'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 14 июля 2013, 13:08

К. ЛАРИНА — 13 часов 16 минут. Начинаем программу «Дифирамб». И где, как не в Дифирамбе, встретиться с замечательным человеком Андреем Бильжо?

А. БИЛЬЖО — Спасибо, спасибо.

К. ЛАРИНА — Привет, Андрей.

А. БИЛЬЖО — Привет, привет.

К. ЛАРИНА — Напомню, что Андрей Бильжо — это художник, это писатель. Кто ещё?

А. БИЛЬЖО — Ну, можно добавить аниматор, можно добавить ресторатор. Но всё это, дорогие мои друзья, преувеличено и неправда. Потому что ни писателем я себя не считаю, ни ресторатором, ни журналистом и даже, наверное, уже не художником. А просто я чего-то такое делаю, за разное берусь, иногда получается, иногда нет, вот так как-то.

К. ЛАРИНА — Андрей Бильжо отметил юбилей буквально недавно совсем.

А. БИЛЬЖО — Да что ты говоришь?

К. ЛАРИНА — Но поскольку его не было в Москве, мы тут, его товарищи по Facebook'у, поздравляли его в социальной сети, изощрялись в пожеланиях, каждый кто как мог, но сегодня я с большим удовольствием делаю это вживую и поздравляю Андрея с мужской хорошей датой. Она даёт некий толчок вперёд, да?

А. БИЛЬЖО — Ну, хотелось бы, чтобы толчок был вперёд, а не назад. Потому что мои друзья сняли замечательный фильм, который мне показали, огромная работа. По моим карикатурам они снимали тайком от меня. Никита Голованов это делал. Вова Канторович, который тебе большой привет передавал.

К. ЛАРИНА — Спасибо.

А. БИЛЬЖО — Близкие мне очень люди сняли замечательный фильм, который заканчивался словами «всё только начинается». И когда я не знал, что это будет фильм, они присылали СМС-ки и говорили — старик, всё только начинается. Я думал — что мои друзья, с ума сошли, что начинается? Я говорю — что начинается? Альцгеймер? Вы мне тогда скажите, когда начнётся. Я-то не пойму этого.

Поэтому пускай будет толчок вперёд.

К. ЛАРИНА — Ну, вот, по поводу всё ещё только начинается, конечно же, хотела тебя спросить про историю с Петровичем, который попал под лошадь. Ярославские бравые ребята заподозрили…

А. БИЛЬЖО — Она ещё не закончилась. Надеюсь, что она рассосётся.

К. ЛАРИНА — Я просто напомню, что Гражданская платформа, партия Михаила Прохорова, издала такую брошюрку, программа партии, и она была снабжена как раз иллюстрациями Андрея Бильжо.

А. БИЛЬЖО — Там много. Это даже не столько иллюстрации, сколько самостоятельные рисунки, привязанные по теме к лозунгам самой программы, и там их много. Там порядка 50 картинок.

К. ЛАРИНА — Так вот, какие-то картинки привлекли внимание силовиков местных ярославских, и они заподозрили экстремизм в этих картинках. Пожалуйста, объясни, что там, каким образом это могло произойти. Там картинка, которую я видела, которую они в качестве примера представляли, где собачка, которую зовут «Власть».

А. БИЛЬЖО — Как-то назвал свою собачку Петрович «Власть», и она служит. Понимаешь, в чём дело? Очень трудно объяснить поведение тех или иных граждан, их мотивы. Вообще в психиатрии как-то это называется «психологизация бреда». Бредовой больной живёт по своим законам. У него своя логика, паралогика. И он выстраивает свою систему как-то по понятным только ему вот этим мотивам. Поэтому здесь очень трудно… ну, карикатура в принципе.. плакат может быть экстремистским. Это призыв, да? А карикатура — это рисованый анекдот. Анекдот не может быть экстремистским. Он может смеяться над чем-то. Но в принципе. Поэтому карикатура как-то экстремистская — странно.

Это, я думаю, что я попал просто в какие-то щипцы, хотели наехать и потом наехали другим способом на Урлашова, потому что когда картинки объявили экстремистскими, он выступил и сказал, что если вы найдёте хот одну экстремистскую картинку, я возьму этого человека к себе в мэрию, назначу ему большую зарплату и так далее. Он был тогда весел, уверен в себе и бодр. Но, видимо, потом этот механизм не сработал, и они выбрали уже совершенно жёсткий механизм и другой.

Поэтому объяснять поведение идиотов довольно трудно.

К. ЛАРИНА — Тебя не вызывали никуда как автора картинок?

А. БИЛЬЖО — Нет, пока нет. Спасибо.

К. ЛАРИНА — Ну, ждите. Обязательно потребуют объяснений, что вы имели в виду.

А. БИЛЬЖО — Вот, объяснить карикатуру. Представляешь себе, да? Объясните анекдот.

К. ЛАРИНА — А что, такого не было разве никогда? Такое же было. И объясняли. И шутки объясняли. И Аркадий Исаакович Райкин писал письменное объяснение своих шуток.

А. БИЛЬЖО — Было. Но это же грустно. На самом деле эта история показала, как можно повернуть закон. Вот, существует закон про экстремизм. Если он попадает в руки не очень глубокого и тонкого человека, или подловатого, а ему выгодно повернуть закон вот так наоборот, он это сделает. И, собственно говоря, если захотят, то любую картинку можно сделать экстремистской. Любую. Туда можно всё, что угодно.

Можно к одной картинке присоединить экстремизм, к другой можно пропаганду педофилии, к третьей можно разжигание национальной розни, к четвёртой — оскорбление чувства верующих, и так далее, и так далее. И к картинке, и к рассказу, и к литературному произведению, да к чему угодно, понимаешь?

К. ЛАРИНА — Здесь, конечно, в контексте нашего разговора я думаю, что стоит лишний раз, наверное, ты со мной согласишься, обратить внимание на то, что наша сегодняшняя власть, все её ветки, невероятно серьёзна по отношению к себе. Невероятно.

А. БИЛЬЖО — О! Я об этом говорю уже, я не знаю, сколько существует власть, наверное, с 2000 года — очень серьёзно. Очень серьёзное отношение. Депутаты к себе серьёзно относятся. В общем, вся власть, причём, власть разного ранга. Власть в деревне, например, в маленькой, там же тоже есть маленькая местная власть, она тоже к себе очень серьёзно относится. То есть посмеяться над Петром Ивановичем невозможно. Невозможно посмеяться над глупо построенной фразой, неправильно сделанному… Вот, над Виктором Степановичем Черномырдиным посмеяться можно было.

К. ЛАРИНА — Так он и сам был не прочь. Он даже подыгрывал нам в этом, да?

А. БИЛЬЖО — А ведь это показатель как раз, это как раз показатель остроумия, ума, это даёт огромное количество баллов.

К. ЛАРИНА — Это внутренние силы, абсолютно внутренние силы убеждённости, правоты. В этом смысле мы переживаем не совсем хорошие времена, да, потому что в том, что касается политической сатиры, мы об этом уже давно не говорим, это уже закрытый жанр. Но вообще любая ирония по отношению к депутату Железняку, Мизулиной, президенту Путину, к Жириновскому.

А. БИЛЬЖО — Дрожь в коленках, понимаешь? Железняк, Яровая, Мизулина — это же серьёзные люди, серьёзные мужчины, серьёзные женщины! Как можно над ними смеяться?

К. ЛАРИНА — Это показатель чего, скажи? Вот этого отсутствия, вернее, дае не отсутствия, а какой-то панический ужас, что над тобой кто-то посмеет посмеяться.

А. БИЛЬЖО — Это показатель, на мой взгляд, внутренней слабости, огромного количества комплексов неполноценности, которые спрятаны. Это безусловно. Потому что таким образом они демонстрируют свои комплексы. Причём, для специалисты они демонстрируют, что это равносильно выйти к голому. То есть мне, любому психологу даже начинающему, по высказываниям, по принятиям законов, по построению фразы, по интонации, ну, про этих людей понятно очень и очень многое. Это отсутствие так называемой психологической коррекции.

Если ты анализируешь себя и ты знаешь про себя, да, ты знаешь свои недостатки, что я бываю вспыльчив, я бываю не прав, я бываю раздражителен, я бываю таким, сяким и так далее. Я жадноват. Ну и прочее, да? То есть ты знаешь про себя какой-то набор недостатков, да, и ты не раз с этим сталкивался, тебе говорили, ты на эту тему рефлексируешь, переживаешь. Но тогда ты способен с помощью своего поведения, интеллекта как-то корректировать своё поведение.

Если тебе сто раз говорили, что ты плохо и неправильно ешь за столом и не пользуешься вилкой, ножом, и путаешь, в каой руке должна быть вилка и нож, ты об этом знаешь, и тогда на каком-то серьёзном приёме… это дома ты можешь есть щи руками, да? И доставать оттуда мозговую косточку. Но когда ты на приёме, ты уж тогда корректируй своё поведение, ты же понимаешь, что это как-то неловко так себя вести, что и делал только что упомянутый Виктор Степанович Черномырдин. Он владел, как мне рассказывали, блестяще ненормативной лексикой, и просто когда он оказывался на трибуне, он оттуда выкидывал эти слова, и поэтому получались вот такие забавные фразы.

К. ЛАРИНА — Конструкции такие, да 

А. БИЛЬЖО — А там, когда среди своих, он спокойно пользовался, в своём кругу, да, в кругу своих близких друзей и прочее. Я просто с уважением отношусь к людям, которые умеют пользоваться этим языком и знают, где им можно пользоваться, а где нельзя.

К. ЛАРИНА — А с другой стороны, Андрюш, всё-таки у них тоже есть своеобразное чувство юмора, они даже шутят, обильно очень шутят, начиная как бы с нашего главного лидера, да, начиная с Путина и заканчивая всеми упомянутыми депутатами, у них есть некое чувство юмора, которое кажется им смешным. Но что-то тут не так. Вот, что я не могу объяснить.

А. БИЛЬЖО — Это чувство юмора корпоративное. Понимаешь? Есть некая социальная… Есть некая социальная среда, прослойка или сообщество людей, объединённых чем-то одним, да? Пример, который приходит в голову сразу, там, уголовная среда, например, да? У них тоже есть свои представления о чести, манере поведения, свой язык, свои шутки. Можно привести другое. Шутят между собой прогаммисты, шутят меж собой музыканты.

К. ЛАРИНА — А врачи как шутят?

А. БИЛЬЖО — Да, если ты далёк от этой среды, ты не поймёшь этого юмора, да? Но они смеются, им дико смешно. Вот, он сыграл музыкальную фразу — все музыканты хохочут. Если ты не знаешь, о чём идёт речь, ты не поймёшь.

Да, и врачи. Входит паталогоанатом, например, начинается анекдот, да? А там… ну и так далее. И всем смешно. Но дело всё в том, что врачи не выходят на высокую трибуну, не рассказывают всем анекдот про паталогоанатома, а эти ребята выходят и шутят с высокой трибуны. Кому-то смешно, кому-то нет.

К. ЛАРИНА — Вот тут недавно, я не знаю, видел ты или нет, в интернете появилось страшное видео, когда врач-реаниматолог, по-моему практически убивает пациента после шунтирования.

А. БИЛЬЖО — Я не стал досматривать.

К. ЛАРИНА — Несколько раз бьёт его в грудь и потом умирает. Что ты думаешь, после этого я видела интервью с этим человеком на всех каналах. Он говорит — ну, да, я устал. Я работаю без выходных. А н начал тут оскорблять меня. А человек явно был ещё под воздействием наркоза, в таком полусознательном состоянии.

А. БИЛЬЖО — Я не знаю, это возможно комментировать или невозможно. Для меня это за пределами вообще понимания даже и нормы. Человек, врач в зелёной одежде хирургической, там кто-то ещё находился. После первых кадров я отключил, потому что это невозможно. Здесь либо… это дикий позор на самом деле. Это со стыда нужно умереть просто, и всё. Это как офицеру застрелиться.

К. ЛАРИНА — А ведь не умирает. Ты посмотри. Я не знаю, что меня потрясло больше: вот, сам факт этого ужаса, который мы все увидели, или совершенно спокойно, он так, почёсываясь, даёт интервью, стоит в кадре — я устал, да, я был не прав, конечно, я погорячился. Я устал. И начал катить бочку тут же на всю систему здравоохранения, которая не позволяет ему отдыхать. И вполне себе нормальный человек. Он не психически не больной, ничего.

А. БИЛЬЖО — Такое поведение — тяжёлое психопатическое поведение. Это тяжёлый психопат, который до этого не раз, наверное, срывался, который не умеет себя вести. Что здесь говорить? Я просто хочу сказать, что положительное заключается в том… всем хочу сказать — и депутатам, и всем, что всё сегодня документировано. И никуда ты от этого не спрячешься. И рано или поздно это вылезет. И твои внуки и дети это увидят. И это будет самый страшный суд, который может быть.

К. ЛАРИНА — Это Андрей Бильжо, мы говорим сегодня про всё, дорогие друзья, поэтому, конечно же, вопросы ваши приветствуются. Напомню номер СМС: +79859704545. Новости, потом продолжим.



НОВОСТИ



К. ЛАРИНА — У меня тут два послания из тех, которые пришли к нам на сайт. Одно послание с просьбой о помощи, а другое послание — предложение вам пойти к врачу. Андрей, какое хочешь, чтоб я прочитала?

А. БИЛЬЖО — Да всё равно оба.

К. ЛАРИНА — Давай первое сначала прочту. «Доктор, вылечите нас. Тем скорее, тем лучше. Какие симптомы? Ну, мучают фантомные боли, ещё раздвоение личности. По весне обычно обострение. И мы идём в Мавзолей или к Сталину, а потом раз — и красим яйца на Пасху. Или наоборот, что-то раньше. А ещё что-то просыпается в нас, и мы хотим крови, чьей-то конкретно или всё равно чьей, но крови. Знать ничего не желаем, не знаем, как эта болезнь называется. Мы слепые, глухие. Не представляю, как вы будете нас лечить. Вы мы не хотим лечиться! К докторам относимся с подозрением, шибко грамотные они. А мы таких не любим. Ещё мы самые-самые! В том числе и самые-самые! Всё, больше не могу писать. На пальцах отрастают когти и шерсть дыбом встаёт. Скорее, доктор, скорее! Евгений, Пенза, с уважением».

А. БИЛЬЖО — Я уж не знаю, чем помочь. Я столько поставил…

К. ЛАРИНА — Шизофреническая картина правильная.

А. БИЛЬЖО — Правильная, правильная. Я недавно нашёл свой текст про Россию, который был в программе «Итого» в своё время, немножко его там добавил, выложил, он был на блоге, почитайте про пациентку Р. Получил много хорошего и много плохого в ответ, естественно, и вот как раз «идите, полечитесь». Да нет. Я не знаю, чем помочь. Время вылечит. Психотерапия и время. Больше ничего другого.

К. ЛАРИНА — Ну а как? Ты видишь, что происходит. Ведь сегодня национальная идея какая, на твой взгляд? Она как-то сформирована, она висит в воздухе. Вот, как ты её сформулируешь?

А. БИЛЬЖО — Я сформулирую? Или как они сформулировали её?

К. ЛАРИНА — То, что ты видишь. Вот, как это всё называется. Атмосфера, которая сегодня царит в стране. То, что в общественном сознании сегодня активно культивируется. Я это называю культивированием ненависти всех ко всем. Можно ещё что-то другое, наверное, предложить.

А. БИЛЬЖО — Я думаю, что это сочетание всего вместе, потому что когда ребёнку говорят, что он самый хороший, а при этом он плохо учится, не умеет читать, писать, но его гладят по головке и говорят — ты самый лучший, самый лучший и лучше тебя нету, это что-то похожее на это. Потому что когда насаждается патриотизм, который, в общем-то, ни на чём не основан, потому что, как это ни страшно звучит, вот, я писал, да, как раз письма патриотам. Вы патриоты, вы очень любите свою Родину. Что вы делаете для неё, для этой Родины? Вы любите её размеры? Вам нравится, какого размера Россия? Но это не ваша заслуга. Россия такая большая, да? Вам нравятся её реки? Но вы занимаетесь чисткой этих рек? Вам нравятся её леса? А вы их чистите? Хотя бы вокруг своего дома вы убираете?

Вы владеете хорошо русским языком, вы знаете её поэзию, вы знаете Пушкина наизусть или хотя бы понимаете, о чём писал Александр Сергеевич. Я недавно узнал, что во время Дня Победы 9 мая на бульваре стояли такие большие книги раскрытые советских поэтов. Там не было ни одного стихотворения, которое не было бы переврано. То есть просто перепутаны были стихи, где-то не хватало четверостишия, где-то были не так расставлены знаки препинания. В общем, всё вранье там. В книге Пастернака была фотография поэта Иосифа Уткина. То есть это патриотизм, это День победы 9 мая. Всё переврали. То есть всё. Живого места нету.

Это нормально? И после этого эти люди тычат кого-то, значит, куда-то в физиономии и говорят — мы патриоты, мы любим Родину, а ты её не любишь. Поэтому это абсолютно ложный патриотизм людей, которые просто говорят, они занимаются демагогией, они сами ровным счётом ничего не делают. Я не говорю сейчас про всех. Наверняка среди них единицы есть замечательные. Я говорю о подавляющем большинстве, которое создаёт общее впечатление. Но это прискорбно и печально.

К. ЛАРИНА — Ты видишь, как народ на это ведётся? Ведь люди очень быстро схватывают эту патриотическую трескотню, эту риторику, и сами ей с удовольствием пользуются. И сами с таким же удовольствием клеймят пятую колонну, врагов народа. Им по телевизору показывают всякие вот эти вампуки то про Ходорковкого, то про Навального, то про того же Евгения Урлашова. И всё. Готово дело. Во всех смыслах.

А. БИЛЬЖО — Народ всегда был доверчиво, большинство людей. Мне кажется, что сегодня, вот, здесь такая непонятная для меня есть вещь, вот, я говорил перед перерывом, что всё документировано. Сегодня информация везде. Ты можешь смотреть телевизор, а можешь залезть в интернет. Ты можешь почитать газету, можешь послушать любую радиостанцию. Тебе выкладывают всё. И дальше ты должен только постараться задумываться и попробовать проанализировать.

Если ты умеешь это делать, у тебя это получится. Если ты не умеешь этого делать, у тебя не получится. Тогда ты съешь то, что тебе дают. Но когда ты ешь, ты же всё-таки не глотаешь котлету целиком, ты её разрезаешь, потом ты её жуёшь. Потом она обрабатывается амилазой, которая находится в слюне, потом она попадает в желудок. И так далее, и так далее. Это процесс пищеварения. Умственный процесс — это ровно то же самое. Тебе дают информацию, ты её получаешь, ты видишь глазами, слышишь ушами. Дальше ты её должен переработать, но немножко задуматься. Всё не так на самом деле сложно, как кажется. Ты увидишь вот этого человека, что он говорит и ты поймёшь про него много, и как он это говорит, да? Если ты заинтересуешься, ты узнаешь, чем он занимался до этого.

Ну и так далее, тебе многое станет понятно в этом мире, кто тебя окружает, кто хорош, кто плох, кто честен.

К. ЛАРИНА — Сегодня утром мои коллеги, девочки утром в «Развороте» обсуждали вот эти внезапные учения, которые сейчас проходили в последние несколько дней под руководством нашего министра обороны. И там масса выяснилась неприятных вещей, связанных с нашей армией. Не туда летят, не те команды выполняют, не тем топливом заправляются. В общем, понятное дело. И когда это обсуждались со слушателями, звонили женщины и говорили — нам не надо этого знать. Пожалуйста. Мы не хотим знать. Зачем нам показывали, как ракета падает, вот этот Протон. Зачем нам рассказывают, что на учениях офицеры не знают, как устроен какой-нибудь прибор, что всё рушится, всё падает. Мы не хотим.

А. БИЛЬЖО — А они сказали, что они хотят знать?

К. ЛАРИНА — «Мы не хотим этого знать».

А. БИЛЬЖО — А что хотят знать?

К. ЛАРИНА — Вот это вопрос.

А. БИЛЬЖО — Когда приходят к врачу в поликлинику и садятся в очередь, они хотят знать, сколько перед ними сидит народу и имеет ли этот врач диплом, который их будет лечить? Им хочется это знать ведь, правда?

К. ЛАРИНА — Думаю, что да.

А. БИЛЬЖО — А всё, между прочим, взаимосвязано. Если ракеты летят не туда, то значит врач ударит прооперированного на сердце пациента кулаком. Всё взаимосвязь. Всё, как тоненькими, как грибница — тоненькими незаметными ниточками всё взаимосвязано. Не бывает, чтобы ракеты все летели в одну сторону, офицеры соблюдали понятия офицерской чести, врачи ценили чистоту белого халата (в переносном смысле), мы же требуем — врач давал клятву Гиппократа, да? Как только касается нас, так мы сразу вдруг становимся активными и мы хотим получать больше, чтобы с нами разговаривали вежливо, чтобы нам улыбались. Я недавно говорил, как раз меня спрашивали, каких слов в русском языке вам не хватает? Да просто элементарно перестали говорить «здравствуйте», например.

Вот, я звоню по телефону и говорю — здравствуйте. Мне говорят — слушаем вас. Я говорю — здравствуйте. — Слушаем вас. Я говорю — здравствуйте. — Да здравствуйте, здравствуйте. Ну слушаю вас, говорите уже наконец. Понимаешь, не отвечают на слово «здравствуйте» — здравствуйте, на «спасибо» редко услышишь «пожалуйста».

К. ЛАРИНА — Знаешь, что? Мы сегодня обсуждали в программе «Говорим по-русски» новые привычки россиян.

А. БИЛЬЖО — Я это пропустил, моя любимая программа.

К. ЛАРИНА — Да. Новые привычи россиян. Пожелания хорошего дня. Вот такая калька с английского и с других иностранных языков, когда человек в магазине расплачивается, ему кассир говорит — хорошего вам дня, спасибо. В такси стали говорить «хорошего дня».

А. БИЛЬЖО — Ну, замечательно, слава Богу.

К. ЛАРИНА — Но среди всего этого прекраснодушия попадались и такие СМС-ки, нам писали слушатели. «Это всё не искренне, меня это бесит, раздражает». Потому что это не искренне, это на автомате, их заставляют так говорить в магазине.

А. БИЛЬЖО — А мы не будем так говорить! Мы настоящие мужики! Мы настоящие парни! Мы не будем говорить, потому что это удел слабых — улыбаться. Мы сделаем морду кирпичом и никогда не скажем на «здравствуйте» — здравствуйте, на «спасибо» — пожалуйста.

К. ЛАРИНА — Вот тебе пожалуйста. «Бильжо, как вам не стыдно публиковать свои «карикатуры»? Вы уродуете сайт «Эха». Рисовать вы не умеете! У вас руки и голова выросли неправильно. У каждого здорового человека с рождения есть чувство прекрасного. Ребёнок без всяких подсказок радуется красивой женщине, цветку, облаку, игрушке, котёнку и многому другому. Однако по мере взросления некоторые люди теряют чувство прекрасного, искажается их внутреняя душевная гармония. Они заболевают, и им начинает нравиться всякая гадость. — А дальше про журнал «Крокодил» человек вспоминае, — я не помню в «Крокодиле» ни одной уродливой карикатуры. В издании журнала принимали участие сотни художников! И все рисовали смешно и красиво!».

А. БИЛЬЖО — Какое счастье. Будьте здоровы. Я чувствую, что вы чуть старше меня. Хорошего вам дня. Не смотрите мои картинки. Не нужно. Но чтобы окончательно вас расстроить, могу сказать, что неожиданно совершенно Академия художеств большая выбрала меня почётным академиком. И там были все-все-все художники, академики, которых вы очень любите и наверняка вас знаете. Но это вас не должно расстраивать. Вы, пожалуйста, возьмите себя в руки. Вот такие бывают ошибки.

К. ЛАРИНА — Стоит ещё добавить, что Андрей Бильжо в последнее время активно сотрудничает с журналом Дилетант, который как бы наш семейный проект эхомосковский, и вот немножечко об этом расскажи, в чём там заключается твоя работа, и какие-то новые знания об истории ты почерпнул там, ты же читаешь журнал?

А. БИЛЬЖО — Да, я читаю журнал «Дилетант». Я считаю, что не потому что петух хвалит кукушку, кукушка хвалит петуха, а просто я считаю действительно, что это один из самых интересных для меня сегодня проектов, извините, за это слово, журналов, он очень интересный, журнал по истории. Я по истории дилетант, как и большинство, думаю, из всех слушателей дилетанты. Журнал пишет про разное. Я там рисую картинку. Не для вас, поклонника Крокодила, а для многих других рисую картинку и пишу какую-то историю. Это называется рубрика «История от Бильжо», вот, в последнем номере будет про Петра I, где всевозможные исторические личности, которых выбирали. В номере, который вышел, там был Фёдор Иванович Шаляпин. Ну, какие-то такие истории и мои картинки.

Я это делаю с большим удовольствием.

К. ЛАРИНА — Есть ещё одна тема, которую просят наши слушатели поднять. Это тоже частная история, если уж мы заговорили про историю. Тем более, что ты сам не смог смолчать и по этому поводу свой комментарий написал. Речь идёт о фильме каком-то документальном, в котором, как написала телекритик Слава Тарощина в «Новой газете», ты признавался там в любви и дружбе Павлу Астахову, его семье, и всё это подчёркивалось, что это такая идиллия замечательная, и Слава была поражена, что как же так, Андрей Бильжо, которого мы все знаем — либерал, умница, человек смелый, отважный, который всё в лицо этой власти говорит, как же он может? Как он может?

А. БИЛЬЖО — Который противник закона Димы Яковлева.

К. ЛАРИНА — Это история человеческих взаимоотношений.

А. БИЛЬЖО — Это история человеческих взаимоотношений, это история передёргивания телевидения. Потому что фильм этот был сделан много-много лет назад. Для меня Павел Алексеевич Астахов был Паша, знакомы мы чуть ли не с середине 1990-х годов, он был адвокатом. И много сделал правда хорошего и бескорыстного для многих людей на самом деле и, в частности, для меня. Но дальше просто, как я написал, время меняет людей и люди меняют время, вот, теперь это Павел Алексеевич Астахов, которого я не видел давно и давно не разговаривал. С тем, что он говорит, я не согласен во многом. Если бы я его увидел, я бы ему откровенно и аргументированно постарался бы про всё это сказать. Но что сделаешь? Так получилось.

К. ЛАРИНА — Вы были друзьями?

А. БИЛЬЖО — Мы были вполне близки, да. Вполне близки.

К. ЛАРИНА — Ведь какой-то развод состоялся, как-то жизнь развела — случайно или уже были какие-то… прости, что я вторгаюсь в эту сферу, вполне, может быть, интимную, но как это происходит? Уже были какие-то вещи, с чем несовпадения, это чувствовалось?

А. БИЛЬЖО — Как это происходит, я не знаю. Как это происходит в жизни? Ну, расходятся пути. Он взлетел так высоко. Я вообще, справедливости ради, должен сказать, что когда Павел Алексеевич стал омбудсменом, первые его шаги были совсем неплохие, я считаю. Он действительно объезжал детские дома, там были какие-то трагические истории в домах, он про это говорил. И верю, что переживал. Но дальше наступил перелом с этой историей, ну, немножко раньше, с Димы Яковлевым, что для меня уже совершенно стало неприемлемо. Поэтому это какая-то постепенная трансформация, на мой взгляд.

Мне это тяжеловато, потому что я знаю хорошо эту семью и Свету. Но мы… как-то так. Я для него, наверное, уже тоже неприемлем.

К. ЛАРИНА — А вообще много людей за это время, за время этого режима путинского, которых ты растерял по разным причинам, может быть, по причине разницы во взглядах?

А. БИЛЬЖО — Нет, совсем немного. Основная масса близких мне друзей как была, так и осталась с теми же представлениями о хорошем, плохом, с близким мировоззрением. Мы можем спорить на какие-то тонкие темы, да, но в целом мы одинаково воспринимаем мир и одинаково смотрим на хорошее-плохое, и здесь мы как-то едины.

К. ЛАРИНА — Твоё отношение к людям, которые выбирают свободу. Опять модное выражение стало. Ну, те, кто сегодня принимают решение уехать из страны, а таких всё больше и больше, мы знаем цифры, мы знаем даже этих… у каждого человека, я думаю, есть такие.

А. БИЛЬЖО — Каждый человек выбирает свободу. Если у него альтернатива сидеть в тюрьме или быть свободным там и он так решает, осуждать его невозможно. Это личный и частный выбор каждого, да? Никого здесь не осуждаю. Каждый поступает в этом смысле, как он считает нужным.

К. ЛАРИНА — Но сегодня есть такая похожая, допустим, на 1920-1930-е годы, даже, наверное, 1920-е больше, условный философский пароход, когда людей так или иначе сама атмосфера выдавливает из страны, а не только страх быть осуждённым, посаженным и прочее, прочее. Или лишиться работы.

А. БИЛЬЖО — Не совсем я в этом уверен. Мне кажется, что пока, слава Богу, не совсем так. Если ты энергичен, свободен особенно в области культуры, а с ней совсем неплохо обстоит дело. Всё время же какие-то происходят ножницы. И это путают след. Знаешь, у охотников есть такое понятие, я никогда не охотился, мне охотники рассказали — «путать след». Вот, путают след.

Если мы начнём говорить про культуру, то выяснится, что не так всё плохо.

К. ЛАРИНА — Свобода творчества пока ещё есть.

А. БИЛЬЖО — Свобода творчества есть, да. Книги выходят. Ты можешь писать в интернете, ты можешь писать картины, современное искусство, и так далее, и так далее. Всё это есть. Плохо с кино. Вот, с кино сложно, потому что там нужно находить деньги и прочее. Но уже туда потихонечку в эти области тоже уже влезает вот эта костлявая рука из советского прошлого идеология, да, такая с этими законами и прочее.

К. ЛАРИНА — Кстати, все эти законы, про которые мы уже сегодня говорили, они так обязательно отразятся на…

А. БИЛЬЖО — Да.

К. ЛАРИНА — Обязательно. И гомофобский закон.

А. БИЛЬЖО — Я не знаю, что будут делать с классической литературой — с нашей, с зарубежной, что будут делать с Достоевским, например. Я не знаю, что его, исключат из программы? Родион Романович Раскольников?

К. ЛАРИНА — Я думаю, что нет. Объяснят, почему нет.

А. БИЛЬЖО — Что сделают с Набоковым? Объяснят, почему нет?

К. ЛАРИНА — Да. Послушай, в советское время Достоевского мы тоже изучали. Набокова не изучали. А Набокова могут выкинуть запросто. Платонова могут выкинуть, Булгакова могут выкинуть, объясняя это тем, что это слишком сложно. «Архипелаг» только ввели.

А. БИЛЬЖО — А Достоевский прост у нас.

К. ЛАРИНА — Я же тебе говорю — в советской школе мы же учились. Достоевский был простым защитником сирых и убогих. И вообще Раскольников против эксплуататации человек человеком восставал.

А. БИЛЬЖО — Кстати, вот, всё меняется на самом деле. Канал «Культура» относительно недавно показал фильм «Пожнёшь бурю» Стэнли Крамера, который в Советском Союзе показывали как пример чудовищного капиталистического общества, а там события в 1920-е годы в Америке, где судят учителя, который в школе преподаёт закон Дарвина. И весь маленький городок выходит и клеймит его позором, что он нарушил постулаты христианства и так далее, и так далее. А сегодня ты смотришь этот фильм совсем по-другому. Ты смотришь этот фильм совсем иначе. Это 1920-е годы Америки — это Россия сегодня, приблизительно то же самое. Вот этот фанатизм, это…

К. ЛАРИНА — Накачивание толпы бесконечное, да?

А. БИЛЬЖО — Да. Мода на православие, мода. Мне недавно один человек рассказывал, что у него на ферме все его замы отпустили бороды. Он, смеясь, мне рассказывал. Слушай, говорит, что происходит? Все мои замы отпустили бороды и стали православными. И вот у меня, показывает на своего друга, у меня один буддист теперь, я ему больше доверяю.

К. ЛАРИНА — Я хочу в последние минуты обратиться к вопросам, которые присылают наши слушатели. «Спасибо за книгу о Венеции. Были до этого несколько раз в этом чудном городе. Теперь поедем и поедим вместе с вами», — пишет Елена.

А. БИЛЬЖО — Спасибо вам за эти слова.

К. ЛАРИНА — Очень хорошо. «Маленькое замечание по поводу московского ресторана «Петрович». Официантка не знает, что такое уне группа».

А. БИЛЬЖО — Это же Петрович, а не итальянский.

К. ЛАРИНА — «Возвращается 1937 год, или чуть более ближе?», — пишут наши слушатели.

А. БИЛЬЖО — Да нет, слава Богу, нет. В 1937 году моя бабушка отсидела очень много лет, двух дедушек расстреляли, поэтому слава Богу, что не похоже. У меня есть внук, я его дедушка. Я пока хожу и рисую, и не собираюсь как-то ничего менять.

К. ЛАРИНА — «Андрей, давно хотел проконсультироваться. Благодаря советской власти в нашей стране укоренилась привычка воспринимать всё на скотском серьёзе. А что ещё, по вашему, входит в анамнез?», — Веня спрашивает.

А. БИЛЬЖО — Из Советского Союза перешагнуло сюда абсолютно… все считают, что все между собой равны, хотя это не так, потому что все разные, и люди не могут быть равны. Они равны только перед Богом, но между собой не равны: кто-то сделал больше, кто-то меньше, кто-то талантливее, кто-то менее талантлив, и так далее, и так далее. Это данность. Из Советского Союза пришёл этот лжепатриотизм — бить себя в грудь и говорить, что ты горд только тем, что ты здесь родился. Так не бывает. Ты что-то любишь, что-то тебе не нравится, ты не можешь любить это место только потому, что ты здесь родился. Патриот, на мой взгляд, это довольно банальная вещь, когда тебе больно за то, что ты видишь и ты это принимаешь близко к сердцу и стараешься словом или делом это изменить, а не бьёшь себя в грудь и не кричишь — как хорошо, что я здесь живу. Вот это всё оттуда, мне кажется. Это всё оттуда.

Ну и ложь, и лицемерие, и двойная игра — это всё оттуда.

К. ЛАРИНА — «Андрей, когда вы себя ощущали счастливым? Что такое счастье?», — замечательный вопрос от Дмитрия из города Екатеринбурга.

А. БИЛЬЖО — Счастье — это когда всё-таки все близкие тебе люди чувствуют себя хорошо. Вот это такое незаметное разлитое состояние. Вообще, счастье — это кратковременный… это просто секунды, когда у тебя что-то получается или когда тебе позвонили и сказали, что спасибо за эту книгу, она нам очень понравилось. Когда ты понимаешь, что это искренне, это секундочки такие, мгновения счастья, потому что ничего другого для человека творческого нету, когда ему говорят спасибо за то, что он делает.

К. ЛАРИНА — Ну что, мы должны заканчивать уже. Я вспомнила, когда тебя слушала, я очень люблю фразу Алексея Юрьевича Германа, на вопрос «что такое счастье?» он ответил: счастье — это когда все дома и все спят.

А. БИЛЬЖО — Гениальный художник, чудесный режиссёр, мой любимый.

К. ЛАРИНА — Андрюш, спасибо большое. Почему-то очень быстро прошло время, как будто мы 3 секунды были в эфире, какой-то вообще разговор телеграфный. Ужасно просто. Надо ещё придти.

А. БИЛЬЖО — Придём.

К. ЛАРИНА — И мы тебя любим, ждём, поздравляем, читаем, смотрим и всё. Ты наш товарищ.

А. БИЛЬЖО — Спасибо.

К. ЛАРИНА — Спасибо.

А. БИЛЬЖО — Будьте здоровы все.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире