'Вопросы к интервью
27 июля 2010
Z Послезавтра Все выпуски

Граждане должны уметь работать с властью


Время выхода в эфир: 27 июля 2010, 22:12

АНТОНИНА САМСОНОВА: Здравствуйте, Вы смотрите и слушаете программу «Послезавтра». Меня зовут Тоня Самсонова, и со мной мой коллега, ведущий этой программы Сергей Гуриев, ректор Российской экономической школы. Здравствуйте.

СЕРГЕЙ ГУРИЕВ: Добрый вечер.



А. САМСОНОВА: Сегодня мы говорим на тему: граждане должны уметь работать с властью. И говорим с гражданкой, которая судя по всему, работать с властью все-таки научилась, жизнь заставила. Евгения Чирикова, лидер движения в защиту Химкинского леса. Здравствуйте.

ЕВГЕНИЯ ЧИРИКОВА: Добрый день, здравствуйте.

А. САМСОНОВА: Вы научились, как Вам кажется, работать с властью?

Е. ЧИРИКОВА: Я не волшебник, я только учусь. Мне кажется, еще не научилась с ней работать, иначе бы трасса уже повернула бы в обход леса.

А. САМСОНОВА: Ну, Гарри Поттер учился сколько? Лет 5?

С. ГУРИЕВ: 7. Последний год он был уже не в школе, и жизнь его была его университетом, как у Евгении.

Е. ЧИРИКОВА: А я только 3 учусь.

А. САМСОНОВА: Когда Ваша финальная схватка с Волан-де-Мортом.

Е. ЧИРИКОВА: Вы знаете, это не понятно, потому что мы только и делаем, что с ним схватываемся.

С. ГУРИЕВ: А кто Ваш Волан-де-Морт, кто Ваш враг.

Е. ЧИРИКОВА: Коррупция. Российская коррупция – вот он враг основной.

А. САМСОНОВА: Тот, который нельзя называть. Это Евгения Чирикова, давайте послушаем досье на нее, которое подготовили наши коллеги из русской версии журнала Форбс, с которым мы делаем эту программу. Анна Соколова.

АННА СОКОЛОВА: Евгения Чирикова. 33 года, родилась в Москве, окончила Московский авиационный институт, потом академию народного хозяйства, имеет диплом Амбиэй, работала в Айти компании, занималась автоматизацией учета на предприятиях управленческим консалтингом. Потом открыла собственную компанию, которая разрабатывает инженерные рекомендации для энергетиков. В 98 году переехала из Москвы в Химки, чтобы жить рядом с лесом. Узнав, что по его территории планируется провести трассу Москва-Санкт-Петербург, возглавила общественное движение в его защиту. По мере моего роста росла и проблема. Сейчас с городского уровня она поднялась на международный, говорит Чирикова. Спасение Химкинского леса она называет делом всей жизни. Чирикова рада тому, что она сумела сплотить множество людей вокруг этой проблемы, на последнюю акцию в лесу пришло 300 человек. Петиция в ее защиту собрала 20000 подписей. Я верю, что защита родины – это защита родной природы, говорит Чирикова. Сейчас она практически живет в лесу. За 2 маленькими детьми в это время присматриваю муж и мама. Больше всего Чирикову раздражают лицемерие и ложь. Президент во Франции заявляет, что решит проблему Химкинского леса, а вернувшись в Россию, забывает об этом. Возмущается она. По ее мнению такое поведение порождает правовой нигилизм и недоверие к властям. Чирикову вдохновляет пример Александра Солженицына. Сидя в лагере, он не сдался, а сумел такого пенделя системе дать, что мало никому не показалось. Он перевернул сознание многих малыми силами, говорит Чирикова. Раньше она много путешествовала по азиатским странам, ездила на Алтай. Но сейчас я боюсь покинуть родную землю, чтобы ее не уничтожили, говорит она.

С. ГУРИЕВ: Евгения, ну, прежде чем перейти к Химкинскому лесу, расскажите, как это совмещается с Вашей повседневной жизнью. Пока Вы живете в лесу. Защищаете лес, муж воспитывает детей, как Ваша компания, например, поживает без Вас.

Е. ЧИРИКОВА: Муж на самом деле тоже очень активно работает…

С. ГУРИЕВ: В Химкинском лесу.

Е. ЧИРИКОВА: Не только в Химкинском лесу. Он мне очень помогает. Конечно, совмещается с трудом. За счет здоровья, за счет какого-то собственного ресурса, сил. Вы видите, мне не удается набрать вес должный. И целюлита совсем нету. Это все почему, потому что все силы сейчас, по крайней мере, приходится отдавать этой борьбе. Компания как сейчас не знаю. Потому что я уже 2 недели в очень активной фазе борьбы за Химкинский лес, потому что там идет вырубка реальная. Но до этого 3 года, когда у нас была такая вялотекущая можно так сказать, по сравнению с этим периодом борьба, нам приходилось совмещать все.

С. ГУРИЕВ: А Вы собственник и генеральный директор компании.

Е. ЧИРИКОВА: Да, собственник.

С. ГУРИЕВ: И компания без Вас существует.

Е. ЧИРИКОВА: Ну, у меня помощники есть. Естественно. Потом у меня специальность, мастер делового администрирования. Меня учили выстраивать просто процессы.

С. ГУРИЕВ: Делегировать.

Е. ЧИРИКОВА: И в том числе и это тоже.

А. САМСОНОВА: Научите.

Е. ЧИРИКОВА: Это на самом деле не так уж сложно. На самом деле все уже сказали до нас умные люди, кадры решают все. Т.е. надо просто найти людей, которые бы просто справлялись со своими обязанностями. И функциональные обязанности им раздать. Все очень просто.

А. САМСОНОВА: Давление на Ваш бизнес есть? Повысилось?

Е. ЧИРИКОВА: Нет. Нет.

А. САМСОНОВА: Что за чудо такое?

Е. ЧИРИКОВА: Ну, он маленький очень, никому не интересен.

С. ГУРИЕВ: Никто не знает даже его названия.

Е. ЧИРИКОВА: Он маленький скромный бизнес, на самом деле ничего супер интересного для рейдеров, например, ничего нет. А потом самое плохое в этом бизнесе то, что в нем работать надо.

А. САМСОНОВА: Какие рейдеры? Можно же просто приходить почаще. И в общем кошмарить побольше.

Е. ЧИРИКОВА: Всякое, конечно, можно. Но на самом деле, меня кошмарят по-другому.

А. САМСОНОВА: А как Вас кошмарят?

Е. ЧИРИКОВА: Был очень неприятный момент, когда выпустили порно ролик, заклеив лицо порно актрисы моим лицом, и это было очень неприятно. Выпустили газеты, где было написано, что я наймит Маргарет Тэтчер,

С. ГУРИЕВ: А Вы знакомы с Маргарет Тэтчер?

Е. ЧИРИКОВА: Только знаете ли шапочно. На самом деле моя цель уничтожить российское население и прочий бред. Я помню, как я шла по ковру из этих газет, и это было особенно дико, потому что у меня цель то просто отстоять свой лес, ради которого я из Москвы то уехала.

С. ГУРИЕВ: Евгения, а расскажите все-таки про коррупцию. Что это за враги такие? Почему им важно уничтожить Химкинский лес?

Е. ЧИРИКОВА: С удовольствием. На самом деле подробный ответ на этот вопрос Вы можете на нашем сайте ecmo.ru прочесть, там мы поместили за 1 июля новость, отчет Трансперенси интернэйшнл Р. Дело в том, что 1 июля в разгар коллапса на Ленинградском шоссе, который тоже произошел …

С. ГУРИЕВ: Вы считаете, что это связанные вещи.

Е. ЧИРИКОВА: Это абсолютно связанные вещи, потому что сразу после коллапса началась вырубка Химкинского леса. Общественное мнение убедили, что надо любыми средствами строить уже не важно, лес, не лес, хоть как-то.

А. САМСОНОВА: А мы думали, это с Внуково связано.

Е. ЧИРИКОВА: А это не с Внуково связана, это связано на самом деле абсолютно с другим, потому что в это время был визит потенциального инвестора Европейского банка реконструкции развития. И им просто показали, как ужасно у нас на Ленинградском шоссе. При том, что путепровод никакой не чинили, сейчас его чинят, и мы все спокойно проезжаем.

С. ГУРИЕВ: Европейские банкиры, представители ЕБРР ездят в Россию, наверное, раз в 2 недели, и даже без всякого ремонта путепровода видят проблемы.

Е. ЧИРИКОВА: Здесь был совет директоров, и они специально приехали на встречу для обсуждения проекта трассы Москва-Санкт-Петербург.

С. ГУРИЕВ: Ну, и насколько мы знаем, они приостановили свое решение инвестировать в этот проект.

Е. ЧИРИКОВА: Сейчас да. Но давайте про коррупцию сначала.

С. ГУРИЕВ: Давайте про коррупцию. Но Вы не обвиняете сотрудников ЕБРР а коррупции.

Е. ЧИРИКОВА: Ни в коем случае. 1 июля у нас просто была с ними встреча. На этой встрече присутствовали представители Трансперенси Интернейшнл Р. И они передали отчет, антикоррупционое исследование проект трасса Москва-Санкт-Петербург, где говорили, что найдена коррупционная составляющая поданному проекту на уровне министра транспорта г-на Левитина…

С. ГУРИЕВ: Я читал этот отчет, и у меня вызывает сомнения то, что там написано, там написано, что министр Левитин противозаконно занимает должности в коммерческих компаниях. Так там написано? И имеется в виду, если внимательно почитать отчет, что он является председателем совета директоров Аэрофлота, Шереметьево.

Е. ЧИРИКОВА: И одновременно министром. Да, т.е. у него все возможности для лоббирования решений в пользу аэропорта Шереметьево.

С. ГУРИЕВ: Это правда, но с другой стороны, в некотором роде это его работа. Войти в совет директоров выдвинуло государство, за эту работу он не получает денег, как чиновник, чиновники не получают деньги за работу в совете директоров. Насколько я понимаю, он не является собственником ни аэропорта Шереметьево, ни Аэрофлота. И в этом смысле, когда я читаю такие материалы, я сразу задаюсь вопросом, а не было ли ошибок фактических в этом отчете и вот если я вижу, что в этом месте есть ошибки, может, и в другом месте тоже есть ошибки. В чем выгода министра, расскажите, пожалуйста.

Е. ЧИРИКОВА: Ну, как в чем выгода? В данный момент сейчас аэропорт Шереметьево, к которому просто трасса Москва-Санкт-Петербург плотно прилегает такой очень интересной одной. По-другому не скажешь. Не смотря на то, что это хайвэй, и он должен иметь спрямленную траекторию, для того, чтобы сохранять свои скоростные характеристики, она имеет очень витиеватую траекторию…

С. ГУРИЕВ: Вот предложенный проект, который сейчас и строится…

Е. ЧИРИКОВА: Да и она подходит вплотную к аэропорту Шереметьево. Ну, скорее всего это сделано для того, чтобы было выгодней застраивать земли аэропорта, близлежащие земли, это просто выгодно с точки зрения земельной застройки. Потому что если бы мы были в Европе, то строили бы по-другому. Был бы хайвэй спрямленный, и была бы просто отдельная дорога на аэропорт. Ну, а по поводу коррупции, когда в Америке, например, человек, который занимает должность государственную, он потом несколько лет не может устроиться в крупную частную компанию. Почему?

С. ГУРИЕВ: В секторе, который он регулирует.

Е. ЧИРИКОВА: Да. Потому что всегда есть возможность, может быть, не напрямую, может быть через своих подчиненных , может быть пользуясь своим влиянием, надавить. Конечно, эти вещи очень сложно улавливаемые. Но, тем не менее, это некие коррупционные возможности, которые на сегодняшний день, мне кажется должны наши профессиональные российские уже специалисты по коррупции очень внимательно изучить.

А. САМСОНОВА: Но возможность не дает права обвинять человека.

С. ГУРИЕВ: Да.

Е. ЧИРИКОВА: А это не обвинение, это предупреждение, просто в совет директоров Европейского банка реконструкции и развития, который приехали для того, чтобы ознакомиться с уровнем коррупции в России. И в том числе у них возникали и вопросы по трассе Москва-Санкт-Петербург. Их просто предупредили.

С. ГУРИЕВ: Евгения, я Вам расскажу, что сейчас недавно появились новости о кодексе поведения для чиновников, там как раз шла речь о том, чтобы запретить то что называется по-английски револ (НЕ РАЗБОРЧИВО) то, о чем Вы говорите, когда чиновник после того как перестает быть чиновником не работает в том же секторе, но в данном случае Вы сейчас говорите, что есть какие-то коррупционные процессы, которые напрямую помогают министру.

Е. ЧИРИКОВА: Да, возможности.

С. ГУРИЕВ: И не моя работа быть адвокатом министра, но вот честно Вам скажу, я не вижу здесь никаких выгод для министра. Выгоды для аэропорта Шереметьево вижу. Выгоды для аэрофлота вижу. А министр не является ни акционером аэрофлота, или международного аэропорта Шереметьево, и даже там денег не получает, как независимый директор.

Е. ЧИРИКОВА: Ну, он входит в совет директоров…

С. ГУРИЕВ: Но это его работа. И его работа, как министра, в том числе взвесит все выгоды и издержки для вас, для других жителей Химок, и для аэропорта. Как знаете, когда строят то бассейн Москва, то собор Христа Спасителя, то все время взвешивают права верующих и права плавающих. Вот так и здесь.

Е. ЧИРИКОВА: Я думаю, что тут надо как следует покопаться, потому что у нас обычно министры имеют массу родственников, и массу каких-то близ вот это окружение очень интересное.

С. ГУРИЕВ: Т.е. пока нет ничего конкретного.

Е. ЧИРИКОВА: Я считаю, что надо копаться, потому что нам пока что Трансперенси Интернейшнл Р показала, что есть коррупционная составляющая. Они никого не обвинили. Они сказали, что есть такая возможность.

А. САМСОНОВА: Это Трансперенси Р выступила, как ФСБ по новому закону, который будет делать предупреждение, не имея на то основания.

Е. ЧИРИКОВА: Вряд ли. Я говорю ровно то, что я говорю. Они выступили с предупреждением. И это предупреждение на самом деле надо или услышать, или проигнорировать. Ну, в зависимости…

С. ГУРИЕВ: Я Вам больше того скажу. Министр Левитин раньше работал в железнодорожной отрасли, которая является прямым конкурентом авиаотрасли. И автодорожной отрасли. И в этом смысле любая дорога, которая ведет к аэропорту, бьет по его прямым железнодорожным интересам. И в этом смысле я бы сказал…

А. САМСОНОВА: Он наступает на горло собственной песни.

С. ГУРИЕВ: Я бы сказал так. И в этом смысле еще есть в чем копаться.

А. САМСОНОВА: Давайте оставим Левитина, перейдем к дороге.

С. ГУРИЕВ: Расскажите нам про Громова. Может что-то откопали.

Е. ЧИРИКОВА: Есть второй интересант. Я Вам хотела рассказать про план урбанизации лесозащитного пояса Москвы. Все мы чувствуем на себе вот эту жару, +36 градусов в тот момент, когда мы окружены с Вами кольцом лесов. Но не все из нас с Вами знают, что есть планы, в соответствии с которыми практически вся территория лесозащитного пояса Москвы отводится под земли урбанизации и под земли застройки. С этими планами можно ознакомиться, они в интернете вывешены, мы их на всякий случай для ликбеза вывесили тоже на своем сайте ecmo.ru Вы их увидите. И все Вы помните эту историю, как вокруг Химкинского леса нам удалось вот эту трехкилометровую лесу отчуждения в каждую сторону от оси трассы заставить Бориса Всеволодовича заставить отменить это решение, но Борис Всеволодович человек такой военный. Слово дал, и решительно его держит. И на сегодняшний день у нас есть еще одно постановление Бориса Всеволодовича Громова, в соответствии с которым уже практически вся территория московской области идет под урбанизацию, под застройку.

С. ГУРИЕВ: Но есть федеральное природоохранное законодательство.

Е. ЧИРИКОВА: Это мы сейчас с Вами обсудим. Замечательное природоохранное законодательство. И как оно работает. И вот Химкинского леса на картах новых нету. Так же как и многих других лесов в принципе. Т.е. эта траса Москва-Санкт-Петербург, которая делит Химкинский лес на две части, это первый маячок, первый проект. Дальше будет центральная кольцевая автодорога. И там та же самая история. Т.е. мы берем самые лесистые части, а я напомню, что вот эта трасса Москва-Санкт-Петербург она идет по трем планируемым зонам особо охраняемых природных территорий, которые невосстановимо будут уничтожены. И вот эта история с уничтожением Химкинского леса, потому что траектория выбрана так, что лес неминуемо умирает.

А. САМСОНОВА: Давайте про траекторию, потому что есть интересы других жителей Химок. И нам на сайт Вам вопрос задала пенсионерка из г. Химок Старый, которая подписалась Эйко. И она как раз возмущена тем проектом, который Вы предлагаете. Вам не нравится, что он так изгибается на Север, ей не нравится проект, который предлагаете Вы более прямой. Что она пишет…

С. ГУРИЕВ: Это изначальный проект, как я понимаю.

А. САМСОНОВА: Изначальный проект.

Е. ЧИРИКОВА: Нет, он не изначальный. Его вообще никто не предлагал…

С. ГУРИЕВ: Нет, который Вы сейчас предлагаете. Вдоль дороги.

Е. ЧИРИКОВА: Коридор Октябрьской железной дороги это мы просто предлагаем его, его даже никто не обсуждал. Потому что он не выгоден абсолютно. Лес остается при этом. Застраивать нечем.

А. САМСОНОВА: Вот что пишет нам пенсионерка из Химок: дорога, которую Вы предлагаете, Евгения, должна идти вдоль транспортного коридора. Но этого коридора нет. Трасса фактически пройдет через город. Расширять некуда. Только под окна горожан и через парк Толстого, который примыкает к железной дороге. Наш парк, в котором гуляют старики и дети, не имеющие возможности пешком добраться до леса, будет уничтожен. Многие могут добраться до парка. На сайте экооборона есть безвредный проект в кавычках с эстакадой над железной дорогой. В этом случае экология города старых Химок будет вообще невыносима. Разброс вредных веществ будет еще шире, машины будут лететь на уровне окон домов.

Е. ЧИРИКОВА: Я хочу сказать, что. Во-первых, проект, который мы предлагаем, он один из. Мы так же предлагали и тоннель. Мы так же вспоминали о том, что было предложение в свое время Лужкова о том, чтобы вообще на другую развязку даже вынести вот эту дорогу. Мы просто предлагаем разные варианты. Не настаиваем, что надо только вот такой вариант. Мы предлагаем разные варианты, но такие, чтобы сохранить Химкинский лес. Почему? Потому что нельзя забывать, что у нас будет невыносимая экология именно в тот момент, когда у нас не станет леса. Потому что вот эту мелкодисперсную пыль, которая естественно каждый день у нас выбрасывается безумным количеством транспорта, которого у нас с каждым днем все больше через Химки идет. Он ее сейчас очень здорово абсорбирует. Это наше здоровье, наши легкие. Поэтому мы ни в коем случае не настаиваем. Мы говорим, что это один из разумных вариантов. Мы консультировались и с транспортными экспертами. Я хочу сказать, что во Франции, например, эстакады делают на уровне 60 метров от уровня земли. Т.е. они просто такие в небесах эти эстакады стоят и как-то у них это получается решить. Здесь же… что важно. Эстакада решает транспортную проблему. Потому что Вы не застроите от 2 этажа Вы в небе супермаркеты не настроите. Вот эта трасса, которая идет через лес вокруг трассы вырастает инфраструктура, и трасса встает плотно. Т.е. мы не решаем транспортные вопросы.

С. ГУРИЕВ: Т.е. Вы не верите в то, что власти все-таки справятся с этой проблемой, что вдоль трассы не будет никаких…

Е. ЧИРИКОВА: Да что вы. Зачем же им справляться, если у них официальные планы, в соответствии с которыми там зона урбанизации. Зачем им с этим справляться. Они как раз к этому и стремятся.

А. САМСОНОВА: Евгения, я предлагаю, вы опубликовали на сайте echomsk.ru свои тезисы о том, как разговаривают с властью. Мы эти тезисы дали Никите Белых, губернатору Кировской области. Ему есть что сказать.

НИКИТА БЕЛЫХ: Я считаю следующим образом. В такого рода вопросах нет заранее заданного регламента. Нельзя сказать, что общество должно совершить 2-3 обязательных шага, после чего руки развязаны для любых других действий. Точно так же, как и наоборот, власть должна предупредить 1-2 раза, прежде чем начать стрелять в воздух и на поражение. Здесь очень важно в этих вопросах определиться, что первично форма или содержание. Соответственно для того, чтобы наладить необходимые коммуникации между властью и обществом, любая из сторон должна прилагать все усилия и соответственно не ограничиваться набором каких-то действий. Одни слушания не привели к желаемому результату, давайте проводить вторые. Вторые не привели, давайте проводить третьи. Нет результата одного круглого стола, значит, давайте проводить второй. Тут очень важно понять, в чем стороны заинтересованы, или, как минимум, одна из сторон. Если есть все-таки цели и задачи получить результат, то надо все усилия прилагать для того, чтобы этот результат получить все-таки ненасильственным путем. И здесь нет какого-то готового рецепта. Нет каких-то очень четко прописанных инструкций в отношении общества о том, сколько и в какой форме предупреждений или продолжений в сторону власти делать. И, к сожалению, в такого рода конфликтах, когда которые происходят по Химкинскому лесу, потом очень сложно считать, кто был прав, кто виноват. Кто какие шаги не предпринял, которые мог бы предпринять, поэтому, на мой взгляд, очень важно, чтобы каждая из сторон… Понятно, что с власти больший спрос, власть по определению должна дороже платить за свои ошибки. Власть в любом случае должна нести большую ответственность за те действия, которые производит. Но очень важно со стороны общества как раз идеи сильнее на то, что ответственность (НЕ РАЗБОРЧИВО) дороже заплатит за неправильные шаги или отсутствие шагов, которые она сделала или наоборот, не сделала, надо все-таки стремиться к получению результат ненасильственным методом.

А. САМСОНОВА: Это комментарий Никиты Белых, губернатора Кировской области. Евгения Чирикова, лидер движения в защиту Химкинского леса сможет ответить на эту критику после небольшого перерыва. Но я напомню, что Вы смотрите и слушаете программу «Послезавтра», программу о России 2020. Тоня Самсонова, Сергей Гуриев, ректор Российской экономической школы. Никуда не уходите. Мы вернемся через несколько минут.

НОВОСТИ

А. САМСОНОВА: И снова здравствуйте. Это программа «Послезавтра», программа, которую мы делаем совместно с русской версией журнала Форбс. Тоня Самсонова, и мой коллега Сергей Гуриев, ректор Российской экономической школы.

С. ГУРИЕВ: Добрый вечер.

А. САМСОНОВА: Мы говорим на тему: граждане должны уметь работать с властью. И говорим с Евгенией Чириковой, лидером движения в защиту Химкинского леса. Евгения, Вы опубликовали тезисы на сайте «Эха», которые как раз и комментировал перед тем, как мы прервались на новости Никита Юрьевич, Белых. Давайте сначала с тезисов начнем. Как все-таки с властью работать?

Е. ЧИРИКОВА: Прежде всего, то, что сказал Никита, мне хотелось бы сказать, самое важное он уловил. Это системный подход в работе с властью Действительно с первого раза Вас не услышала, у нас власть такая. Она тугоуха. Поэтому не услышит вас, ни с первого, ни с 33го. И вот надо добить, долбить, для того, чтобы она Вас все-таки немножечко начала слышать. Сразу надо запастись терпением. И еще важный момент, который я хотела дать рекомендации. Обязательно, когда Вы добиваетесь чего-то, не ожидайте, что сразу Вы чего-то добьетесь. И естественно вот эти системные действия, они требуют некой структуры. Не обязательно абсолютно как-то себя регистрировать. Это даже вредно в условиях российской действительности. А вот что нужно сделать. Нужно полюбовно договариваться с людьми, которые неравнодушны к какой-то проблеме. Ну, сохранение леса, спасение Вашего исторического уголка, за который вы боретесь. Т.е. обязательно нужно сразу функционально разделяться, кто за что будет отвечать. Кто за работу со СМИ, кто за работу с сайтом. Кто за что. И системная работа, она предполагает, устройство разных акций, ну, это могут быть судебные разбирательства, это могут быть митинги, пикеты, у нас были велопробеги, рок концерты, палаточные лагеря. Что угодно. Должна быть большая палитра вот этой работы для привлечения внимания общественности. Не только мы делаем это, прежде всего, для себя, для людей. А власть она нас заметит, не переживайте. И на самом деле тут очень важно, чтобы это было не от раза к разу, сейчас и через 2 года. А чтобы это было каждую неделю системно. Понемножку вот по чуть-чуть.

С. ГУРИЕВ: Т.е. у Вас есть план деятельности на год вперед, на 3 года вперед.

Е. ЧИРИКОВА: Нет, у нас плана нет. Я говорю не про план, я говорю про системные действия. Очень часто мы просто реагируем на ту ситуацию, которая у нас возникает. И у нас нету годичных планов, у нас есть какие-то небольшие планы на неделю, на 2 вперед. Например, на завтра у нас есть уже хороший план действий. У нас мы знаем, что у нас будут общественные слушания в 5 вечера. Там дом культуры Родина. Мы к ним готовимся. Ну, и мы примерно представляем, как бы это делать. Т.е. мы про эти общественные слушания узнали позавчера…

С. ГУРИЕВ: Т.е. разница с бизнесом все-таки есть. Вы очень много говорили, что…

Е. ЧИРИКОВА: Разница с бизнесом есть, но она…

С. ГУРИЕВ: Вы пытались работать системно. Все-таки в бизнесе планируют, наверное, на год вперед. Ставят показатель эффективности для сотрудников.

Е. ЧИРИКОВА: В российском бизнесе, по крайней мере, у меня скромный очень бизнес. Я на год не планировала. Я работала в крупных компаниях, но эти крупные компании строили планы на год, но я что-то не помню, чтобы они как-то… Потом очень смешно было на эти планы смотреть. Да, это сейчас очень модно Я тоже занималась вот этими системами эффективности. Но на самом деле вот здесь в нашей действительности очень сложно особенно в общественной деятельности какие-то планы на год вперед сделать. Потому что ситуация развивается совершенно непредсказуемо. Понимаете, мы идем, несем петицию к дому правительства. И при этом задерживает милиция без объяснения причин наших товарищей, которые с нами приходят. Ну, кто бы мог это спрогнозировать. Надо на это как-то реагировать.

С. ГУРИЕВ: Я думал, вы как системный работник с властью, знаете, что это может случиться, у Вас есть план Б, план Ц.

Е. ЧИРИКОВА: Нет, у меня не было плана Б и Ц. Я сидела в полном ошалении.

С. ГУРИЕВ: Не было специального сотрудника, который занимается анализом таких сценариев.

Е. ЧИРИКОВА: Я была в полном ошалении, потому что не ожидала, что передача петиции может вылиться в такой Карибский кризис.

А. САМСОНОВА: Вы (НЕ РАЗБОРЧИВО) не помните?

Е. ЧИРИКОВА: Помню, помню. Мне еще понравилось, как Никита хорошо сказал о том, что, а вот власть, да, она несет какую-то ответственность. Я сразу вспоминаю г-на Кузнецова, который сейчас себя блестяще чувствует…

С. ГУРИЕВ: Министр финансов Московской области. Бывший.

Е. ЧИРИКОВА: Да, который себя блестяще чувствует за рубежом. Думаю, как же он несет эту ответственность там. И хочу сказать: дорогие граждане, Вы, конечно, слушайте Никиту, это всегда приятно послушать, когда власть говорит, что она несет какую-то ответственность. Но Вы смотрите на факты реально. Ну, какая ответственность. На самом деле люди, которые идентифицируют себя со своей родиной, не будут они леса вырубать. Им же здесь жить. У них же тоже детки, как и у нас. Им тоже хочется, чтобы детки дышали.

С. ГУРИЕВ: Как раз в журнале, Форбс года 2 назад были материалы про г-на Кузнецова, который построил якобы в соответствии с этой статьей и некоторыми судебными исками построил несколько финансовых пузырей в Московской области, а теперь якобы живет на Лазурном берегу во Франции и наслаждается жизнью.

Е. ЧИРИКОВА: Я очень рада за г-на Кузнецова, но я хочу сказать, что имя ему легион. Т..е это общая тенденция.

С. ГУРИЕВ: Вырубить здесь леса и сбежать на Лазурный берег.

Е. ЧИРИКОВА: Не обязательно леса. У нас здесь просто леса – это некий ресурс, который просто подвернулся под руку.

А. САМСОНОВА: Евгения, у вас двое детей. Плюньте Вы этот лес, продайте свой бизнес, и бегите на Лазурный берег. Это стратегия адекватного человека.

Е. ЧИРИКОВА: Ничего подобного. Адекватный человек защищает свою среду обитания. Вспомните моего дедушку партизана. Я же про него рассказывала. Пришли фашисты, нормальная тактика какая. Сдаться и уже перейти на сторону противника, который на самом деле превосходит Вас во всем. С автоматами пришел. Дедушке 18 лет. Он по ночам берет камни и бьет им стекла.

А. САМСОНОВА: Т.е. у Вас война.

Е. ЧИРИКОВА: Конечно, это война за мою среду обитания. Это неестественно убегать, когда твою среду обитания уничтожают. Вот это неестественно. Вот это у меня в голове не укладывается. Намного естественнее ее защищать. И это нормальный инстинкт, нормального человека защищать.

А. САМСОНОВА: Защищать Вам нужно не лес, пишет В.И., а людей из Химок, которые подвергаются опасности в тот момент, когда они защищают Химкинский лес. И у нас в эфире был Ваш коллега Тимур, который сказал, что жизнь его подвергается угрозе. Я сказала: простите, а Вам что важнее, деревца или Ваша жизнь? И что должен ответить нормальный человек. Что важнее.

Е. ЧИРИКОВА: На самом деле философский вопрос, а что важнее жизнь или деревца?

А. САМСОНОВА: Какой философский вопрос. У меня двигается комбайн с лесорубкой, и я сижу и думаю, что мне важнее лес, или моя жизнь. Для меня это не философский вопрос в этот момент.

Е. ЧИРИКОВА: Это для каждого человека все-таки свое. У каждого свой предел защиты родины. Кто-то, например, на амбразуру кинется, а кто-то будет в этот момент где-то на более дальнем рубеже.

С. ГУРИЕВ: Евгения, Вы не чувствуете ответственности за, скажем, тинэйджеров, которые приходят к Вам защищать лес…

Е. ЧИРИКОВА: Все-таки тинэйджеров у нас…

А. САМСОНОВА: У Вас есть тинэйджеры до 18 лет, просто я это знаю по Твиттеру, потому что они пишут, ну, все я поехал.

С. ГУРИЕВ: Ну, это может роботы какие-то.

Е. ЧИРИКОВА: В том лагере, где я реально живу, все-таки мы стараемся несовершеннолетних заворачивать.

А. САМСОНОВА: Если у Вас все-таки есть несовершеннолетние, я просто не хочу называть пароли, явки, имена, мы с ними не договаривались об этом, все-таки если есть, вы что им скажите: детки, валите отсюда, или…

Е. ЧИРИКОВА: Прежде всего, любые, когда идет какая-то опасность, первое, что я делаю, я всегда вызываю милицию. И когда милиция приезжает и когда на наш лагерь напало несколько десятков молодчиков с замотанными лицами…

А. САМСОНОВА: И с футболками Сочи-2014.

Е. ЧИРИКОВА: И Россия. Вот с этим. Эти товарищи пришли, да, это была реальная опасность, мы вызвали милицию, они шли и говорили: порвем, убьем. Да, это опасно. И в лагере были люди, это не тинэйджеры, но у них все равно дети. И мне их жалко. Мне и своих детей жалко. Первое, что я вызвала милицию, когда милиция, увидев этих людей, собралась уезжать, сказав, что мы не видим опасности. На мою просьбу проверить документы, они мне сказали, а чего такого. Они стоят, но они не агрессивно стоят. Говорю, ну, они только что угрожали нам. Ну, и что. Вас же еще не убивают. Будут убивать, вы звоните. И когда они собрались уезжать, я лично легла под колеса уазика для того, чтобы он не уехали. Я это сделала для того, чтобы сохранить жизнь и здоровье своим товарищам. На самом деле все, что от меня зависит для того, чтобы защитить свою команду, я лично делаю.

А. САМСОНОВА: Давайте Эдуарда Лимонова послушаем. Слово человека 20 века. Человек, который умеет собирать людей. Политик, писатель Эдуард Лимонов.

С. ГУРИЕВ: И разговаривать с властью

ЭДУАРД ЛИМОНОВ: Подобная тактика, к сожалению, добиться только в пределах небольшого района. Если Вы имеете дело с целой страной, все эти тактики не широкомасштабны. Желаю им огромного успеха. Все правильная дорога. Нужно защищать себя и в малых делах. И защищать права личности и гражданина и в больших делах. Речь идет о том, что нам, протестным гражданам недоступны широкие средства информации общероссийские федеральные, Ну в частности то же телевидение, большинство каналов, и большинство радио нам недоступны. Поэтому добиваться свободы нужно еще предупредить граждан, сказать им, что мы добиваемся свободы. И чего конкретно мы добиваемся. Это возможности мы лишены. Тут, к сожалению, заколдованный круг.

А. САМСОНОВА: Политик и писатель Эдуард Лимонов. Евгения, ну, вот мы начали с малого. Как собрать какое-то количество людей. Вы на сайте у нас писали, как во что это должно превратиться. Во что это превратилось в Европе за 40 лет. Есть ли у нас шансы. Лимонов говорит о том, как это в масштабах всей страны теперь делать . У Вас есть такие перспективы, планы?

Е. ЧИРИКОВА: Я считаю, что есть, потому что я была, честно говоря, немножко удивлена, когда в наш лагерь стали подтягиваться ребята из Оренбурга, из Пензы. Т.е. я увидела, что люди на самом деле очень неравнодушны к этой проблеме. И я получаю каждый день очень много звонков. Кто-то просто сочувствует, кто-то хочет помочь. Но я считаю, что шансы есть, потому что наши власти, они делают все для того, чтобы в нас пробуждалось самосознание. Когда я проснулась для борьбы, когда тот лес, ради которого я переехала в Химки, когда я поняла, что у меня его просто отнимают. Поэтому я думаю, таких проснувшихся будет с каждым днем все больше. Первое, что они будут делать, они будут, как и я, лезть в интернет и находить, как можно бороться. Ну, я, например, нашла сайт Нины Чеботаревой, которая боролась за Шереметьевский лес. Да, у Нины не получилось. Она очень много делала, но Шереметьевский лес вырубили. Но, тем не менее, появился у меня некий опыт, соратник, я поняла, что это возможно. И из искры разгорается пламя. И я вижу, что наш опыт он очень важен …

С. ГУРИЕВ: Евгения, вы чувствует, что Вам не хватает каналов информации?

Е. ЧИРИКОВА: Конечно, не хватает.

С. ГУРИЕВ: Эдуард Лимонов, его не показывают по телевизору. Не пускают на радио. Вы чувствуете, что интернета достаточно? Все-таки 40% российского населения имеют доступ к интернету.

Е. ЧИРИКОВА: Конечно, он очень прав. Естественно основная масса смотрит, извиняюсь, зомбоящик…

С. ГУРИЕВ: А Вас не показывают по зомбоящику.

Е. ЧИРИКОВА: Да, в зомбоящике совершенно другие темы там. У них темы как бы поесть, и при этом сильно не растолстеть. И конечно, это…

А. САМСОНОВА: Вы можете рассказать.

Е. ЧИРИКОВА: Я могу рассказать, но меня-то не показывают. Я могу рассказать. Т.е. это печальный для меня процесс. Это процесс обыдления. У меня дети, я им запрещаю смотреть телевизор и сама его 10 лет не смотрю. Потому что мне не хочется, я чувствую, что я посмотрю телевизор, и как у Стругацких, волосики у меня на ушах начинают уже пробиваться.

А. САМСОНОВА: Ну, ладно, давайте подключим наших слушателей к эфиру. 363-36-59. Телефон прямого эфира. Вы может позвонить и задать вопрос Евгении Чириковой. 363-36-59. Смс приемник +7 985 970-45-45. Для тех, кто не смотрит нас по каналу RTVI, Вы можете смотреть нс в режиме реального времени н сайте echomsk.ru. 363-36-59. Что же у нас. О у нас заработало… Здравствуйте, Вы в эфире.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер. Дмитрий, Красногорск подмосковный. Химки находятся рядом, а деятельности Евгении я читал в Ньютаймс полгода назад. Поэтому знаком с проблемой не понаслышке. Я хотел бы Евгении даже не столько посоветовать, сколько поинтересоваться, что она думает по поводу того, чтобы решать те проблемы, которые она с сейчас решает средствами публичной политики. Все-таки по законам политики действовать по правилам ее.

С. ГУРИЕВ: Дмитрий, Вы имеете в виду создать партию, баллотироваться в парламент.

А. САМСОНОВА: Президентские выборы.

С. ГУРИЕВ: Выборы мэра.

ДМИТРИЙ: Что в первую очередь сторонников на базе более широкой платформы, более широкой площадки. Т.е. проблема Химкинского леса – это проблема локальная.

С. ГУРИЕВ: Дмитрий, попробуйте сформулировать ваш вопрос более конкретно.

ДМИТРИЙ: Хорошо. Мой вопрос заключается в следующем, рассматривает ли Евгения возможность расширения своей платформы борьбы, скажем так.

С. ГУРИЕВ: Т.е. стать национальным политиком. Вы это имеете в виду?

ДМИТРИЙ: Да. Ну, региональным, может быть для начала.

Е. ЧИРИКОВА: Вы знаете, мне как-то это не очень интересно. У меня есть конкретная…

А. САМСОНОВА: Соглашайтесь.

Е. ЧИРИКОВА: Проблема, которая меня волнует, это природа. Меня волнует конкретный Химкинский лес, лесозащитный пояс Москвы, и вообще когда обижают природу, мне это как бы больно.

С. ГУРИЕВ: Если вы говорите про природу, такие национальные парки, в некоторых странах, в том числе и в Европе, о которых мы говорили, есть, некоторые из этих партий добиваются большого успеха на национальных выборах.

Е. ЧИРИКОВА: Может быть.

С. ГУРИЕВ: Вы можете создать партию любителей природы? Или защитников природы.

Е. ЧИРИКОВА: Может быть, я могу создать эту партию. Но мне кажется, что сейчас в настоящий момент в России у нас нет такой возможности создавать какие-то партии. Потому что Вы вспомните, как это все регистрируется, насколько это просто я пока буду создавать партию, все леса повырубают. Поэтому я все-таки за какое-то более прямое и понятное действие.

А. САМСОНОВА: Погодите, Вы сами говорили о том, что Вы хотите находиться в правовом поле. И Вам предлагают находиться в правовом поле. Нельзя сказать, что Ваши действия менее отчаянные, менее сложны.

С. ГУРИЕВ: Ложиться под машину – это в некотором роде противодействовать законной деятельности правоохранительных органов.

А. САМСОНОВА: Правовой нигилизм.

Е. ЧИРИКОВА: Меня оправдали.

С. ГУРИЕВ: Евгения имеет в виду, что суд рассмотрел ее дело и счел, что все-таки Евгения не противодействовала законным действиям.

Е. ЧИРИКОВА: Конечно, я просто хочу сказать, что на сегодняшний момент создание каких-то партий оно настолько трудоемкое. Это сложная такая машинерия. Это, мне кажется, делается совершенно сознательно. Вот чтобы такие всякие хитрые Чириковы не вылезали в политику.

С. ГУРИЕВ: Евгения, а можно я Вам задам еще один вопрос, прежде чем мы еще одного слушателя послушаем. Потому что это напрямую связано с вопросом Дмитрия. Вы как изменяете успех. Понятно, что если Вы выиграете это дело, теплотехник отступит, перестанет строить эту трассу, или перенесет ее в зону отчуждения Октябрьской дороги, или в 2020 го. Что Вы будете делать дальше?

Е. ЧИРИКОВА: Я буду защищать лесозащитный пояс Москвы от проекта Центральной кольцевой автодороги.

С. ГУРИЕВ: А представьте себе, что губернатор Громов уйдет в отставку и новый губернатор скажет: откладываем это на 2042 год.

Е. ЧИРИКОВА: У нас тогда изменится строй. Потому что на самом деле когда у нас будут чиновники уважать нашу природу и не пытаться ее перевести в деньги. И не пытаться все моря на луц перевести. То тогда у нас будет просто другое государство.

С. ГУРИЕВ: И что тогда Вы будете делать в этом государстве.

А. САМСОНОВА: Вы видите свою жизнь без борьбы? Вы можете остановиться?

Е. ЧИРИКОВА: Я столько лет без борьбы жила, я совершенно нормальная женщина, у меня дети есть. Т.е. я с удовольствием поживу без борьбы…

А. САМСОНОВА: Т.е. есть условия, когда Вы остановитесь.

Е. ЧИРИКОВА: Конечно. Условия эти есть, но просто я сейчас не вижу предпосылок для этих условий. Я, наоборот, вижу, все делается так, чтобы Женя Чирикова работала и дальше.

С. ГУРИЕВ: Протестантом. В смысле протестом.

Е. ЧИРИКОВА: Ну, не протестантом.

А. САМСОНОВА: 363-36-59 все линии горят. Здравствуйте, Вы в эфире «Эха» и RTVI, как Вас зовут. Ну, что ж такое. Здравствуйте. Вы в эфире «Эха» и RTVI. Как Вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Здравствуйте. Меня зовут Елена Игоревна. Я уже Вам звонила.

А. САМСОНОВА: Здравствуйте Елена Игоревна, я Вас помню.

ЕЛЕНА ИГОРЕВНА: Я опять же про свою, это мои слова написаны на вашем сайте.

А. САМСОНОВА: Очная ставка, да.

ЕЛЕНА ИГОРЕВНА: Понимаете, 60метровый мост, эстакада. Это город захвачен вокруг все будет рассыпаться вот эта гадость и грязь. Не говоря про то, что дикий шум. Между двух трасс. Я живу между двух трасс. Понимаете, за мной никто не стоит, я она лично. Больше никого. Я просто узнала, что предполагается. Я за Вас голосовала и голосовала за лес. Но что это предлагается. Это же просто немыслимая штука. Тогда надо что-то делать. На мой взгляд, немножко перевернуть, добиваться того, чтобы этот коридор был только коридором. Без инфраструктур. Вот за это бороться надо. Тогда большинство вас подержит. Поймите, что сейчас только стоит узнать людям, которые живут рядом со станцией, что предлагается делать , не говоря про то, что я уверена, там коррупционная составляющая будет не меньше, чем здесь.

С. ГУРИЕВ: Мне кажется, что у Елены Игоревны есть аргумент. Вы говорите, что высокие эстакады стоят дорого, глубокие тоннели тоже стоят дорого. Чем дороже, тем больше возможностей для распила…

ЕЛЕНА ИГОРЕВНА: Откатов.

Е. ЧИРИКОВА: Это немножко ошибка. Я напомню, что у нас на сегодняшний день километр нашей дороги он в несколько сотен раз дороже, чем в Америке, например.

ЕЛЕНА ИГОРЕВНА: Я это понимаю, Я это все слышу. Я грамотный человек. Я закончила университет, мехмат, и много знаю.

Е. ЧИРИКОВА: Я еще раз хотела ответить на вопрос, я уже отвечала на него. Мы не можем предлагать какой-то конкретный вариант. Т.е. это один из 5 вариантов возможных. Как я уже говорила…

А. САМСОНОВА: Елена Игоревна, давайте попробуем по очереди, и тогда будет лучше.

ЕЛЕНА ИГОРЕВНА: Хорошо.

А. САМСОНОВА: Сейчас Евгения Вам ответит.

Е. ЧИРИКОВА: Мы этот вариант, о котором говорим, это просто один из вариантов в обход Химкинского леса, он абсолютно не обязательно будет такой. Т.е. мы предлагали и тоннели, мы предлагаем какие-то варианты, которые пойдут в обход леса.

А. САМСОНОВА: И они всегда будут наступать на интересы кого-то.

С. ГУРИЕВ: Елена Игоревна, давайте говорить по очереди, тогда Вас будет слышно. Сейчас Вас не слышно.

ЕЛЕНА ИГОРЕВНА: Извините, мне показалось, она уже закончила.

Е. ЧИРИКОВА: Нет, я не закончила. То, о чем Вы говорите совершено невозможно проконтролировать коридор трассы через лес. Объясню почему. Во-первых, как я уже сказала, есть планы по урбанизации, где нашего леса нет вообще. Это раз. Во-вторых, на сегодняшний день если трасса пройдет через лес, то она неминуемо его убивает. Т.е. несколько лет – это заключение департамента природопользования Москвы. Леса не будет. Через 2-3 года, теперь по поводу того, что нам делать с трассой. Ее, конечно, строить надо. Но я считаю, что тут нужно просто подходить честно. И если, например, люди, которые оказываются рядом с эстакадой, страдают, то нужно им предлагать честное компенсационное жилье, чтобы оно было не хуже по характеристикам.

А. САМСОНОВА: А давайте Елену Игоревну спросим, она готова переехать.

Е. ЧИРИКОВА: А можно я продолжу. Потому что сейчас, например, траса Москва-Санкт-Петербург по левому берегу идет в 80метрах от домов, рядом помойки. И никто не собирается этих жителей расселять. И на мой взгляд, это полный бред. Если Вы строите трассу, ну не должна она идти. Должна быть какая-то санитарная зона. Ну, давайте тогда этих людей расселять разумным образом. Ну, коридор Октябрьской железной дороги не светит нам. Это сложное инженерное решение, на него сейчас не способно наше министерство транспорта. Не будет его. Скорее всего, наше министерство транспорта способно уничтожить существующий лес, застроить все вокруг. Потому что никому не нужно решить транспортную проблему. Эстакада ее решит. Нужно лес захватить.

А. САМСОНОВА: Ну, что же они хотят просто делать зло?

Е. ЧИРИКОВА: Нет, они хотят денег заработать и все.

С. ГУРИЕВ: Нет, Евгения, если Вы боретесь и говорите: мы обязательно проиграем, и у нас нет никакой разумной альтернативы, Вы не сможете получить поддержку таких людей, как Елена Игоревна, или вообще жителей Химок. Вам нужно рассказать какую-то разумную альтернативу.

Е. ЧИРИКОВА: Разумных альтернатив на самом деле много.

С. ГУРИЕВ: Эстакада, тоннель.

Е. ЧИРИКОВА: Можно эстакада и с расселением людей. Потому что 70 метров – это очень мало. Т.е естественно надо требовать расселение людей, которые живут близко, но их там немного на самом деле. По сравнению с микрорайоном Левобережный. Где очень плотная застройка, в старых Химках застройка не плотная. А на левом берегу Химок там застройка такая, они там попадают очень здорово. Поэтому я считаю, что тут надо подходить именно таким образом. И потом трасса должна решать транспортные проблемы. Сейчас траектория выбрана такая по лесу, что она транспортную проблему не решит. Посмотрите на эти круги, которые трасса нарезает по лесу. Скоростные характеристики по проектной документации падают на 80 км в час. Ну, что это за хайвэй, который будет на 80 км меньше скорости задан. Т.е. это совершенно ненормальное решение. Поэтому мне все равно, что это будет. Это будет эстакада, это будет тоннель, это будет что-то в обход, это будет через другую развязку. Мне важно другое, мне важно, чтобы мы начали диалог с нашими транспортниками, чтобы они нас реально слышали. И чтобы действительно это был проект, который не задевает территории лесозащитного пояса Москвы. И не важно, Химкинский лес это будет или не Химкинский. Наша задача и получить трассу и при этом сохранять лес. Я Вас уверяю, что есть инженерные технологии, которые это позволяют.

С. ГУРИЕВ: Елена Игоревна предложила нам простое решение. Давайте проведем эту трассу. Она действительно разобьет лес на 2 части. Уничтожит серьезную полосу леса. Но потом будем стоять вдоль дороги и защищать ее от супермаркетом, гостиниц и т.д., которые будут построены вдоль дороги и от градостроительных концепций Московской области.

Е. ЧИРИКОВА: Еще раз я Вам процитирую то, что сказал департамент природопользования Москвы, который отказался согласовать данную трассу. Цитата: в случае прокладки трассы Москва-Санкт-Петербург по землям Химкинского леса, лес деградирует в первые годы эксплуатации трассы из-за вредного антропогенного влияния на лес. Что приведет к его полной деградации. Ну, на самом деле это так и есть. Лес дубовый, это единая экосистема. Проведя посередине леса трассу, мы лес теряем неминуемо. И на сегодняшний день это решение оно абсолютно незаконно.

А. САМСОНОВА: Евгения, вы переехали в Химки больше 10 лет назад.

Е. ЧИРИКОВА: 12 лет назад.

А. САМСОНОВА: За это время со всех сторон к Химкинскому лесу стали подбегать коттеджные поселки, в том числе, Старвиль, Свистухи коттеджи, под эти цели вырубался лес по чуть-чуть но тем не менее, сужался, сужался и сужался. Это происходило в последние годы, годы затишья, как Вы сказали. Время, когда у Вас был перерыв между двумя Химкинским историями. Что Вы с этим делали?

Е. ЧИРИКОВА: У нас было противостояние в районе деревни Вашутино, там когда вырубался…

А. САМСОНОВА: Бои под Вашутино.

Е. ЧИРИКОВА: Да. Там вырубался, правда, не лес. Потому что Химкинский лес – это федеральная земля. Ну, а на самом деле там вырубались деревья на территории городского округа Химки. Там мы стояли живыми цепями, мы не позволяли…

С. ГУРИЕВ: Т.е. Вы боролись и с этим.

А. САМСОНОВА: Это была война, которую Вы проиграли.

Е. ЧИРИКОВА: Проиграли, конечно, потому на самом деле тогда у нас еще не было опыта, это было 2 года назад.

А. САМСОНОВА: С кем проще бороться, с властью или с застройщиками коттеджей?

Е. ЧИРИКОВА: С застройщиками, наверное, проще.

С. ГУРИЕВ: Т.е. в будущем Вы уже смоете с ними бороться.

Е. ЧИРИКОВА: Ну, конечно, в будущем нам было бы попроще, сейчас с нашим то опытом.

А. САМСОНОВА: Евгения Чирикова, лидер движения защиты Химкинского леса в гостях программы «Послезавтра». Мы благодарим коллег из русской версии журнала Форбс Киру Тверскую, продюсера нашей программы. Сергей Гуриев, ректор российской экономической школы, Тоня Самсонова, всего доброго.

С. ГУРИЕВ: Всего доброго.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире