13 августа 2010
Z Дневной обход Все выпуски

Хирургическое лечение женских заболеваний


Время выхода в эфир: 13 августа 2010, 13:17



Е. КАНДАРИЦКАЯ: Добрый день, у микрофона Елена Кандарицкая, мы продолжаем с вами беседовать о женском здоровье, и в гостях у нас главный специалист, эксперт Минсоцздравсоцразвития России по акушерству, гинекологии и перинатологии, академик, заместитель директора центра акушерства гинекологии и перинатологии Российской академии медицинских наук, Лейла Владимировна Адамян. Здравствуйте.

Л. АДАМЯН: Добрый день.

Е. КАНДАРИЦКАЯ: И сегодня, тема нашего здоровья, хирургические аспекты репродуктивного здоровья женщины. Вот тема такая. Вот мне хотелось бы сразу спросить, какие решаются вопросы, с помощью диспансеризации женщины?

Л. АДАМЯН: Подавляющее большинство заболеваний женщин, лечится консервативными методами, и решается с помощью диспансеризации. Но это в основном тогда, когда своевременно выставлен диагноз, когда имеется не запушенная ситуация. Тогда женщины, страдающие различными заболеваниями, теми же миомами, нарушениями цикла, кровотечениями, эндомитриозом, опущениями, недержанием мочи, и так далее, они могут получить лечение без оперативного лечения. Но если ситуация запущена, а это на совести и самих пациентов, которые минимум на себя обращают внимания, и врачей, которые доводят до этого состояния, надо проводить хирургическую операцию.

Е. КАНДАРИЦКАЯ: Вот я как раз хотела вас спросить, именно когда нужно.

Л. АДАМЯН: Когда. Например, если говорить всё-таки поконкретнее. Ну, например, миома, наиболее часто встречающаяся опухоль женских половых органов. У каждой третьей, наблюдается миома матки. Но миома оперируется только тогда, когда она вызывает кровотечение, она вызывает нарушение функций соседних органов, нарушение мочеиспускания, или дификации. Когда она растёт, и есть подозрение на какую-то малигинелизацию, и когда она реально является причиной бесплодия. К примеру, это при миоме. Тогда женщине надо выполнить оперативное вмешательство.

Е. КАНДАРИЦКАЯ: Но прежде надо выполнять эту хирургическую операцию. Или после того, как она родит ребёнка вместе с миомой?

Л. АДАМЯН: Нет. Если есть показание к операции, надо выполнить операцию, и обеспечить в дальнейшем нормальное родоразрешение, нормальное наступление беременности, и в этом нет проблем. И очень важно, чтобы операция была выполнена грамотным человеком, который сможет сохранить такой уникальный орган как матку, которая является плодовместилищем. Потому что если эту операцию выполнить грубыми методами, то никакого в дальнейшем наступления беременности не произойдёт. Но коль скоро у некоторых больных на фоне миомы возникла беременность, то можно наблюдать эту миому вместе с беременностью, и уже разрешить её путём операции кесарева сечения, или не зависимо дать ей нормальное родовспоможение, и потом уже решать вопрос с миомой.

Е. КАНДАРИЦКАЯ: Вот мы с миомой с вами разобрались. При каких ещё проблемах, нужна хирургия?

Л. АДАМЯН: При эндомитриозах. Эндомитриоз, винитальный эндомитриоз, это то заболевание, при котором клетки эндометрии распространяются вне матки. Бывают эндомитриоидные кисты, они всегда требуют операции. Потому, что мы никогда не знаем, что в эндомитриоидных кистах реально. Там может быть истинная опухоль яичника, или сочетание с какой-то опухолью. Эндомитриоз вызывает тяжелейший болевой синдром, бесплодие, нарушение сексуальной функции, и очень часто, просто сама операция с помощью новых технологий эндоскопических, минимально инвазивных методов, полностью устраняет заболевание, и устраняет все симптомы. И не нужно тяжелейшую иметь технологию, в виде тяжёлых гормонов, использовании многолетней гормональной терапии, или какой-то другой, для лечения. Намного лучше, эффективнее, и дешевле кстати, восстановить все эти проблемы, устранить вернее все эти проблемы, восстановить репродукцию, с помощью хирургического вмешательства.

Е. КАНДАРИЦКАЯ: А потом уже рожать ребёнка.

Л. АДАМЯН: А потом уже рожать ребёнка.

Е. КАНДАРИЦКАЯ: А если получилось одновременно? Вот так случилось?

Л. АДАМЯН: Да это редко бывает.

Е. КАНДАРИЦКАЯ: Да?
Л. АДАМЯН: Да. При эндомитриозе редко. Потому, что сам по себе эндомитриоз, вызывает нарушение репродукции. Но если возникла такая ситуация, ничего страшного, надо добиться, конечно, рождения ребёнка.

Е. КАНДАРИЦКАЯ: Вот говоря о хирургии, ещё хотелось бы спросить вас вот о чём. Бывает так, что женщина беременна, и, в общем-то, относительно здорова. Но вдруг. Во время беременности, у неё происходят какие-то проблемы. Она заболевает серьёзно, или как-то. Решается это как-то хирургическим путём? Или всё-таки, терапевтическими, или какими-то другими методами?

Л. АДАМЯН: Ну, здесь вопрос, я должна сказать, он очень общий. Конечно, если возникают проблемы во время беременности, лучше не проводить хирургическую коррекцию. Потому, что любая хирургическая коррекция, может каким-то образом воздействовать на беременность. У беременной может быть аппендицит, у неё может быть и грыжа, у неё может быть обострение холецистита, или ещё чего-то. Поэтому, во время беременности, к операции надо подходить максимально аккуратно. Ещё говоря об операциях, я бы хотела сказать, об огромном поле операции. Сегодня население нашей страны, и вообще население мира стареет. Очень много пролапсов, опущений гениталий, недержания мочи. Вот эти операции тоже должны быть выполнены с помощью самых современных технологий.

Е. КАНДАРИЦКАЯ: Вот кстати, я хотела сказать, спросить у вас, вот, правда ли говорят, что минимальная инвазивная хирургия, она действительно благо?

Л. АДАМЯН: Да, она действительно благо, если она выполнена человеком, который владеет всеми методами хирургии. Представьте себе доктора, который научился делать только одну операцию, минимально инвазивную. Это вообще, преступник. Потому, что в случае возникновения какой-то ситуации интероперационной, он не сможет оказать помощь. Но если специалист оперирующий, он владеет всем меню оперативным, то конечно, минимально инвазивная хирургия – это реальная помощь, потому, что во время этой операции идёт минимальная кровопотеря, операция проводится ювелирными инструментами, без разрезов, это уже прекрасно само по себе. Женщина в дальнейшем, не стесняется этих операций. Она использует, намного меньше у неё болевой синдром, в соответствии с этим, меньше лекарств противообезболивающих. Намного меньше воспаление, в соответствии с этим, намного меньше антибиотиков она должна получать. Она может уйти домой в этот же день, на следующий, она не лишает свою семью мамы, жены, бабушки. Это сейчас имеет колоссальное значение.

Е. КАНДАРИЦКАЯ: Вот хирургия, это достаточно широкий аспект? Ведь есть разновидность хирургии.

Л. АДАМЯН: Да.

Е. КАНДАРИЦКАЯ: Кто применяет это в зависимости от ситуации, от проблемы?

Л. АДАМЯН: Да.

Е. КАНДАРИЦКАЯ: Да? Вот каким образом, какие разновидности?

Л. АДАМЯН: Разновидности, во-первых, по доступам. Есть хирургия лапроскапическая, есть хирургия гистероскопическая, внутриматочная. Вообще не одного разреза. Удаляется образование, и всё. Есть хирургия, с использованием новых технологий, новых энергий. С помощью лазера, с помощью ультразвуковых инструментов, с помощью электричества. То есть хирургия сегодня – это совершенно другая специальность, и спектр гинекологических операций, вообще изменился. Поэтому, люди, которые должны быть оперированы, они должны знать. Вот всё изменилось в хирургии. И врач другой, и техника другая, ювелирная. И методы прикосновения к ткани совершенно другие. И никакой кровопотери нет. То есть, отношение к хирургии, и с помощью доступов, без разрезов, или с минимальными разрезами, или влагалищный доступ, совершенно другая хирургия. И поэтому, иногда, если уже показано вмешательство хирургическое, и оно действительно благо. Я уже не говорю, о стационаре. Ну, раньше мы же, я 40 лет в гинекологии. По 10-12 дней держали женщин в стационаре, после операции. В этом, Елена, после минимальных операций, нет никакой необходимости.

Е. КАНДАРИЦКАЯ: Вот смотрите, мы можем говорить о том, что хирургическое вмешательство, оно уменьшает использование антибиотиков, обезболивающих. То есть, это благо. То есть, всё-таки, любое вмешательство в организм человека – это всё-таки, не очень хорошо, мне кажется.

Л. АДАМЯН: Да.

Е. КАНДАРИЦКАЯ: Ну, вот всё-таки, преимущество в чём? Вот если говорить о таком, терапевтическом методе, и хирургическом. В чём преимущество?

Л. АДАМЯН: Нет, хирургия с терапией никогда не может быть сравнена. Потому, что хирургия проводится только по показаниям. Тогда, когда терапевтическая методика не работает, или с самого начала используется не по назначению. То есть, давайте скажем всем, и друг другу, что хирургия – метод тогда используемый, когда в этом есть необходимость, показания. Но коль скоро они выставлены, есть показания, допустим, кровотечения, анемия, тяжелейшие боли, перитонит, инфекция. Она должна быть проведена, но адекватно, с использованием новых технологий. Главное преимущество современной хирургии, по сравнению с хирургией прошлых лет, минимальная травма. Ну, представьте себе разрез 0,5 см, 5 мм, и разрез 15 см. Есть разница? Ведь это ткань. Она реагирует, она должна восстановиться, она должна полностью провести репоративную регенерацию. Это колоссально. То есть, минимизация травмы. Травмы, ну, как порез. Маленький порез, или большой. И вы через этот маленький разрез, выполняете иногда очень большую операцию.

Е. КАНДАРИЦКАЯ: А вот смотрите, всё-таки, хирургическое вмешательство, может случиться так, что наступит смерть. Вот насколько на сегодняшний день это проблема? Или может быть, она уже решена, и очень маленький процент женщин?

Л. АДАМЯН: Вы знаете, хирургическое вмешательство к смертному исходу приводит тьфу, тьфу не сглазить, практически…

Е. КАНДАРИЦКАЯ: Ну, на сегодняшний день.

Л. АДАМЯН: На сегодняшний день это нонсенс. В основном, если происходят такие драматические осложнения, они связаны с экстрагинетальной ситуацией. С чем-то, что у организма заведомо имеются какие-то проблемы, связанные с сердцем, лёгкими, сосудами, тромбоэмболия там, неправильно сворачивается кровь, и так далее. Но само хирургические вмешательство, крайне редко является причиной таких драматических осложнений.

Е. КАНДАРИЦКАЯ: Вот вы говорите о том, что женщина не должна, или лучше, если бы она долго не находилась в стационаре, что лечение лучше домашнее. Да?

Л. АДАМЯН: Я так не сказала.

Е. КАНДАРИЦКАЯ: Нет?

Л. АДАМЯН: Нет. Я сказала, что лучше женщину выписать вовремя и рано, а иногда в тот же день, если есть на это возможности. А это возможности только минимально инвазивных технологий, когда нет травмы. Чем её оставить в стационаре, потому, что любой стационар содержит много больных. У каждых больных своя инфекция. А, кроме того, может быть внутрибольничная инфекция.

Е. КАНДАРИЦКАЯ: Вот я, кстати, хотела сказать, как решается эта проблема? Если женщина остаётся, скажем, на 10 дней, в клинике, вот внутрибольнично, говорят, что очень часто именно эта вот вещь, играет очень отрицательную роль.

Л. АДАМЯН: Ну, это слово часто здесь не подходит, вы меня конечно извините.

Е. КАНДАРИЦКАЯ: Как вы любите своё ведомство.

Л. АДАМЯН: Нет, не ведомство. Просто часто не бывает, но просто одной из проблем – это внутрибольничные инфекции, лучше её избежать. А методы избегания – это одноразовое бельё, шовные материалы, новые технологии, новая хирургия, и элегантное отношение к хирургическому вмешательству.

Е. КАНДАРИЦКАЯ: Вот такая женщина была у нас в гостях, академик, заместитель директора центра акушерства, гинекологии и перинатологии Российской академии медицинских наук, и эксперт Минздравсоцразвития России по акушерству, гинекологии и перинатологии Лейла Владимировна Адамян. Спасибо вам огромное, мы разобрались в очень многих аспектах. Я желаю, чтобы у вас всё получалось. И всем женщинам большого, хорошего здоровья.

Л. АДАМЯН: Спасибо. Будьте здоровы.




Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире