'Вопросы к интервью
МУЗЫКА ИЗ ФИЛЬМА «ПРИКЛЮЧЕНИЯ ШЕРЛОКА ХОЛМСА И ДОКТОРА ВАТСОНА»

К.ЛАРИНА: Ну, в принципе можно уже начинать. Миш, да? Потому что уже такие фанфары звучат. Как-то глупо объявлять, о чем мы будем говорить.

М.АНТОНОВ: Все понятно, да. «Темз Телевижн» представляет.

К.ЛАРИНА: Да. Это программа «Отдел кадров», и мы сегодня с Михаилом Антоновым решили отметить юбилей телевизионного художественного многосерийного фильма про Шерлока Холмса и доктора Ватсона. Я, правда, не знаю, сегодня ли день рождения?

М.АНТОНОВ: Нет, не сегодня.

К.ЛАРИНА: А когда?

М.АНТОНОВ: По-моему, если не ошибаюсь, то первый показ этого фильма был до Олимпиады. Это май месяц. Хотя наши гости наверняка знают. А в гостях у нас сегодня композитор Владимир Сергеевич Дашкевич и Евгений Юрьевич Стеблов – актер, который снимался, в частности, в одной из серий о Шерлоке Холмсе, а именно в «Собаке Баскервиллей».

К.ЛАРИНА: Добрый день, уважаемые гости.

Е.СТЕБЛОВ: Здравствуйте.

В.ДАШКЕВИЧ: Добрый день.

К.ЛАРИНА: Когда же день рождения отмечается этого фильма.

В.ДАШКЕВИЧ: Ну, вот уж кто не знает…

Е.СТЕБЛОВ: …так это мы.

(Все смеются)

Е.СТЕБЛОВ: Потому что мы прокатом не заведуем.

К.ЛАРИНА: Ну, вот, назначили сегодня. И пусть это будет так. Да?

Е.СТЕБЛОВ: Ну, и правильно.

В.ДАШКЕВИЧ: Мы согласны.

К.ЛАРИНА: Правда же? Поэтому мы вас поздравляем.

В.ДАШКЕВИЧ: Спасибо.

Е.СТЕБЛОВ: Мы даже готовы придти в следующее воскресенье.

К.ЛАРИНА: Ну, совершенно бессмертная получилась история. И, конечно же, вопрос, который всегда задается участникам этого фильма и создателям этого фильма, в чем все-таки даже не жизнестойкость – там сколько лет уже, 25 получается, – а почему получилось вдруг про не нашу жизнь, вдруг впервые получилось лучше, чем у них?

Е.СТЕБЛОВ: Ой, я стукнул ногой об стол, извините. Я думаю, что тут стечение таких очень важных обстоятельств, факторов. Ну, во-первых очень удачный дуэт: главный исполнитель Василий Борисович Ливанов и…

К.ЛАРИНА: Виталий…

Е.СТЕБЛОВ: …Виталий Мефодиевич Соломин – уже царствие ему небесное. Ну, это точное абсолютно попадание. Кстати говоря, недавно, я знаю, что – Вася Ливанов мне рассказывал – что есть такое общество всемирное поклонников Шерлока Холмса, и они приезжали в Москву и встречались специально и, значит, вручали ему какой-то диплом. Я знаю, что английская королева сказала, что это одна из лучших, даже чуть ли не лучшая экранизация Шерлока Холмса. Это один фактор. Во-вторых, камера Векслера, Юры Векслера покойного. Это пространство художественное. Ну, и конечно, то, что уже прозвучало – музыкальное пространство Володи Дашкевича, который здесь рядом со мной. Вот, а что же касается нашей серии – «Собаки Баскервиллей», то там, конечно, просто блистательный актерский ансамбль.

М.АНТОНОВ: Евгений Юрьевич, вы сейчас расскажете все, что я готовил целую неделю.

Е.СТЕБЛОВ: Хорошо.

К.ЛАРИНА: Подождите, а что добавил Владимир Сергеевич вот к этим вот завоеваниям?

В.ДАШКЕВИЧ: Мое мнение такое – вот в это время, к 90-ым годам, мое глубокое убеждение, вообще русская культура и в области театра, и в области кинематографа, и в области музыки, вообще говоря, вышла на первое место. Она была мировым лидером, с которого потом благополучно скатилась после всех перемен. Но в этот момент она была на вершине, были блистательные актеры. Ведь во всех сериях, посмотрите, созвездие актеров, и это не оттого, что каждый вот попал в свою точку. Действительно Ливанов и Соломин действительно блистательный дуэт. Это замечательная находка…

К.ЛАРИНА: А Рина Зеленая?

Е.СТЕБЛОВ: Рина Васильевна, Володь, извини, Рина Васильевна говорила на съемках: «Я здесь играю мебель».

(Все смеются)

Е.СТЕБЛОВ: То есть она как человек стильный, она понимала, что играет атмосферу, потому что, в общем, играть там было нечего.

В.ДАШКЕВИЧ: Ну, вот в том-то и дело.

М.АНТОНОВ: И это оказалось последней ролью.

Е.СТЕБЛОВ: Я так жалею, она меня позвала на съемках и говорит: «Вы завтра у вас выходной?» — я говорю: «Да» — «Может быть, пойдем вместе в Эрмитаж». А я чего-то какие-то дела у меня были, и я, в общем, как-то под вежливым предлогом отказался и теперь очень жалею. Потому что с ней вот просто время провести – это просто кладезь, кладезь была, это энциклопедия – Рина Васильевна. Извините, перебил.

В.ДАШКЕВИЧ: Ну, вы вспомните, это и Никита Михалков, и Коля Караченцев…

К.ЛАРИНА: Олег Янковский…

В.ДАШКЕВИЧ: …и Мартинсон, и Янковский…

К.ЛАРИНА: …Купченко…

В.ДАШКЕВИЧ: …и Купченко. Это всех не перечислишь, и просто это говорит о том, что равных им актеров, на мой взгляд, в это время… ну, и Женя Стеблов… просто не было в мире. Они не только замечательно чувствовали стилистику русского театра, но они вообще чувствовали стилистику мировой культуры – лучше, чем все и, безусловно, лучше, чем англичане. Потому что более скучных фильмов о Шерлок Холмсе…

Е.СТЕБЛОВ: …чем английские, да…

В.ДАШКЕВИЧ: …чем английские, действительно ни у кого не было.

К.ЛАРИНА: А потому что очень серьезно. Тут вот вы не сказали то, что вообще мне кажется самым главным, интонация – вот эта ироническая интонация, она вот просто этот фильм сделала действительно бессмертным. Такое вот попадание.

В.ДАШКЕВИЧ: Вы знаете, да.

Е.СТЕБЛОВ: Вы знаете, вот Володя нас всех похвалил, это очень лестно из уст такого мастера услышать такие слова, но в принципе без ложной скромности я тоже придерживаюсь той точки зрения, что наши артисты – самые лучшие. И вот, в частности, когда Никита сделал «Очи черные» с Мастроянни, там, замечательный артист, все, но откровенно сказать, он мне признавался, что ему наших артистов приходилось подрезать, чтобы они не перекрыли Мастроянни, на которого была сделана картина.

К.ЛАРИНА: Ну, давайте мы не будем все-таки обижать великого артиста. Может быть, это не самый удачный его фильм. Я могу с вами согласиться. Но артист-то потрясающий.

Е.СТЕБЛОВ: Нет, очень часто это так и есть.

В.ДАШКЕВИЧ: Просто мне кажется, что чувство иронии – это практически высший критерий, когда актер, художник, композитор, режиссер могут самоотстраниться от себя и посмотреть на это как бы сверху. Это качество присуще в очень редкие этапы культуры. И вот то, что у нас эта ирония была тогда так развита и что ей так замечательно владели, это как раз очень сильно…

Е.СТЕБЛОВ: Причем это внутреннее ощущение, этого никто не играл.

В.ДАШКЕВИЧ: …сказалось. Этого нельзя сыграть действительно.

К.ЛАРИНА: Ну, вот это и в музыке чувствуется.

М.АНТОНОВ: Один поворот головы, одно поднятие брови – и чувствуется вся ситуация.

В.ДАШКЕВИЧ: Совершенно верно.

М.АНТОНОВ: Можно, мы послушаем то, над чем я работал?

К.ЛАРИНА: Вступи. Вступает Михаил Антонов – внимание.

ЗАСТАВКА

М.АНТОНОВ: В 1980-ом году произошло событие, значение которого из-за проходившей в те годы Олимпиады было слегка занижено. Именно в этом году в народе со скоростью пущенной стрелы стали появляться анекдоты про Шерлока Холмса и доктора Ватсона, и эти анекдоты серьезно потеснили с первых позиций шутки про Петьку и Василия Ивановича. Дело в том, что 25 лет назад на советском телевидении был впервые показан многосерийный фильм, который так и назывался «Приключения Шерлока Холмса и доктора Ватсона». Первый показ вызвал такую бурю восторгов, что на режиссера Игоря Масленникова обрушился целый поток писем с требованием немедленно снимать продолжение. В итоге многосерийный фильм растянулся на 8 лет. И каждая серия принималась зрителями на ура. В чем секрет этой ленты? Подбор актеров? Ну, кому могло в голову придти, что типичного англичанина может сыграть Василий Ливанов? Тем более, что если смотреть западные экранизации, то между теми Шерлоками Холмсами и нашим была огромная разница. Кто бы мог подумать, что рыжие усы и лукавый взгляд превратят Виталия Соломина в шотландского военного врача Уотсона, то есть в нашем переводе в Ватсона? И кто мог предположить, что музыка Владимира Дашкевича станет запоминаться слету? Вот что про это рассказывает актриса Светлана Крючкова.

С.КРЮЧКОВА: Я помню, когда еще была с композитором Дашкевичем Владимиром Сергеевичем, когда он приехал, мы сидели в комнате у Игоря Федоровича Масленникова, и Юра тогда Векслер – оператор картины сказал: «А вот мне кажется, что музыка должна быть как позывные, вот как позывные, допустим, Би-Би-Си. Она должна быть настолько узнаваема». И Дашкевича написал замечательную эту музыку (напевает мелодию), которую теперь все знают, что это Шерлок Холмс.

М.АНТОНОВ: Настоящее созвездие актеров. В Шерлоке Холмсе снимался цвет советского кино: Виктор Проскурин, Рина Зеленая, Сергей Шакуров, Николай Караченцев, Олег Янковский, Евгений Стеблов, Никита Михалков, Леонид Куравлев и прочие, и прочие, и прочие. И видно было, что актеры снимались с удовольствием. Светлана Крючкова рассказывает, что атмосфера на площадке была даже не дружественная, а семейная, и происходило между тем огромное количество забавных эпизодов.

С.КРЮЧКОВА: Вот, например, Виталий Мефодиевич очень ревностно относился, что кого-то снимают крупным планом, а не его, как ни странно, хотя у него огромная роль и замечательный артист, и чего тут бояться, а у меня роль маленькая. И, например, вот эта сцена в башне, помните, когда Бэрримор подает знак моему брату, и я врываюсь, чтобы его защитить. И шандал со свечами был в руках у Соломина, и он меня все время поворачивал спиной к оператору. И Михалков подошел и так мне на ушко и говорит: «Ты знаешь, ты не делай на репетиции, а сейчас будет съемка, ты войди и возьми у него из рук вот этот шандал». Я так и сделала, только во время съемки. Соломин растерялся и он спросил: «А тот каторжник Сэлден – это ваш брат?» И я повернулась на Соломина, то есть спиной к оператору, потом развернулась на Михалкова, который хозяин, и сказала: «Да, сэр», — и таким образом оказалась на крупном плане в кадре. И на крупном плане сказала свой монолог. А Михалков потом очень смеялся и говорит: «Молодец, профессионал».

М.АНТОНОВ: Шерлок Холмс последний раз появился на экране уже после перестройки. А дальше уже начинается совсем другая история, почти по Гоголю, как поссорился Игорь Федорович с Василием Борисовичем. Была ли это ссора или просто личная неприязнь, до сих пор неизвестно. Ни Ливанов, ни Масленников не хотят говорить на эту тему. Она закрыта, как и закрыта последняя глава в этом фильме. Как вы понимаете, ни о каком продолжении не может быть и речи. Уже нет в живых Рины Зеленой – миссис Хадсон, Виталия Соломина – доктора Ватсона, Борислава Брондукова – инспектора Лэстрейда. Нам осталось лишь пересматривать старые серии и вновь слышать…

ФРАГМЕНТ ТЕКСТА ИЗ ФИЛЬМА

ЗАСТАВКА

К.ЛАРИНА: Спасибо, Миша, замечательно рассказал. Но как-то грустная была концовка, была печальная у этого рассказа.

Е.СТЕБЛОВ: А, кстати говоря, мы сейчас делаем с Васей, я делаю Ватсона, на… как это?

М.АНТОНОВ: Аудиокниги?

Е.СТЕБЛОВ: Аудиокниги. Но там другая редакция совершенно.

К.ЛАРИНА: А вот действительно – я не спрашиваю про личные отношения – а действительно предполагалось еще и дальше снимать эту историю? Или она уже закончилась тогда с последней серией, которую мы знаем?

Е.СТЕБЛОВ: Я не знаю. Я не знаю, кто поссорился. То, что я был свидетелем – когда мы снимали «Собаку Баскервиллей», и Игорь Васильевич вел себя со всеми нами крайне комплиментарно и корректно, и ничего, я ничего такого не помню. И то, что сейчас в газетах и он пишет, я этого не понимаю. Я этого не видел. Значит, это где-то в глубине души у него было, не знаю.

М.АНТОНОВ: Ну, давайте, вспомним, что было-таки…

В.ДАШКЕВИЧ: Ну, были какие-то розыгрыши действительно со стороны Васи, это я знаю. Был какой-то розыгрыш, когда ночью Василий Борисович…

Е.СТЕБЛОВ: Да.

В.ДАШКЕВИЧ: …позвонил Лапину…

Е.СТЕБЛОВ: Да.

К.ЛАРИНА: Директору советского телевизора.

В.ДАШКЕВИЧ: …директору советского телевидения, и сказал, что Масленникову не дают снимать картину, что ее закрывают на «Ленфильме» и… В общем, это кончилось тем, что в 8 утра представитель Лапина, был такой, я забыл его фамилию…

Е.СТЕБЛОВ: Да, да.

В.ДАШКЕВИЧ: …но очень крупный такой телевизионный чиновник, он уже входил в «Ленфильм» и стал разбираться, спасая Масленникова от притеснений.

(Все смеются)

В.ДАШКЕВИЧ: Возник действительно дикий скандал, а поскольку Масленников тоже был одним из…

Е.СТЕБЛОВ: Парторгом. Он был парторгом студии.

В.ДАШКЕВИЧ: Да. И никто его, конечно, не притеснял, то, в общем, скандал имел какое-то продолжение. Но я так и не знаю, как мне лично к этому относиться, потому что, ну, такие розыгрыши…

Е.СТЕБЛОВ: Да это нормально.

В.ДАШКЕВИЧ: Вообще говоря, скорее действительно… ну, бывает. Василий Борисович из того поколения, которые разыгрывают. И, может быть, это не так и плохо.

Е.СТЕБЛОВ: Володь, у Васи на кухне вся советская культура была в доме, у Бориса Николаевича Ливанова, начиная там от Пастернака и кончая… даже трудно сказать, кто там не был. Вот когда мы сидим там и пьем чай, и я думаю: «Боже мой, ведь здесь же вся… весь советский театр был и кино впридачу».

К.ЛАРИНА: И литература.

Е.СТЕБЛОВ: И литература, да.

В.ДАШКЕВИЧ: Ну, в общем, как это часто бывает, в результате между ними пробежала черная кошка, и так отношения между ними стали ухудшаться. Но я думаю, честно говоря, что, если бы все-таки не смерть Виталия Соломина…

Е.СТЕБЛОВ: …то, может быть, это дело бы и продолжалось.

В.ДАШКЕВИЧ: …то, может быть, это дело бы и продолжалось. Просто это было настолько неожиданно, и он был всегда в такой замечательной форме. Это действительно как-то по всем нам так ударило…

Е.СТЕБЛОВ: Да.

М.АНТОНОВ: Но я хочу вспомнить еще, что все-таки, я хоть и сказал, что в 1986-ом году закончились съемки последнего фильма этого многосерийного, как бы сейчас сказали, сериала…

Е.СТЕБЛОВ: Блокбастера! (смеется)

М.АНТОНОВ: Да, «ХХ век начинается» назывались эти серии, но тем не менее я бы хотел сказать, что выходила же в конце 90-ых годов уже новая редакция Шерлока Холмса, куда был добавлен Игорем Масленниковым Конан Дойль…

К.ЛАРИНА: А-а-а, слушайте, я совсем забыла про этот фильм.

Е.СТЕБЛОВ: Петренко.

К.ЛАРИНА: Как-то у меня к нему сложное отношение. Мне кажется, что он не получился.

М.АНТОНОВ: Он как-то прошел совершенно незаметно.

Е.СТЕБЛОВ: Да, да.

К.ЛАРИНА: Идея-то была хорошая, наверное…

Е.СТЕБЛОВ: Так нет, он взял этот фильм… Там Петренко он ввел как от автора, что ли…

К.ЛАРИНА: Да, да. И какой-то дайджест получился из старого кино. Да. К сожалению.

Е.СТЕБЛОВ: Ну, там просто это было связано, я знаю, что почему это сделали, потому что это было связано с параметрами проката на зарубежном телевидении, и переводили на другой технологический язык это дело.

М.АНТОНОВ: Но более того, насколько я знаю, сейчас Игорь Федорович лишен прав на эту работу, потому что там что-то было связано с той компанией, которая давала деньги на съемки, на продолжение этого сериала. И сейчас этот сериал остался… и мрачная музыка заиграла.

(Все смеются)

К.ЛАРИНА: Да, да, да.

М.АНТОНОВ: …и этот сериал остался соответственно, и не выходил он, если я помню, ни на видеокассетах, ни на DVD.

К.ЛАРИНА: О хорошем будем говорить дальше.

В.ДАШКЕВИЧ: А, вообще говоря, это как раз один из первых конфликтов между режиссером и менеджером и продюсером, которые потом стали системой, и которые сейчас постепенно стали рассасываться, а тогда они были действительно, доходили до бредовых моментов.

К.ЛАРИНА: То есть подождите, сейчас его на видео вообще его ни разу не выпускали этот фильм?

М.АНТОНОВ: Новую редакцию нет.

К.ЛАРИНА: Ну, дорогие друзья, мы сейчас продолжим. Сейчас у нас новости, потом продолжим наш разговор. Напомню, что к нашему разговору вы имеете возможность подключиться по телефону прямого эфира и с помощью нашего пейджера.

МУЗЫКА ИЗ ФИЛЬМА «ПРИКЛЮЧЕНИЯ ШЕРЛОКА ХОЛМСА И ДОКТОРА ВАТСОНА»

НОВОСТИ

МУЗЫКА ИЗ ФИЛЬМА «СОБАКА БАСКЕРВИЛЛЕЙ»

В.ДАШКЕВИЧ: Ты ее можешь говорить, кстати.

К.ЛАРИНА: Мы и говорим.

М.АНТОНОВ: Это «Собака Баскервиллей».

К.ЛАРИНА: Да. «Собака Баскервиллей» — так называется этот трек, извините за модное слово. Ну, вы, конечно, поняли, что сегодня нашу передачу сопровождает музыка Владимира Дашкевича к фильму «Шерлок Холмс и доктор Ватсон». Мы раздаем сегодня подарки ведь, да?

М.АНТОНОВ: Мы сегодня раздаем – спасибо огромное, киновидеообъединению «Крупный план», которое, оказывается, не только с лентами «Мосфильма», но и с лентами «Ленфильма» работает – поэтому пять фильмов мы сегодня отдаем, начиная с «Приключений Шерлока Холмса» и закачивая «Шерлок Холмс и доктор Ватсон. ХХ век начинается». Пять видеокассет.

К.ЛАРИНА: Вопрос.

М.АНТОНОВ: Вопрос задаем. У нас сегодня в гостях Евгений Юрьевич Стеблов, который сыграл в «Собаке Баскервиллей» очаровательную роль.

К.ЛАРИНА: Как зовут человека-то вашего?

Е.СТЕБЛОВ: Доктор Мортимер.

М.АНТОНОВ: Доктор Мортимер. И у доктора Мортимера была собачка, невинно убиенная посередине фильма, невинно съеденная собакой Баскервиллей. Так вот у этой маленькой собачки было имя. И мы сейчас с вашей помощью постараемся…

К.ЛАРИНА: …вспомнить…

М.АНТОНОВ: …вспомнить…

К.ЛАРИНА: Как звали собачку вот персонажа…

М.АНТОНОВ: …Доктора Мортимера…

К.ЛАРИНА: …доктора Мортимера, которого сыграл Евгений Стеблов. Пожалуйста, на пейджер 974-22-22 для абонента «Эхо Москвы».

М.АНТОНОВ: А мне интересно, где вообще это болото снималось?

Е.СТЕБЛОВ: Это болото снималось под Таллинном. Это, в общем, никакое не болото было, это просто поле было. Просто так дымы пускали, и такое было ощущение.

К.ЛАРИНА: Имитация болот, да?

Е.СТЕБЛОВ: Да. И собачку вообще после этого фильма все собаководы, журналы собачьи…

К.ЛАРИНА: …стали вам дарить?

Е.СТЕБЛОВ: …нет, они все ко мне стали обращаться, такая легенда возникла, что я большой любитель собак. Я люблю собак, но у меня их никогда не было дома. У меня…

К.ЛАРИНА: То есть это была первая собака в вашей жизни в этом фильме?

Е.СТЕБЛОВ: Да, у меня кот был, который, к сожалению, выпал из окна и погиб. Вот. Но а эта собачка буквально, с которой я работал, мне ее два раза в кадр дали всего. Вот хозяин дал мне ее в кадр, когда там проезд у нас в одной пролетке, потом проезд в другой пролетке, и когда она убегает. Я ее просто отпускал, она убегала, ее хозяин звал…

М.АНТОНОВ: Но вы сыграли гибель своего питомца так, что сердце разрывалось…

Е.СТЕБЛОВ: Но это уже извините за дарование.

К.ЛАРИНА: Человек же артист же профессиональный.

М.АНТОНОВ: Отдам в хорошие руки собаку – новая, ни разу не лаяла, да?

К.ЛАРИНА: Давайте я еще раз повторю, куда можно прислать ваши ответы, на пейджер – 974-22-22 для абонента «Эхо Москвы», либо можно смс-ку отправить с именем собачки 970-45-45. Скажите, пожалуйста, а были ли вы на Бейкер стрит на настоящей в городе Лондоне, в музее?

Е.СТЕБЛОВ: Нет.

В.ДАШКЕВИЧ: Я был.

К.ЛАРИНА: Были, Владимир Сергеевич?

Е.СТЕБЛОВ: Ну, ты был, но не снимали мы там.

В.ДАШКЕВИЧ: Мы не снимали, но я в музее был. И должен сказать, что сейчас там в числе всего играют и музыку из фильма. Она стала своего рода, тоже как бы вошла в число достопримечательностей. И вообще, она вошла в число таких мировых рингтонов. У меня два рингтона, то есть музыка к мобильникам, из одного этого фильма.

(Все смеются)

В.ДАШКЕВИЧ: Из всего одного вот, детективная тема и увертюра. А из остального моего творчества у меня только один рингтон. Это «Приходи, сказка».

М.АНТОНОВ: Владимир Сергеевич, у меня такой к вам вопрос…

Е.СТЕБЛОВ: Вообще, извините, я вам скажу, что снимали Бейкер стрит в Таллине и в Риге.

К.ЛАРИНА: А вы были на Бейкер стрит в Лондоне?

Е.СТЕБЛОВ: Я… даже… нет, я был в Лондоне всего один день, и вряд ли я был. Мне кажется, я проезжал, проезжал.

К.ЛАРИНА: А я была, представляете? Во-первых, вы знаете, почему я спросила, потому что мне повезло, я была в Лондоне и именно, конечно же, мы пошли на Бейкер стрит, конечно, мы пошли в этот музей. И я слышала, конечно же, музыку Владимира Дашкевича, что мне совершенно привело просто в состояние недоумения полного. Я подумала – Боже мой, вот она Англия, то есть они не смогли уберечь вообще, сохранить своего героя, они его отдали, отдали…

М.АНТОНОВ: На откуп нам.

К.ЛАРИНА: Да, на откуп совку какому-то, который они так презирают. Так вот же! Так удивительная вещь – там атмосфера, которая создана в этом музее, она абсолютно из фильма, про который мы сегодня говорим. Это удивительно. Мне кажется, что здесь все равно вот это угадывание, оно произошло на каком-то подсознательном уровне.

В.ДАШКЕВИЧ: Но вы знаете, многие говорят, что вот это стилизация английской музыки. Если кто знает английскую музыку, она довольно вялая, скучная и мало эмоциональная. Она такая классичная, все там в порядке. Но никакого отношения к этому…

К.ЛАРИНА: Ну, она такая величественная.

В.ДАШКЕВИЧ: Ну, иногда и величественная, но все равно она такая… при этом очень благопристойная, и это всегда сдерживает какое-то выражение эмоций, что очень важно для музыки в первую очередь. И мое мнение, я считаю, что эта музыка совершенно русская. Это наша русская вековая мечта о замечательной стране Британии, где живут джентльмены, которые борются за справедливость…

К.ЛАРИНА: …которые по утрам едят овсянку…

В.ДАШКЕВИЧ: …которые благородные, да.

Е.СТЕБЛОВ: Потом тут еще важен такой, извини, Володь, тут еще важен такой эффект, вы знаете, у меня много раз было в жизни вот эти вот…, когда играешь человека, персонаж, и какой-то профессии он принадлежит… Да это что там говорить, вот я Баха играл. Вот Баха. И можно было бы изучать творчество Баха углубленно, я никогда этого не делаю. Я просто сам себе говорю: «Я – Бах». И потом все зрители говорят: «Слушайте, насколько точно».

(Все смеются)

Е.СТЕБЛОВ: Хотя никто его не видел. Такая магия получается, магия искусства. Потому что Бах, он, по-моему, 150 лет после его смерти или 100 лет прошло, он в безвестности был…

В.ДАШКЕВИЧ: Ну, около ста лет.

Е.СТЕБЛОВ: Да, около ста лет в безвестности был.

В.ДАШКЕВИЧ: Его же, это мало кто знает, но он все свое творчество раздал трем сыновьям, которые не очень его…

Е.СТЕБЛОВ: А они на чердак это отнесли.

В.ДАШКЕВИЧ: …не очень его уважали, и считали, что они вот композиторы, а это… Они его называли старым париком.

Е.СТЕБЛОВ: А мы Володю Дашкевича очень уважаем, потому что он написал музыку почти ко всем фильмам последних 20 лет.

М.АНТОНОВ: Я хотел бы спросить, Ксень, ты поставь, пожалуйста, 31-ый трек, а я хотел спросить про… 31-ый… про то, как Владимир Сергеевич…

В.ДАШКЕВИЧ: Или… 31-ый или 39-ый?

М.АНТОНОВ: Нет, 31-ый я хочу поставить, и как раз спросить вот откуда такая стилизация, то есть у вас на протяжении всего фильма вам удалось написать мелодию ту самую – (напевает)…

МУЗЫКА ИЗ КИНОФИЛЬМА

К.ЛАРИНА: Вот эта?

М.АНТОНОВ: И вот он… вдруг эта же мелодия превращается в жуткий минор…

К.ЛАРИНА: …похоронный марш такой…

М.АНТОНОВ: Так он так и называется?

К.ЛАРИНА: Да.

В.ДАШКЕВИЧ: Да, да.

М.АНТОНОВ: Вот у вас эта тема, она как-то ее можно играть совершенно по-разному: быстро и медленно, грустно и весело.

В.ДАШКЕВИЧ: Ну, вообще говоря, я считаю, что музыка в кино – это продолжение симфонической традиции. Только сейчас никто серьезные нормальные люди симфонические оркестры не слушают, во-первых, потому что они в основном плохо играют, а потом они играют только хиты. А уже по-настоящему серьезную музыку мало кто способен исполнить. Эта традиция умирает, к сожалению. А в кино вот яркость темы, что запоминаемость, динамичность, способность меняться, что очень важно, она пришла из симфонической практики, которой владели Моцарт, Бах, Бетховен.

М.АНТОНОВ: Но для вас эта музыка, она как озарение пришла? Вы вот так написали партитуру, и потом – вот, вот оно.

В.ДАШКЕВИЧ: Вообще, вот здесь сыграло роль мое подсознательное неприятие… Вот, знаете, иногда режиссеры любят ставить музыку других композиторов для оживляжа своего материала. Масленников этого, слава Богу, никогда не делала. Когда это делают другие режиссеры, это ужасно, потому что она очень мешает настроиться на ту, на свою собственную музыку. Но когда мне действительно Игорь сказал, чтобы я послушал эту музыку из культурной заставки Би-Би-Си, то у меня возникло какое-то стойкое сопротивление. И мне Масленников звонил каждую субботу. А эта заставка была в пятницу вечером и три раза… три недели…

М.АНТОНОВ: Так вы вражеские голоса слушали.

В.ДАШКЕВИЧ: Да. Три недели я ее как бы подсознательно забывал. Вот то есть забывал в пятницу через неделю послушать эту музыку. И когда я…

Е.СТЕБЛОВ: Он звонил…

В.ДАШКЕВИЧ: …по тону режиссера почувствовал, что он уже сейчас разъярится и пошлет меня с этой самой заставкой, то я просто взял телефон на длинном шнуре и, ни о чем не думая, сыграл просто для того, чтобы…

Е.СТЕБЛОВ: (смеется)…чтобы отвязаться.

В.ДАШКЕВИЧ: …для того, чтобы отвязаться, да. И Масленников, который очень хороший психолог, как все режиссеры, он сказал: «Володя…» — он, так он, я по тону почувствовал, что он…

Е.СТЕБЛОВ: …доволен…

В.ДАШКЕВИЧ: …доволен, да. Он сказал: «Володя, возьмите, не поленитесь, возьмите карандаш и запишите, а то забудете».

(Все смеются)

Е.СТЕБЛОВ: Так это и возникло.

К.ЛАРИНА: Вы знаете, вот все-таки мне хочется побольше сказать хороших слов в адрес режиссера этого фильма Игоря Масленникова. Поскольку все равно, как там ни говори про созвездие актеров, уж извините, у нас есть прямо противоположные примеры, когда такое уж созвездие, уж такие артисты. Я вот вспоминаю этот фильм, для меня просто пример непонятного ужаса – фильм «Ревизор» Сергея Газарова, в котором собрано такое созвездие актеров, кого там только нет. Абсолютно провальное кино, которое не получилось. Так что здесь, мне кажется, дирижер он главнее в этом оркестре. Важно, как это все распределить.

В.ДАШКЕВИЧ: Конечно.

К.ЛАРИНА: Кому какую дать партию. Это очень важно. А тем более с такими звездами работать – они же все амбициозные.

В.ДАШКЕВИЧ: Но должен заметить, что Гоголь – это…

Е.СТЕБЛОВ: Да не было там никаких амбиций, Господи. Когда работает талантливая компания, все это как дышится…

В.ДАШКЕВИЧ: Совершенно верно. Да.

Е.СТЕБЛОВ: Нет. Это все, это потом, когда начинают делить эту шкуру убитого уже медведя. Ведь когда работаем, никогда не знаем, будет это популярно, непопулярно.

К.ЛАРИНА: Но действительно атмосфера, о которой говорит и Светлана Крючкова, действительно хорошая?

Е.СТЕБЛОВ: Да нормальная была атмосфера.

В.ДАШКЕВИЧ: Вообще, когда…

Е.СТЕБЛОВ: Какая может быть плохая атмосфера, когда вот, например, в «Собаке Баскервиллей»…

В.ДАШКЕВИЧ: Вообще, когда собираются талантливые люди…

Е.СТЕБЛОВ: …Никита, я, Виталик…

К.ЛАРИНА: …Адабашьян…

Е.СТЕБЛОВ: Ну, Адабашьян – он не артист профессиональный.

К.ЛАРИНА: Но он… Не надо, он артист.

Е.СТЕБЛОВ: Он просто как фактура.

К.ЛАРИНА: Он уже артист.

Е.СТЕБЛОВ: Нет. Он не артист, не надо. Он и сам так не считает.

В.ДАШКЕВИЧ: Понимаете, вообще, труднее всего работать, когда режиссер настраивает тебя на создание нетленки. Вот это…

Е.СТЕБЛОВ: И это всегда не получается.

В.ДАШКЕВИЧ: Во-первых, никогда не получается, во-вторых как будто бежишь с гирями на ногах, потому что понимаешь, что ты должен что-то такое сотворить… Когда никто ничего от тебя не ждет, и ты сам от себя не ждешь, и вдруг вот то, что внутри, взрывается…

Е.СТЕБЛОВ: Когда атмосфера симпатии и, извините, определенного уровня дарования… Ведь когда, извините… Понимаешь, что ты мастер, только тогда, когда сталкиваешься или с бездарным артистом или с молодым, неопытным. А когда ты работаешь с людьми примерно там равного плюс-минус дарования, то мы говорим-то на одном языке. И, в общем, здесь это было так. И Света Крючкова, и… мы все важные перечислили…

М.АНТОНОВ: Я перечислю все-таки тех актеров, о которых мы еще не сказали.

Е.СТЕБЛОВ: Да.

М.АНТОНОВ: Ведь настоящее созвездие. Ирина Купченко, которая снималась в «Собаке Баскервиллей»…

Е.СТЕБЛОВ: А мы говорили о ней.

К.ЛАРИНА: Алла Демидова.

М.АНТОНОВ: Алла Демидова, Иннокентий Смоктуновский в фильме «ХХ век начинается», Елена Сафонова, Павел Кадочников…

Е.СТЕБЛОВ: Да, конечно.

М.АНТОНОВ: Георгий Марти…

В.ДАШКЕВИЧ: Мартинсон…

К.ЛАРИНА: Мартиросьян?

М.АНТОНОВ: Мартиросьян, он тоже играл в «ХХ веке» этого самого принца, который потерял письмо.

К.ЛАРИНА: Да, да, да.

М.АНТОНОВ: Сергей Мартинсон, конечно же, из «Собаки Баскервиллей». Огромное количество замечательнейших актеров, которые видно было, что они играют с удовольствием, не из-под палки режиссера.

Е.СТЕБЛОВ: Да какая палка? Вообще, это какое-то превратное представление, что режиссер – начальник. Этого никогда не бывает.

К.ЛАРИНА: Он дирижер.

Е.СТЕБЛОВ: Я не видел этого нигде. Это байка.

М.АНТОНОВ: Но можно ведь было схалтурить?

Е.СТЕБЛОВ: А зачем? Как может талантливый человек, одаренный, позволить себе схалтурить? Это все равно, что музыкант будет специально играть фальшиво. Ну, как это? Бывает такая ситуация, когда режиссер мешает, потому что он, ну, вот… не на той волне. Здесь этого не было.

К.ЛАРИНА: Вот в этом и ценность этого дирижера, режиссера.

Е.СТЕБЛОВ: Да. Да.

К.ЛАРИНА: Да, конечно.

Е.СТЕБЛОВ: Ну, вот это и есть то, что Станиславский говорил, когда режиссер должен умереть в артистах.

К.ЛАРИНА: А вы когда-нибудь были режиссером?

Е.СТЕБЛОВ: Был.

К.ЛАРИНА: И что?

Е.СТЕБЛОВ: Я…

М.АНТОНОВ: Не понравилось.

(Все смеются)

Е.СТЕБЛОВ: Но я в театре, в театре я поставил несколько спектаклей.

К.ЛАРИНА: Ну, и как вам ощущение?

Е.СТЕБЛОВ: Ну, как… Я…

К.ЛАРИНА: Что вы поняли про артистов?

Е.СТЕБЛОВ: А что, я артистов люблю и я никогда их… это… я не придерживаюсь позиции Юрия Петровича Любимова, который считает, что артист – это исполнитель. Ну, тогда и видно на сцене, что он исполнитель. Для меня артист и для себя в актерской работе, и в режиссерской артист – это всегда соавтор. Соавтор.

В.ДАШКЕВИЧ: Я вообще очень люблю артистов, и у меня гипнотическое такое обожание актера. И я должен сказать, что… это мало кто знает, но пока еще не был утвержден Ливанов на эту роль, то то ли в виде прикола, то ли серьезно – я не знаю – но был такой момент… А мы с Игорем Масленниковым уже сделали к этому времени картин шесть. И вот он сказал: «Владимир Сергеевич, возьмите трубку вот так…» Я взял трубку. «Вы знаете, я хочу вас попробовать в роли Холмса». Я так перепугался…

(Стеблов смеется)

В.ДАШКЕВИЧ: …отдал ему трубку и сказал: «Нет, ни за что». А он мне стал говорить, что у меня какой-то профиль такой британский, что… какой-то там гидроцефал…

Е.СТЕБЛОВ: Вот это лишний, прости, Володь, лишний пример тому, что на самом деле главный режиссер – это Господь Бог. И вот так, как… Это чудо. Искусство, вот когда удача, это всегда чудо.

К.ЛАРИНА: А профессионализм куда вы денете?

Е.СТЕБЛОВ: Ну, профессионализм – это элементарщина. Ну, что, если ты непрофессионал, чего ты тогда этим занимаешься?

К.ЛАРИНА: Ну, вот вы говорите Адабашьян – не артист.

Е.СТЕБЛОВ: Он не артист.

К.ЛАРИНА: А как он прекрасен в кадре.

Е.СТЕБЛОВ: Потому что он просто индивидуальность, верно использованная.

М.АНТОНОВ: «Овсянка, сэр», — это почти что «Кушать подано». Понимаете?

Е.СТЕБЛОВ: «Овсянка, сэр», — это реприза. Причем тут Адабашьян?

К.ЛАРИНА: А как он прекрасен в «Пяти вечерах»?

Е.СТЕБЛОВ: Слушайте, ну, я же Адабашьяна лучше знаю, чем вы. Он не артист, он художник.

К.ЛАРИНА: Я зритель. Мне не нужно для этого знать…

Е.СТЕБЛОВ: Значит, вы плохой зритель, Ксюша…

К.ЛАРИНА: Аа-ах. Вы не понимаете, где профессиональный артист, а где непрофессиональный.

В.ДАШКЕВИЧ: Нет, нет. Жень, я все-таки с тобой не соглашусь.

К.ЛАРИНА: Слава Богу. Я не одна.

В.ДАШКЕВИЧ: Я очень…

Е.СТЕБЛОВ: Да Саша сам не считает себя артистом.

В.ДАШКЕВИЧ: Да, конечно, он…

К.ЛАРИНА: А мы считаем его артистом. Мы, зрители…

Е.СТЕБЛОВ: Ну, мы сейчас про Адабашьяна или про Шерлока Холмса?

В.ДАШКЕВИЧ: Адабашьян настолько… настолько удивительная личность и настолько…

Е.СТЕБЛОВ: Так это другой вопрос.

В.ДАШКЕВИЧ: Так, Жень, ну, артист, понимаешь, профессионал, у которого слабая личность…

Е.СТЕБЛОВ: Извини, Володь, вот если бы ты сыграл Шерлока Холмса, может быть, даже хорошо, ты от этого бы артистом не стал. Ты остался бы удивительной личностью…

К.ЛАРИНА: Никто не знает, Евгений Юрьевич.

Е.СТЕБЛОВ: …талантливейшим композитором.

К.ЛАРИНА: А вдруг бы стал, вдруг мы потеряли уже гениального артиста в лице Дашкевича?

В.ДАШКЕВИЧ: Нет, слава Богу, что это не состоялось. И, вообще, я считаю, что…

Е.СТЕБЛОВ: Ну, тут в этой студии нет ни одного профессионала артиста с 42-годичным опытом, поэтому уж мне… Поверьте мне.

К.ЛАРИНА: Так, давайте по-другому. Книжку написали?

Е.СТЕБЛОВ: Да.

К.ЛАРИНА: Вы писатель.

Е.СТЕБЛОВ: Да. Ну, и что?

К.ЛАРИНА: Да? Вы писатель, Стеблов?

Е.СТЕБЛОВ: Нет, я не считаю.

К.ЛАРИНА: Почему? Вы же написали книгу?

Е.СТЕБЛОВ: Ну, почему, написал книгу. Основная моя профессия – актерская. Я и спектакли ставлю. И опять. Я не считаю… Я просто считаю, моя точка зрения такая, что вот я живу, я иду каким-то внутренним своим путем, как, ну, я человек религиозный, познания себя, поиск встречи с Богом, что называется, а все остальное, чем я владею, приходят ко мне шансы какие… Вот хочется мне сыграть, я сыграл, хочется поставить, я поставил, хочется написать, я написал. Другой вопрос, как это получается. Но есть профессия у меня основная. Это актерская профессия. Я же не зарабатываю литературой.

К.ЛАРИНА: Но книжки же ваши продаются?

Е.СТЕБЛОВ: Продаются.

К.ЛАРИНА: Вы же не просто так их отдаете тем, кто хочет?

Е.СТЕБЛОВ: Ну, я вам скажу, что в основном, конечно, издательство получает.

(Все смеются)

Е.СТЕБЛОВ: Я получаю крохи.

М.АНТОНОВ: Одним словом, я хочу сказать, что все звезды на небе так сошлись, что первый фильм просто воссиял. Ну, честно признайтесь, что вы знали до 80-го года и сможете ли вы вспомнить, если вы обыкновенный простой зритель…

К.ЛАРИНА: Как я.

М.АНТОНОВ: …сможете вы вспомнить какую-нибудь из главных ролей у Василия Борисовича Ливанова. Он прекрасно озвучивал мультфильмы.

К.ЛАРИНА: Слепой музыкант, не надо.

М.АНТОНОВ: Он прекрасно озвучивал мультфильмы.

Е.СТЕБЛОВ: «Коллеги».

К.ЛАРИНА: «Коллеги».

Е.СТЕБЛОВ: Минутку.

К.ЛАРИНА: «Коллеги», «Слепой музыкант», ну что ты?

М.АНТОНОВ: Хорошо, хорошо. У Виталия Мефодиевича?

К.ЛАРИНА: Ну-у-у…

В.ДАШКЕВИЧ: Ну, там вообще полно, он замечательный артист.

К.ЛАРИНА: Начиная с этого…

М.АНТОНОВ: С «Крепкого орешка»?

К.ЛАРИНА: Нет, не «Крепкий», другой фильм, «Женщины», по-моему, называется.

Е.СТЕБЛОВ: Вот Василий Борисович, кстати говоря, он же, вот Василий Борисович – вот пример насчет… Вот Саша Адабашьян – он художник, в первую очередь, и литератор, да, потому что он – соавтор сценария. У него, кстати, оригинальных сценариев нету, как известно. Вот, инсценировщик, соавтор сценариев. А вот Василий Борисович – он артист, профессиональный артист, он режиссер профессиональный, театральный, и он профессиональный литератор и профессиональный режиссер анимации, то есть мультипликационного кино.

К.ЛАРИНА: А почему вы тогда себе отказываете в этих качествах? Почему вы говорите, что вы только артист, а все остальное…

Е.СТЕБЛОВ: Понимаете, ну, если у тебя получилась одна удачная работа в какой-то профессии, это просто неуважение к профессии своих коллег, чтобы называть себя профессионалом. Потому что вот я 42 года занимаюсь актерской деятельность. Литературой я тоже занимаюсь, но не отдал я ей 42 года.

В.ДАШКЕВИЧ: Жень, я тебя перебью. Все-таки, все-таки, конечно, я поддержу Ксению в том, что…

Е.СТЕБЛОВ: Нет, чтобы меня поддержать.

В.ДАШКЕВИЧ: Магия режиссера всегда стоит за картиной, которая получилась, потому что это сейчас легко говорить, что собрались профессионалы, а какие профессионалы! Профессионалов в русском кино и театре масса.

Е.СТЕБЛОВ: Вот. Вот. Сам отбор – это уже режиссура.

В.ДАШКЕВИЧ: Вот когда возникает еще и интонация, связывающая всех этих актеров в единое целое, и музыку связывает, и работу художника замечательного и оператора грандиозного связывает воедино, вот тогда и получается художественный результат.

Е.СТЕБЛОВ: Конечно, безусловно.

К.ЛАРИНА: Получается чудо, о котором вы говорите.

В.ДАШКЕВИЧ: Да.

Е.СТЕБЛОВ: Безусловно. Но все-таки если мы возьмем другие картины Масленникова…

К.ЛАРИНА: Ну, что «Зимняя вишня»?

Е.СТЕБЛОВ: Да. Но все-таки…

В.ДАШКЕВИЧ: А «Зимняя вишня» тоже замечательная картина.

К.ЛАРИНА: Ну, она хорошая картина.

Е.СТЕБЛОВ: Хорошая картина.

К.ЛАРИНА: Она любима народом очень.

Е.СТЕБЛОВ: Любима народом, да. Но я думаю, что сериал этот посерьезней, если говорить с точки зрения художественных завоеваний.

М.АНТОНОВ: Хорошо, скажите мне тогда, пожалуйста…

К.ЛАРИНА: Говорите амбиций нет, вот где.

Е.СТЕБЛОВ: Каких амбиций, это я Масленникову комплимент делаю.

М.АНТОНОВ: Скажите мне тогда, пожалуйста, вот мы говорим «профессионалы», все замечательно. Если я не ошибаюсь, «Собаку Баскервиллей» поставил Масленников, написал сценарий в содружестве Масленников-Векслер.

В.ДАШКЕВИЧ: Нет, и Валуцкий.

Е.СТЕБЛОВ: Валуцкий. Ошибаетесь.

В.ДАШКЕВИЧ: Сначала первую серию делали Дунский и Фрид.

М.АНТОНОВ: Это да, этот сценарий был первый.

В.ДАШКЕВИЧ: А потом Масленников делал с Валуцким ряд серий. И Валуцкий как замечательный…

М.АНТОНОВ: По-моему я видел титр Векслера…

К.ЛАРИНА: Векслер – оператор…

М.АНТОНОВ: Нет, стоп я видел в сценарии.

Е.СТЕБЛОВ: Муж Светы Крючковой.

К.ЛАРИНА: Да, да.

В.ДАШКЕВИЧ: Муж, он замечательный человек…

Е.СТЕБЛОВ: Замечательный.

В.ДАШКЕВИЧ: …но у меня такое впечатление…

К.ЛАРИНА: А Валуцкий – муж Демидовой, по-моему.

Е.СТЕБЛОВ: Да. Вот разобрались в семейных связях.

В.ДАШКЕВИЧ: У меня такое впечатление, что много там было материала, сделанного Масленниковым и Валуцким, потому что они вообще вместе работали всегда, но может быть, Векслер и участвовал на каком-то этапе. Это совершенно не исключено. И, в общем, стилистика была уже найдена. Но все-таки она оттолкнулась от работы Дунского и Фрида, потому что вот первые две серии, они положили начало вот этого мира.

Е.СТЕБЛОВ: Да, да, да.

В.ДАШКЕВИЧ: Дальше этот мир пошел развиваться своей…

Е.СТЕБЛОВ: Стал жить по своим законам.

В.ДАШКЕВИЧ: Да, он стал уже жить по своим законам. И там все было ясно.

К.ЛАРИНА: А вот все-таки возвращаясь к пробам, очень интересно. Ведь не сразу же действительно пришли к выбору такому. Владимир Сергеевич, может быть, вы еще вспомните? Кого еще пытались попробовать на главные роли?

В.ДАШКЕВИЧ: Мы до этого сняли, вместе сделали такую картину «Ярославна – королева Франции».

Е.СТЕБЛОВ: Да. Кстати, тоже Ливанов там играл.

В.ДАШКЕВИЧ: И Ливанов там сыграл…

М.АНТОНОВ: Пьяного рыцаря такого.

В.ДАШКЕВИЧ: …пьяного бродячего рыцаря. То есть от Шерлока Холмса его отделяла дистанция огромного размера.

К.ЛАРИНА: Века.

В.ДАШКЕВИЧ: Да, и казалось бы… Мы с Кимом написали для него песенку. Песенку его голосом замечательно спел…

Е.СТЕБЛОВ: …Боярский.

В.ДАШКЕВИЧ: …Михаил Боярский. Но представить себе, что он может попробоваться на роль Холмса, вот это и есть Масленников. Потому что никому не…

Е.СТЕБЛОВ: Да, вот, пожалуйста. Вообще, в режиссуре выбор – это 80, если не 90 процентов успеха. Назначение артистов.

В.ДАШКЕВИЧ: Абсолютно противоположная роль по всем позициям, совершенно ничего не имеющая с этим строгим, интеллектуальным человеком…

М.АНТОНОВ: …джентльменом…

В.ДАШКЕВИЧ: …с невероятной самодисциплиной и…

Е.СТЕБЛОВ: Ну, тут еще, Володенька, извини, тут еще надо сказать, что джентльменов-то, извините за выражение, в нашем отечественном кино по природе не так много.

К.ЛАРИНА: Это у Жванецкого очень хорошо все написано.

Е.СТЕБЛОВ: Тут уже семейное происхождение. Есть такие вещи, которые нельзя сыграть. Нельзя сыграть интеллигентность, нельзя в принципе сыграть породу. А вот у Василия Борисовича это присутствует, как известно, просто по происхождению. Присутствует это, как бы кто ни относился, в Никите Михалкове, тоже это. Нельзя сыграть барина, то есть сыграть-то можно, но будет видно, что это лакей играет барина. Понимаете? Это есть понимание какое-то внутреннее, это корни, корни, семейные легенды какие-то, традиции и так далее.

К.ЛАРИНА: Ну, почему, я вот вспоминаю, допустим, «Анну Каренину»…

Е.СТЕБЛОВ: Ну, так и что же?

К.ЛАРИНА: А вот Василий Лановой он не блещет особо аристократическим происхождением, но все-таки…

Е.СТЕБЛОВ: Ну, там функция другая.

К.ЛАРИНА: …порода там в нем есть. Всегда была.

В.ДАШКЕВИЧ: Нет, вообще говоря…

Е.СТЕБЛОВ: Ну, это… это… так сказать, с женщиной в этом смысле сложно спорить. Поэтому…

В.ДАШКЕВИЧ: Жень, ты недооцениваешь… вы, актеры, способны на такие вещи, которые нам и не снились. Поэтому я тебя уверяю, может сыграть…

К.ЛАРИНА: Породу можно сыграть.

В.ДАШКЕВИЧ: Породу, что угодно…

К.ЛАРИНА: Фаина Раневская говорила, ваша замечательная коллега по театру…

Е.СТЕБЛОВ: Да, да.

К.ЛАРИНА: …что талант, как прыщ, он может вскочить на любой…

В.ДАШКЕВИЧ: На любом совершенно…

Е.СТЕБЛОВ: Талант, да. А породу и интеллигентность сыграть нельзя.

К.ЛАРИНА: Можно.

В.ДАШКЕВИЧ: Сыграют. Это и есть талант.

Е.СТЕБЛОВ: Фаина Георгиевна, с которой я работал, она была бы на моей стороне. Потому что есть понятие, а есть сознание. Нельзя сыграть суть. Сознание, которое присутствует помимо. Вот есть оснащенность, лицедейская оснащенность, дарование. Да, вот прыщ может вскочить на ком угодно. Но существо, существо, личностное начало, оно то, которое у тебя…

К.ЛАРИНА: Это другое. Это тогда другое.

Е.СТЕБЛОВ: А интеллигентность это и есть.

К.ЛАРИНА: Нет, порода, аристократизм, интеллигентность – это вопрос происхождения.

Е.СТЕБЛОВ: Если вы говорите о внешних каких-то факторов, то это, в общем-то, из грязи в князи, это то, это мы во всех сериалах видим.

М.АНТОНОВ: Брэк. Брэк.

К.ЛАРИНА: Вот то, что касается личности, да, наличия или отсутствия индивидуальности какой-то внутренней прежде всего, этого свечения, которое мы воспринимаем за талант…

В.ДАШКЕВИЧ: Я остаюсь на…

Е.СТЕБЛОВ: Некоторые вещи сыграть нельзя, а просто надо быть.

К.ЛАРИНА: …вот это не сыграешь.

М.АНТОНОВ: Господа, пойдемте пить чай!

К.ЛАРИНА: Олег Борисов, да? Какое у него происхождение, у Олега Борисова? Да никакого.

Е.СТЕБЛОВ: Ну, откуда вы знаете?

К.ЛАРИНА: Гений. Он мог играть все – и принца, и короля.

В.ДАШКЕВИЧ: Ксения.

Е.СТЕБЛОВ: Происхождение – это неформальная вещь.

В.ДАШКЕВИЧ: Я вас уверяю, вот сочинить музыку – это просто, а сыграть…

(Все смеются)

В.ДАШКЕВИЧ: …еще поставить, срежиссировать, это невероятно.

М.АНТОНОВ: Господа, если мы на минуту еще хотя бы задержимся, новостей не будет на «Эхе Москвы».

К.ЛАРИНА: Да, да.

М.АНТОНОВ: Спасибо огромное Владимиру Дашкевичу, спасибо огромное Евгению Стеблову. Спасибо Игорю Масленникову и Василию Ливанову. Спасибо Виталию Соломину и Рине Зеленой. Спасибо за Шерлока Холмса и доктора Ватсона. Это была программа «Отдел кадров».

К.ЛАРИНА: Собачку звали Снупи, снижу я несколько пафос моего коллеги Миши Антонова. Снупи звали собачку Евгения Стеблова. А вы так к ней и обращались в жизни?

Е.СТЕБЛОВ: Я вообще к ней не обращался.

(Все смеются)

Е.СТЕБЛОВ: Я только на озвучании это делал.

К.ЛАРИНА: Наши победители (перечисление победителей). Большое спасибо еще раз нашим гостям. Приходите. Продолжим наши споры.

В.ДАШКЕВИЧ: Спасибо.

Е.СТЕБЛОВ: Спасибо.



Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире