданства Юрия Петровича Любимова. И я думаю, что я получил самую великолепную, самую уникальную школу во всех смыслах. Сравниться с этим театром вряд ли кто-то мог в этот период. И когда сложились обстоятельства так, что я покинул театр, моя жизнь сложилась так, что я работал в кино, на телевидении. У меня почти все работы были случайны. То есть я искал работу, работа искала меня. И это сделало меня самостоятельным, отвечающим за всё самолично. И могу честно сказать: был один период, он был связан с картиной «Тот самый Мюнхгаузен» Марка Захарова и с моей многолетней дружбой, естественно, с Сашей Абдуловым, с Олегом Янковским. И они хотели, и Инна Чурикова. И они очень хотели, чтобы, когда я ушёл с Таганки, чтобы я пришёл в Ленком. Но что-то там не срослось. И я об этом… Тогда было обидно. Я очень хотел. Потом прошли годы, и я об этом не жалею. Потому что я действительно как-то сам выстроил свою жизнь. И если у меня и есть какие-то претензии к моей творческой биографии, то это претензии только ко мне. И я продолжаю так же жить, я так привык. И у меня многое получается с той точки зрения, что я организовываю не только свою жизнь и свою работу, но в этой работе участвуют замечательные актёры, операторы, режиссёры. Скажем, последние 10-12 лет мы плотно работаем почти на каждом проекте с моим дорогим Валерием Петровичем Тодоровским.

К. Ларина Сейчас, я знаю, вы там затеваете какую-то историю тоже про…

Л. Ярмольник Затеваем. Но Валера меня будет ругать, если я буду наперёд говорить…

К. Ларина Уже сказали. Я уже прочитала это в интервью, что вы сказали про Одессу, 1970-е годы.

Л. Ярмольник «Холера», да.

К. Ларина «Холера».

Л.Ярмольник: Антрепризы намного честнее, чем государственные федеральные или московские театры

Л. Ярмольник И дописывается сценарий.

К. Ларина Это прям такой Камю получается.

Л. Ярмольник Это вторая мечта у Валеры, как он сам утверждается. У него две мечты в жизни было – это «Стиляги» и «Холера». И я счастлив, что…

К. Ларина А так и называться будет?

Л. Ярмольник Я этого пока сказать не могу. Мы ещё даже не в запуске. Валера дорабатывает сценарий сейчас.

К. Ларина Очень много ассоциаций и метафор возникает. Хотя я понимаю, что речь идёт о знаменитой эпидемии, которая была в 1970 году.

Л. Ярмольник 1970 год. Я это помню. И, естественно, это фон. Да, это тот год, когда была холера, но, как вы понимаете, это не только про холеру. Как и всё у Тодоровского.

К. Ларина Да.

Л. Ярмольник Но до этого выйдет картина Тодоровского.

К. Ларина «Большой».

Л. Ярмольник «Большой», да, мы сейчас ждём.

К. Ларина Лёнь, всё-таки не могу не спросить про ситуацию общеполитическую. Поскольку за последний год такого количества разводов, разводов не в семейном смысле, а в смысле отношений.

Л. Ярмольник Вы хотите, чтоб я сейчас что-то посоветовал Министерству обороны? Сначала потушить пожар.

К. Ларина Пожар мы потушим. Но то, что касается разных взглядов на события политические, на события украинские. У вас ближний круг всем известный, но он настолько разнообразен, и там действительно люди, с которыми… Я уверена, ничто не заставит вас расстаться врагами с Андреем Макаревичем. Это невозможно себе представить. Но, тем не менее, я прекрасно понимаю, что, наверное, во многих вещах…

Л. Ярмольник Ксения, нас неправильно истрактуют. Андрюша Макаревич – мой ближайший друг эдак лет 40. И отличие его политических взглядов… Я бы даже не назвал…

К. Ларина А у вас разные политические взгляды? У вас есть идеологические разногласия?

Л. Ярмольник Он болезненнее это воспринимает. Я к этому отношусь философски. И если мы говорим об этой многолетней проблеме… Сколько «Крым наш»? 2 года недавно отмечали. Я могу вам сказать. Я не хочу выглядеть аполитичным. Мне на самом деле до определённой степени всё равно, чей Крым. Я бы хотел, чтобы люди понимали, что о них кто-то заботится, чтобы они там жить стали лучше, чтоб там всё было поорганизованнее. Потому что десятилетиями я ездил Крым, поскольку мы там часто снимали, там никогда ничего не менялось десятилетиями. И у нас всё только обещается. И, конечно, это большая ответственность России. Это большущий знак в бюджете, для того чтобы содержать, модернизировать и сделать Крым таким, как надо. И, конечно, сказал «а» — надо говорить «б». И, конечно, мы будем всё это делать.

И главное, чтоб люди, которые там живут, были нам благодарны. Для меня действительно не принципиально. Я вообще считаю, что границ не должно быть.

К. Ларина Подождите, а отношения с Украиной – они для вас более болезненные, чем для многих. Поскольку…

Л. Ярмольник Сейчас, наверное, глупость скажу. Я думаю, что история с Украиной может ещё года на 1.5 – 2, потом всё встанет на свои места. Потому что то, что происходит, если встряхнуть головой и посмотреть – ощущение, что это какой-то придуманный кем-то идиотский фильм, идиотская история. Это нельзя воспринимать серьёзно. Ужас весь в том, что гибнут люди. И эта ситуация приводит к таким разводам и таким разногласиям. Нормальных людей осталось мало. Мир сошёл с ума. И люди чаще сходят с ума. Не только здесь. Вы же видите, что происходит вообще в мире. Поэтому надо как-то всё это пропускать через нормальное сознание. Нужно спокойно, выдыхая, понимать, что нужно сделать, для того чтобы не было стыдно перед следующими поколениями.

К. Ларина Но вы лично с кем-то расстались по таким соображениям?

Л. Ярмольник Нет.

К. Ларина Кого-то потеряли за это время? Я имею в виду потеряли в человеческом смысле.

Л. Ярмольник Я понимаю. С точки зрения дружеских отношений. Нет.

К. Ларина А из тех, кто во Львове, наверняка же у вас там есть друзья…

Л. Ярмольник У меня, во-первых, там масса родственников. Но не из-за этих событий. Многих уже нет – умерли, кто-то уехал по разным причинам. И это и Америка, и Австралия, и Израиль – неважно. У меня там остаётся очень много друзей, с которыми я начинал свои театральные увлечения. Они до сих пор там. Львов – город непростой. Я никак не буду… Там на меня бесконечно наезжают, потому что я начинаю говорить какие-то простые вещи, что действительно там живёт особый народ, и именно Львов, Западная Украина – они настолько любят Польшу, они настолько не любят Москву. Это всегда так было. Но когда это было в пределах «люблю – не люблю» — Бог с вами. История нас рассудит. Но когда это превращается в военные действия, противостояния, этакую ненависть, и я думаю, что самая большая беда – то, что люди, которые являются сейчас активистами этого противостояния, они плохо знают историю. Они плохо знают историю, я убеждён, даже собственной семьи.

Если бы они послушали о тех страданиях и о том ужасе, который был, никогда бы в жизни они не делали того, что делают сегодня.

К. Ларина А то, что касается ваших взаимоотношений с вашими коллегами украинскими, с которыми вы работали? Алексей Горбунов, который абсолютно однозначно стоит на стороне украинской в этом конфликте. Но он блестящий артист.

Л. Ярмольник Артист блестящий. Я вообще ненавижу, когда артисты начинают заниматься политикой, если честно.

К. Ларина Это кто говорит? Член партия «Правое дело».

Л. Ярмольник Я не член партии «Правое дело».

К. Ларина А кто? Клуб советников «Партии роста».

Л. Ярмольник Я давний друг Бориса Титова. И готов ему помогать так же, как я являюсь послом «Абрау-Дюрсо».

К. Ларина Доброй воли.

Л. Ярмольник Да. Это дело замечательное. И действительно историческую страницу этого шампанского благодаря усилиям Бориса Титова мы не потеряли. И я в этом участвовал. Сейчас это «Партия роста». Я готов советовать, но со стороны.

К. Ларина А что вы можете посоветовать, если вы говорите, что артисту не надо заниматься политикой? Что может посоветовать артист Ярмольник?

Л. Ярмольник Есть какие-то вещи, которые я знаю лучше, как что-то делать или как что-то организовать.

К. Ларина Значит, всё-таки можно заниматься политикой артисту?

Л. Ярмольник Можно. Но я уже назанимался. Мы с Михаилом Дмитриевичем Прохоровым после «Гражданской платформы» у нас сейчас такой творческий отпуск.

К. Ларина То есть «Партия роста» — это не политика?

Л. Ярмольник Нет. Это политика. Но это совсем моё. Я могу быть советологом. Меня могут спросить: Лёнь, как ты думаешь – вот так лучше или так, а вот это как? Могу посоветовать. Но участвовать не буду. Не хочу. Я думаю, что сейчас не то время, когда нужно… У меня вообще есть такое… Поскольку мы давно знакомы, у меня вообще есть такое ощущение, как это было… «Меня терзают смутные сомнения», что партия создаётся для того, чтоб было ощущение, что у нас много партий. Вот и всё. У меня есть ощущение, что в этом всё-таки есть какая-то декоративность, которую я ненавижу.

К. Ларина Но всё равно получается, что вы принимаете в этом участие.

Л. Ярмольник Потому что там есть мои друзья, которые надеются, что это может быть серьёзно. И в этом я их готов поддержать. Но тратить на это время и жизнь я не собираюсь. У меня есть, чем заниматься. Я думаю, что то, что я делаю на сцене и на экране – это эффективнее в этом же направлении.

К. Ларина Во-первых, всё это пройдёт. То, о чём вы говорите. Сцена и экран – всё это останется. А всё, что происходит сегодня, к сожалению, в газетах и на границах между странами, в том числе между Украиной и Россией – я надеюсь, что вы правы, что это всё уйдёт, как ушла история с Грузией, которая закончилась, хотя…

Л. Ярмольник А новости последних дней – опять Карабах. Это же ужас.

К. Ларина Я так понимаю, что вы тоже недавно там были в Азербайджане. Не были?

Л. Ярмольник Нет.

К. Ларина Я читала какие-то вдруг интервью…

Л. Ярмольник Нет. Я собирался, но не получилось из-за работы.

К. Ларина Жалко, мы не успеваем. Я хотела про Екатеринбург.

Л. Ярмольник А давайте ещё час.

К. Ларина Про Екатеринбург. Вы же там были недавно…

Л. Ярмольник Два спектакля играли.

К. Ларина И были в этом музее ельцинском.

Л. Ярмольник И в Ельцинском музее был, и был у Ройзмана в его Музее икон. Он мне сам всё показывал. И Женя был на спектакле, мэр города.

К. Ларина Как вам Ельцинский центр?

Л. Ярмольник Фантастический. Но я должен сказать, что это, может быть, первый музей в России, который сделан по мировому принципу, потому что делали те люди, которые по всему миру делают это. Это как бы схема одна, и поэтому, конечно, с точки зрения зрелищности, совершенства и правильности организации пространства удивительная.

К. Ларина Коммунисты уже написали телегу в прокуратуру, что типа там мы имеем факты фальсификации истории в этом музее.

Л. Ярмольник Что-то про них не так. Давайте мы дождёмся заявления всё-таки Владимира Вольфовича, что это про них не так, и тогда уже откроем дело. В конечном счёте прокуратура должна чем-то заниматься. Зря меня пустили в эфир на «Эхо Москвы».

К. Ларина С вашей точки зрения, всё так, если говорить про историю?

Л. Ярмольник Всё зависит от того, до какой степени ты её сам помнишь. Меня там ничего не покоробило. Хотя, как понимаете, я был непосредственным участником буквально. Ночью на Ниве мы с Владом Листьевым ехали на Шаболовку, и когда ты подъезжали, там было два автобуса с автоматчиками, мы приехали на машине моей жены, и мы оставили в каком-то дворе напротив. Но не через забор, но как-то так незаметно.

К. Ларина На Шаболовку или в Останкино?

Л. Ярмольник Останкино не работало. И мы пришли туда, где единственный канал, который работал тогда ночью. Там Лия Ахеджакова была, Саша Любимов. Но мы с Владом приехали. Там бесконечно до утра мы сменяли друг друга и выходили в эфир. Так что я много чего помню. И я вообще не очень люблю сводить счёты. Знаете, а это было не так, а это вот так. Уже сейчас это покрыто плесенью вранья, если кому-то оно выгодно, или наоборот кто-то добивается оправдания. Я думаю, что нужно заниматься тем, чем нужно заниматься сегодня.

К. Ларина Ну что, мы должны заканчивать. Спасибо большое. В сухом остатке: «И снова с наступающим» — на этот спектакль мы обязательно…

Л. Ярмольник Спасибо, Ксения, что вы обращаете на это внимание. И я надеюсь, что на ближайший спектакль вы к нам придёте.

К. Ларина Я очень рада, что Николай Фоменко вновь появился на сцене. Такие бриллианты нельзя…

Л. Ярмольник А самое главное знаете что? Что Коля же ужасно такой суперпрофессионал во многих областях. Он может на «Формуле», он может на лыжах, он разбирается… Он замечательный музыкант и замечательный актёр. И самый большой подарок для меня… У нас трудно шла работа. Но сейчас он доволен невероятно. Для меня это высочайшая оценка наших с ним достижений.

К. Ларина Надо договориться, чтоб он к нам тоже пришёл в студию.

Л. Ярмольник Ради Бога.

К. Ларина Позвать обязательно. Спасибо большое.

Л. Ярмольник Спасибо, Ксения, за приглашение. Всем привет. И я пошёл на пожар.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире