'Вопросы к интервью
М.АНТОНОВ – В передаче принимает участие народный артист, лауреат государственной премии России, Президент гильдии режиссеров России, профессор, кинорежиссер Марлен Мартынович Хуциев.

К.ЛАРИНА — Здравствуйте, Марлен Мартынович.

М.АНТОНОВ — Я не все должности и титулы перечислил.

К.ЛАРИНА — Ну что-нибудь еще назовите, кто вы еще? Профессор…

М.ХУЦИЕВ – Ничего не надо.

К.ЛАРИНА – Да? Начальник всех кинорежиссеров бывшего советского пространства, главный киноавторитет, я бы так сказала, для многих и учитель, правда же? Дорогие друзья, у нас прямой эфир, поэтому имейте ввиду, что вы можете и звонить по телефону 2031922, чтобы задавать вопросы нашему гостю, и конечно же можете присылать ваши вопросы на пейджер 9742222 для абонента «Эхо Москвы».

М.АНТОНОВ — А фильмы-то напомнить?

К.ЛАРИНА — Давай напомним фильмы.

М.АНТОНОВ — «Послесловие», «Был месяц май», «Два Федора», «Застава Ильича», «Весна на Заречной улице», «Бесконечность» и многие, многие другие.

К.ЛАРИНА — А «Июльский дождь»?

М.АНТОНОВ — «Июльский дождь».

К.ЛАРИНА — Мой любимый фильм.

М.АНТОНОВ — А мне «Два Федора» больше нравится.

К.ЛАРИНА – А мне вообще все нравится.

М.АНТОНОВ – Совершенно потрясающе.

К.ЛАРИНА – Да, да вообще все нравится. А мне нравится «Послесловие», там где играет замечательные Ростислав Плятт и Андрей Мягков. Замечательно.

М.ХУЦИЕВ — Приятно оказаться в обществе, когда вы осведомлены.

К.ЛАРИНА — А как же? Конечно.

М.АНТОНОВ — Жалко только, что мало показывают на российском телевидении все вот это вот. Я не знаю, почему. Свежести фильм не потерял.

К.ЛАРИНА — Нет, почему? «Заставу Ильича» показывают часто достаточно.

М.ХУЦИЕВ — Чаще всего показывают «Весну на Заречной улице».

К.ЛАРИНА — Ну это понятно. Потому что меньше всего претензий идеологических, все выдержано

М.АНТОНОВ — Я на секунду, процитирую, что писал «Советский экран»: «Выпускница пединститута направлена в школу рабочей молодежи промышленного поселка. Сталевары, крановщики, шоферы – сложный, но интересный материал для начинающего педагога. Однако, настойчивые ухаживания Александра Савченко, простого, прямолинейного сталевара-рационализатора, избалованного вниманием девушек, усложняют ее жизнь».

К.ЛАРИНА — Ну, в принципе все соответствует действительности. Так оно и было.

М.АНТОНОВ — Так оно и было, мне очень нравится читать рецензии на эти фильмы.

М.ХУЦИЕВ — Все не нужно усложнять, фильм о любви…

М.АНТОНОВ — Я не знаю, почему «Советский экран» так написал. Вы не хотели ничего там усложнять в этом фильме специально?

К.ЛАРИНА — Нет, конечно

М.ХУЦИЕВ — Да нет. Вы знаете, эта картина легко как-то вылилась. Мы были молодые, сценарий был моего друга и однокурсника Феликса Мироняна, с которым мы учились в мастерской Игоря Андреевича Савченко и жили в общежитии в одной комнате, так что вместе курсовую, дипломную делали. Операторы были Петр Тодоровский и Радомир Василевский, то есть все вгиковцы снимались: Рыбников, Пугачева…Нина Иванова была не вгиковка, но она там в Риге снималась, не помню, где мы ее подглядели. Сушнин Саша снимался в моей дипломной работе, здесь он не снимался, Илья Репин, они недавно ушли из жизни, это очень грустно. Поколение уходит, ребята.

К.ЛАРИНА — Да, это правда. Марлен Мартынович, у нас есть для вас специальное радиоэссе, посвященное вашей творческой судьбе. Давайте мы послушаем такой радиопортрет от Насти Изюмской «Все про Марлена Хуциева».

Н.ИЗЮМСКАЯ — Когда молодой Хуциев поступал во ВГИК, он хотел снять фильмы о Бетховене, Пушкине и войне. Затем заинтересовался личностью Сталина, затем Гитлера, Ивана Грозного, Петра Первого. Он всегда мечтал сделать картину о великой исторической личности, об эпохе, а снимал о простых людях, о своем времени. Больше всего он хотел бы получить приз за дебют, а получил специальный приз жюри венецианского фестиваля в 65-ом за третью художественную картину «Мне двадцать лет» и за последнюю «Бесконечность» — приз жюри на Берлинском фестивале в 92-ом и тогда же премию Альфреда Бауэра за открытие новых путей в киноискусстве. В кино Хуциев много чего сделал первым. Первым вышел из павильона на улицу, первым смешал актеров с уличной толпой, первым превратил светофор в поэтический образ. Открыл многих великих исполнителей: Николая Рыбникова, которого снял в своем первом фильме в «Весне на Заречной улице», Василия Шукшина, которого пригласил в картину «Два Федора». У Хуциева в «Июльском дожде» свою первую роль сыграл Юрий Визбор. Имя Марлена Хуциева ставят в один ряд с именами Жана Люка Годара, Микеланджело Антониони, Луиса Бунюэля. Его признают классиком. Он президент Гильдии кинорежиссеров, руководитель кафедры режиссуры художественного фильма во ВГИКЕ, народный артист СССР, обладатель ордена «За заслуги перед Отечеством». Он режиссер, но в первую очередь – поэт. Василий Аксенов считает, что Марлен Хуциев близок к поэтам фронтового поколения.

В.АКСЕНОВ — Близок по своей структуре человеческой, типа Самойлова, Левитанского. Вот эти люди, которые прошли войну, мальчиками ушли и мальчиками вернулись. Вот он такой Марлен, мне кажется он с седым хохолком, он тоже отчасти мальчик-фронтовик. Считаю его лучшим фильм «Июльский дождь», он очень импрессионистический, он очень здорово показывает эту жалкую, несчастную Москву тех времен, но как-то так поэтически, чувствуешь какую-то ностальгию. Идет дождь, все смывает, грязь смывается, поливальные машины, любовь разворачивается под дождем, символ воды, все время катящийся куда-то…

Н.ИЗЮМСКАЯ: «Хуциев в равной степени режиссер, поэт и человек»,— говорит Белла Ахмадулина.

Б.АХМАДУЛИНА: Легкость его мысли опирается на строгость ума, главное – то воображения, которое соответствует действительности, но не то, чтобы превосходит ее, но косвенно отличается от нее возвышенностью, его сильно очень расхищены, некоторые кадры его равны строке или строфе. Эта та стройность, которая присуща поэтическому устройству. Мне кажется, за ним это водится. А как приятно сказать, что это очень хороший человек. Может быть, множество злодеев, разбойников водится, жуликов каких-то, жадных каких-то. А такой тоненький, такой хрупкий, такой изящный Марлен перевешивает очень многое, потому что в его этой на вид такой беззащитной хрупкости очень много заглавных человеческих качеств: отвага, доброта и великодушие. А то, что он и талантом одарен – вот ему и награда за все его достоинства.

Н.ИЗЮМСКАЯ: Человек Марлен Хуциев любит подолгу гулять по городским улицам. Любит покупать галстуки, все мечтает найти один в полоску, чтобы одна полоса была темно-синяя, другая бордовая. А еще любит петь грузинские песни. (Звучит грузинская мелодия)



К.ЛАРИНА — Ну как?

М.АНТОНОВ — Поправляйте, если что неправильно.

М.ХУЦИЕВ — Вы знаете… Ну, во-первых я очень растроган, мне было очень приятно услышать голоса своих друзей и Аксенова, и Бэллы. Грузинские песни я люблю петь, но не такие бойкие. Они есть такие распевные песни, неторопливые. Но вот в предварительной информации у меня вызвало недоумение, что я всю жизнь хотел снять фильм, или тогда я хотел снять фильм о Гитлере, Грозном и Сталине. У меня не возникало таких желаний.

К.ЛАРИНА — Ну, я бы так сказала так: наверное, если говорить о мечтаниях, которые не осуществились, это фильм о Пушкине.

М.ХУЦИЕВ — Ну это да. Даже больше, я начинал и практически записал целиком сериал, радио-сериал о Пушкине, но вот еще не удалось его смонтировать, поскольку я перекинулся на фильм о Толстом и Чехове. Я долго не снимал, поэтому, когда такая возможность все-таки предоставилась, то мне пришлось отставить в сторону радио.

К.ЛАРИНА — Как вы думаете, а почему все-таки Пушкин до сих пор на экране не появился?

М.ХУЦИЕВ — Вы знаете, дело в том, что это очень страшно. То есть он появляется кое-где, так сказать, в некоторых картинах. Но я даже скажу вам, когда я собирался ставить Пушкина, то он не должен был появиться сразу, потому что я представил себе, как появляется Пушкин и все начинают судачить «такой», «не такой». О нем сперва возникала молва, то есть сперва я должен был ввести зрителя в атмосферу, когда появился Пушкин: это Россия, только что победившая Наполеона, это возвращение гвардии, это настроение приподнятости. И вот в этой радостной, праздничной атмосфере начинает среди толков, пересудов и разговоров мелькать, сперва мелькать, имя Пушкина. И вот постепенно, постепенно, потом он однажды появляется. Там такая была сцена гусарской пирушки, после которой они, гусары, друзья Пушкина, решают ехать к нему, а по дороге застревают два экипажа, гусарский народ вываливается в снег и вдруг какой-то снежок ударяет одного из участников этой истории и звонкий смех и вот так постепенно появляется Пушкин, которого правда пытаются вначале в сугроб сунуть, он весь залепленный снегом возникает молодой Пушкин. Очень осторожно надо было к этому идти, с тем чтобы зритель вместе, скажем, с людьми того времени он как бы вот так вот вошел. Потому что и тогда же, когда он появлялся, не сразу его все узнали. И вот это очень важно, потому что отпугнуть зрителя, у которого у каждого свой Пушкин, и потом они будут долго привыкать к нему.

К.ЛАРИНА — Конечно. Безусловно — это герой. Марлен Мартынович, я просто хотела вернуться к вашим фильмам.

М.ХУЦИЕВ — Я только хотел два слова сказать о Пушкине, что может быть, я замахнулся очень широко, потому что я хотел сделать фильм о жизни Пушкина. Сразу. События начинаются после окончания лицея и до самой смерти. Но тут была своя задача, потому что просто брать эпизод – это бы не раскрыло бы эту огромную, гигантскую натуру человеческую, кроме того, что он поэт и в нем, кстати, очень много посвящено раздумьям о человеческой жизни, о течение времени, философские размышления, ведь Пушкин поэт и огромный философ. И мне казалось, что вот только так, проведя его через жизнь, можно будет каким-то образом понять его в гранях его, с разных граней рассматривая. Но, я повторяю, это вообще сложная была задача…

К.ЛАРИНА — Сегодня мало кто обращается к пушкинской эпохе и совсем наоборот…

М.АНТОНОВ — Равно как и к поэтам.

К.ЛАРИНА – Да.

М.АНТОНОВ – Если вспоминать, то можно вспомнить, что только сейчас идет экранизация жизни Сергея Есенина.

К.ЛАРИНА – Она еще…они там делают.

М.АНТОНОВ – Во-первых, они делают, а во-вторых, хотелось бы просто узнать, что там на выходе получится.

К.ЛАРИНА – Я хотела бы другое сказать…

М.ХУЦИЕВ — Сейчас очень страшно, мне страшно, потому что обычно, когда обращаются к историческому персонажу, обязательно какой-то возникает нездоровый интерес: копнуть чего-то, куда-то…

К.ЛАРИНА — Ну а как же. Хочется знать, как он это делал. А как же? А как же? Я хотела про другое сказать, что сегодня повышенный интерес к хуциевской эпохе, поскольку каждый уважающий себя теле— и кинохудожник…

М.ХУЦИЕВ – Батюшки мои, что такое «хуциевская эпоха»?

К.ЛАРИНА – Ну, я имею в виду те самые 60-е годы

М.АНТОНОВ — Ну как? Это эпоха…

М.ХУЦИЕВ — Это наша эпоха!

К.ЛАРИНА — Ваша эпоха. Вот сегодня у нас по телевизору каждый день показывают так называемые ретрофильмы, всем как-то хочется окунуться именно в это время, и там в этом времени поискать настоящих героев. Вы смотрите фильмы, которые посвящены эпохе 60-х, созданные сегодня.

М.ХУЦИЕВ — Ну конечно.

К.ЛАРИНА — Ну как, это похоже на то, что было на самом деле?

М.ХУЦИЕВ — Ну а почему бы и нет, я вам должен сказать, что я недавно участвовал в передаче в «Культурной революции», где ставился вопрос так: когда люди были лучше, сейчас или при советской власти?

К.ЛАРИНА – А, я помню эту программу.

М.ХУЦИЕВ — Я не знаю, потому что я был молод, мне казалось, что мы были совсем неплохие. Мы умели дружить, мы умели любить, мы любить умели не только друг друга, девушек, мы любили жизнь нашу, понимаете? Страну нашу, мы радовались, Даже такое, скажем, как первомайская демонстрация, почему нравится многим эта сцена «Мне двадцать лет» … «Заставы Ильича», да потому что мы шли туда не как некое идеологическое действие, мы шли радовались…

М.АНТОНОВ — Никакой политизированности…

М.ХУЦИЕВ — Конечно, мы радовались, пели песни, я это прекрасно помню. Даже в ноябрь, когда первый раз после поступления в институт и я пошел на демонстрацию, в общем ноябрь, уже было не тепло, и тем не менее мы шли веселые, молодые…

К.ЛАРИНА — Все равно в ваших фильмах в тех героях, в них ничего героического-то нет, их всех посещают сомнения, правда же?

М.ХУЦИЕВ – Конечно.

К.ЛАРИНА – А это было не очень принято тогда об этом говорить.

М.ХУЦИЕВ — К сожалению. Это глупость, что это не поняли, потому что сомнение – это качество чрезвычайно важно для человека. Кстати, студентам своим я говорю, что мы должны относиться к себе в профессии, к тому, что вы делаете, обязательно у вас должна быть уверенность абсолютная: я все могу и никто кроме меня. И сомнения так же: а могу ли я. Потому что, если одно из этих обстоятельств пересилит, то плохо. Если вы будете совершенно самоуверенны, вы начнете допускать ошибки, вас занесет. Если вы будете все время сомневаться, то вы тоже ничего не сделаете. А вот уметь соотносить это, уметь что-то придумать, а потом на какой-то момент засомневался, это очень важно, то есть два таких начала…

М.АНТОНОВ — Золотую середину найти ту самую.

М.ХУЦИЕВ — Да, наверное, может быть это поможет.

М.АНТОНОВ — Проблема-то вот в чем: в те годы, когда была снята «Мне двадцать лет», «Застава Ильича», а это называется сейчас «периодом оттепели», а сейчас же полная свобода, пожалуйста, и герои вот они…

К.ЛАРИНА — Жирная свобода, так сказать.

М.АНТОНОВ — Никакой политики, снимайте. И люди сомневающиеся есть, которых раздирает что-то. А таких героев нет.

К.ЛАРИНА – У нас золотая середина.

М.ХУЦИЕВ — Знаете в чем дело? Да нет сейчас свободы, Вы заблуждаетесь. Что такое свобода? Ведь если тогда нам ставили рамки, там цензура, потому что продюсером было государство. А в чем же сейчас свобода? Делай, что хочешь? Я вообще считаю, что свобода – это, прежде всего, уважение к соседу твоему, к людям, которые тебя окружают, но когда мне показывают по телевидению без конца мордобой, стрельбу, убийства, да причем, как показывают!

К.ЛАРИНА — Хорошо, талантливо.

М.ХУЦИЕВ — Тем не менее, знаете, что б меня аж вырвало. Какая же это свобода? Какое уважение?

К.ЛАРИНА – Давайте остановимся Марлен Мартынович. У нас сейчас время новостей, а то мы опоздаем. Сейчас по радио послушаем, как у нас это делается. Пожалуйста, давайте.

НОВОСТИ

К.ЛАРИНА – Продолжаем мы нашу встречу с Марленом Хуциевым, мы остановились на жирной свободе о которой вспомнил Миша Антонов – тоже сомнительно кстати, свобода.

М.АНТОНОВ – Которой нету и…

К.ЛАРИНА – Нет, конечно.

М.АНТОНОВ – …И тот монолог, который мы прервали, Марлен Мартынович, я хотел бы сразу наводящий вопрос, т.е. то что сейчас происходит в нашем кино Вам не нравится?

М.ХУЦИЕВ – Нет, ну, почему…

М.АНТОНОВ – В большинстве своем…

М.ХУЦИЕВ – Есть талантливые работы и даже в сериалах иногда, так сказать, что-то такое мелькает. Нет, я говорю, во-первых, очень трудно работать. Я не хочу сейчас даже это подробно обсуждать, но вот у меня сейчас, например, я дважды стою, потому что там такой есть, ну как бы Вам сказать прерывистое финансирование…

М.АНТОНОВ – Так ладно финансирование – еще Вы же натуру едете выбирать. Натуру, например в Москве найти, даже в таких городах.

М.ХУЦИЕВ – У меня очень такая локальная натура, мне надо не выбирать, а надо доснять один кусок, который я снимал и просто…

К.ЛАРИНА – Это «Чехов и Толстой», да?

М.ХУЦИЕВ – Да.

К.ЛАРИНА – А кто играет Чехова и Толстого, скажите.

М.ХУЦИЕВ – Ну, значит, скажу.

К.ЛАРИНА – Скажите.

М.ХУЦИЕВ – Не хотелось, но что же делать, уже тайны нет в этом. Толстого играет артист из Калужского драматического театра Михаил Пахоменко.

К.ЛАРИНА – Это первая его работа в кино?

М.ХУЦИЕВ – Нет, не первая. Он снимался, он играл главную роль у Хейфица «Вы чье, старичье?», а Чехова играет Владислав Ветров из «Современника».

К.ЛАРИНА – Ой, хороший парень, он из Ростова, по-моему.

М.ХУЦИЕВ – Он в Ростове играл, но вообще-то говоря, он долго жил в Таганроге, он учился там. Ну, вот посмотрим.

К.ЛАРИНА – Он сейчас играет Ставрогина в «Бесах».

М.ХУЦИЕВ – Он играет Ставрогина, да.

К.ЛАРИНА – Очень хорошо.

М.ХУЦИЕВ – Я не буду комментировать, что он делает в театре, но то, что оба этих прекрасных актера делают в картине, мне кажется, что это достаточно серьезно, и я как-то в них уверен.

К.ЛАРИНА – А женщины там есть?

М.ХУЦИЕВ – Там немножко – Софья Андреевна.

К.ЛАРИНА – А почему немножко – Софья Андреевна? Такие люди, а где же женщины?

М.ХУЦИЕВ – Просто взяты эпизоды, в которых она так просто построена картина — это в основном как бы общение, диалоги, но они основаны на двух событиях: первое – это когда Толстой навещает Чехова в клинике Остроумовской, когда у Чехова пошла горлом кровь, его срочно госпитализировали, как сейчас говорят, и Толстой внезапно его навестил. И они, как свидетельствуют некоторые очень скупые свидетельства, о чем они говорили: они говорили о бессмертии. Понимаете, человек на грани перехода в иной мир, а они говорят о бессмертии. Естественно Толстой задавал тон. А вторая половина картины – это уже Чехов, который жил в Ялте, а Толстой, в это время заболевший Толстой находился на даче графини Паниной. Вот туда из Ялты в Гаспру наведывался к нему Чехов, и они, так сказать, в общем тоже продолжали вести серьезные разговоры. Вот на этих двух общениях их построена картина.

М.АНТОНОВ – Марлен Мартынович, меня сейчас могут, конечно очень сильно заклевать наши слушатели, присылая сообщения на пейджер, но по поводу этого фильма я могу сказать: это Ксения может посмотреть, это я могу фильм посмотреть, а привлечет ли их рассуждение о бессмертии…

К.ЛАРИНА – Не-а.

М.АНТОНОВ – …14-ти-20-ти летних?

М.ХУЦИЕВ – Вы знаете, дело…

М.АНТОНОВ – Я понимаю, я даже не хочу сейчас спрашивать, насколько он конъюнктурным будет…

М.ХУЦИЕВ – Нет, дело даже не в том, что их должны привлечь рассуждения о бессмертии и смерти, дело в том, что обидно, что не привлекает наших молодых, скажем наша великая литература. И многие просто не знают кто это такие, и тогда просто выясняется, что они не знают этих имен.

К.ЛАРИНА – Ну, ладно, они в школе проходят, перестаньте, не до такой степени.

М.ХУЦИЕВ – Проходят — как проходят. Я между прочим, в советской школе проходил это гораздо более глубоко. Это важно, понимаете. Вот это важно – привлечь к этим гигантским фигурам, пробудить интерес. Но это я говорю такие популярные слова, но все равно это…

М.АНТОНОВ – Так вопрос-то как раз в том: привлечет ли, или не привлечет?

М.ХУЦИЕВ – Ну, я надеюсь, это зависит от того, как будет сделана картина, и как пустят ее в прокат или как, например, моя картина «Бесконечность» так в прокат и не попала. Понимаете, она пару раз прошла по телевидению и все. Я надеюсь, если наши руководители, так сказать, культуры будут достаточно, так сказать, разумны, то они должны приложить много усилий, чтоб не забыть, не отбросить, так сказать ее куда-то в сторону, что бы уступить место огромному количеству всевозможному понимаете, бандитизму на экране, а выпустить картину и дать ей хороший прокат.

К.ЛАРИНА – Скажите пожалуйста, Марлен Мартынович, а что Вы смотрели в юности, не что Вы ходили в кино, что в то время шло в Москве, когда Вы учились во ВГИКе?

М.ХУЦИЕВ – Кино-то я начал смотреть еще в Тбилиси, когда я учился в школе.

К.ЛАРИНА – На что ходили, на трофейное кино?

М.ХУЦИЕВ – Первая моя картина была «Чапай», причем она осталась моей любимейшей картиной, потому что она блестяще так сказать, сделана, вообще, блестящая картина.

К.ЛАРИНА – Боевик, абсолютный боевик.

М.ХУЦИЕВ – Да нет, просто понимаете, она привлекала же в первую очередь не только такими…

К.ЛАРИНА – Стреляли же…

М.ХУЦИЕВ –…а удивительными, так сказать, персонажами, и они так и остались для меня. Очень много картин наших советских: «Веселые ребята» я помню. Вообще, я помню, мне давалось 20 копеек на мороженное, я шел смотреть кино днем, естественно, а потом, уже на обратном пути покупал мороженное. Останавливался у киосков, рассматривал, покупал книжки уже про кино. Я помню, про Абрикосова, про Черкасова такие тоненькие брошюрки.

М.АНТОНОВ – Да, «Актеры советского кино» они назывались.

К.ЛАРИНА – А когда…был ли в Вашей жизни фильм, который очень сильно на Вас эмоционально подействовал?

М.ХУЦИЕВ – Ну, в разное время – разные. Я помню, как в свое время на меня огромное впечатление произвел фильм «Похитители велосипедов».

М.АНТОНОВ – Витторио Де Сика.

М.ХУЦИЕВ – Витторио Де Сика, да, потрясающая картина. Потом уже, значит, когда я работал на киностудии им. Горького, я по окончании института попал на студию Горького и работал в дубляже, и помню там тоже очень сильное впечатление картина Джерми «Дорога надежды». Ну, во ВГИКе я видел очень много, смотрели мы наши советские картины, но там же есть блестящие картины, шедевры, та же «Трилогия о Максиме», о чем Вы говорите, какие актеры! Одна из моих любимейших картин – это «Петр I», просто так сказать, россыпь алмазов актерских. Что Черкасов, что Симонов…

М.АНТОНОВ – Тарасова.

М.ХУЦИЕВ – …что Тарасова, Тарханов, Жаров!

М.АНТОНОВ – Михаил Жаров.

М.ХУЦИЕВ – Ну, что Вы! Я все время твержу о том, чтобы если мы сделали ретроспективу, не того что мы все время говорим: «советское кино», так брюзжим, и показали бы панораму этого кино…Ну чем уступает «Петр I» голливудским!…

К.ЛАРИНА – Ничем.

М.ХУЦИЕВ – Понимаете историческим — он превосходит.

К.ЛАРИНА – Тут надо отдать все-таки должное нашему телевидению: уж старое советское кино они показывают с большим удовольствием…

М.ХУЦИЕВ – Ну, начали, начали.

К.ЛАРИНА – Иногда показывают такое, что лучше бы не показывали, не самые лучшие образцы.

М.ХУЦИЕВ – Я с Вами согласен. Ну, одно время не показывали, сейчас показывают.

К.ЛАРИНА – Да. И Ваши фильмы, слава Богу знают очень хорошо.

М.АНТОНОВ – Но, кстати, Вы ведь тоже у нас открыватель имен. Я не знаю, Вы же никогда не старались фильм как раз вот этими россыпями актерских работ…Вы скорее брали людей, делали из них актеров, или открывали их, т.е…

М.ХУЦИЕВ – Нет, я из них актеров не делал, их делал ВГИК.

К.ЛАРИНА – Ну, не знаю, Белявского я ни в одном фильме не видела таким, какой он был в «Июльском дожде».

М.ХУЦИЕВ – Кого?

К.ЛАРИНА – Александра Белявского. Никто ему больше такой роли не предложил многомерной.

М.ХУЦИЕВ – Вы знаете, это…

К.ЛАРИНА – Или Евгения Уралова – потрясающая артистка, которая потом очень мало снималась…

М.ХУЦИЕВ – Потрясающая, я согласен.

М.АНТОНОВ – После «Июльского дождя». Она сейчас работает в театре Ермоловой уже много, много лет.

М.ХУЦИЕВ – Она работала…

К.ЛАРИНА – Удивительная актриса.

М.ХУЦИЕВ – Я Вам должен сказать, что это объясняется, это длинный разговор, но я кратко скажу, мне очень важны были новые актеры, мне очень важно было их как бы слить с образом, понимаете, потому что во время работы я как бы постигал их, так сказать, исследовал их характеры, отношения…

К.ЛАРИНА – А вот, кстати, вопрос: образ Алика в «Июльском дожде» — это где тут личность Визбора, а где придуманный герой, который был в сценарии?

М.ХУЦИЕВ – Ну, это не личность Визбора…

К.ЛАРИНА – Нет – это придуманный целиком?

М.ХУЦИЕВ – В данном случае, это актер, за ним стоит определенный человек.

К.ЛАРИНА – Конкретный?

М.ХУЦИЕВ – Конкретный. Человек, который не то что повторяет его какие-то конкретные черты, но все равно от него отталкивались мы, есть замечательный человек, для меня всегда дорог, к сожалению, я его очень давно не видел – это такой Сережа Зурабов. Его к сожалению…

К.ЛАРИНА – Нет, я знаю, просто здесь был вопрос…

М.ХУЦИЕВ – Да.

К.ЛАРИНА – Про Сергея Зурабова: «Дорогой Марлен Мартынович, жив ли Ваш друг адвокат Сергей Зурабов?», спрашивает Анна, Ваша поклонница.

М.ХУЦИЕВ – Вы знаете, я каюсь, я так давно его не видел и мне так страшно сейчас, уходят все подряд, и ты только узнаешь или запоздало или…Это вопрос очень больной для меня, я, встречая наших общих знакомых, боюсь задавать им просто вопросы. Недавно ушел Юрий Карасик.

К.ЛАРИНА – Да.

М.ХУЦИЕВ – Бесконечные потери. Но я надеюсь, что он жив, и надеюсь, что мы с ним увидимся.

К.ЛАРИНА – Ну, а каким образом возникла все-таки идея пригласить Юрия Визбора на эту роль?

М.ХУЦИЕВ – Случайно. Дело в том, что мне порекомендовали (такая есть Анна Петрова, ведущая на телевидении и на радио, по-моему она работала) я искал определенные личностные качества в героине и мне посоветовали попробовать Анну Петрову. Она действительно, так сказать, такая сильная дама, но она для этой роли не подходила, и она мне назвала Визбора, я никогда до этого о нем ничего не слышал. Мы его попробовали и просто я попросил его спеть песню, которая предполагалась в картине сразу, он несколько реплик произнес, был утвержден, потому что он очень артистичен, он легко держался перед камерой, просто замечательно. Вот так вот, я потом шутил, а может быть не шутил, полушутил, когда я говорил: «Юрий, я тебя буду снимать в «Пушкине», ты у меня будешь играть Юрия Андреевича Крылова».

К.ЛАРИНА – Замечательные актеры заселяли и фильм «Застава Ильича», давайте тогда уж вспомним, раз мы уж пошли в историю. Это и Николай Губенко, это и Станислав Любшин, это Вертинская Марианна…

М.ХУЦИЕВ – Это Вертинская, Валя Попов, которого, к сожалению, нет.

М.АНТОНОВ – И даже по-моему в эпизоде Александр Митта там снялся.

К.ЛАРИНА – Да.

М.ХУЦИЕВ – Нет, Митта немножечко в другом…

М.АНТОНОВ – В «Июльском дожде», да.

М.ХУЦИЕВ – Здесь-то снимались в эпизодах Тарковский, Кончаловский, Павел Финн, сценарист, Наташа Рязанцева, сценаристка.

М.АНТОНОВ – В общем, весь взяли…

К.ЛАРИНА – Безусловно, портрет времени получился, и уж классические кадры встречи с поэтами, мы сегодня слушали одну из участниц этого эпизода, Беллу Ахмадулину, конечно Вы запечатлели вечность просто.

М.ХУЦИЕВ – Кстати, должен Вам сказать, что Аксенов, как потом недавно я прочел, выяснилось, что он писал стихи, но в вечере поэтов он не участвовал, но приходил и даже сидел там с группой. Были такие кадры, где (но они не вошли в картину) где и он был. Мне было сегодня крайне… я был так взволнован, их услышав, Вы не представляете. Я даже не мог себе предполагать, что они так хорошо обо мне думают.

К.ЛАРИНА – Друзья мои, давайте мы телефон включим, потому что обещали, Миш, да.

М.АНТОНОВ – Примем несколько…

К.ЛАРИНА – Марлен Мартынович, возьмите наушники, что бы было слышно, да. А я напомню телефон 2031922. Воспользуйтесь этой потрясающей возможностью и задайте вопрос нашему гостю режиссеру Марлену Хуциеву.

М.ХУЦИЕВ – Чего-то никак у меня…

К.ЛАРИНА – Сейчас Вам помогут, все нормально.

М.ХУЦИЕВ – Я, правда, не успел сказать, что я совершенно не разделяю полезность (то, что было в новостях) изменения летнего времени на зимнее и наоборот.

К.ЛАРИНА – А что, про это говорили? Я не слышала.

М.ХУЦИЕВ – Да, да.

К.ЛАРИНА – А уже пора переходить на летнее время?

М.АНТОНОВ – Нет, пока еще нет.

М.ХУЦИЕВ – Никакой выгоды в этом нет, я убежден.

К.ЛАРИНА – Да, одни убытки.

М.ХУЦИЕВ – Одни убытки.

М.АНТОНОВ – Да, для здоровья в том числе.

М.ХУЦИЕВ – Для здоровья, уж это совершенно точно.

К.ЛАРИНА – Алло, здравствуйте. Алло.

СЛУШАТЕЛЬ – Здравствуйте.

К.ЛАРИНА – Да. Пожалуйста, только погромче.

СЛУШАТЕЛЬ – А вот у меня такой вопрос: интересует «Два Федора» — маленький мальчик, как его дальнейшая судьба? Он еще где-нибудь снимался?

М.АНТОНОВ – Спасибо.

К.ЛАРИНА – Спасибо большое за вопрос, переведу для тех, кто, может быть, не услышал: мальчик – герой фильма «Два Федора», как сложилась его дальнейшая судьба.

М.ХУЦИЕВ – Мальчик, Коля Чурсин, он живет в Харькове, регулярно мне звонит, он уже совсем не мальчик, но, в общем, мужчина не высокий, а голос у него такой же, как в «Два Федора».

К.ЛАРИНА – Но он актером не стал?

М.ХУЦИЕВ – Нет, он актером не стал, у него вообще инженерное образование. Сейчас он какой-то там ведает фирмой. И значит, звонит мне, звонит Семиной, называет ее ласково Семушка, когда он мне звонит и говорит: «Вот я Семушке звонил…» и т.д.

К.ЛАРИНА – Молодец.

М.ХУЦИЕВ – Очень трогательный молодой человек, но такой конечно тоже солидный, а я все равно его ощущаю мальчишкой.

К.ЛАРИНА – Алло, здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ – Алло.

К.ЛАРИНА – Да, слушаем Вас.

СЛУШАТЕЛЬ – Добрый день.

М.АНТОНОВ – Здравствуйте.

К.ЛАРИНА – Добрый день.

СЛУШАТЕЛЬ – Марлен Мартынович.

М.ХУЦИЕВ – Да.

СЛУШАТЕЛЬ – А Вы может быть придете на «Народное радио», там такая публика понимающая, и именно вот по Вашим…

М.АНТОНОВ – Разве ж «Нимфа», она кисть дает?

К.ЛАРИНА – А у нас…

М.АНТОНОВ – Конкурирующая фирма.

К.ЛАРИНА – Это у нас народное радио «Эхо Москвы»

М.ХУЦИЕВ – Да приду, я даже знаю, где оно размещено, я там рядом работал.

К.ЛАРИНА – Не рассказывайте. Еще телефонный звонок 2031922. Алло, здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ – Алло.

М.АНТОНОВ – Да.

К.ЛАРИНА – Да, пожалуйста.

СЛУШАТЕЛЬ – Здравствуйте, Марлен Мартынович, скажите пожалуйста, Вы когда делаете, снимаете свои фильмы, Вы конкретную аудиторию представляете или Вы просто делитесь своими размышлениями? С огромным уважением к Вашему творчеству, Виталий.

К.ЛАРИНА – Спасибо, Виталий.

М.АНТОНОВ – Спасибо.

М.ХУЦИЕВ – Спасибо, Виталий, ну как Вам сказать. Ну так специально, сосредоточенно так, напрягая извилины, я не думаю об аудитории.

М.АНТОНОВ – Целевая аудитория.

М.ХУЦИЕВ – Да. Ну, конечно, всегда предполагается аудитория. Те картины первые, «Мне 20 лет», все-таки предполагалась молодежная аудитория. Да и сам я себя ощущал очень молодым тогда. Сейчас …

М.АНТОНОВ – Немножко.

М.ХУЦИЕВ – Последнее время… тогда «множко», а вот сейчас уже чуть сбавил это ощущение.

К.ЛАРИНА – Еще звонок, пожалуйста. Алло, здравствуйте. Алло.

СЛУШАТЕЛЬ – Алло, здравствуйте.

К.ЛАРИНА – Да.

М.АНТОНОВ – Доброе утро.

СЛУШАТЕЛЬ – Доброе утро. Марлен Мартынович, Вы знаете, недавно по журналистской работе встретился с автором сценария писателем Юрием Николаевичем Носовым.

М.ХУЦИЕВ – Да. Юрий Николаевич, который псевдоним Пахомов.

СЛУШАТЕЛЬ – Пахомов, совершенно верно.

М.ХУЦИЕВ – Мой большой друг, мы продолжаем дружить с ним.

СЛУШАТЕЛЬ – И Вы знаете, узнал, что он главный эпидемиолог Военно-морского флота, бывал в горячих точках.

М.ХУЦИЕВ – Да, он был, сейчас он на пенсии.

СЛУШАТЕЛЬ – Да.

М.ХУЦИЕВ – Был, да, да.

СЛУШАТЕЛЬ – Был удивительный человек. А рассказ назывался «Тесть приехал»

М.ХУЦИЕВ – «Тесть приехал».

СЛУШАТЕЛЬ – Да, и эти кадры, когда Ростислав Плятт смотрит в это окно, ну потрясающе просто! Спасибо Вам большое.

К.ЛАРИНА – Спасибо Вам, за звонок.

М.АНТОНОВ – Спасибо большое.

М.ХУЦИЕВ – Я могу несколько слов сказать. Дело в том, что я…. Я совершенно случайно прочел этот рассказ. Я обычно так привык перед сном что-то почитать, уже когда ложусь. И я так открыл журнал и выбрал так, что бы прочесть целиком, уже что бы не заснуть, коротенький рассказ. И вот я его прочел и заснуть не мог.

К.ЛАРИНА – Из этого получилось такое кино.

М.ХУЦИЕВ – Потом получился…

М.АНТОНОВ – А что за журнал был, Вы не помните?

М.ХУЦИЕВ – По-моему «Звезда», если я не ошибаюсь.

К.ЛАРИНА – Еще звонок, пожалуйста, 2031922. Алло, здравствуйте. Алло.

М.АНТОНОВ – Здравствуйте, Вас нету.

К.ЛАРИНА – Алло, здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ – Добрый день. Это передача «Отдел кадров»?

К.ЛАРИНА – Да, пожалуйста, говорите.

М.АНТОНОВ – Да.

СЛУШАТЕЛЬ – Алло.

М.АНТОНОВ – Да, да, да.

СЛУШАТЕЛЬ – Могу говорить?

К.ЛАРИНА – Да, да, да.

СЛУШАТЕЛЬ – Марлен Мартынович…

М.ХУЦИЕВ – Да, слушаю, наконец девушка!

СЛУШАТЕЛЬ – Это звонок из Казани.

М.ХУЦИЕВ – О Боже, как приятно.

СЛУШАТЕЛЬ – Я хотела вот что сказать: сейчас столько вот этих вот сериалов, на которые уже тошно смотреть. Ну, не ужели наши режиссеры, у нас такие прекрасные – вот Ваше поколение. Неужели они не могут как-то воздействовать на все это?

К.ЛАРИНА – А как воздействовать?

М.ХУЦИЕВ – Ну, а как воздействовать?

К.ЛАРИНА – Как Вы предлагаете?

М.ХУЦИЕВ – Выйти на демонстрацию с лозунгами «Долой сериалы»?

СЛУШАТЕЛЬ – Нет, авторитетом своим.

К.ЛАРИНА – Ну, что сделать?

М.ХУЦИЕВ – Я только что говорил в этой передаче, что бывают хорошие, но не возможно – все заполнил мордобой и…

К.ЛАРИНА – Что делать?

М.ХУЦИЕВ – …и кровопускание.

СЛУШАТЕЛЬ – Дело в том, что мы с удовольствием смотрели все фильмы, а сейчас и включать не хочется телевизор частенько.

К.ЛАРИНА – Ну, что предлагаете?

М.ХУЦИЕВ – А Вы знаете, что Вы заглядываете программу, и если Вы видите там картину «Два Федора», допустим – включайте.

К.ЛАРИНА – Конечно, есть что посмотреть слава Богу.

М.ХУЦИЕВ – Я шучу, но тем не менее.

К.ЛАРИНА – Классика кино еще существует, но не надо подставлять Хуциева. К чему его призываете, что бы вышел и сказал: «Все запретить».

М.ХУЦИЕВ – Нет, нет.

К.ЛАРИНА – Все запретить!

М.АНТОНОВ – Нет, нет, я хотел про другое как раз спросить, у Марлена Мартыновича я хотел спросить другое: преподавательский стаж во ВГИКе у Вас более 25-ти лет, если я …

М.ХУЦИЕВ – Более, уже почти 30.

К.ЛАРИНА – Вы же там их вкус воспитываете, почему они потом выходят и делают такие сериалы?

М.АНТОНОВ – Ну что ты, я совершенно другое хотел спросить, ужас.

М.ХУЦИЕВ – Мои-то не делали такие сериалы.

К.ЛАРИНА – Нет?

М.ХУЦИЕВ – Нет.

К.ЛАРИНА – А что делают Ваши ученики?

М.ХУЦИЕВ – У меня Василий Пичул…

К.ЛАРИНА – «Маленькую Веру» сделал.

М.ХУЦИЕВ – «Маленькую Веру» сделал. Вот я к сожалению, еще не успел увидеть, Дима Месхиев «Свои», и говорят очень хорошая картина.

К.ЛАРИНА – Очень хорошая картина.

М.АНТОНОВ – Потрясающая.

К.ЛАРИНА – Кстати, Дима Месхиев, давайте вспомним, сделал и свое посвящение учителю – фильм «Над темной водой».

М.ХУЦИЕВ – Вот, кстати, там я во многом не согласен.

К.ЛАРИНА – Да, да. Я помню, мы на эту тему с Вами говорили, и там даже есть персонаж – режиссер, конечно же в нем узнается Марлен Хуциев.

М.ХУЦИЕВ – Вот это-то мне и не понравилось, потому что он совершенно внешне похож на меня, но в повадке, во всем, что он делает, совершенно на меня не похож. Дима Месхиев – это сын моего друга тбилисского, тоже Дмитрия Месхиева, замечательного оператора. Я очень радуюсь его успехам, как радуюсь успехам многих и других. Вот не очень знают имя Владимира Тумаева. Замечательная у него была работа «Лунные псы», замечательные работы во ВГИКе были. К сожалению, его, так сказать, верный соратник — жена Лидия Тумаева-Польщикова недавно погибла. Вообще этой семье достались испытания. Девочка попала в «Норд-Ост», но слава Богу, все окончилось в порядке. Мне бы хотелось так их всех обнять сегодня, пользуясь… Я даже успел сказать Юрию Носову, другу своему, тоже обрадовался…

К.ЛАРИНА – Ну, скажите.

М.ХУЦИЕВ – …когда его назвали. Ну, он-то знает, что мы с ним очень в добрых близких отношениях, и очень синхронно о многом думаем.

К.ЛАРИНА – А что у Вас с литературой, Вы не пишете ничего?

М.ХУЦИЕВ – Что Вы имеете ввиду?

М.АНТОНОВ – Мемуары.

К.ЛАРИНА – Книжку.

М.ХУЦИЕВ – Ну, одна очень энергичная и очень приятная женщина, которая меня просто одолевает, что бы я начал писать мемуары, но некогда.

К.ЛАРИНА – Надо.

М.ХУЦИЕВ – И стесняюсь я этого, понимаете. Я так считаю, что…

К.ЛАРИНА – А пишите не про себя, а про людей. Какое количество потрясающих людей было в Вашей жизни.

М.ХУЦИЕВ – …И про людей.

К.ЛАРИНА – Если Вы такой скромный, не надо про себя писать, про людей напишите.

М.ХУЦИЕВ – Про себя-то придется писать. Но вот я не успел еще сказать, Вы обратили внимание, когда Вы назвали героя Савченко фамилию, так это же фамилия нашего мастера с Феликсом.

К.ЛАРИНА – Да.

М.ХУЦИЕВ – В честь его мы и назвали.

К.ЛАРИНА – Герой получился.

К.ЛАРИНА – Мы уже должны уже заканчивать нашу программу.

М.АНТОНОВ – Можно я последний вопрос задам?

К.ЛАРИНА – Давай.

М.АНТОНОВ – Вот с высоты полета, уважаемый Марлен Мартынович, сегодня у нас опять преддверие «Оскара» вот это вот все, но с высоты Вашего полета, я хотел бы спросить про российское кино, вечный вопрос их серии «что делать, кто виноват, и где золото партии»: дальше будет хуже или дальше будет лучше?

К.ЛАРИНА – Дальше будет так же.

М.ХУЦИЕВ – Нет, я думаю, что будет все-таки лучше. Я думаю, что будет лучше, но должно быть лучше, понимаете. И главное, что бы появилось все больше и больше появлялось глубокого содержания и люди добрые должны появляться, потому что надо, что бы появились люди на которых хочется смотреть и ровняться. И мне жаль, что передача кончается, потому что я хотел бы поблагодарить всех тех, кто мне сюда звонил, моих друзей, которые просто меня повергли в смущение, так сказать, высокими значит эпитетами. Ну, и я почему-то ждал, что мне зададут какие-то серьезные крупные вопросы по поводу политической ситуации…

К.ЛАРИНА – Еще чего.

М.ХУЦИЕВ – …и очень рад, что не задали, потому что я далек от политики, хотя судьба страны, естественно меня очень волнует.

К.ЛАРИНА – А куда ж деваться.

М.АНТОНОВ – Спасибо Вам большое.

К.ЛАРИНА – Спасибо.

М.АНТОНОВ – Спасибо и мы Вас ждем в гости, и мы обязательно хотим с Вами поговорить после премьеры Вашего фильма.

М.ХУЦИЕВ – Спасибо. Давайте мы сделаем, когда картина будет готова, вместе с моими актерами, и тогда поговорим.

М.АНТОНОВ – Кстати.

К.ЛАРИНА – Пожалуйста. Спасибо.

М.АНТОНОВ – Спасибо.





Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире