'Вопросы к интервью
08 сентября 2010
Z Послезавтра Все выпуски

Сколково: лучше так чем никак


Время выхода в эфир: 08 сентября 2010, 22:08

А.САМСОНОВА: Добрый вечер. Вы слушаете и смотрите программу «Послезавтра», программу, которую мы делаем совместно с русской версией журнала «Форбс». Меня зовут Тоня Самсонова, и со мной мой коллега, ведущий этой программы Сергей Гуриев, ректор РЭШ.

С.ГУРИЕВ: Добрый вечер.



А.САМСОНОВА: Сегодня мы говорим на тему «Сколково. Лучше так, чем никак». И адвокатом Сколково сегодня выступает Сергей Белоусов, председатель и исполнительный директор компании «Parallels». Здравствуйте, Сергей.

С.БЕЛОУСОВ: Здравствуйте.

А.САМСОНОВА: Сергей, какое отношение вы имеете к Сколково? На вашей рубашке отчетливо видно логотип вашей компании.

С.БЕЛОУСОВ: Ну, я прямого отношения к Сколково не имею, я не участвую там как член комиссии или как какое-нибудь ответственное лицо, но я имею какое-то мнение по поводу этого проекта.

А.САМСОНОВА: Вы – гражданин другой страны. Видимо, болеете сердцем за Россию каким-то образом. Почему вы вдруг решили, вы, гражданин Сингапура защищать проект кремлевский?

С.БЕЛОУСОВ: Ну, я, вообще-то говоря, родился, учился в России и поэтому Россия – это, наверное, моя родная страна, то есть моя родина и здесь находится наибольшее количество моего бизнеса, наибольшее количество моих связей. И поэтому, вот, наверное, поэтому. Кроме того, Сколково и вообще инновационные, как бы, бизнесы – они имеют отношение к тому, чем я занимаюсь. Поэтому оно может помочь таким бизнесам, которыми занимаюсь я.

А.САМСОНОВА: Ну, а вам финансово это интересно или вы душой за это?

С.БЕЛОУСОВ: Ну, это и так, и так. Я, вообще, занимаюсь только теми вещами, которые мне нравятся. Поэтому, как бы… То есть у меня всегда финансовые интересы сопряжены с личными.

С.ГУРИЕВ: Но будете ли вы подавать заявки, пытаться делать проекты внутри этой территории?

С.БЕЛОУСОВ: Может быть, может быть.

А.САМСОНОВА: Более подробное досье и биографию Сергея Белоусова, нашего гостя подготовил корреспондент журнала «Форбс» Анна Соколова. Давайте послушаем.

ДОСЬЕ НА ЧЕЛОВЕКА XXI ВЕКА

А.СОКОЛОВА: Сергей Белоусов, 39 лет, родился в Ленинграде, окончил факультет Общей прикладной физики московского физико-технического института. Еще в студенческие годы Белоусов создал несколько компаний, занимавшихся сборкой компьютеров и дистрибуцией программного обеспечения. Спустя несколько лет он совместно с партнерами основал компанию по сборке телевизоров и бытовой техники Ролсен. Всего Белоусов основал более 10 фирм, наиболее успешный его проект – компания «Parallels», продающая программное обеспечение на 100 миллионов долларов в год. Ее продукты установлены у 12 миллионов пользователей по всему миру. Штаб-квартира «Parallels», отвечающая за стратегию продаж и маркетинг, базируется в Америке, а разработчики в России. «В 90-е, когда мы начинали, здесь гораздо проще было находить талантливых менеджеров», — объясняет Белоусов.

Его вдохновляет пример основателя компании Apple Стива Джобса. «Просто он настоящий гений в нашей индустрии», — говорит он. Больше всего в Москве его раздражают пробки. По его словам, на маленьком острове в Сингапуре много машин, но пробок там нет, потому что правительство строго за этим следит.

Любит бывать на Алтае. «Там удивительное сочетание разных ландшафтов, можно переезжать с одного места на другое и везде будет красиво», — говорит он.

С.ГУРИЕВ: Сергей, мы много о вас узнали. Может быть, вы еще скажете пару слов о том, что это за продукт, который вы продаете на 100 миллионов долларов в год? Только не говорите такими сложными словами как «виртуализация», «виртуальный сервер».

С.БЕЛОУСОВ: Хорошо. Ну, как бы, у нас, на самом деле, 2 направления в компании. Одно направление – это продажа виртуализации для десктоп-компьютеров, компьютеров, которые вы используете на своем столе. И в этом случае то программное обеспечение, которое мы производим, позволяет вам использовать один компьютер как несколько компьютеров. Это может быть нужно для разных каких-то случаев. Например, самая популярная наша программа – Parallel Desktop for Mac – она позволяет запускать приложения операционной системы Windows на компьютере Макинтош. Поэтому если вы захотели перейти на Apple-компьютер, замечательный, красивый, белый там или серебристый, но при этом вам нужны какие-то Windows-приложения, вы это можете делать. Это приложение установлено на 10% всех компьютеров Mac.

Другая часть нашей компании производит тоже программы виртуализации, автоматизации, но еще и автоматизации для так называемых сервис-провайдеров – это компании, которые оказывают сервисы малым и средним бизнесам через интернет, бизнесы информационных технологий. Ну, вот, наверное, такое можно короткое объяснение сказать.

С.ГУРИЕВ: Сергей, в этой сфере это, на самом деле, очень большой размер. Вот, если посмотреть на другие российские IT-компании, если считать компанию «Parallels» российской, то, наверное, вы будете одной из ведущих 10 компаний, да?

С.БЕЛОУСОВ: Может быть, даже 5-ти.

С.ГУРИЕВ: 5-ти, да? И это означает, что у вас есть уникальный опыт, уникальные знания в этой области. Не смущает ли вас, что вы пока никак не участвуете в разработке концепции Сколково, что к вам никто не обращался? Или, наоборот, к вам уже все обращались, вы дали все советы?

С.БЕЛОУСОВ: Вот, на самом деле, как раз ровно наоборот. Меня очень приятно удивляет, что к нам обращались. Ну, вообще-то говоря, у меня 2 проекта, 2-й проект – «Acronis». И в сумме особенно эти проекты достаточно большие. Может быть, поэтому. Ну и не только обращались, но и даже, судя по тому, что я слышу, внимали каким-то советам и слушали. Поэтому тут сложно сказать, что меня смущает, что не обращались. Скорее смущает то, что обращались.

С.ГУРИЕВ: Понятно. Ну, вы дали несколько советов и нам бы хотелось, чтобы вы озвучили их в эфире, потому что не все слушатели ознакомились с вашими тезисами, которые сейчас лежат на сайте «Эха Москвы» и на сайте журнала «Форбс».

А.САМСОНОВА: И вы знаете, прежде чем мы перейдем к тому, как нужно делать Сколково, правее его двигать, левее его двигать и так далее, перейдем к деталям. Вообще, сам факт существования Сколково и этого центра, где мы будем развивать нашу модернизацию и все остальное, он не является очевидным и его необходимость не является очевидной для всех нас, для всех жителей России. На это тратятся большие средства. Возможно, в следующем году у России не будет бюджетных средств, чтобы радовать себя такими прекрасными проектами. Может быть, нужно будет на социальную сферу больше отдавать и так далее. Мы не знаем, сколько у нас денег в бюджете, и мы, тем не менее, тратим из бюджета. Вот сейчас пока планируется 4 миллиарда рублей – немалые деньги, тем не менее. Нет? Мало это?

С.БЕЛОУСОВ: Ну, достаточно мало денег.

А.САМСОНОВА: Окей, мы тратим малые деньги, но мы очень надеемся на то, что из Сколково что-то получится.

С.ГУРИЕВ: Тонь, вы помните, мы обсуждали дефицит пенсионной системы России.

А.САМСОНОВА: Да-да-да, 200 миллиардов.

С.ГУРИЕВ: Нет, 2 триллиона. Ну, это совсем другие деньги.

А.САМСОНОВА: Окей. Но очень многие аналитики воспринимают Сколково с иронией, с улыбкой. Вы беретесь в нашей программе защищать вообще Сколково как идею, как проект. Вы говорите, что лучше так, чем не так. Вот, скажите сначала почему, а потом, что с этим делать?

С.БЕЛОУСОВ: Ну, во-первых, просто почему вообще Сколково? То есть, наверное, понятно, что у России должно быть какое-то видение того, как российская экономика встраивается в мировую, там, например, через 10, 50 и 100 лет. И, наверное, есть разные всякие способы встраиваться в экономику. Ну, вот, наверное, инновационные какие-то компании, инновационные проекты – они являются наиболее хорошими способами России встроиться в экономику. У нас нету гигантского количества денег сейчас, чтобы купить часть мировой экономики. У нас у России нету большого количества людей, чтобы производить что-нибудь для других и нету, соответственно, собственного большого потребления. Ну и так далее, и тому подобное. На чем сейчас базируется в большой степени российская экономика, это натуральные ресурсы, но они, наверное, когда-то кончатся. То есть, вот, судя по тому, что люди говорят, через 100 лет они точно кончатся. Может, даже, через 50. Может быть, раньше.

И поэтому развитие этой области, в принципе, естественно и должно быть позитивным. Кроме того, здесь у России есть какой-то серьезный задел. То есть Россия – это вторая страна мира, которая разрабатывала ядерные бомбы, баллистические ракеты, термоядерные реакторы и ядерные реакторы. И космическая программа России до сих пор, судя по всему, самая лучшая в мире. И поэтому здесь и существует, с одной стороны, необходимость это делать, потому что что-то нужно делать. И с другой стороны, существует возможность, потому что есть какой-то задел и Советского Союза, и до Советского Союза. Поэтому это просто положительная область. Насчет денег – деньги небольшие.

А.САМСОНОВА: Вот, да. Такое ощущение, что это просто дешевая игрушка. Просто, может быть, у меня, когда я вижу 4 миллиарда рублей, «О, круто!» А, наверное, по меркам государства это дешевая игрушка. «Не получится – не получится. Получится – слава богу. Все равно что-то делать надо». Правда? Вот такое?

С.ГУРИЕВ: Нет, 2 компании Сергея продают продукта больше, чем на 4 миллиарда рублей. Это 4 миллиарда рублей по меркам этого бизнеса – это, действительно…

С.БЕЛОУСОВ: Каждая из компаний Сергея продает больше, чем на 4 миллиарда рублей.

А.САМСОНОВА: То есть для государства это дешевая штучка и можно попробовать запустить ее. Получится – будет хорошо.

С.БЕЛОУСОВ: Да. Но я сейчас хочу сказать такую вещь, что просто у этого проекта есть, как бы, 3 существенных плюса. Один из них – это то, за что все это принимают. Это, как бы, плюс о том, что построятся какие-то здания, там будут какие-то дата-центры, будут какие-то площади. И это самый маловажный плюс.

Второй плюс – это то, что создастся какая-то функционирующая бизнес-экосистема. Решатся какие-то проблемы, которые стоят перед инновационными бизнесами в большей степени, чем перед другими. Это существенно. Но это тоже, с моей точки зрения, не самое главное. Самое главное – это то, что создастся некая мотивация для людей, предпринимателей, инвесторов заниматься инновационными бизнесами. И вот в этой степени 4 миллиарда рублей являются не такой большой суммой. Если вы себе представите 4 миллиарда пиар-бюджет – ну, это уже не маленький пиар-бюджет. Наверное, пиар-бюджет компании Microsoft – он меньше, чем 4 миллиарда рублей.

А.САМСОНОВА: А вдруг Сколково – это пиар-проект?

С.ГУРИЕВ: Но он не построен, Тоня. Здания тоже не построены.

С.БЕЛОУСОВ: Здания будут построены. Но просто это я хочу сказать, что это польза от того, что люди будут хотеть заниматься инновационным бизнесом, а не строить бензоколонки или сети аптек, и не, к примеру, заниматься приватизацией того, что еще не приватизировалось, она очень большая. И польза от того, что инвесторы захотят инвестировать в технологические компании, которые могут развиться и будут развиваться еще 10, 20, 30 или 50 лет – она тоже очень большая. Потому что, ну, все мы люди, мы все в очень сильной степени зависим от нашей мотивации. Люди с хорошей мотивацией могут быть в тысячи раз более эффективны, чем люди с плохой. Именно в тысячи, не в десятки и не в разы.

С.ГУРИЕВ: Но скептики, как правило, не говорят о том, что здания не будут построены. Здания, слава богу, так или иначе можно построить. Но уже когда начинаются разговоры об экосистеме, о стимулах, обычно задается такой вопрос. Ну, у нас уже были особые экономические зоны, технопарки.

А.САМСОНОВА: Шарашки, ГУЛАГи.

С.БЕЛОУСОВ: А шарашки, вообще, хорошо работали.

С.ГУРИЕВ: Нет, шарашки, как нам правильно Сергей рассказал, все построили.

А.САМСОНОВА: Мотивация не очень.

С.ГУРИЕВ: Была-была.

С.БЕЛОУСОВ: Мотивация была. Просто мотивацию у людей может создавать либо greed, либо fear. И greed – это лучше, то есть, как бы, жадность – это лучше мотивация, чем ужас. Но ужас – это тоже очень сильный мотиватор. В наши времена шарашки, наверное, будет тяжело построить – это долго их строили там.

С.ГУРИЕВ: Люди с сингапурскими паспортами не будут работать в шарашках.

С.БЕЛОУСОВ: Точно не будут.

С.ГУРИЕВ: Сергей, но серьезно, почему вы верите в то, что здесь это, скорее всего, удастся по сравнению с тем, что не удалось сделать в предыдущие итерации?

С.БЕЛОУСОВ: Ну, во-первых, все-таки, здесь это все делается на таком… Это, все-таки, проект такого, государственного масштаба, это делается на уровне первых лиц. Все, что вы перечислили, это были какие-то такие, ну, какие-то сторонние проекты.

А.САМСОНОВА: Первые валятся, Путин не вмешивается.

С.БЕЛОУСОВ: Ну, каких-то… Ну, не знаю, хорошо, первые. Я не разбираюсь в политике. Я могу комментировать только то, что я понимаю. И второе, это то, что, все-таки, время более правильное. То есть сейчас, действительно, уже экономика не может развиваться ни за счет простых бизнесов, ни за счет приватизации. И поэтому сейчас эта вещь положительная. А третья, это посмотреть в детали того, что вы перечислили, ну, это совсем другие по смыслу проекты. Например, мне всегда казалось, что инвестиционная экономика не может развиваться, там, например, в Ханты-Мансийске. Потому что продвинутый, хорошо образованный, высокооплачиваемый предприниматель или инженер не поедет жить в Ханты-Мансийск.

С.ГУРИЕВ: А в Москву поедет? Вы же не любите пробки.

С.БЕЛОУСОВ: Ну, я пробки, конечно, не люблю, но в Москве я есть, вот, я же к вам приехал.

С.ГУРИЕВ: Ну, вот, да. Вот, удивительно.

С.БЕЛОУСОВ: Причем, вовремя.

С.ГУРИЕВ: Да, да. Ну, просто я со многими венчурными капиталистами говорил, они говорят: «Ну, все-таки, в Калифорнии снега нет, весь год хорошая погода, в Северной Калифорнии. Зачем ехать в Москву?» Конечно, я с вами согласен, что в Ханты-Мансийске климат хуже, чем в Москве. Но в Москве кроме пробок и климат хуже. Ну, в общем, много проблем.

С.БЕЛОУСОВ: В общем-то, вы правильно говорите. Наверное, в Калифорнию будут люди много ездить. Но, к сожалению, у людей есть семьи, или к счастью, может быть. И у них есть какие-то там привязанности, есть какие-то, видимо, эмиграционные барьеры. Не все могут, как бы, уехать. А в результате в России есть достаточно большое количество чрезвычайно хорошо образованных и подготовленных людей, которые не могут уехать по разным причинам. Да и не хотят уехать. И среди этих людей можно найти какое-то количество талантов. Их, возможно, меньше в любом случае, чем, например, можно найти в Америке сейчас. Но их много, очень.

С.ГУРИЕВ: И вы считаете, что в России, несмотря на пробки, самое главное место, где это можно сделать, куда можно привлечь хорошо образованных людей, это Москва или Подмосковье?

С.БЕЛОУСОВ: Вот, Россия так устроена, что в России люди, как бы, хотят жить либо в Москве, либо в Питере. Ну, либо еще в парочке городов, как только они достигли какого-то уровня. И поэтому самое важное для технологических бизнесов – это люди. И самое важное, не дешевые люди, а продвинутые люди. Потому что продвинутые люди могут быть, еще раз говорю, в десятки или даже сотни раз более эффективны. И поэтому, к сожалению, Москва, получается, является единственным местом, где можно это реально сделать. Во всех остальных местах это будет натыкаться на то, что большинство талантливых людей не поедет туда просто.

А.САМСОНОВА: Да, только разница между Москвой и Калифорнией, что из Москвы талантливые люди некоторые не могут по каким-то причинам уехать, а в Калифорнию все хотят приехать и это легко.

А.НЕГУЦА: Ну, так, как бы, и из Калифорнии тоже некоторые люди не могут уехать. Вот у меня, например, руководитель компании «Acronis», он не может уехать из Калифорнии в Бостон, потому что его жена не хочет уезжать.

С.ГУРИЕВ: Из Калифорнии мало кто хочет уезжать.

С.БЕЛОУСОВ: Да. Вот, не хочет.

А.САМСОНОВА: Да. А, вот, из Москвы некоторые просто не могут.

С.БЕЛОУСОВ: Он как раз хочет уехать в Бостон, но не может.

С.ГУРИЕВ: В Бостоне есть снег, но все равно погода лучше, чем в Москве.

А.САМСОНОВА: Давайте вернемся к вашим тезисам, которые вы опубликовали на сайте echo.msk.ru. Вы, ведь, тоже в какой-то мере скептик Сколково – указали нам несколько слабых мест этого проекта, которые, может быть, можно изменить.

С.БЕЛОУСОВ: Ну да, наверное.

А.САМСОНОВА: Да, расскажите.

С.БЕЛОУСОВ: Вот, одно место слабое, которое мне кажется странным, это то, что, все-таки, речь идет о строительстве Кремниевой долины. Кремниевая долина – это очень большая область. Там очень условно, ну, как минимум 50 на 50 миль, может быть, даже 100 на 100. То есть это 10 тысяч квадратных километров или больше. А Сколково – это очень маленькая область, это что-то такое, 23 гектара или что-то такое.

С.ГУРИЕВ: Да. 300 гектаров. 23 гектара – это бизнес-школа Сколково, которая не имеет отношения к иннограду Сколково. А инноград Сколково – это 300-400 гектар, то есть это 3-4 квадратных километра.

С.БЕЛОУСОВ: Да. То есть это в 3000 раз меньше. То есть это очень-очень маленькое место.

А.САМСОНОВА: Да и желающих немного.

С.ГУРИЕВ: Если говорить в терминах пробок, Сергей, вы если, действительно, едете из Стэнфорда до Сан-Хосе. Ну, там, конечно, 20 миль, ну, соответственно, едете 20 минут. Ну и вокруг Сколково если объехать по московским пробкам, тоже будет 20 минут.

С.БЕЛОУСОВ: Это не правда. То есть я жил в (НЕРАЗБОРЧИВО) в свою карьеру, и у меня был в офис в южном Сан-Франциско, и каждый день туда ехать по пробкам 1,5 часа. Так что пробки, более того в Силиконовой долине, особенно в период бума тоже были очень большие. Поэтому с моей точки зрения, все-таки, речь должна быть о том, что люди должны мочь со своего места жительства, мочь доехать до своей работы за разумное время. Ну, разумное время – это час-полтора. То есть, значит, вообще говоря, то, что они там все должны прямо вот там быть – это как-то странно.

А.САМСОНОВА: Это первый пункт со Сколково.

С.БЕЛОУСОВ: Это первый пункт, да.

С.ГУРИЕВ: Ну, прежде чем мы перейдем ко второму пункту, я хотел бы указать, что перед этим мы говорили, что хорошо, что это в Москве, на ограниченной территории. Потому что первое лицо сразу видит, что там происходит и не упустит из-под своего внимания.

С.БЕЛОУСОВ: Я думаю, что это дело не в первом лице.

С.ГУРИЕВ: Я думаю, что часть мотивации, чтобы разместить это в Сколково, а не в Екатеринбурге, в Томске или в Новосибирске, было как раз в том, что это будет под присмотром.

С.БЕЛОУСОВ: Может быть. Но вы знаете, у нас первые лица в России – они очень много ездят. То есть они бывают…

С.ГУРИЕВ: Но живут, все равно, они, сами знаете.

С.БЕЛОУСОВ: Живут – да. Но они ездят везде, как бы, тоже. Поэтому, я думаю, что это не самое главное. Но я, на самом деле, настоящей мотивации не знаю. Я просто думаю, что час езды – это разумная область.

А.САМСОНОВА: Сергей, давайте прослушаем комментарий одного из ваших оппонентов, который как раз входит в совет фонда Сколково. И дальше пойдем по следующим вашим пунктам. Александр Галицкий, венчурный инвестор прочитал внимательно все ваши пункты, весь ваш текст. Вот его комментарий.

СЛОВО ЧЕЛОВЕКА XX ВЕКА

А.ГАЛИЦКИЙ: Мне и Сергею ближе интернет-технологии, поэтому мы инициировали создание инкубатора в Сколково, который был одобрен комиссией по модернизации, первым проектом для Сколково. Но с другой стороны, здесь я не соглашусь с Сергеем, потому что для меня Сколково представляется двумя своими такими частями. Одна часть направлена на то, чтобы… Я всегда повторяю слова о том, что наука – это процесс накопления знаний. Без наличия знаний, там, 10-летних, 15-летних заделов трудно говорить о некоей инновационной конкуренции, которую может делать Россия. И вторая часть – это превращение знаний в деньги, это, собственно, инновации. Поэтому если смотреть с этой точки зрения, в Сколково должны присутствовать эти 2 части – это первый момент.

С точки зрения вещей, привязанных к физическому Сколково, в Сколково должны появиться, может быть, некие лаборатории, которые трудно поставить по всей России, но заказывать эксперименты в этих лабораториях могут ученые из любых университетов.

Но главное, то, что должно дать Сколково в этой части, фундаментальное – это, как я сказал, это набор знаний и специалисты. Обычно в западных странах и даже в бывшем Советском Союзе университеты получали задания на фундаментальные исследования или прикладные даже исследования больше всего от ведущих компаний мира. Получали в советское время от ведущих компаний СССР. И таким образом университеты получали некое понимание, какие специалисты должны быть подготовлены для того, чтобы они с успехом трудились на мировой арене.

На сегодняшний день это все утеряно. Поэтому возобновление таких работ, которые могут заказывать мультинациональные корпорации или ведущие российские корпорации увязкой с западными и российскими университетами возобновит этот цикл. С одной стороны, накопление знаний. С другой стороны, подготовка специалистов для отраслей. И это может делаться не обязательно в сфере IT – это может делаться в любой сфере, энергетики, биотехнологиях и так дальше, что обозначено там пятью программами. Поэтому здесь я, как бы, имею несколько отличное мнение от Сергея.

А.САМСОНОВА: Это комментарий Александра Галицкого, венчурного инвестора к тезисам нашего гостя Сергея Белоусова, председателя и исполнительного директора компании «Parallels». Я напомню, вы слушаете и смотрите программу «Послезавтра», мы говорим на тему «Сколково. Лучше так, чем никак». Сейчас прервемся на некоторое время. Пока вы можете писать нам SMS со своими вопросами, +7 985 970-45-45.

НОВОСТИ

А.САМСОНОВА: И снова здравствуйте, мы в студии, чтобы продолжить программу «Послезавтра». Меня по-прежнему зовут Тоня Самсонова, и со мной мой коллега ведущий этой программы Сергей Гуриев, ректор РЭШ.

С.ГУРИЕВ: Добрый вечер.

С.БЕЛОУСОВ: Добрый вечер.

А.САМСОНОВА: Мы продолжаем говорить на тему «Сколково. Лучше так, чем никак». Говорим мы об этом с Сергеем Белоусовым, председателем и исполнительным директором компании «Parallels». Перед уходом на новости мы послушали комментарий. Как мы предполагали, у нас такие, едкие комментарии. Едкий комментарий Александра Галицкого, венчурного инвестора. Вы согласны с тем, что говорит ваш коллега?

С.БЕЛОУСОВ: Саша, вообще, очень добрый человек, у него не может быть едких комментариев принципиально. Но я не нашел его комментарий особенно едким. Он, наверное, больше имеет отношение к другому моему, как бы, пункту приоритета, как бы, некоей возможной проблемной области. Это в том, что мне кажется, что при таком небольшом бюджете (а 4 миллиарда и даже 10 миллиард в год для страны такой как Россия это бюджет небольшой) нужно как-то правильно фокусировать. Даже если этот бюджет, все-таки, является только разгоночным. То есть если поговорить с людьми, которые занимаются этим проектом, они подразумевают, что, все-таки, этот бюджет будет расходоваться на привлечение других денег, уже частных денег. Может быть, государственных еще тоже денег, которые будут уже существенно больше. Но даже если умножить на 10, все равно не получится очень много. И вот такие деньги, да и в такой стране как наша, которая тоже не гигантская страна, лучше всего расходовать на какое-то не очень большое количество вещей.

С.ГУРИЕВ: Один или пять? Что для вас большой или небольшой?

С.БЕЛОУСОВ: Непонятно. Но точно, что не 20. Вот, например, я видел такие варианты, где речь шла о расходовании на 20 вещей.

С.ГУРИЕВ: Не, ну, президент Медведев фокусируется на 5 вещах. Вы правильно упомянули технологическую комиссию. Каждый человек должен помнить наизусть эти 5 приоритетов.

С.БЕЛОУСОВ: Может быть, лучше 3. Как бы, 3-5, но не 20. Сначала я видел, на самом деле, список из 18 вещей. Потом речь, все-таки, идет, на каком этапе? То есть здесь есть разные этапы. Есть образование, есть наука, есть разработка, есть, как бы, бизнес. То есть тут фокусироваться сразу же на создании экосистемы, которая будет для всех, это плохо. То есть для образования, например, этот бюджет – он просто вообще никакой. Ну, вот, какой бюджет российского образования? Вот, вы, наверное, знаете, Сергей.

С.ГУРИЕВ: Знаю. Намного больше.

С.БЕЛОУСОВ: «Намного больше», да.

С.ГУРИЕВ: 4 миллиарда рублей – это бюджет не очень большого российского вуза.

С.БЕЛОУСОВ: И мне кажется, что правильный фокус – это на разработку.

А.САМСОНОВА: Правильный фокус – это что?

С.БЕЛОУСОВ: На разработку.

А.САМСОНОВА: IT?

С.БЕЛОУСОВ: Нет, ну, как бы, правильный фокус – это, возможно, несколько областей. Например, биотехнологии и информационные технологии. Наверное, туда должны попасть. Но, скажем, например, квантовые технологии непонятно, должны попасть туда или нет.

С.ГУРИЕВ: Подождите, мне кажется, я пытаюсь сформулировать то, что сказал Сергей. Саша Галицкий много говорил и о фундаментальной науке, и об образовании. Сергей говорит, что пока нужно сосредоточиться на других вещах. Я правильно вас понял?

С.БЕЛОУСОВ: Ну, то есть мне кажется, что наиболее перспективные… Разгонять нужно то, что едет, а в России находятся технологические команды инновационных компаний.

С.ГУРИЕВ: Вам не кажется, что если отложить вопросы образования, фундаментальной науки? Они, ведь, очень долго созревают.

С.БЕЛОУСОВ: Безусловно. Но их нужно в другом проекте каком-то делать. Например, образование – оно, действительно, не должно быть только в Москве. Оно по всей стране может быть. Или фундаментальная наука. Вот, эта система в России еще существует. Существуют институты, которые просто нужно лучше финансировать. Зачем нужно еще какой-то новый институт делать? То есть уже же есть институты, правильно? И университеты есть. Вот, у вас же есть университет, он новый?

С.ГУРИЕВ: Есть. Новый.

С.БЕЛОУСОВ: Новый. Зачем нужно еще один создавать, например?

А.САМСОНОВА: У меня есть несколько цитат из господина Медведева и господина Суркова, которым вы сейчас противоречите. Я не буду вдаваться в детали и рассказывать, в чем конкретно, но, вот, 37 минут уже идет наша передача, 27 живого времени, вы все время дистанцируетесь от вопросов политики. Вы говорите: «Не, я буду комментировать только то, в чем я понимаю, я – инвестор и так далее». Смотрите, нам пишут, что Медведев, возможно, уйдет после выборов, а это его проект и Путин тут вообще как-то не причем. Главным идеологом является Сурков – тоже занимается человек политикой, в основном, а не тем, чем вы занимаетесь. Я не верю, что у вас такие средства, вы это куда-то хотите вложить. Вы сказали, что для вас Сколково – это и финансовое решение в том числе. И вам, вот, буквально все равно, что происходит в Российской политике, и вы готовы при любой погоде в это вкладываться. Или вы не видите политических рисков для себя?

С.БЕЛОУСОВ: Во-первых, все-таки, это не совсем политическая вещь. Инновационная экономика, наверное, будет развиваться при любом правительстве. Она развивалась при правительстве Горбачева, потом Ельцина, потом Путина. Вот теперь…

С.ГУРИЕВ: Но может развиваться с разными темпами.

С.БЕЛОУСОВ: Может развиваться с разными темпами, но, во-вторых, она, как бы, нужна. Опять-таки, любой российской экономике достаточно очевидно. Потому что, ну, просто лично я совершенно искренне не вижу никаких таких других областей, в которых мы можем занять какую-то серьезную почву.

С.ГУРИЕВ: Сергей, давайте отвечать не словами, а деньгами. Сейчас я вам задам вопрос.

С.БЕЛОУСОВ: Да, сейчас. Ну, вот, подождите. Я хочу сказать, что вы сами часть ответа-то на свой вопрос дали, когда перечисляли тех, кто там. Имена – Сурков, Медведев. Вот, Сурков, я так понимаю, что он был при всех правительствах.

А.САМСОНОВА: А! То есть ваш прогноз, что он останется. Все, я поняла.

С.БЕЛОУСОВ: Я не знаю, ну, вот, вы просто если посмотрите, он и до Ельцина был, и при Ельцине, и при Путине.

А.САМСОНОВА: То есть вы об этом, все-таки, думаете?

С.БЕЛОУСОВ: Но я не разбираюсь в политике. И мне кажется, что если у нас поменяется президент, он будет все равно поддерживать этот проект.

С.ГУРИЕВ: Сергей, давайте я вам про бизнес задам вопрос, а не про политику.

С.БЕЛОУСОВ: Давайте.

С.ГУРИЕВ: Вот, допустим, все ваши проблемы решены, приоритеты поставлены, проектная команда собрана. И, вот, на следующий год приходит к вам человек, тот же самый Саша Галицкий, член совета фонда и говорит: «Сергей, а почему вы не инвестируете в наш замечательный проект?»

С.БЕЛОУСОВ: В какой проект?

С.ГУРИЕВ: Сколково. Ну, вот, там, переводите туда бизнес.

С.БЕЛОУСОВ: Ну, мы же туда инвестируем.

С.ГУРИЕВ: Да, и вы начинаете думать, инвестировать или нет. Вопрос Тони, мне кажется, можно сформулировать так: зависит ли ваше решение от того, что будет с президентом Медведевым в 2012 году?

С.БЕЛОУСОВ: Не зависит.

С.ГУРИЕВ: «Не зависит». Отлично.

С.БЕЛОУСОВ: То есть я думаю, что вообще…

А.САМСОНОВА: Я не верю вам. Извините, пожалуйста, я просто не могу в это поверить.

С.БЕЛОУСОВ: Это ваше право.

А.САМСОНОВА: Я не готова в это поверить, потому что за вами люди, за вами ваши деньги – не чужие, не государственные, не бюджетные, ваши деньги. И, вот, у нас такая ситуация, когда может прийти Путин и сказать: «Для нас Европа и Америка – классовые враги. Я не хочу, чтобы эти гады, американские и английские профессора к нам приезжали, они нам враги».

С.ГУРИЕВ: Но сингапурские-то профессора – друзья?

А.САМСОНОВА: Есть такая вероятность? Наверное, какая-то есть. И она ставит под угрозу ваш бизнес и ваши деньги.

С.БЕЛОУСОВ: Мне кажется, что нету такой вероятности. Ведь, они приезжали и когда Путин был президентом, и никакой проблемы не было. Они же приезжали. То есть я не понимаю.

С.ГУРИЕВ: Тонь, мне кажется, мы задали вопрос – мы получили ответ. Вы можете не верить. Мне кажется, Сергей другого ответа нам не даст.

А.САМСОНОВА: Ну, просто значит вы сидите в Сингапуре и вкладываете не так много денег, чтобы можно было ими рисковать.

С.БЕЛОУСОВ: Я вкладываю все деньги, которые у меня есть, в то, чтобы развивать мои бизнесы, которые в большой степени находятся в России.

С.ГУРИЕВ: Сергей, ваша третья проблема с этим проектом – это отсутствие плана, проектной команды. Но очевидно, что проект просто пока молодой. И очевидно, что…

С.БЕЛОУСОВ: Ну, он просто стал расплываться. То есть сначала там все было просто. Вроде бы был Сурков, который им занимался. А сейчас там стало очень много как-то, вот, разные люди там, я слышу и те, и те там.

С.ГУРИЕВ: Не, наоборот. Если вы зайдете на сайт, там есть фонд, о фонде есть закон, есть совет фонда, есть научно-консультативный совет. То есть людей, с одной стороны, много, а с другой стороны, в принципе, уже есть юрлицо, с которым можно общаться и даже есть законодательные рамки для этого юрлица.

С.БЕЛОУСОВ: Ну, вот, может быть, сейчас это все как-то начнет проявляться. Но был такой период, когда я, собственно, этот комментарий писал где-то месяца 1-2 назад, когда мне показалось, что это начинает расплываться, что появляется много желающих участвовать в этом проекте.

С.ГУРИЕВ: Но это хорошо. Если много желающих хотят участвовать, значит, проект, видимо, перспективный.

С.БЕЛОУСОВ: Да. Плохо, когда никто не может быть ответственным.

А.САМСОНОВА: Вот, (НЕРАЗБОРЧИВО) когда писал про то, как он Икею строил.

С.ГУРИЕВ: В России.

А.САМСОНОВА: Да, в России. Он говорит, что договорится с каким-нибудь губернатором, хоп – а завтра другой пришел и все договоренности аннулируются. И так постоянно.

С.БЕЛОУСОВ: Ну и как, он построил Икею так?

А.САМСОНОВА: Он построил, да.

С.БЕЛОУСОВ: Ну а как же он построил, если такие большие сложности? Как, вот, он построил при таких сложностях?

А.САМСОНОВА: Ну, вот, он построил. Ну, поэтому он и (НЕРАЗБОРЧИВО) на то.

С.БЕЛОУСОВ: А Икея – она зарабатывает деньги в России?

А.САМСОНОВА: Ну, не совсем, по-моему.

С.БЕЛОУСОВ: По-моему, зарабатывает. Большинство ритейлеров зарабатывают.

А.САМСОНОВА: Они вышли на прибыль, да?

С.БЕЛОУСОВ: Гигантские сложности, но он построил. Вообще, в любом бизнесе в любой стране есть сложности. Во всех странах они разные. В Америке одни сложности, в России другие. Например, люди многие думают, что в России, скажем, проблема с преступностью. Но, вот, у меня в мире 15 офисов, и обокрали у меня только офис в Америке, а не в России. Но это, вот, произошло недавно. То есть проблемы – они просто везде разные. Ну, конечно же, в России есть какие-то специфические проблемы. Но при этом к технологическому бизнесу вот эти проблемы с губернаторами не имеют отношения. Слава богу, губернаторы не должны аппрувить аренду небольшого офиса или подключение к интернету, или, например, я не знаю, выплату зарплаты. То есть это не имеет отношения.

А.САМСОНОВА: А к водопроводу уже надо.

С.ГУРИЕВ: Нет, мне кажется…

С.БЕЛОУСОВ: Не на уровне технологического бизнеса. Технологические бизнесы – они маленькие, компактные. Они к губернатору отношения не имеют.

С.ГУРИЕВ: Тоня, на самом деле, часть проекта Сколково в том, чтобы внутри проекта попробовать новые технологии регулирования.

С.БЕЛОУСОВ: А Тоня хочет сказать, что там губернатор поменяется.

С.ГУРИЕВ: Там будет, действительно, вот этот самый фонд, который в некотором роде будет экстерриториальным. И весь план в том, что там будут другие стандарты, другое регулирование, чуть ли компании не смогут выбирать себе право подчиняться европейским техническим стандартам, а не российским. А потом если это будет работать, то это будет распространено на всю страну. То есть там, действительно, пока речь о том…

А.САМСОНОВА: Меня окружают адвокаты Сколково, вообще.

С.БЕЛОУСОВ: То что я видел о Сколково, все это выглядит чрезвычайно разумно. Я думаю, основная проблема будет заключаться не в том, что это неправильно задумано, а то, что это будет просто сложно осуществить.

С.ГУРИЕВ: А можно я, все-таки, задам вопрос Сергею, вот, с точки зрения критика Сколково. Главная критика такая. Силиконовая долина – это, все-таки, не проект федеральных властей США, да? Он был сделан не сверху вниз. А, вот, Сколково – вроде бы, это такой проект сверху вниз. Откуда инновации возьмутся?

С.БЕЛОУСОВ: Я не думаю, что он сверху вниз. В России существуют инновационные компании, например, в области IT, например, в области биотехнологий даже. И этот проект – он просто, на самом деле, очень удачно устроен, так что он сейчас… От него быстро начнут получаться результаты, которые, на самом деле, не являются результатами этого проекта. Они являются результатами того, что, как бы, Россия, после нее советский союз, гигантское количество денег инвестировал в конструкторские и научные команды. И эти конструкторские и научные команды создали какое-то количество компаний, которые в ближайшее время начнут показывать публичные хорошие результаты. И, конечно же, эти команды, которые будут показывать большие результаты, там, компании, например, такие как Яндекс, они к Сколково сейчас не имеют отношения никакого. Но они уже есть. И поэтому это не совсем top-down, это просто государство обратило внимание на эту область.

С.ГУРИЕВ: Но если Яндекс не переедет?

С.БЕЛОУСОВ: Можно сравнить с Израилем, например. В Израиле – там, вроде бы, есть top-down и оно работало, заработало.

А.САМСОНОВА: Сергей Алексашенко, директор по макроэкономическим исследованиям ВШЭ. Я надеюсь, он несколько загасит этот безудержный оптимизм, который царит в этой студии по поводу Сколково. Итак, комментарий Сергея Алексашенко.

СЛОВО ЧЕЛОВЕКА XX ВЕКА

С.АЛЕКСАШЕНКО: Вы знаете, мне кажется, что Сергей – он по большому счету, честно и откровенно сказал, что из Сколково Кремниевой долины не получится. Ну и, собственно говоря, последние 3 пункта в его записи, что нужно сделать для того, чтобы Сколково стало аналогом, показывает, что ничего из этого не то, что не сделано, а, вот, делается прямо противоположное. Ну, например, введение особого режима работы Сколково, жизни Сколково на маленькой территории 26 гектар. Ну, вот, я давно уже предложил, мы все понимаем. Вот, власть уже поняла, там, президент, премьер, Дума. Что жить и работать по тем правилам, которые существуют в стране, невозможно. И для Сколково установили особый режим. Давайте наоборот? Давайте вот этот особый режим распространим на всю страну, а вот тех людей, которые выступают за сохранение действующего режима, вот их поселим в Сколково, огородим забором и пусть там живут по нынешним правилам. Он говорит: «Необходимо определить, на чем будет специализироваться Сколково», да? Но, ведь, мне странно слышать от него. Насколько я понимаю, у него там достаточно большая компания, вообще работа в Сингапуре находится, да? И там государство не определяет, чем должна заниматься компания, расположенная на такой-то улице, да? Задача государства – создать нормальные условия для ведения бизнеса, а задача бизнеса – подумать, чем заниматься.

Ну а дальше Сергей высказывает некие такие вещи, ну, вообще спорные. Вот, он говорит «Лучше что-то делать, чем ничего». Вы знаете, вот, на Сколково предполагается потратить в ближайшие 3 года 100 миллиардов рублей. На мой взгляд, если вот даже Сергей говорит, что там мало чего получится. Может быть, лучше эти 100 миллиардов рублей не тратить, а их сэкономить, на какие-нибудь более пристойные проекты направить? Сергей говорит, что, вот, реализация этого проекта провоцирует реализацию положительных мер, создание необходимой инфраструктуры, развитие венчурной экосистемы. Вы знаете, мне кажется, что вот… да, привлекает людей в Москву. Мне вообще кажется, что проблема-то нашей страны состоит в том, что нам не нужно стимулировать центростремительные силы – у нас и так население тянется в Москву, в столицу. А это удел стран с низким уровнем развития. Нам-то как раз нужно стимулировать, чтобы люди толковые, энергичные с головой стремились уехать куда-нибудь из Москвы и там делать свое дело. Ну, самое смешное, что, вот, Сергей говорит, что реализация проекта Сколково создает политический (НЕРАЗБОРЧИВО), формирующий репутацию нашей страны как внутри, так и во внешнем мире, возвращает престиж технического предпринимательства. Ну, вот, опять. У Сергея есть компания в Сингапуре. Предлагаю дождаться, когда Сергей переведет бизнес в Россию, в Сколково. Вот если он это сделает, ну, тогда это для меня точно будет сигналом того, что политический капитал, престиж технического предпринимательства – он в Сколково лучше, чем в Сингапуре. А если в Сингапуре будет лучше, тогда непонятно, зачем нужно Сколково.

А.САМСОНОВА: Сергей Алексашенко, директор по макроэкономическим исследованиям ВШЭ. Покажите свой сингапурский паспорт, Сергей.

С.БЕЛОУСОВ: У меня с собой его нету…

С.ГУРИЕВ: Мы уже собирались идти его сдавать.

А.САМСОНОВА: А как же?.. А если вы встретите милиционера на улице? Как же?

С.БЕЛОУСОВ: Ну что же? Покажу ему паспорт – там есть виза. Но я просто хочу сказать, ну, предыдущий, так сказать, человек, который выступал, он как-то очень извращенно изложил практически все факты. То есть я услышал, что не 26 гектаров, а 300. Ну, все-таки, в 10 раз больше. Больше, чем в 10 раз больше, да? Потом не 100 тысяч миллиардов рублей, а, скажем, 4 или 10 – это там в 10 раз меньше. Потом у меня нет компании в Сингапуре. Все мои программисты и 80% моих вообще сотрудников компании «Parallels» и компании «Acronis», и вообще во всех проектах, которыми я занимаюсь, они находятся в России.

С.ГУРИЕВ: Но когда вы поднимаете финансирование на российское юрлицо, на американское или на сингапурское?

С.БЕЛОУСОВ: На международное, на швейцарское. Но это не связано с ведением бизнеса в России. Это связано с тем, что просто международный IT-рынок он в России находится только на 2 миллиарда. А, как бы, юрлица обычно находятся близко к покупателю, а не там, где сидят инженеры.

А.САМСОНОВА: Поясните для лохов таких как я. Вот то, что сейчас ответил Сергей Белоусов, это значит, что кто прав?

С.БЕЛОУСОВ: Никто не прав. Вообще говоря, технологические компании должны быть глобальными. Они не могут быть неглобальными.

С.ГУРИЕВ: Да, совершенно верно.

С.БЕЛОУСОВ: Это не связано с тем, что они, как бы, им тяжело вести бизнес в какой-то стране. Абсолютно не связано. Например, компания Microsoft, вы думаете, американская? Вовсе нет. Компания Microsoft, которая продает во всем мире, она ирландская. И вовсе не американская. Вы думаете, что, это потому, что…

С.ГУРИЕВ: Но не африканская.

С.БЕЛОУСОВ: Да. Но вообще таких компаний много.

С.ГУРИЕВ: Но рынок в Америке, большая часть рынка, все-таки, в Америке, а не в Ирландии у Microsoft.

С.БЕЛОУСОВ: 35%.

С.ГУРИЕВ: Да. Ну, намного больше, чем в Ирландии. А в Ирландии, потому что там лучше режим, правильно? И не в Африке, и не в России.

С.БЕЛОУСОВ: Связано это с тем, что просто продается любая технология на развитом рынке, она должна продаваться во всем мире. Если она не продается во всем мире, то кто-то разработает такую же, кто будет продаваться там, где ваша не продается, а потом придет и отберет у вас тот рынок, где вы работаете.

А.САМСОНОВА: У меня есть страшная догадка. Если бы вы не родились в России и не говорили по-русски, у вас бы не было сотрудников тут. Просто так случилось, что вы родились в России.

С.БЕЛОУСОВ: Ну, какая разница-то? Если бы у меня, например, были ноги длиной 20 метров, то, может быть, я бы там что-то еще делал.

А.САМСОНОВА: Если бы вы сидели, смотрели на карту мира, на условия ведения бизнеса, вряд ли вы бы выбрали Россию. Просто вы тут родились и говорите по-русски.

С.БЕЛОУСОВ: Да. Это именно так. Но здесь родилось и еще очень много людей, которые тоже говорят по-русски. И эти люди участвовали в этой самой экосистеме, которую создал Советский Союз, а до этого Российская империя, которая разрабатывала различные технологии. И этих людей, и как раз и нужно использовать для того, чтобы создавать инновационную систему. Это не имеет никакого отношения к сложности и простоте ведения бизнеса. Давайте четко понимать, что в инновационном бизнесе самое сложное – это не открытие офиса или счета, или уплата налогов, а это создание хорошего продукта. Это на порядки сложнее, чем все остальное.

С.ГУРИЕВ: Тонь, позвольте мне защитить Сергея, все-таки. Вполне международные нероссийские инвесторы инвестировали в компании Сергея свои нероссийские деньги. Хотя, могли бы инвестировать и в калифорнийскую компанию, и в ирландскую.

А.САМСОНОВА: Ну, просто Сергей классный предприниматель, очень умный и внушает доверие. Мы же это не ставим под вопрос.

С.ГУРИЕВ: Совершенно верно. Но бизнес он делает из России в том числе, да?

С.БЕЛОУСОВ: Все мои разработчики находятся в России.

А.САМСОНОВА: 363-36-59 – телефон прямого эфира. Вы можете позвонить, задать свои вопросы. И пока вы набираете этот номер (это московский номер 363-36-59), мы объявляем главное голосование нашей программы. Итак, Сергей на протяжении всего эфира утверждал, что Сколково – лучше так, чем никак. Соответственно, мы вас спрашиваем, с каким утверждением…

С.БЕЛОУСОВ: Вообще-то, я это не так утверждал. Я утверждал, что Сколково – это хорошо, что «так чем никак» — звучит как-то… (все смеются) Очень мрачно.

С.ГУРИЕВ: Это хорошо, а не плохо.

А.САМСОНОВА: Ну да. Лучше так, чем никак. Сколково лучше, чем ничего. Так пойдет?

С.БЕЛОУСОВ: Ну, хорошо. Вообще, Сколково – это хорошо, это не плохо. Вот это будет правильно.

А.САМСОНОВА: Да, это 660-06-64. Лучше ничего, чем Сколково – это телефон 660-06-65.

Еще раз я только повторю. Сколково лучше, чем ничего – 660-06-64. Лучше ничего, чем Сколково, 660-06-65. Вы пока голосуйте, а я буду принимать звонки.

С.ГУРИЕВ: Можно я задам еще один вопрос Сергею? Сергей, вот, вы следите за тем, что происходит в Сколково? Сейчас происходит не совсем то, о чем вы сейчас говорите – не возникают новые компании и даже новые российские.

С.БЕЛОУСОВ: Ну, она новая, в общем.

С.ГУРИЕВ: Ну да. Но сейчас главный процесс – это вполне успешный процесс, это привлечение иностранных компаний, иностранных конструкторских исследовательских подразделений – об этом говорит компания Cisco и компания Intel, компания Boeing, компания Nokia – они все собираются переводить туда свои исследовательские подразделения. Вы считаете, это успех? Или вы считаете, что это движение не в ту сторону?

С.БЕЛОУСОВ: Я считаю, что это положительно. Но в достаточной степени не безопасно, потому что, как бы, ориентировать Сколково чисто на центр разработки крупных уже существующих больших компаний – это, в общем-то, превращение страны в некоего такого, продвинутого аутсорсера. А для продвинутого аутсорсера, опять-таки, у нас просто очень мало людей. То есть это не есть как бы эффективный способ.

С.ГУРИЕВ: То есть если просто вот эти 300 гектаров населят многонациональные компании со своими конструкторскими, исследовательскими подразделениями, это будет неуспех?

С.БЕЛОУСОВ: Ну, скажем, если половина, то это хорошо.

А.САМСОНОВА: 363-36-59, алло, здравствуйте, вы в эфире. Программа «Послезавтра», как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер. Меня зовут Володя.

А.САМСОНОВА: Володя, вас очень плохо слышно. Можно погромче как-то?

СЛУШАТЕЛЬ: Володя-Володя.

А.САМСОНОВА: Да, здравствуйте. Ваш вопрос Сергею Белоусову.

СЛУШАТЕЛЬ: Извините меня, пожалуйста.

А.САМСОНОВА: До свидания. 363-36-59, алло, здравствуйте, вы в эфире, программа «Послезавтра», ваш вопрос Сергею Белоусову.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, Сергей. Я являюсь поклонником ваших продуктов, пользуюсь с 1999 года с блеском. Вопрос такой. Раз это так важно и так нужно, не лучше ли, чтобы капиталисты инвестировали в это деньги, такие как вы и другие? Потому что государство, чиновники – вряд ли они будут расходовать это эффективно. Скорее всего, разворуют.

А.САМСОНОВА: Спасибо за вопрос.

С.ГУРИЕВ: Вопрос не в бровь, а в глаз.

С.БЕЛОУСОВ: Да, но мы и будем инвестировать деньги туда. То есть, безусловно. Но мы инвестировать будем деньги не в Сколково, а в проекты, которые будут там находиться.

С.ГУРИЕВ: А почему вы не можете этого делать без Сколково?

С.БЕЛОУСОВ: Мы можем. Но просто это проще. Мы можем и делаем. Но, как бы, Сколково обещает какие-то решить проблемы, привлечь больше желающих получить инвестиции. Это, вот, как раз, как бы, политический капитал. Создать больше желающих покупать эти инвестиции – это политический капитал за границей. Там, улучшить инфраструктурные, все-таки, какие-то вопросы, которые мешают тому, чтобы это делать. Но это, вот, положительно. То есть, как бы, мы делаем это, безусловно. Мы делаем это сейчас, мы инвестируем.

А.САМСОНОВА: 363-36-59 – это телефон прямого эфира, он по-прежнему для вас работает, вы зря отчаялись. У нас уже остановилось наше голосование, и я вам сразу скажу, что не в вашу пользу, Сергей, все это происходит. За вас только 1/4 выступает наших слушателей, и то с натяжкой. 25% говорят, что Сколково лучше, чем ничего, 75% наших радиослушателей считают, что уж лучше ничего, чем такое Сколково. Алло, здравствуйте, вы в эфире программы «Послезавтра». Как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Меня зовут Сергей.

А.САМСОНОВА: Да, Сергей.

СЛУШАТЕЛЬ: У меня такое предложение. Есть разработки уже готовые. Вот, есть талантливые люди, в частности, у нас есть разработка, позволяющая предотвращать взрывы в шахтах – я, вот, смску вам прислал.

А.САМСОНОВА: Вы хотите продаться Сергею Белоусову?

СЛУШАТЕЛЬ: Не знаю, насколько это возможно. И как это будет реально выглядеть? Потому что не хотелось бы, чтобы было, как это называется, махание впустую кулаками или как ветряная мельница просто мелит и больше ничего не происходит.

А.САМСОНОВА: Спасибо, Сергей, за ваш вопрос. Вот, у нас есть кто-нибудь.

С.ГУРИЕВ: Сергей, вы предприниматель или вы инвестор?

С.БЕЛОУСОВ: Я инвестор и предприниматель, мой следующий проект – это некий небольшой инвестиционный фонд, который называется «Runa Capital» и который инвестирует в ранние посевные стадии в компании, занимающиеся, к сожалению, только software, программным обеспечением интернета. Поэтому если у вас такой проект, присылайте свой проект на sb@runacap.com и мы с удовольствием его рассмотрим и с удовольствием проинвестируем. Мы собираемся проинвестировать в 10-20 проектов за ближайшие 3-5 лет.

С.ГУРИЕВ: Позвольте мне дать слушателю совет. Еще есть вот эта самая комиссия, о которой Сергей говорил, Комиссия по модернизации и технологическому развитию. У нее есть вебсайт i-russia.ru и эта комиссия тоже собирает проекты, правда, в основном, по 5 направлениям. Там IT есть, там есть и ядерные технологии, и космические.

С.БЕЛОУСОВ: Ну, то есть там может быть ваш проект.

С.ГУРИЕВ: Может быть, он попадет в это.

С.БЕЛОУСОВ: Может быть, он туда попадет, да.

А.САМСОНОВА: Волшебная SMS под занавес от нашего слушателя Сергея из США. Он нам пишет, коллеги: «У вас урожай сгорел, скоро голод начнется, а вы все со своими нанопроектами возитесь. Подумайте лучше, что есть зимой будете». Вот так, злорадно о нас пишет русскоговорящий Сергей из США. Но, ведь, и россияне нам писали примерно такое. Какая модернизация в стране, которая не может потушить свои пожары, у которой картошка дорожает и это главная проблема?

С.БЕЛОУСОВ: Мы, вроде, уже упоминали, что пожары не могут потушить не только в наше стране, но и, например, рядом с Сингапуром или, например, в Калифорнии. Поэтому потушить пожары, вообще, сложно очень. Ну, потом их потушили, в конце концов. Ну, в целом, даже не знаю, как отвечать на этот вопрос. То есть это вещи, наверное, напрямую не связанные. Можно заниматься инновационными проектами и при пожарах, и без пожаров.

С.ГУРИЕВ: Вы знаете, Тоня, есть и другой ответ. В конце концов, может быть, в Сколково изобретут такую нанотехнологию, которая будет тушить пожары.

А.САМСОНОВА: Нет, наш приоритет – это лазер для сосулек, а потом уже начнем все остальное.

С.БЕЛОУСОВ: Да. Ну, вот, важно как раз… Это, наверное, возвращает к одной из возможных сложностей текущего фокуса, что, все-таки, фокус непонятный. Нанотехнологии – с моей точки зрения, это не обязательно хороший фокус, потому что это очень-очень долгосрочная вещь. Они, наверное, будут, нанотехнологии полезны, но очень-очень-очень не скоро. Может, лучше, действительно, начать тушить пожары.

А.САМСОНОВА: Константин нам задает вопрос, ключевой для этой программы: «При какой цене на нефть в будущем году модернизация и развитие разных технологий в России не обречены на провал, а будут развиваться?»

С.БЕЛОУСОВ: Ну, это, вот, к Сергею, наверное, Гуриеву больше вопрос относится. Я не экономист и в ценах на нефть не разбираюсь.

А.САМСОНОВА: (смеется) Ха! Я вообще ни в чем не разбираюсь, я просто вкладываю деньги.

С.БЕЛОУСОВ: Я разбираюсь в software и интернет, в развитии международных бизнесов, которые занимаются программным обеспечением и интернетом. Это экономический вопрос. Но ясно одно: что слишком высокая цена на нефть – она тоже плоха для инновационной экономики. Потому что при слишком высокой цене на нефть никто не хочет быть программистом, все идут работать в банк. Или, там, например, ученым.

С.ГУРИЕВ: В Газпром.

С.БЕЛОУСОВ: Или в Газпром. Но слишком низкая – это тоже, наверное, плохо, потому что просто денег в бюджете нет. Но я не разбираюсь, какие там границы.

С.ГУРИЕВ: Но Сергей – очень хороший предприниматель, он знает, на какие вопросы он не хочет отвечать. Фокус – это самое главное в бизнесе.

А.САМСОНОВА: На этом заканчивается наша программа «Послезавтра». Мы говорили на тему «Сколково. Лучше так, чем никак». Говорили с адвокатом этого проекта Сергеем Белоусовым, председателем и исполнительным директором компании «Parallels». Наш следующий гость – Маша Гайдар. Завтра утром вы найдете на сайте echo.msk.ru ее тезисы.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире