'Вопросы к интервью


И. ЗЕМЛЕР — 16.06. Дмитрий Ананьев — первый зампред комитета СФ по бюджету и финансовым рынкам. Здравствуйте.

Д. АНАНЬЕВ — Добрый день.

И. ЗЕМЛЕР — Сегодня состоялся госсовет под председательством президента Владимира Путина. Говорили о том, как должно расти экономическое благосостояние в нашей стране. И одна из первых проблем, на которую обратил внимание президент, — что у нас недопустимо велика дифференциация доходов. То есть, есть самые бедные, самые богатые. И этот разрыв между ними невозможен для нормального экономически развитого государства. Как сокращать вот этот разрыв?

Д. АНАНЬЕВ — Вы знаете, я думаю, что надо разбираться, наверное, не в тех следствиях, которые мы получили на протяжении и тех процессов, которые шли во время приватизации, и дальнейшей экономической жизни, продолжение постприватизационного периода и я бы так сказал, что это, к сожалению, уже следствие, а не причина. Надо разбираться в причинах, как же сложилось так, что именно в нашей стране такая большая разница в доходах.

И. ЗЕМЛЕР — У нас приватизация началась 20 лет назад. За это время прошел и приватизационный и постприватизационный период и Владимир Путин уже третий, учитывая, что он был и первым президентом, который говорит о необходимости сокращения вот этой разницы. Сколько времени еще нужно на то, чтобы все-таки что-то сдвинулось в мертвой точки?

Д. АНАНЬЕВ — Для того чтобы бороться со следствиями, с результатами надо внимательно разобраться в тех причинах, которые вызывают такие достаточно…

И. ЗЕМЛЕР — А почему до сих пор не разобрались? В чем проблема?

Д. АНАНЬЕВ — Вы знаете, во-первых, мы  с вами, наверное, помним конец 80-х, начало 90-х годов, тот уклад, тот формат, в котором жило наше общество. Я считаю, что те масштабные перемены, которые произошли, совершенно просто другое общество, совершенно другой формат. Совершенно другие движущие силы. Конечно, было немало ошибок допущено и может быть допускается. Но вот так выхватывать, допустим, этот момент, неприятный для экономики аспект и говорить, что да, это большая разница это то, с чем надо бороться. Это не выглядит самым, наверное, эффективным действием. Надо смотреть на проблемы и задачи комплексно и стараться выяснять именно причины и с этими причинам бороться.

И. ЗЕМЛЕР — Вы можете назвать две основные причины, которые мешают нам сейчас устойчиво экономически расти?

Д. АНАНЬЕВ — Первая причина я думаю, что такая масштабная и растущая коррупция в нашем обществе. Вторая причина это неработающие государственные институты в виде не самой эффективной правоохранительной системы, и той же самой коррупционной судебной системы. Я вижу, наверное, вот эти две наиболее важные проблемы, решения которых пока нет.

А. ПОЗНЯКОВ – Дмитрий Николаевич, вы ссылаетесь на события дела давно минувших дней, события, которые произошли уже очень давно. Но все-таки хочется узнать, когда же у нас начнет решаться проблема с бедностью все-таки, 18 миллионов человек за чертой бедности по данным президента сейчас. Сколько времени еще нужно, чтобы этот вопрос был решен и какие конкретно действия необходимо предпринять, чтобы начать решать комплексно, как вы говорите эту проблему.

Д. АНАНЬЕВ — На мой взгляд, так как вы задаете вопрос, очень легко для любого политика и в первую очередь федерального уровня, руководителя страны уйти в такую популистскую на самом деле зону. И постараться поговорить…

И. ЗЕМЛЕР — Потрудитесь не уходить.

Д. АНАНЬЕВ — Поговорить о социальном государстве, о социальных дотациях и так далее. И скорее всего эффект будет прямо противоположный. То есть если двигаться в социальную зону, надо тогда говорить о повышении налогов, нужно говорить об увеличении пенсий, и так далее. Это, конечно, будет результат крайне негативный для экономического развития и вообще для экономического роста в нашей стране. Потому что наша страна и так проводит ярко выраженную социальную политику и в то же время не уделяет того внимания, которое, наверное, следовало бы уделить построению качественно, эффективно работающих государственных институтов с минимальными издержками и минимальными расходами. Так, чтобы в большей степени все же доминировало минимальное количество чиновников, но чиновников, которые работают не из-за коррупционной составляющей.

И. ЗЕМЛЕР — Кстати, о повышении налогов, буквально вчера «Деловая Россия» провозгласила, что неплохо бы для очень богатых людей, это те, у кого уровень ежемесячного дохода больше 100 тысяч рублей, ввести уже прогрессивную шкалу налогообложения. Как вы к этому относитесь?

Д. АНАНЬЕВ — Если это будет одна из наиболее серьезных новаций, которые предложены, я буду относиться к этой новации отрицательно. На мой взгляд, те люди, даже имеющие сверхдоходы, если они платят значительные налоги, то во многом являются флагманами, потому что большинство людей, имеющих значительные доходы, до сих пор еще эти доходы не декларируют. И для нашей страны было бы полезно, чтобы людей, которые платят значительные налоги, становилось бы больше. И чтобы тех людей, которые не платят налоги даже со своих значительных доходов, становилось бы меньше. Вот у нас не создалась еще ситуация, когда человек воспринимает выплаты налогов как свою гражданскую позицию, гражданскую ответственность. У нас скорее, к сожалению, доминирует в обществе настроение, как бы побольше от государства забрать, как бы получить какие-то дотации побольше, как бы поменьше заплатить и так далее. И это сразу переворачивает всю пирамиду.

И. ЗЕМЛЕР — То есть человек должен думать о том, как бы побольше отдать государству.

Д. АНАНЬЕВ — В том числе и тогда ты начинаешь требовать и думать о том, как все же с гражданской даже позиции требовать, чтобы эти институты и чтобы государство работало на гражданина. Тогда возникает здоровое ощущение, что у тебя есть и моральное право требовать, чтобы в нашей стране работали законы.

И. ЗЕМЛЕР — Притом, вот эти 13% подоходного налога, они все равно наши, мы их заработали. Мы все равно их отдаем государству. Почему мы за эти 13% не можем требовать того, что хотим?

Д. АНАНЬЕВ — Мы должны, конечно, требовать. Но чем больше человек платит, потому что одно дело база 100 тысяч годового дохода, или миллион годового дохода, другое дело миллиард. Разные цифры и разное восприятие сумм, которые платит человек.

И. ЗЕМЛЕР — Ладно, это вечный спор о шкале подоходного налога.

А. ПОЗНЯКОВ – Дмитрий Николаевич, ситуация у нас такая, как вы описали. Она есть, как вы говорите, люди не хотят платить и ничего не изменится, если вдруг каким-то божественным провидением сознание не поменяется у людей. В этих условиях конкретно что нужно делать, откуда можно изыскать средства для помощи людям, которые находятся в катастрофическом положении. Вот ваше сравнение использую, большая разница, получает человек 15 тысяч или же 100.

Д. АНАНЬЕВ — На мой взгляд, кроме благотворительных задач и помощи неимущим, попавшим в сложную жизненную ситуацию, крайне важно все же в нашем обществе развивать настроения, которые бы не стимулировали бы иждивенчество. Ведь очень важно зачастую, говоря поговоркой, может быть не накормить рыбу, а дать удочку, чтобы человек мог эту рыбу наловить. В этой части задача, на мой взгляд, в том числе и правительства, и я неоднократно слышал тот формат инициатив, который в том числе декларировала «Деловая Россия», создать, допустим, 20 миллионов новых рабочих мест. Под новыми я подразумеваю рабочие места с высокой производительностью. Вот это правильная задача и на это должны быть сконцентрированы усилия. Параллельно правительство, на мой взгляд, и руководитель страны должны размышлять о том, как не наращивать аппарат, как не наращивать государственные издержки. И стараться минимизировать по возможности количество государственных чиновников, бюрократов. Потому что в нашей стране, к сожалению, для того чтобы осуществить хоть какую-то минимальную услугу в государственном секторе, сталкиваешься с немыслимым количеством проблем. Каждую из которых в большей части создают именно люди, которые зачастую не создают добавленной стоимости, не создают продукта.

А. ПОЗНЯКОВ – Дмитрий Николаевич, президент Владимир Путин сегодня же рассказал шокирующую информацию о том, что часть регионов российских находится буквально на грани банкротства. Он сообщил, что, по меньшей мере, в 10 регионах не хватает денег и они берут займы у коммерческих банков и  объемы этих займов составляют от 30 до 50% бюджета региона. Соответственно Владимир Путин предлагает как-то нормализовать и оценить реальную потребность регионов и нормализовать практику трат этих денег. И навести порядок в финансовой сфере. Означает ли это, что будут произведены какие-то сокращения каких-то выплат социальных, коснется ли это граждан и каким образом можно сократить расходы при планировании бюджета, не затрагивая граждан? Возможно ли это вообще.

Д. АНАНЬЕВ — Я думаю, что те цифры, которые вы назвали, 30-50% от долга, это в принципе достаточно умеренный в сравнении даже с европейскими странами дефицит. То есть с ним можно жить. Это, правда, не означает, лучше, конечно, иметь профицитный бюджет, лучше вообще не иметь долга или иметь его меньше 10% как у нас сейчас на сегодняшний день в РФ обстоят дела. С другой стороны, отвечая на ваш вопрос, контроль расходов это важная составляющая бюджетного процесса, но не менее важная составляющая, на мой взгляд, для нашей страны, а даже более актуальная – надо внимательно смотреть за состоянием доходной части бюджета, надо внимательно смотреть, какие усилия предпринимают главы регионов и какая динамика в доходном процессе. А доходный процесс это новые рабочие места, финансирование и привлечение инвесторов, которые способны были бы реализовывать новые и крайне важные масштабные проекты в каждом из данных регионов. Это здоровая конкуренция за инвесторов. Ведь есть же регионы, где с инвестиционными проектами дела обстоят, по крайней мере, в сравнении с регионами нашей страны, практически идеально.

И. ЗЕМЛЕР — Это регионы, в которых изначально…

Д. АНАНЬЕВ — Калуга, Белгород, Кемерово.

И. ЗЕМЛЕР — Вы можете назвать регионы, которые именно в процессе развития достигли того уровня, что к ним потянулись инвесторы. Не как в Москве или Тюмени изначально они были по ряду причин. А которые именно развивались поступательно благодаря действию…

Д. АНАНЬЕВ — Я думаю, что Калужский регион прямо на наших глазах за последние 15 лет просто очень сильно изменился.

И. ЗЕМЛЕР — Что там было такого сделано, чего не могут сделать другие регионы?

Д. АНАНЬЕВ — Видно местная власть и местный руководитель, в том числе смог обеспечить для иностранных инвесторов в первую очередь, а мы знаем, насколько масштабные машиностроительные предприятия и просто автомобильные гиганты туда потянулись вереницей. И в этом нет ничего случайного. Это означает, что местная власть смогла создать в кавычках я говорю комфортные условия и по коммуникациям, по предоставлению земель, и по работе с рабочей силой, в конце концов. Называя своими именами. Была понятная построена не то чтобы стратегия, просто это делалось удобно для инвестора, и инвестор не тратил много на это времени. Многое сделано было в том числе и  еще, наверное, предстоит и в Санкт-Петербурге, уж в Москве само собой.

И. ЗЕМЛЕР — В Москве главное не навредить уже просто.

Д. АНАНЬЕВ — Хотя именно с этим у нас не всегда получалось именно в Москве. Поэтому, конечно, очень интересно всегда смотреть положительный опыт именно региональный. И я бы перечислил такие регионы, как правильно говорите Тюмень, тот же наш Север, это нефтегазовый сектор, там просто огромные масштабные проекты в силу огромных природных богатств. Они стоят, наверное, в не конкуренции. Хотя есть ряд регионов, обладающих огромными запасами. А туда инвестор не идет. То есть в этой части нельзя оценивать только так со знаком плюс, что это преимущество, которое дали какие-то особые природные ресурсы и богатства. Есть регионы центральные федерального округа или того же Северо-западного, где именно за счет некоррупционной, будем говорить так, составляющей многие инвесторы приняли для себя решение непростое для того, чтобы развивать бизнес в РФ, инвестировать значительные деньги и построили серьезные заводы. Нельзя, конечно, вычеркивать и Татарстан, я правда, там к своему стыду не был ни разу, но слышал, что там реализовываются очень масштабные инвестиционные проекты. В общем, есть, наверное, десятки регионов РФ, кто по этому показателю в целом конкурентоспособен. Может быть не так, как в странах Европы, но, по крайней мере, среди других регионов выглядит более чем позитивно. И соответственно, я думаю, что это именно те лучшие практики, которые было бы полезно реализовывать в других регионах и смотреть, как наращивать доходную часть своего бюджета, одновременно старающегося держать расходную составляющую.

А. ПОЗНЯКОВ – К вопросу об инвестициях и привлечении инвесторов. Ведь один из механизмов привлечения инвесторов это налоговые льготы, которые на федеральном уровне распределяются в частности. И вот президент Владимир Путин нам предлагает ряд таких налоговых льгот, установленных на федеральном уровне, отменить. И за этот счет исправить, улучшить финансовое положение регионов. Это что, отступление в принципе от экономической политики по привлечению инвесторов и переход к каким-то другим способам зарабатывания денег, увеличения доходности бюджета?

Д. АНАНЬЕВ — На мой взгляд, основные проблемы и наверное самый негативный аспект находится не в зоне налогового планирования. По крайней мере, в части принятия решений, инвестировать в тот или иной производственный, промышленный или сельскохозяйственный сектор, допустим, значительные средства. На мой взгляд, все же сама по себе способность региона создать условия, которые бы не вызывали у инвестора резкое неприятие по отношению к нему, меняют форму, допустим, …использования земли, или вопросы подключения к электроэнергии, газу. Ведь у нас каждая такая составляющая или как проходит, допустим, экспертиза того или иного строительного проекта. У нас на каждом этапе это может вырасти в проблему, которая будет отбрасывать проект и по срокам, и по всем остальным составляющим. Просто инвестор будет выбиваться из графика. У нас каждая подобная задача или взаимоотношение предположим, с главой местной районной администрации, они тоже могут осложнить жизнь очень сильно инвестору, что уже никакой проект будет не в радость. И это на мой взгляд основные факторы. На мой взгляд, фактор налогового планирования или налоговых льгот с учетом такой достаточно высокой маржинальности большинства проектов РФ, не является определяющим и может быть его отмена не существенна. Если местная власть, губернатор, или мэр не почувствуют, что он самый главный в процессе привлечения инвестора и что инвестор это тот человек, кем надо дорожить, а не пытаться его использовать как средство обогащения, то тогда я думаю, что дела пойдут совсем по-другому. Это будет не просто лозунг, не просто разговор, а это будет подтверждаться делами. Потому что инвестиционные процессы долгосрочны. Здесь недостаточно с человеком поговорить один раз, и он поверит. Он будет смотреть, как реализуются на практике подобного рода предложения. И какой опыт у региона.

И. ЗЕМЛЕР — К вопросу о доверии мы сейчас не можем обойти вопрос с тем, что сейчас происходит в Крымске. Газета «Известия» написала, что жители жалуются на то, что банки у них продолжают активно требовать долги по кредитам, по каким-то займам, присылают sms и коллекторские агентства ведут себя тоже каким-то неприличным в этой ситуации я считаю способом. Во-первых, как у нас защищает закон людей, которые пострадали в форс-мажоре, от таких действий банков?

Д. АНАНЬЕВ — Я думаю, что мы с вами совсем поменяли лихо курс…

И. ЗЕМЛЕР — Все о людях.

Д. АНАНЬЕВ — Да. Закон на сегодняшний день защищает следующим образом, банки в принципе не имеют право в одностороннем режиме менять процентную ставку.

И. ЗЕМЛЕР — Здесь не о процентной ставке.

Д. АНАНЬЕВ — Я понимаю. Люди попали в сложную жизненную ситуацию. И если мне память не изменяет, такой ситуации, которая позволяла бы, допустим, людям не платить проценты, формально или отменяла бы действия кредитных договоров, по-моему, у нас такого пока закона нет. Но я думаю, что можно все же рассчитывать на то, что значительная часть в первую очередь, наверное, крупных банков сильно обеспокоена и это что называется по жизни у банкиров, таким понятием как репутация. И конечно в этой ситуации я думаю, что большинство банков просто обязаны предложить хорошие гибкие и комфортные условия по реструктуризации, просто этические, из чувства сострадания. Потому что люди правда попали в очень сложную ситуацию, у многих физически кроме того, что они потеряли имущество, хозяйство, просто сейчас в известной степени…

И. ЗЕМЛЕР — Родных, близких.

Д. АНАНЬЕВ — Впереди просто столько нерешенных, нерешаемых проблем. Поэтому как минимум предложить условия реструктуризации гибкие с длинными льготными периодами, вот это, на мой взгляд, долг в принципе банковского сообщества. Потому что у каждого банка, если говорить непосредственно про пострадавший город Крымск, в портфеле, для портфеля будут незначительные суммы и незначительный момент, я надеюсь, что большинство банков так и поступит. И в этой части просто посмотрим, как будет развиваться ситуация. Но может быть и следует выйти с законодательной инициативой, которая бы регулировала подобные ситуации, что люди, попавшие в подобного рода техногенные или, допустим, природные катастрофы, имели бы…

И. ЗЕМЛЕР — Что на языке страховщиков называется форс-мажор.

Д. АНАНЬЕВ — Я думаю, что можно законодательно описать этот аспект и предложить законодательно внести эту инициативу. Я думаю, что это совсем неплохая будет законодательная инициатива, которая бы реструктурировала такие кредиты на год, на два. По крайней мере, до того момента, пока люди ни придут в себя после такого рода последствия техногенных, либо природных катастроф. Я думаю, что это правильная идея. Если у нас в законодательстве этого нет, то такая инициатива, на мой взгляд, была бы очень уместна.

А. ПОЗНЯКОВ – Спасибо большое. Это был Дмитрий Ананьев — первый зампред комитета СФ по бюджету и финансовым рынкам.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире