10 мая 2018
Z Дилетанты Все выпуски

Пираты: вчера, сегодня, завтра


Время выхода в эфир: 10 мая 2018, 21:05

С.Бунтман Мало того, что в самом пиратстве существуют невероятные градации и названия, и термины, вокруг которых тоже бьются историки пиратства, кого стоит называть катарами, кого буканирами, кого флибустьерами, НРЗБ. Давайте мы начнем. Добрый вечер! Сегодня у нас пираты, мы очень хорошо знаем, пираты — это наши друзья детства, все, начиная с Долговязого Джона Сильвера и благородного Питера Блада. У следующих поколений друзья детства — это Джек Воробей и прочие пираты. Как они, собственно, жили, и их судили, и иногда справедливо, чаще всего, как, за что, как конкретно, потому что они выполняли еще, многие из них, по-разному назывались, выполняли из них и государственные поручения тоже, открывали проливы, осуществляли всевозможные операции и так далее, и тому подобное. Вот поэтому мы сегодня с Алексеем Кузнецовым, который, как вы знаете…

А.Кузнецов Добрый вечер!

С.Бунтман Добрый вечер! И Алексей Кузнецов специализируются в эфире нашем в основном на процессах, также, как и в «Дилетанте». Так что с этой стороны мы сейчас попробуем поговорить об этом, а потом, естественно, все, что вас заинтересует, вплоть до сегодняшнего дня в этой связи. Итак, Алексей Кузнецов, пожалуйста.

А.Кузнецов Ну, во-первых, надо, наверное, объяснить почему сегодня выбрана именно эта тема. Дело в том, что номер журнала «Дилетант», вот он снабжен портретом Фрэнсиса Дрейка…

С.Бунтман Нет, это Морган или Дрейк?

А.Кузнецов Дрейк, Дрейк у нас.

С.Бунтман Я уже в них запутался.

А.Кузнецов Дрейк.

С.Бунтман Дрейк.

А.Кузнецов Ну, впрочем, мог бы быть и Морган, потому что в биографиях этих двух людей, в общем, довольно много похожего. И часть этого номера посвящена вот, собственно говоря, пиратству, а мы решили подойти с такой достаточно необычной стороны, вот именно со стороны законодательства, причем в том числе Сергей Александрович настоял, и я, в общем, собственно не особо сопротивлялся. Мы даже с этого начнем, с пиратского законодательства. Мы потом поговорим о том, как судило пиратов, так сказать, добропорядочная власть, но дело в том, что у пиратов были свои представления, свои иногда даже писанные законы, и вот в соответствии с ними тоже вершилось некое подобие правосудия, иногда шуточно, иногда нешуточно. Мы с этой точки зрения хотим посмотреть на это, потому что на самом деле отношение к пиратству, это один из древнейших правовых обычаев человечества, причем я бы сказал, это самое зарождение такого вот международного права, потому что международное право, в общем-то, зарождалось, как право войны и мира, и первый международный правовой документ, который старейший, который до нас дошел, это договор между египетским фараоном и хеттами, и соответственно одни из древнейших документов касаются как раз борьбы с пиратством. И вот что интересно, за два с половиной тысячелетия в этом отношении довольно мало что изменилось, пиратство рассматривается, как преступление против человечества в целом, потому что мореплавание рассматривается, рассматривалось в древности и сегодня продолжает рассматриваться, процитирую соответствующие статьи сегодняшнего международного законодательства, рассматривалось, как общее достояние человечества, используя нынешнюю ООНовскую терминологию, как общее благо, то есть свобода мореплавания — это общее благо, покушение на него соответственно покушение на это общее благо. И отсюда такое суровое отношение к пиратам, потому что еще на стадии, когда никаких писаных законов на этот счет не было уже складываются прецеденты. И один из первых прецедентов в истории, который останется чрезвычайно устойчивым, это борьба с одним из самых успешных пиратов античности, с тираном острова Самос, неким Поликратом, который жил и действовал в 6-ом веке до нашей эры, который сумел создать огромный флот, и фактически, собственно, основной источник наполнения бюджета острова Самос были доходы очень немалые от пиратства. И в конце концов местный персидский сатрап сумел его обманов заманить в ловушку, после чего к нему была применена такая не очень распространенная в Древней Греции мера, как распятие. И вот с тех пор повелось всю античность, а Средиземное море кишило пиратами буквально, и финикийцы этим не брезговали, вообще все народы, жившие по побережьям Средиземного моря, пиратством время от времени занимались. Так вот нормальная казнь — это именно распятие, то есть казнь длительная, мучительная и назидательная для, так сказать, окружающих.

Вот эта вот традиция ведется с того времени. И вот, например, сохранились в описании Плутарха известия о том, как сначала жертва, а потом каратель, император стал такой известнейший персонаж античной истории, как Гай Юлий Цезарь, который был ими захвачен в плен, и вот как эту историю описывает Плутарх. Когда пираты потребовали от него выкупа в 20 талантов серебра, Цезарь рассмеялся, заявив, что они не знают, кого захватили в плен, и сам предложил им дать 50 талантов, то есть он обиделся, что его так дешево оценили. Затем разослав своих людей в различные города за деньгами, он остался среди этих свирепых киликийцев, вот киликийцы были знамениты как пираты Средиземноморья в постфиникийскую эпоху. Ну, киликийцы — это жители Великой Армении, государства, которое простиралось, ну, правда, с нынешними армянами их нельзя, конечно, знак равенства, сравнивать, потому что киликийцы — жители большого и многонационального государства, и там самые разные народы были представлены, но государство, тем не менее, называлось действительно Великая Армения, и они были знамениты как пираты. И вот он остался среди этих свирепых киликийцев с одним только другом и двумя слугами, несмотря на это он вел себя так высокомерно, что всякий раз, собираясь отдохнуть посылал приказать пиратам, чтобы те не шумели. 38 дней пробыл он у пиратов, ведя себя так, как если бы они были его телохранителями, а не он их пленником и без малейшего страха забавлялся и шутил с ними. Он писал поэмы и речи, декламировал их пиратам, и тех, кто не выражал своего восхищения, называл в лицо неучами и варварами, часто со смехом угрожая повесить их. Те же охотно выслушивали эти вольные речи, видя в них проявление благодушия и шутливости, однако, как только прибыли выкупные деньги из Милета и Цезарь, выплатив их был освобожден. Он тотчас снарядил корабли, вышел из Милетской гавани против пиратов, он застал их еще стоящими на якоре острова, захватил в плен большую часть из них, захваченные богатства он взял себе в качестве добычи, а людей заключил в тюрьму в Пергаме. Сам он отправился к Юнку, наместнику Азии, находя, что тому, как претору, надлежит наказать взятых в плен пиратов. Однако Юнк, смотревший с завистью на захваченные деньги, их было не мало, заявил, что займется рассмотрением дела пленников, когда у него будет время. Тогда Цезарь, распрощавшись с ним, отправился в Пергам, приказал вывести пиратов и всех до одного распять, как он часто предсказывал им на острове, когда они считали его слова шуткой. Ну, вы понимаете, Цезарь здесь еще пока начинающий военачальник, а никоим образом не всесильный хозяин Рима. И вот с этого момента с переменными успехами в разные периоды то оживлялась, то несколько сокращался объем вот этого разбоя на морских коммуникациях. Но дело в том, что чрезвычайно трудно, причем вплоть до даже до настоящего времени, хотя сейчас это проще, отделить пирата от не пирата. Дело в том, что морским разбоем занимались самые разные категории людей, и периодически что-то там менялось, менялись знаки и выяснялось, что это больше не разбойник, а вовсе как благородный борец за правое дело, а этот наоборот начинал как благородный боец за правое дело, но неожиданно превратился в морского разбойника.

Единого какого-то пиратского кодекса так создано и не было, поскольку никогда не было создано, хотя делались такие попытки в конце 17-го, в начале 18-го века, делались попытки создать пиратские, ну, государство что ли, вольные пиратские республики на воде. Ну, наверное, самая знаменитая попытка, хотя не самая эффективная, это французы соответственно вокруг острова Тортуга, когда, это все у Сабатини в «Одиссее капитана Блада» прекрасно описано, но в любом случае пиратам действительно важно было, по крайней мере, среди тех людей, из которых они вербовали свои команды, создать впечатление, что они люди, действующие на основании неких справедливых законов. Ну, собственно, как мы все с вами хорошо знаем, любой уголовный мир создает некие свои представления, свои понятия, свои законы, появляются толкователи, законники, судьи, то есть такая имитация некой судебной власти. Но нередкими были ситуации, когда команда, набранная для какого-то очередного рейда, подписывала некий общий договор, сейчас его можно было бы, наверное, назвать трудовым соглашением коллективным, о правилах поведения вот в этом рейде, вот в этой операции. Мне показалось любопытным, я хочу привести пример вам одного такого договора, подписанного в начале 18-го века членами команды довольно известного английского пирата Джона Филлипса Команда вербовалась на его судно «Мститель», «Avenger». Вот как выглядел этот кодекс пиратской чести и пиратского судопроизводства одновременно. Каждый из членов команды имеет равные права при принятии решений, равную долю добычи и волен использовать эту долю так, как ему заблагорассудится, если только команда не испытывает голод и другие лишения. То есть предполагается, что если возникнет критическая для всех ситуация, то общие доли пойдут на общее дело. Игра в карты или в кости на деньги запрещена. Не правда ли, это несколько опровергает наше представление о том, чем вообще занимались пираты в редкие часы досуг. Но как мы увидим дальше, видимо, она не совсем запрещена, видимо, она запрещена во время операции. Огни и свечи должны быть погашены в 8 часов вечера, если кто-либо захочет продолжать пить спиртное, то он должен это делать только на верхней палубе, ну, чтобы не мешать окружающим. Пистолеты, сабли, остальное оружие должно содержаться в чистоте и полной готовности. Ну, это понятно, вполне прагматическое соображение. Женщинам запрещено находиться на корабле, любой, кто проведет на корабль женщину, будет казнен, но тем не менее, прецеденты были, более того, в истории известны 2 пиратки, командирши пиратские. Тот, кто покинет судно во время боя, будет казнен или высажен на необитаемый остров, ну, понятно. Драки на кораблях запрещены, дуэли на мечах или пистолетах могут проходит только на берегу. Если кто-либо решит покинуть команду, то он должен внести выкуп из расчета по 1000 дублонов на каждого из оставшихся, то есть не какой-то определенный выкуп, а в зависимости от того, потому что, видимо, логика такая, он покидает людей, которые на него рассчитывали, теперь соответственно на них больше риск и всего прочего, он должен каждому из них это как-то компенсировать. Такие уже зачатки гражданского-правового сознания. Каждый из членов команды должен повиноваться требованиям этого соглашения, каждый имеет право на собственную долю этой добычи, капитан и квартирмейстер получают двойную долю. Боцман, канонир, владелец корабля получает по полторы доли. Помощник, плотник и остальные офицеры получают долю с четвертью. Если любой из команды проявит трусость, попытается утаить от других часть общей добычи или попытается убежать, команда должна высадить виновного на необитаемый остров с бутылкой пороха, бутылкой рома, бутылкой пресной воды и заряженным пистолетом. Вот интересно, что этот заряженный пистолет будет встречаться у разных пиратов, в разных дошедших до нашего времени, доживших, актах. Причем понятно, что пистолет того времени однозарядный, тут не очень понятно, почему заряженный пистолет, но вот, ну, для той же самой охоты, например, ружье гораздо более практично, пистолет того времени стрелял на крайне небольшое расстояние. Но дело в том, что в описании одного из способов пиратской казни, я встретил, пираты оставляли на узеньком отрезке, заливаемом приливом косы, и давали ему пистолет, то есть он мог выбрать либо покончить с собой, либо испытывать мучения и в конце концов погибнуть во время прилива, там утонуть или погибнуть от переохлаждения. Вот этот вот пистолет, то есть последний шанс легко и относительно с честью расстаться с жизнью. Если любой из команды будет уличен в воровстве или нечестной игре, он должен быть высажен на необитаемый остров только с зараженным пистолетом. То, что современные юристы назвали бы «коллизией нормы», да. Игра в карты или в кости на деньги не запрещена, но если кто-то будет уличен в нечестной игре, то его надо высадить на необитаемый остров. Если на необитаемом острове будет найден человек, моряк или пират, он должен подписать это соглашение, но только по согласию всей команды и капитана, то есть его могут взять в команду, но если только все остальные не будут возражать. Если один из команды ударит другого, то обидчику полагается наказание в виде 40 ударов розгами, НРЗБ практиковалась на пиратских кораблях. Кто будет стрелять из пистолета, курить трубку или зажигать свечу у корабельных запасов пороха, наказывается 40 ударами розог. Любой, кто не будет содержать оружие в чистоте или не будет выполнять порученные корабельные работы, лишается своей части общей добычи, даже если это будет сам капитан. Если любой из команды потеряет руку по локоть, ему выплачивается компенсация в 400 дукатов, если руки не будет до плеча, компенсация увеличивается вдвое, если будет потеряна нога по колено, выплачивается 400 дукатов из общей добычи, если она будет отрезана совсем, то сумма увеличивается вдвое. Смотрите, здесь у нас уголовное законодательство присутствует, зачатки уголовно-процессуального присутствует, гражданское присутствует, страховое законодательство, положение об обязательном страховании, да. И наконец последнее, тоже, в общем, несколько опровергающее наше представление о пиратском быте. Если кто попытается завладеть женщиной без ее согласия, то будет приговорен к смерти. И я встретил упоминание о том, что действительно это не просто слова, бывали такие прецеденты, когда пираты своих же товарищей казнили за неподобающее отношение с женщинами, но на берегу, правда, разумеется, поскольку на борт их не пускали.

Один наш с вами соотечественник, очень интересный человек, путешественник, Федор Васильевич Каржавин, приводит рассказ об одно судебном процессе, которое произошло на судне Бартоломью Робертса, бортового, тоже очень известного пирата и тоже наверняка там был некий вот такой пиратский кодекс и некое такое пиратское законодательство. Пока все были пьяны, Гарри Глазбай, человек трезвый, шкипер на судне «Королевская фортуна», с другими двумя единомышленниками отставали от него потихоньку, ну, то есть они пытались смыться, отставали от него потихоньку. Однако он, Робертс, капитан, скоро узнал о сих беглецах, послал отряд погони за ними, и они все трое были пойманы, привезены назад, по делу немедленно отданы под суд, когда все были готовы, капитан Робертс сел в президентское кресло, позвали виновных в прихожую, где стояла большая чаша с пуншем на столе, с разложенными трубками и табаком. Когда суд открылся, им было прочитано обвинение, закон, сочиненный пиратами, был весьма строг, и уже собирали голоса на приговоре к смерти, ну, то есть подписи, имеется в виду, да, как выпивши по другому стакану, узники стали просить об остановке сиго суждения, ну, то есть защита заявила ходатайство о перерыве в процессе, но преступление и было найдено столько великим, что сидящие не приняли их просьбы. Вдруг некто Валентин Струдибак прибежал наверх, говоря, что он имеет предложить нечто суду в пользу одного из узников, и клялся при том, что он знает его давно за честного человека, и не хуже всех других, тут присутствующих, и что имя ему Глазбай. «Клянусь, говорил он, что он не умрет, и черт меня возьми, если придется ему умереть», проговоря сие слова, вынул из кармана, заряженный пистолет и приставил его к груди одного из судей, который видя сие только сильное доказательство, прекрасно, да, заговорил, что он Глазбая не находит виновным, прочие все согласны были с его мнением, и положили, что сам закон Глазбая оправдывает.

Вы не поверите, но пираты в свободное от, так сказать, основного занятия время поступали также, как мы часто поступаем сегодня, не имея других возможностей для развлечения, они ставили капустники, ну, или если угодно, играли в КВН. Сейчас вам предстоит оценить на что больше похоже то, что вы услышите. Речь идет об издевательском процессе, НРЗБ, ну, не в оригинале, в английском переводе, в оригинале, оригинал написан по-голландски, я, даже если бы наше, прочесть бы не смог. Один такой процесс произошел на маленьком островке у побережья Кубы, пираты капитана Анстиса уже несколько месяцев придавались здесь безделью. В один из дней они собрались на опушке тропического леса, зной и духота жаркого дня не помешали им вкусить радость от театрализованного зрелища, свидетелями которого они стали. Первым предстал перед глазами зрителей разлёгшийся на изумрудной траве сам подсудимый с лицом, искаженным гримасой ужаса, он, трясясь от страха, поглядывал с тоской в ту сторону, откуда должен был появиться главный судья. Наконец их джунглей вышел судья, его прибытие сопровождалось громом оваций, аплодисментов, пираты вскочили со своих мест и стали палить в воздух из пистолетов. В адрес несчастного подсудимого посыпались угрозы. Судья подошел ближе и теперь пираты могли его уже разглядеть. На голову он напялил какой-то невообразимо грязный колпак, а его судейскую мантию заменял гнусного вида широкий брезент, который волочился за судьей, поддерживаемый двумя мрачными субъектами, изображавшими помощника и советника. Доковыляв до дерева, вокруг которого собралась вся компания, судья, кряхтя и чертыхаясь, вскарабкался на толстый сук и удобно устроился на нем так, что мантия его сползла вниз и касалась земли. Под деревом расположились помощник и советник. Судейский жезл заменяли предметы, которые они держали в руках, у одного из них это был лом, а у другого заступ. Общественный обвинитель представил суть дела: «Господа, этот мерзавец, который стоит перед вами, самый гнусный негодяй, которого только и остается, что повесить на большой дороге. Он родился специально для виселицы, и поэтому, побывав в сотни переделок, до сих пор не утонул и не был застрелен. Сколько слез пролилось из-за этого мерзкого пирата, но не в этом его главная вина, представьте себе, эта образина ничего не пьет кроме пива, он ни разу не нализался как собака. Такие целебные напитки, как ром, джин или водка он отвергает, как будто это дьявольская зараза. А вашему правосудию, да и всем присутствующим…». Вашему правосудию, это обращение к судье, да, justice. «...да и всем присутствующим совершенно ясно, что ничего хорошего не может выйти из человека трезвого. Кем иначе, как лишь лукавым проходимцем или жалким обманщиком может быть человек, у которого после доброй порции не развязывается язык». После речи обвинителя началась доверительная беседа судьи с виновным. «Мы в изумлении от тяжести преступления этого плута. Что ты скажешь, омерзительная собака, прежде чем мы тебя повесим сушиться на солнце, как дохлую ворону, которая единственно для того и пригодна, чтобы отпугивать других птиц. Виноват ты или нет? И посмей только сказать: «Нет»». Обвиняемый с дрожью в голосе говорит: «Нет». К восторгу публики судебный процесс затягивается, наконец после собственных яростных обличений судья предоставляет слово защитнику, его речь кратка. «Трудно представить более тяжкое преступление чем то, в котором обвинен мой подзащитный. Я предлагаю повесить его как можно скорее, потому что мне стыдно защищать такого ублюдка» — говорит адвокат. После одобрительного крика толпы судья принимается за чтение приговора. «Нехорошо будет…», начинает блюститель законов, «...если в то время, когда я сижу с судьей, никто не будет повешен». А это уже напоминает мне Ивана Грозного, который НРЗБ. Правда, такие мрачные очень ассоциации. «Посмотрите на физиономию этого типа, по-моему, ясно без слов, что за одну такую рожу следует отправить на виселицу. И наконец уже несколько часов, как мы тратим время на этого бездельника, обеденная пора давно миновала, и весь этот суд мне уже осточертел, я голоден, и пора его вешать». Суд обычно заканчивался, к всеобщему восторгу пиратов судья и подсудимый выпивали по чаше рома, и присоединялись к всеобщему веселью.

НОВОСТИ

С.Бунтман Сегодня у нас пираты, пираты — это друзья нашего детства, все, начиная с Джона Сильвера и благородного Питера Блада. Как они, собственно, жили, и их судили, и иногда справедливо, чаще всего, как?

А.Кузнецов Конечно, за пиратами начиналась периодически нешуточная охота. Все зависело от того, какая была обстановка на море и какие были виды представителей этой почтенной, полупочтенной профессии, потому что, как мы с вами прекрасно представляет, периодически, когда начинались войны между державами, в том числе и в колониальных водах, державы стремились использовать пиратов в качестве своих союзников, выдавались так называемые «каперские свидетельства», капер — это частное лицо, которое на своем корабле нападет на корабли враждебной державы, он имеет соответственно каперское свидетельство, его следует рассматривать не как пирата, а как наёмника, вполне благородная фигура Средние века и в Новое время. Но вот, например, так называемый «золотой век пиратства», по некоторым данным, это вот первые двадцатилетия 18-го века, один из золотых веков, не единственный, конечно, но, возможно, последний. И вот с 1701-го года британское правительство очень серьезное внимание обращает на проблему пиратства в американских колониях. А дело в том, что как раз в это время начинается принятие так называемых «навигационных актов», «navigation acts». Их было довольно много, но суть у них была примерно одинаковая. Если вы помните, Война за независимость США начинается в том числе из того, что колонисты крайне негодуют, как может их метрополия, Англия, которую они пока еще в основном считают своей, на них гнусно зарабатывать. А заработок заключается в том, что фактически вот эти навигационные акты, они вводили монополию на перевозку товаров из колоний и в колонии исключительно британскими кораблями. То есть, во-первых, устанавливались монопольные цены, во-вторых, львиная доля доходов оседала в карманах британских капитанов, перевозчиков. И пиратство крайне было, собственно, единственным, что этой монополии угрожало, поэтому во всех американских колониях были развернуты специальные, так называемые «адмиралтейский суды», которые занимались, как было сказано с британской точностью, преступлениями, совершенными ниже линии отлива, в море, иными словами, да. И в колониях эти суды, собственно, и в самой Англии, разумеется, шли, некоторых, кстати говоря, наиболее знаменитых пиратов довозили до Англии, чтобы судить показательно там. И меняется довольно резко отношение, если до начала 18-го века к смертной казни, как правило, захватив пиратов, приговаривали капитана и некоторых, ну, там, может быть, офицеров или наиболее активных, наиболее буйных членов команды, то в начале 18-го века приговоры стали гораздо жестче, и к подвешиванию приговаривали всю команду, что увеличило градус ожесточения в схватках пиратов и всех, кто с ними боролся, потому что раньше если команда могла рассчитывать на какую-то милость и даже бывали случаи, когда команда, так сказать, арестовывала капитана и выдавала его властям в виде их превосходства для того, чтобы заработать таким образом себе снисхождение, то теперь это стало бессмысленным и пираты боролись до последнего. Уже упоминался Бартоломью Робертс, вот когда капитан Огл сумел взять в плен его флот, и в руки властей британских попала, видимо, самая крупная человеческая добыча за все время борьбы с пиратством, более 250-ти человек. И в результате, значит, большая часть были белые, некоторое количество были негры. Негров тут же, независимо от того, свободными они были или беглыми рабами, их тут же продали в рабство. А что касается белых, то, значит, 52 человека было повешено, суд, некое подобие суда имело место, 37 приговорены к тюремному заключению, из них 20 к 7 годам каторжных работ в шахтах на Золотом Побережье, а 17 отправлено в Англию для заключения на разные сроки, двое пиратов было оправдано, по-видимому, они сумели доказать, что силой были вовлечены в шайку, 19 человек умерли в процессе следствия, ну, видимо, от ран, это, видимо, те, кто были захвачены ранеными, и соответственно им оказывалась недостаточная медицинская помощь.

Ну, и наконец в заключение несколько слов о современном состоянии законодательства. В 1988-ом году была принята Международная конвенция «О борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности морского судоходства». Ее в просторечии межу собой часто называют «Конвенция о борьбе с пиратством». И вот как сегодняшнее международное право определяет, что такое, собственно, пиратство, правда, избегая этого слова. Статья 3 Конвенции: «Любое лицо совершает преступление, если оно незаконно или преднамеренно: a) захватывает судно или осуществляет контроль над ним силой или угрозой силы, или путем любой другой формы запугивания, b)совершает акт насилия против лиц на борту судна, если этот акт может угрожать безопасному плаванию данного судна, c) разрушает судно или наносит судну, его грузу повреждение, которое может угрожать безопасному плаванию, d)помещает или совершает действия в целях помещения на борт судна каким бы то ни было способом устройство или вещество, которое может разрушить это судно, нанести этому судну или грузу повреждение, которое угрожает или может угрожать безопасному плаванию данного судна. Как вы видите, в общем, ничего особенного не изменилось.

Почему сегодня существует проблема пиратства. Судя по всему, ну, вот то, что на поверхности плавает, она существует постольку, поскольку существует прибрежные районы, не контролируемые никакой цивилизованной властью. Это, например, побережье Сомали, в котором сложилось, то, что по-английски называется «failed state», ну, государство, которое, да, провалило свои обязанности, скажем так, поскольку прибрежную полосу Сомали контролируют исключительно вот такие вот, то, что называется незаконные вооруженные формирования, у них есть своя связь с жителями прибрежных районов, я встречал упоминания, что по меньшей мере десятую часть своей добычи они выделяют в некий такой фонд социального страхования на поддержку бедных, больных там, какие-то социальные нужды вот этих вот деревень в джунглях затерянных. Ну, и соответственно если они добираются до береговой линии, то они находят, естественно, укрытие в этих практически непроходимых лесах. Получается, что у них есть возможность вести такую своего рода партизанскую войну, ну, а мы с вами знаем, в том числе на примере 20-го века, что партизанскую войну выиграть чрезвычайно сложно, практически невозможно, пока местное население поддерживает вот эти вот самые формирования. Ну, и кроме того, техническое возможности, конечно, которые есть сегодня, позволяет вот эти вот молниеносные наносить удары. Ну, а сопровождение торговых судов какими-то конвоями — вещь возможная, но чрезвычайно дорогостоящая, настолько дорогостоящая, что не раз я встретил сегодня такие на первый взгляд конспирологические, но, в общем, наверное, имеющие под собой некоторые основания, версии, что международные компании, которые предоставляют услуги такого сопровождения, они вообще не очень заинтересованы в том, чтобы с пиратством было покончено, поскольку для них это источник совершенно колоссальных средств. Та же самая компания «Maersk», один из крупнейших перевозчиков морских контейнеров, значит, сейчас официально при заключении договоров говорит, что примерно с четырех тысяч долларов контрактной суммы около трехсот идет на сопровождение груза вот такого рода специальными частными охранными предприятиями.

С.Бунтман Упомянутая здесь книга Александра Эксквемелина «Пираты Америки» была, если вы не помните и если вы не знаете, то найдите, была у нас издана великолепно. Я помню тот восторг, когда вот мой отец принес эту чудесную книгу на меловой бумаге с воспроизведением гравюр, в супер обложке, и эта книга просто была, ну, просто он купил в книжном магазине, то ли самый конец 60-ых, то ли начало 70-ых, вот примерно та эпоха. Она была издана замечательно, поищите, посмотрите, действительно, кладезь и великолепный источник.

А.Кузнецов Ну, если вот не охотиться за изданием, то ее можно бесплатно скачать.

С.Бунтман Ну, это да.

А.Кузнецов Русский перевод есть.

С.Бунтман Но само удовольствие…

А.Кузнецов Да, Александр Эксквемелин, да, «Пираты Америки» в частности, вы можете прочитать, действительно, замечательно, много всяких сведений. Другое дело, что историки пиратства, к которым я не отношусь, сразу, чтобы не было какого-то, чтобы не оказаться в роли Хлестакова. Историки пиратства очень спорят по поводу того, чему можно доверять, чему доверять осторожно, потому что, понимаете, Эксквемелин ведь явно совершенно обладал не только писательскими дарованиями, но и писательскими амбициями, и конечно, он думал о читателе, и поэтому вполне возможно, что он не избежал, тем более, это было вполне в традициях 17-го, 18-го века, не избежал искушения приукрасить, так сказать, выпятить что-то, придумать…

С.Бунтман Или сгустить.

А.Кузнецов Сгустить что-то, более того, я вам хочу сказать, что один из источников, который широко известен по истории пиратства и который был издан в Лондоне под явным совершенно псевдонимом, Дженкинс, по-моему, или что-то в этом роде, какое-то такое ничего не говорящее имя, по версии большинства исследователей под псевдонимом скрывался Даниель Дефо, очень известный мистификатор в самых разных областях…

С.Бунтман При этом весьма осведомленный.

А.Кузнецов Весьма осведомленный человек, вообще, так сказать, один из основателей британской секретной службы.

С.Бунтман Да.

А.Кузнецов Действительно такой человек-оркестр, но, кстати говоря, хорошо знакомый с пиратской тематикой не на личном примере, но и вообще пиратством занимались люди незаурядные, давайте вспомним, сэр Уолтера Рэли, он, правда, такой пират условный, он все-таки скорее пират на службе ее величества, точно как и Дрейк, потому что Дрейк и, в общем, хотя не сразу официально был признан в таком качестве, он всегда выполнял определенные поручения, но это тоже опасное занятие, и судьба Рэли об этом свидетельствует, хотя он не за пиратство, конечно, с жизнью расстался, но тем не менее. Ну, и один из самых известных, хотя, видимо, один из довольно неудачливых пиратских капитанов, это знаменитый Уияльм Кидд, который, собственно, на чем погорел? Было создано благородными господами небольшое, неофициальное, не рекламирующее себя товарищество, люди вложили деньги, снарядили экспедицию, надо напомнить, что королева Елизавета не гнушалась вкладывать деньги в подобные коммерческие предприятия, как тот же Рэли отправился на поиски Вирджинии, точнее, на основании Вирджинии, в том числе и на деньги своей королевы. Вот, ну, а в данном случае деньги были вожены в морской грабеж, правда, конечно, благородные джентльмены говорили, что грабить будем не наши корабли, и не наших голландских союзников, да, потому что в то время они были союзниками, ну, собственно говоря, потому что штатгальтер Голландии находился на, так сказать, королевском престоле Вильгельм Третий, вот. Ну, не везло, как назло попадались Кидду исключительно английские, голландские, английские, голландские, английские, голландские. Кидд то терпел, но команда уже была готова взбунтоваться, и нашелся один из офицеров, который практически поднял мятеж со словами: «Вот если мы сейчас этого голландца не захватим, то я за себя не ручаюсь», Кидд его ударил ведром, и так неудачно, что убил. И конечно, в любой другой ситуации это ему бы сошло с рук, я имею в виду, официальной власти, команда то успокоилась достаточно быстро, но поскольку предприятие не принесло нормальных доходов, люди почувствовали себя обманутыми, более того, они были уверены, что Кидд их обманул, что на самом деле он награбил достаточно. Видимо, отсюда идет легенда знаменитого кладе капитана Кидда, потому что он вернулся в Англию, ну, более или менее с пустыми руками, никто не поверил, что он на самом деле ничего особенного не получал, родилась легенда о кладе, закопанном на каком-то острове, к которому якобы карта прилагается. А вот эти джентльмены отдали Кидда под суд за убийство вот этого самого одного из офицеров, и он рассчитывал, что если он не назовет их имена на суде, то в конечном итоге они его вытащат, а они его не вытащили, его повесили. Вот такая печальная история о том, как низко могут пасть вроде бы благородные люди.

С.Бунтман Где можно найти самое, мне кажется, милитаризованное, о такое скрупулёзное описание пиратских правил, это в приквеле к «Острову сокровищ», которое написал Делдерфилд это Приключения «Бена Ганна», и он с необычайным удовольствием, хорошо документировано написал это, ну, это в 50-ых годах, 1950-ых годах, и он описывает как раз правило, которое он придает Моржу капитана Флинта, и там как раз и вот этот деление на джентльменов, о котором сейчас говорил Алексей, на джентльменов и на команду, собственно, на общины, джентльмены и общины, способы деления добычи и приза, и строгие достаточно правила, которые поддерживал в большой степени, квартирмейстер, а квартирмейстером на Морже, как известно, был Долговязый Джон Сильвер.

А.Кузнецов Квартирмейстер, это, в общем, начальник штаба….

С.Бунтман И квартирмейстер это в принципе и среди джентльменов, как Делдерфилд очень тонко, описывая взаимоотношения между, например, Флинтом, Билли Бонсон, который тоже среди джентльменов, потому что он штурман, и плотник Морган, тоже очень важное лицо на корабле, и Хэндс, канонир, это тоже из джентльменов. И когда он это описывает, что почему Флинт мог вообще находиться до любой схватки находиться в своей каюте и заниматься чем угодно, просить Дарби Макгроу принести рому, потому что главное лицо квартирмейстер в мирной, скажем, жизни, при схватке, и чем был хорошо тот же самый Флинт, что и Стивенсон и Делдерфилд очень так тонко делают, чем он был хорош, потому что это командир военного времени, то есть в схватке равных ему не было.

А.Кузнецов И вот здесь можно вспомнить знаменитую фразу Клаузевица, что при правильной организации дела с первыми выстрелами войны начальник генерального штаба может идти ложиться спать, это то, о чем вы говорите. Да, перед войной начальник штаба работает сутками, война началась, другие люди повели войска в бой, да, он уже свою работу сделал.

Ужасно обидно, понятно, почему у нас нет отечественной пиратской литературы, потому что мы страна, ставшая морской державой поздно, в то время, когда, так сказать, был расцвет и французского пиратства. пиратства испанского, пиратства британского, мы только первые шаги на море делали по сути, но ведь у нас были свои люди этого же типа, абсолютно этого же типа, которые занимались похожими вещами, так сказать, на сухопутных просторах, а те все наши покорители, первопроходцы Сибири, Дальнего Востока…

С.Бунтман Ну, конечно, ЧВК Ермака это, в общем-то…

А.Кузнецов ЧВК Ермака, да, частная военная компания.

С.Бунтман Здесь совершенно понятно, что они поступили, нанятые в свое время Строгановыми…

А.Кузнецов Конечно.

С.Бунтман Промышленниками наняты для того, чтобы отодвинуть, прежде всего, сначала отодвинуть от себя враждебные, прежде всего, в экономическом отношении тех людей, которые…

А.Кузнецов Обезопасить…

С.Бунтман Обезопасить. Потом они дошли до определенного, географических пунктов, потом отступили, и это очень ясно нам показывает. Это действительно примерно начали становиться морской державой на Севере, на Балтике, на Северо-Западе становились морской державой в тот самый расцвет, последний золотой век пиратства, но здесь было не до того. Во-вторых, давайте согласимся все-таки, что очень небольшое то водное пространство получалось у России вот в это время, это потом, когда вышли и с какими невероятными трудностями, и обложенные всевозможными морскими соглашениями договоры уже через 100 лет выходили в кругосветные плавания, или в конце 18-го века выходили в морские и военные экспедиции. Если подумать насколько тяжелой и трудоемкой операцией было, когда выходил Федор Федорович Ушаков в Средиземное море, что это для нас серьезная даль, это не надо преуменьшать. И вот вся такая подспудная и европейская и борьба, и неудобства России, как морской державы, она заключалась в тех самых пресловутых проливах, здесь не только великая борьба за Царьград, греческие проекты и Константинополь, это вплоть до, я бы сказал, до планов там 1940-го года, это очень серьезная, это очень серьезная проблема. Сейчас смотря документы даже и всю грызню, мы видим, что был всегда не только. если мы поворачиваемся и выходим в Черное море на юг, то у нас не только левые фланги, вечная Турция была, левый фланг, но и правый фланг, где подступала и опять та же Турция, а потом уже поступали другие континентальные державы. Так что здесь, честно говоря, было не до большого пиратства, ну, хорошая, милая контрабанда и грабеж, они существовали всегда.

А.Кузнецов Да, конечно, но понимаете, вот у нас ещё погубило тему слишком серьезное отношение к литературе, берется сюжет нормальный Фениморкуперовский если угодно, сюжет, дикие горцы, благородные белые, да, так сказать, туземные красавицы, из этого получается «Герой нашего времени». Помните у Вайля и Гениса в «Родной речи» на этот счет есть рассуждение, когда, так сказать, приводится очередной самокритичный отзыв Печорина и Вайль с Генисом пишут: «Кто вложил в уста Атосу речи Ставрогина?», вот это вот смешение стилей. Или когда, скажем, Лев Толстой пишет, тоже над благодатнейшим, казалось бы, для НРЗБ материале, получается НРЗБ.

С.Бунтман Но с другой стороны мы из-за этого получаем…

А.Кузнецов Великую литературу.

С.Бунтман Великую литературу.

А.Кузнецов Грех жаловаться, но пиратскую мы не получаем.

С.Бунтман Возьмите изумительную совершенно вещь, изумительную историю, ведь берем первый на свете исторический роман, роман Вальтера Скотта «Уэверли», мы берем, «Или шестьдесят лет назад». Молодой человек на службе попадает в Шотландию, где на его глазах вспыхивает мятеж, и он находится в моральном поиске, кого поддержать, каждую секунду в центре восстания оказывается в ситуации морального выбора, береги честь смолоду, из этого у нас получается…

А.Кузнецов «Капитанская дочка».

С.Бунтман Получается «Капитанская дочка», ну, сюжет появился весь у нас…

А.Кузнецов «Петербуржские трущобы» появились.

С.Бунтман Да, учился Федор Михайлович Достоевский, который в это вложил и размышления, и вот эту рваность жизни. Ну, а с пиратской литературой у нас, конечно, морская литература у нас есть замечательная.

А.Кузнецов Есть, конечно, конечно…

С.Бунтман Прекрасная.

А.Кузнецов Те же «Морские рассказы» Станюковича.

С.Бунтман Станюковича.

А.Кузнецов Зачитанные до дыр в детстве.

С.Бунтман Станюкович — это человек, ну, я не знаю, без него невозможно обойтись.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире