'Вопросы к интервью

С. Бунтман Добрый день! 15 часов 7 минут. Сергей Бунтман у микрофона. Это программа «Мой район», которую мы делаем совместно с автономной некоммерческой организацией «Мой район», которая занимается благоустройством и развитием московских районов.

Сегодня у нас с Александром Смирновым, звукорежиссером, и со Славой Чернышевским, который у нас заведует всеми картинками, прямо общий праздник. Потому что сегодня заставка нашей программы как нельзя более соответствует нашему району. Сегодня Черемушки. А это, как вы знаете, фрагмент из оперетты Дмитрия Шостаковича «Москва, Черемушки». Сегодня будут еще 2 фрагмента, естественно, из этой оперетты.

Но кстати, должен вам сказать, что, еще внимательно переслушивая оперетту «Москва, Черемушки», я увидел, что помимо перечисления улиц, которые идут в этом галопе, который вы слышите в заставке, как минимум еще 2 района там упоминаются, а также воспеваются. Этим мы займемся в другие дни.

Должен дать вам две справки, прежде чем мы обратимся к московским новостям. Одну справку, что у нас вышел район Строгино. Это 72-й номер нашего журнала. Так что на той неделе, если не обнаружите в своем почтовом ящике или в каких-то общественных местах бесплатно этот журнал, вы можете его совершенно справедливо требовать у управы. Всё вышло, всё переслали, очень красиво получился номер.

А сейчас я задам вам вопрос. Мы сегодня будем много говорить. И с Григорием Ревзиным будем говорить о строительстве в Черемушках. И будем говорить с Евгенией Гершкович. Она нам расскажет о метро, которое провели в Черемушки. Это тоже часть большого плана.

Г.Ревзин: В историю вошел 9-й квартал Новых Черемушек — в общей сложности 16 домов, который строился с 1956 по 1959 год

Ну а всё-таки, в каком районе обозначена сейчас (даже очень часто и на картах) первая хрущевка, первая пятиэтажка? Сразу скажу: это не Черемушки. Совсем недалеко, но это не Черемушки. Вот отвечайте — +7-985-970-45-45. Обязательно указывайте адрес электронной почты.

Сегодня у нас у каждого победителя будет приз — PDF районов Черемушки, Донской и Академический. Всё рядом, всё недалеко. Так что вы получите целый блок, если правильно ответите на наш вопрос. Итак, в каком районе сейчас, по нынешнему делению, находится, собственно, первый черемушкинский, я бы сказал, пятиэтажный хрущевский дом. А сейчас новости от Ольги Журавлевой.

НОВОСТИ.

С. Бунтман Ну вот Ольга Журавлева рассказала вам. Я хочу ответить на вопрос, которые вы адресовали Алексею Венедиктову, чтобы он его задал Алексею Немерюку. Это о ночных клубах, сколько там у них посещаемость. Средняя посещаемость в месяц примерно 600 тысяч человек. 600 тысяч человек в Москве московские клубы.

Я хочу, во-первых, дать вам ответы на вопрос. Нет, Антиох, не было такого вопроса. Был мой рассказ о том, что, в общем-то, первая черемушкинская пятиэтажка находится не там, не в этом районе по новому делению. Она находится в районе Академический, что вы совершенно правильно сказали. И уточнение, которое прислали — на улице Гримау, угол Шверника.

Вы много что мне присылали. И правильно ответили Наталья (у нее есть email НРЗБ), есть Лана (тоже email), Галина и Роман. Я попрошу наших референтов тоже писать мне телефон, чтобы они писали, а также номер вопроса. А то я запутаюсь, и потом вы будете жаловаться, что вам не присылали ссылку. Пожалуйста.

А сейчас мы прямо перейдем к пятиэтажкам. Прямо перейдем к Черемушкам в их большом понимании. Вообще район сейчас ограничен, если кто-то не помнит или если кто-то не знает, с севера Нахимовским проспектом, с юга улицей Обручева, с запада у нас Профсоюзная улица, и Севастопольский бульвар у нас с востока. А посередине горизонтально проходит улица Каховка, о которой мы с вами еще поговорим в наших программах.

А сейчас у нас Григорий Ревзин, профессор Университета высшей школы урбанистики. И, конечно, вы знаете его как архитектурного критика. Он вам сейчас расскажет о Черемушках как о большом проекте.

Г. Ревзин Насколько я понимаю, речь у вас идет вообще обо всем районе. В принципе, в историю-то вошел 9-й квартал Новых Черемушек. Это довольно небольшой кусок — в общей сложности 16 домов (13 4-этажных и 3 8-этажных), который строился с 1956 по 1959 год и был таким, скажем, образцово-показательным, точнее, экспериментальным районом массовой хрущевской жилой застройки. Но если почитать воспоминания Хрущева, он очень подробно описывает то, как они искали способ индустриально возводить дома.

Смысл там очень простой. Он пытается придумать, как изготавливать дома на заводах. Там много самых разных сюжетов. Большое значение имели бетонные станки обработки бетона, которые они вывезли из Германии после войны, разнообразные изобретения, Но четкой технологии у них, в общем, довольно не складывалось.

И вот 9-й квартал — это был такой эксперимент, когда они попытались возвести дома в самых разных технологиях. Там есть кирпичные, кирпично-блочные, когда несущая стена из кирпича, но там есть и бетонные блоки. Каркасный дом с обвеской бетонными блоками. И, собственно, крупноблочное строительство, индустриальное, когда квартиры, собственно, целиком изготавливаются блоками и собираются. Это была схема, которую придумал инженер Виктор Лагутенко и которая дальше пошла в серию.

Но в Черемушках идея была в том, что давайте посмотрим, какой из типов домов является лучшим, какой мы можем рекомендовать для массового внедрения. Но, как у нас всегда бывает, этот опыт стал пропагандистским. Там еще был международный съезд архитекторов, которых туда привезли, соответственно, всем этим восхищаться. И это стало таким нарицательным именем. «Черемушки» стали массово возводить в Москве и, соответственно, во всех городах, а также в странах социалистического блока.

Причем дома — это, в общем, скорее производство технологии, чем архитектуры. То есть они искали один и тот же дом — 4 этажа, 5 подъездов, и квартиры там 1-, 2— и 3-комнатные, примерно одинаковые по габаритам.

Сами типы комнат и санузлов — там такие совмещенные санузлы. В зависимости от типа квартир они могут быть совсем уменьшенные, с сидячей ванной. Был даже такой эксперимент, когда ванная и туалет собирались в один поддон, но в серию это не пошло. Сами эти планировки можно обнаружить еще в предшествующей архитектуре 50-х и конца 40-х годов. А здесь самое важное была именно технология строительства.

Кроме этого, был еще и общий образ района. Собственно, архитекторы, которые занимались планировкой этого квартала (прежде всего это Натан Остерман) — они не занимались не домами. Они занимались планировкой микрорайона.

Г.Ревзин: Пафос счастья, коммунизма и какого-то очень гуманного содержания: мы живем ради детей, дети будут счастливы

Она вообще довольно интересная. Для них было очень важно возвращение к 20-м годам, к проектам Весниных, к авангарду, конструктивизму. Вообще они мыслили это как такое возвращение к архитектуре русского авангарда.

Вообще это довольно убого выглядит, да и выглядело. Сейчас, правда, возникает некоторая ностальгия по этому поводу, когда это всё посносили. Но всё советское время, когда это всё стояло, нельзя сказать, что все как-то восхищались этим.

То есть в этом убожестве было две очень больших идеи, которые тут соединились. С одной стороны, у Хрущева прямо в его воспоминаниях есть этот момент, что мы создали великую военную промышленность, у нас есть атомная бомба, у нас вообще необыкновенный технический прогресс в энергетике, в вооружениях, в атомной промышленности. Неужели мы не можем силами такой промышленности сделать нормальное жилье для людей, которые живут в бараках, в клоповниках, как он пишет — то есть в совершенно ужасных условиях.

То есть как использовать величие советской индустрии (действительно величие — только что войну выиграли, атомную бомбу сделали, в космос полетели) в мирных целях, для того, чтобы людям хорошо жилось.

Вот это одна великая идея. А вторая — как возродить идею русского авангарда 20-х годов, когда СССР вышел на первые роли в мировой архитектуре. Авангард действительно перекроил всю мировую архитектуру, кроме нашей. В советское время мы от этого отказались, и вот надо продолжить эти идеи.

Собственно, о чем там идет речь? Это целиком строительство микрорайона. Хотя, в общем, очень маленький микрорайон (повторяю, 16 домов), но, тем не менее, это новый тип жизни. Старый предполагает, что у нас есть дом, у нас есть двор, кто-то ходит куда-то учиться, какое-то обслуживание. Вот всё то же самое на новых основаниях. Вместе с микрорайоном проектируются школа, детский сад, магазины, снабжение.

Кроме того, вообще смысл жизни в этом микрорайоне в том, что это здоровый образ жизни. Поэтому там спорт. Поэтому там сразу делается бассейн. В 3-х дворах, которые там возникали, всё-таки делались маленькие летние плескательные, как они назывались, бассейны.

Тут надо сказать, что у этих наших экспериментов потом была большая судьба. Это внедрялось не только у нас в России, а по всему соцлагерю. Например, если посмотреть, как это делалось в Чехословакии, то там эти бассейны в каждом дворе в микрорайоне стали такой обязательной частью инфраструктуры. То есть летом вы купаетесь прямо у себя же во дворе. Такой обычный образ жизни.

Также, естественно, там озеленение, дорожки, которые идут достаточно сложно. Сами дома довольно механически, квартальная застройка, чуть-чуть с поворотом просто из-за особенностей участка. Но двигаетесь вы по нему как по парку, по свободной планировке дорожек.

В общем, именно этот квартал неожиданно получился такой достаточно интересный. По крайней мере, образ, достаточный для того, чтобы он нести на себе, так сказать, идеологию новой жизни.

Это 1956 год, после смерти Сталина. Как бы такие куски советской страны, куда товарищ Сталин уже не выходил. Где, наоборот, такой пафос счастья, коммунизма и какого-то очень гуманного содержания: мы живем ради детей, дети будут счастливы. Вот этот бассейн, вот у них школа. В общем, достаточно гуманная среда.

Потом, 4 этажа — это еще не пятиэтажки. Потом они стали пятиэтажками от бедности. Просто посчитали, что если давать молодым семьям дома совсем без лифта, то они нормально доходят до 5-го этажа. Расселение было возрастным. То есть кто старше, тот на первых этажах, кто моложе — тот на верхних. Естественно, долго так не могло удержаться — люди стареют. Но, в общем, был такой замысел.

Г.Ревзин: Гагарин, пятиэтажка, Кастро — это всё как-то про одно

И вот этот пафос — «мы наш, мы новый мир построим» — так сказать, такая вторая реинкарнация коммунизма, которая возникает в хрущевское время. Мы освоим космос, революция на Кубе — и вот у нас новая жизнь. Тогда, если вы посмотрите журналы конца 50-х и 60-х годов, газеты, это всё это связывается в единый комплекс: Гагарин, пятиэтажка, Кастро — это всё как-то про одно. Теперь у нас будет такая жизнь. Черемушки даже стали предметом оперетты, которую написал Шостакович.

С. Бунтман Да, оперетта Шостаковича. Григорий Ревзин рассказал именно о… Я думаю, что те фразы, которые сейчас говорил Григорий Ревзин — об этой новой жизни, которая, казалось, должна быть и будет…

Кстати говоря, мне здесь на удивление из Минска написали Юлия и Алексей, что есть одна или несколько девятиэтажек такого типа. А вот как там с лифтом, я не понимаю. Девятиэтажка — это уже серьезно. Даже при тех невысоких потолках, которые были в пятиэтажках.

Но давайте сейчас про Черемушки. Прямо из оперетты Шостаковича и послушаем.

МУЗЫКАЛЬНЫЙ ФРАГМЕНТ.

С. Бунтман Вот такое здесь абсолютно праздничное представление Черемушек. Вообще оперетта очень хитрая, очень хулиганская оперетта. Здесь, я думаю, все узнают многие мотивы, которые чуть передергивает Дмитрий Шостакович. Хотя уже во второй части нашей программы вы услышите у нас чуть более подробный рассказ от Ильи Овчинникова, музыкального критика, именно об этом произведении.

Вообще мне кажется, что иногда топонимы создают район. И так как это юг и юго-запад Москвы, то тут очень много черноморских топонимов. Украинских, новороссийских — вот таких тут много всего. Мы потом чуть-чуть поговорим об улице Каховка. Мы с вами видим здесь и Севастопольский бульвар, и Нахимовский проспект. Это тоже юг, это тоже Черное море. И конечно, Херсонская улица, которая особенно родная, по одной нашей линии. Тут мой сын Женя написал статью о Херсоне.

И вот я хочу задать вам вопрос на засыпку. Чтобы вы смогли выиграть у нас комплект из 3-х PDF районов Черемушки, Академический и Донской, я хотел бы вам задать такой вопрос. Херсон, который на Днепре. Григорий Потемкин, который его строил, Екатерина, которая одобряла и посещала его. Как ей представляли этот город? Чем он должен был стать? Каким античным городом, средоточием всего прекрасного, должен был он стать? Так они говорили. На Днепре. Так вот что на Днепре, каким великим античным городом на Днепре должен был стать Херсон? Отвечайте — +7-985-970-45-45. И обязательно присылайте адрес электронной почты.

Нет, это слишком быстренько. Слишком прямо. У нас в чате уже отвечают. Нет, другой великий античный город. Мы сейчас с вами расстанемся на несколько минут и снова встретимся после новостей.

НОВОСТИ.

РЕКЛАМА.

С. Бунтман Возвращаемся в нашу программу вместе с этой заставкой «Москва, Черемушки» из оперетты Шостаковича. Это программа «Мой район». Ведет ее Сергей Бунтман, и мы ее делаем совместно с некоммерческой автономной организацией «Мой район».

Кстати говоря, из тех вещей у нас почти исчезли троллейбусы. Но да, конечно, вот один маршрут останется. 2 автобуса Т тоже пущены в Черемушкинском районе. И это тоже по программе благоустройства и нашего беспроводного города.

Здесь идет бесконечный спор, можно ли считать девятиэтажки хрущевками. Экспериментальные — да. Хотел бы я посмотреть. А то здесь у нас в чате меряются дипломами. Тут всё замечательно происходит, просто стоит посмотреть и понять, что это у нас — тот проект или не тот, только с совершенно удивительной планировкой.

Да, в хрущевке были низкие потолки, маленький метраж. Но это были свои квартиры. Для очень многих, для нескольких поколений это были свои квартиры, отдельные квартиры. Понимаете, даже какая-нибудь французская однокомнатная гарсоньерка, где за занавеской у нас, простите, и душ, и туалет, и кухня примерно в том же пространстве — она всё-таки своя. Понимаете, в чем дело? И вот хрущевки были своими.

Итак, Черемушки. «Москва, Черемушки», оперетта Шостаковича. Вообще не каждый район похвастается целой опереттой одного из величайших композиторов XX века. И мы послушаем Илью Овчинникова, музыкального критика. Вообще-то, оказывается, Шостакович был не очень доволен.

С.Бунтман: Так как это юг и юго-запад Москвы, то тут очень много черноморских топонимов: украинских, новороссийских

И. Овчинников Оперетту «Москва, Черемушки» Шостакович написал в 1958 году. Для оттепельных времен ее сюжет на удивление бесконфликтен, не считая пары чиновников, которые безуспешно мешают молодым москвичам вселиться в ждущие их новые квартиры. Все герои оперетты исключительно симпатичны и милы.

«Москва, Черемушки» занимает в творчестве Шостаковича довольно исключительное положение. Потому что, во-первых, к этому времени он давно уже не писал для музыкального театра. С тех пор, как в 1936 году был подвергнут шельмованию на официальном уровне — в статьях газеты «Правда» «Балетная фальшь» и «Сумбур вместо музыки» — он больше не писал ни опер, ни балетов. Хотя 3 его балета и оперы «Нос» и «Леди Макбет Мценского уезда», безусловно, гениальны. Тем не менее, для театра он больше не писал.

Однако, почему в его творчестве возникла оперетта? Потому что его очень просил об этом главный дирижер Московского театра оперетты Столяров, который в свое время дирижировал в его «Катерине Измайловой» (альтернативное название оперы «Леди Макбет Мценского уезда») в постановке Немировича-Данченко.

Шостакович не смог отказаться, однако он был очень недоволен результатом. В декабре 1958 года он писал своему другу Исааку Гликману: «Дорогой Исаак Давидович! Я аккуратно посещаю репетиции моей оперетты и горю со стыда. Если ты думаешь приехать на премьеру, советую тебе раздумать. Не стоит терять время для того, чтобы полюбоваться на мой позор. Скучно, бездарно, глупо — вот всё, что я могу тебе сказать по секрету».

Как рассказывает тот же Гликман, 4 года спустя, когда по оперетте был поставлен фильм, Шостакович изменил свое отношение к этому сочинению. Многие длинноты либретто для фильма были сокращены. Несколько фрагментов Шостакович написал специально для фильма, был чрезвычайно ими доволен и в итоге оценку своего сочинения изменил.

Но изменился также и контекст, изменился фон в творчестве самого Шостаковича. Потому что оперетта создавалась им в не самый удачный, не самый плодотворный период, а 4 года спустя картина изменилась. 1962 год — это время подготовки премьеры 13-й симфонии «Бабий Яр». Это время возрождения «Катерины Измайловой» в Театре Станиславского и Немировича-Данченко. Это время, когда исполнена 4-я симфония, четверть века пролежавшая в столе. Контекст был совсем другим, и вот почему, возможно, Шостакович также изменил свое отношение к оперетте «Москва, Черемушки».

К ней также хорошо относятся, высоко ее оценивают многие наши современники — выдающиеся музыканты. Например, замечательный российский дирижер Александр Лазарев рассказывал, что она изменила его представление о Шостаковиче, которого Лазарев всегда ценил как симфониста, но не как мелодиста, и именно с этой точки зрения узнал его благодаря «Москве, Черемушкам». Он ставил эту оперетту в Лионе в 2004 году. А в 2006 году ее ставили в Московском академическом музыкальном театре имени Станиславского и Немировича-Данченко, где она и шла на протяжении нескольких сезонов.

С. Бунтман Ну что ж, вот мы послушали Илью Овчинникова. Я должен сказать две вещи. Что в саморекламах программы «Мой район» мы с вами слушаем (и сегодня тоже слушали) как раз фрагмент из лионского спектакля. Он очень славный, он симпатичный, но его, может быть, трудно будет смотреть, потому что там идут диалоги на французском языке, а поют, естественно, по-русски.

А вот фильм на меня произвел совершенно такое деланное впечатление. Тем более, что там специально объясняется для того, чтобы не подумали, что это только о Москве. Что Черемушки есть теперь в каждом городе. Там это перенесено в некий город. Но там есть и прекраснейшие актеры. И вот сейчас мы услышим Евгения Леонова и Меркурьева как раз в обещанной мной песне о коррупции. А потом я дам правильный ответ на поставленный вопрос и назову победителей.

МУЗЫКАЛЬНЫЙ ФРАГМЕНТ.

С. Бунтман Ну вот, музыка Шостаковича. В этом фильме есть несколько прекрасных актеров, но мне кажется, ничто уже не может спасти этот фильм сейчас. Только из исторического интереса, наверное, можно смотреть фильм «Черемушки».

Ну так что ж, догадались всё-таки? Когда мы говорили о Херсонской улице и как при Потемкине, как Потемкин называл город Херсон и представлял его. Это должны быть Афины на Днепре. Совершенно правильно ответили Инна (21-87), Галина (23-60), Максим (94-82) и Оксана (55-25), и получают PDFки районов Черемушки, Академический и Донской.

С.Бунтман: Не каждый район похвастается целой опереттой одного из величайших композиторов XX века

Вообще когда идет спор о том, кто и где находится, и где живут коренные москвичи, то я вам точно скажу, что вообще среди нескольких мест в Москве они живут в Черемушках. Потому что в Черемушках были курганы, где самые древние москвичи как раз и жили, когда еще никакой Москвой это не называлось. И вот курганы старых москвичей. Мы написали, что будущий юг столицы и весь правый берег Москвы-реки был покрыт селениями вятичей. Там действительно производились раскопки и очень много нашли как раз в этих местах. Так что, можно сказать, кто там живет — коренной москвич.

Там есть скрытые реки. В Черемушках есть и замечательная Котловка, и ее притоки. Мы об этом подробно пишем в нашем журнале. Вообще мы в каждом журнале, даже если там нет ни капли воды на поверхности, мы пишем и в этом районе, потому что там наверняка проходили ручьи, которые были заключены потом в подземные коллекторы. Так что это очень интересно.

У меня есть одна мечта: чтобы когда мы всё завершим, если мы будем на основе наших журналов делать какие-то книжки, то московская акватория — то, что у нас прекрасно пишет в каждом номере Дмитрий Мартьянов, наш автор. Мне кажется, что это будет очень красивая книга о московских реках, надземных и подземных, о прудах, ручьях и даже целых морях и озерах. Получается так.

Но давайте мы сейчас тоже уйдем под землю. Я задам вопрос, в котором есть улица Обручева, которая представляет собой границу Черемушкинского района, района Черемушки. Все очень хорошо знают «Землю Санникова». А как называется роман Обручева, знаменитого и великолепного ученого, который посвящен тоже подземному, где тоже сохранились как раз древние живые организмы, древние ящеры? Как называется этот его тоже по-своему очень увлекательный роман? +7-985-970-45-45.

А пока вместе с Евгенией Гершкович не к динозаврам, а к станциям метро, которые тоже были частью большого черемушкинского нового плана.

Е. Гершкович Внимательные слушатели передачи «Мой район», безусловно, с первых аккордов узнают ее позывные — «Прогулки по Москве» Дмитрия Дмитриевича Шостаковича. Вот эта бравурная мелодия из единственного произведения композитора в жанре оперетты. Она называется «Москва, Черемушки».

И вот как раз в этой оперетте нашла свое отражение хрущевская оттепель с ее романтикой расселения коммуналок, новоселий, насущные проблемы нехватки комфортного жилья в столице, в Москве. Экспериментальный московский район Черемушки уже в процессе строительства превратился в символ той самой радостной жизни и вообще целой эпохи.

Еще одной такой яркой иллюстрацией этого времени стало полотно советского живописца Юрия Ивановича Пименова «Свадьба на завтрашней улице». Эту картину художник завершил как раз в 1962 году. К тому моменту до Черемушек наконец дотянулся метрополитен. В этот отдаленный московский микрорайон пришла транспортная доступность.

Как раз метрополитен в Черемушках сегодня можно считать таким настоящим клондайком для ценителей модернистской архитектуры, эстетики рационализма и такой бесхитростности.

Калужско-Рижская ветка и конкретно станция Новые Черемушки открылась 13 октября 1962 года. Автор проекта этой станции архитектор Михаил Марковский был учеником выдающегося зодчего Алексея Душкина. Но в Новых Черемушках Марковский пошел в ногу со временем. Выстроил такие прямоугольные столбы в 2 шеренги по 40 штук в каждой шеренге (ту самую знаменитую сороконожку) и облицевал ее желтоватым волнистым мрамором газган.

Ресурсы у архитектора в то время, во время борьбы с излишествами, были довольно скромные. Поэтому графика кафельной плитки, которой были облицованы путевые стены, напоминала такой чистый лист школьной тетрадки по математике или типовые панельные домики.

С.Бунтман: В Черемушках были курганы, где самые древние москвичи и жили, когда еще никакой Москвой это не называлось

Посередине можно заметить обведенные бордовой чертой буквы — как раз название станции Новые Черемушки. Ровно по центру зала легла красная гранитная дорожка в сером каменном обрамлении. Наземных павильонов станция Новые Черемушки была лишена.

В тот же день, 13 октября 1962 года, по соседству открылась станция Профсоюзная на той же Калужско-Рижской линии. Сама улица Профсоюзная появилась на карте Москвы и, собственно, микрорайона Черемушки 7 февраля 1958 года. Это часть бывшей 4-й Черемушкинской улицы. Она была переименована в честь 40-летия советских профсоюзов, то есть Всесоюзного центрального совета профессиональных союзов.

Станция вот этой рыжей Калужско-Рижской ветки московского метро со столь же непритязательным и скромным декором внутреннего пространства и, собственно, с таким же отсутствием наземных павильонов, с теми же 40 железобетонными колоннами под серым гранитом с прожилками шагом в 4 метра.

Автор проекта этой станции — знаменитая Нина Александровна Алешина, автор многочисленных станций московского метро. Здесь она для визуального разнообразия облицевала эти путевые стены станции ромбовидной керамической плиткой. Пол выложила красным и серым гранитом.

В общем-то, почти 50 лет Нина Алешина должна была разрабатывать новые проекты в режиме тотальной экономии, аскетизма и бороться с архитектурным излишеством. При этом ей удавалось придавать станциям индивидуальный облик. Это было непросто.

Следующая станция, о которой мы говорим — это станция Калужская Калужско-Рижской рыжей ветки. Она была открыта несколько позже — 12 августа 1974 года. Эта станция была посвящена покорению космоса, выходу человека на орбиту и воздухоплаванию.

Вот эта тема космоса в московской подземке вообще достаточно максимально раскрыта. И что интересно, Юрий Гагарин и первый полет в космос 12 апреля 1961 года, равно как 20-й съезд КПСС и пятиэтажки в Черемушках — такой символ именно хрущевской оттепели. Под землей расцветал такой фантастический мир с запуском советского спутника, с космическим кораблем, на котором Гагарин совершил оборот вокруг Земли за 108 минут.

Авторы станции Калужская, архитекторы Николай Демчинский и Юлия Колесникова, в попытке преодоления относительности как раз прибегали к актуальному сюжету — к теме космоса. В общем-то, выбор был небольшой, поэтому, собственно, и площадки. На металлических чеканках технологических дверей были изображены многоступенчатая ракета, орбитальная станция, искусственный спутник и луноход.

Вторая тема, которую проектировщики без труда привязали как раз к названию самой станции Калужская — это топоним Калужское шоссе, которое проходит поблизости от этой станции. А Калуга, как известно, родина знаменитого ученого Константина Циолковского, который основоположник теоретической космонавтики.

Собственно, станция Калужская, как и все предыдущие, о которых я сейчас говорила, представляет собой всё ту же типовую сороконожку. Восьмигранные сужающиеся вниз колонны были как раз на этой станции облицованы розовым байкальским мрамором. А фоном этим розовым колоннам служит белая плитка путевых стен. Пол, как раньше, выложен серым гранитом.

Разумеется, в этом режиме строгой экономии о наземном вестибюле станции можно было только мечтать. Это, опять же, подземные переходы, которые соединяют город и метро.

Я хочу здесь просто заодно отметить, что около метро Калужская находится еще один такой знаменитый модернистский объект, тоже связанный с космосом. Это дворец культуры «Меридиан». Это дом культуры НИИ автоматики и приборостроения имени академика Пилюгина.

Именно этот научный институт занимался разработкой систем управления, активно используемых на автоматических станциях, проводящих исследования Луны, Марса и Венеры. Стоит обратить внимание, что на фасаде дома культуры «Меридиан» можно увидеть каменный резной фриз, также посвященный космосу.

С. Бунтман Евгения Гершкович — и метро, и то, что под землей, и то, что на поверхности и с этим связано. Если мы, например, пока только мечтаем о московской акватории, о реках и речках, то есть замечательный путеводитель по метро, который Евгения Гершкович как раз и составила, и написала. Это есть, эта книжка существует.

Ну а правильно ответили: тоже подземное царство Обручева — это как раз Плутония. Да, я согласен, что это не самый увлекательный на свете роман. Он проигрывает и аналогичному произведению Конан Дойля, да и собственно обручевской «Земле Санникова», например. Но правильно ответили, что это «Плутония», Аня (64-42), Сергей (99-02), Владимир (30-71), Татьяна (21-99).

И вот я получил еще одну эсэмэску. Ну как я могу человеку из того самого квартала не послать? Вот Слава проследит, чтобы я записал номер SMS, и чтобы его автору были высланы как раз самые, я бы сказал, хрущевские хрущобские районы — Черемушки, Академический, ну и Донской, потому что он рядом.

Е.Гершкович: Экспериментальный район Черемушки уже в процессе строительства превратился в символ радостной жизни

Вообще, вы знаете, деревни и имения, которые там были, очень сложно разделить. Были Черемушки такие, было Шаболово, которое залезало во все районы. Но мне очень нравится, что у нас границы наших новых районов не соответствуют тому, что было раньше. Потому что есть возможность здесь написать кусочек, там написать кусочек, и так прекрасно погулять по районам Москвы.

И что касается, например, топонимов, названий — улица Каховка. Именно улица Каховка. Я даже не представлял себе, что ее могли называть Каховской и могли думать, что ее назвали в советское время по имени декабриста Каховского. Нет, это Каховка, и тоже в советское время. Но именно из-за Каховки.

Каховка, которая не просто прекрасное место на Днепре, тоже на юге России, но это еще и плацдарм, который будущий жертва и герой войны и плена Карбышев строил для Красной армии. И вот эти страшные бои, которые велись за Крым — это как раз Каховка.

Все Каховку вспомнили из-за слов песни, которую написал Исаак Дунаевский. Слова Михаила Светлова. Услышали ее в 1935 году от замечательных актеров Михаила Жарова и Николая Баталова в фильме «Три товарища» (не путать с Ремарком ни в коем случае). Это был такой очень милый советский фильм, в котором вдруг зазвучала песня.

ПЕСНЯ.

С. Бунтман Совершенно по-разному могла звучать эта песня. Песня просто изумительная. Всегда задумываешься: почему такие страшные события, жуткие и горькие, рождают очень хорошие песни? Такие, как война, революция и прочее.

Николай Баталов здесь поет основную, и только подпевает ему Михаил Жаров. А в 1934 году, еще до этого, когда фильм делался, голосом Николая Баталова была записана песня «Каховка». Я слышал в совершенно ужаснейшем качестве — пластинка того времени. Я слышал, есть, выложена на YouTube. Николай Баталов. Я думаю, что вы все его можете прекрасно вспомнить.

Ну что ж, дорогие друзья, на этом мы завершаем нашу программу «Мой район», которую мы делаем вместе с одноименной организацией, автономной и некоммерческой. Мы с вами пройдемся по всем районам. Сегодня у нас была, можно сказать, юбилейная 20-я передача. Каждую субботу мы с вами встречаемся и проводим время в одном из московских районов, которых более 120. Следите за журналами и следите за передачами! Спасибо!

Более подробно обо всех изменениях в районе вы можете узнать на официальном портале Мэра и Правительства Москвы (mos.ru)



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире