'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 21 июня 2012, 16:08

Кредит доверия

21.06.2012 16:08

Т. ДЗЯДКО: 16 часов 3 с половиной минуты в Москве, продолжается дневной Разворот, здесь в студии Эвелина Геворкян и Тихон Дзядко. Давайте коротко поговорим о том, что ждет нас и вас в ближайший час дневного Разворота — буквально через несколько минут после небольшой информации о погоде и короткой рекламы в нашей студии Михаил Хазин — экономист, президент консалтинговой компании НЕОКОН. Новости из мира экономики, новости сегодняшнего дня, которые приходят в основном из Петербурга, где начал свою работу Петербургский экономический форум, присылайте ваши вопросы по телефону +7985 9704545. Также вопросы можно прислать через твиттер и через наш сайт в интернете http://echo.msk.ru. Говорим с Михаилом Хазиным до новостей, после чего в нашей студии Андрей Гребенников, начальник управления охраны и защиты леса, тема: «Как избежать пожаров в лесу». Лето – значит, тема актуальна. Также ждем ваших вопросов и надеемся получить ответы на них от нашего гостя. А сейчас — погода.

РЕКЛАМА

Э. ГЕВОРКЯН: И о погоде: в Москве + 22 градуса, в столице относительная влажность 49 %, ветер северный, 2 метра в секунду, осадков быть не должно, облачность переменная, максимальная температура в течение дня поднимется до 25 град., а ветер максимальный до 7 метров в секунду.

Т. ДЗЯДКО: Прогноз погоды на ближайшие дни. Завтра в пятницу 22 июня днем переменная облачность без осадков максимум + 23-25; суббота — переменная облачность +22-24. Воскресенье 24 июня — небольшой дождь с прояснениями, +20-22; в понедельник чуть похолодает, +18-23 ожидают синоптики, ожидается кратковременный дождь, дождь пройдет и во вторник и обещают температуру + 21-26. Напоминаю завтра в Москве 22— 23, а сейчас реклама.

РЕКЛАМА

Э. ГЕВОРКЯН: Продолжаем программу дневной Разворот, у микрофона у нас в студии экономист президент компании НЕОКОН Михаил Хазин.

К вам много вопросов, все они касаются экономического форума, который проходит в Петербурге.

Т. ДЗЯДКО: Давайте начнем с выступления господина Путина.

М. ХАЗИН: Да, кто-то мне говорил, что он что-то там такое сказал.

Т. ДЗЯДКО: Он не только сказал, он сообщил о назначении. Борис Титов был назначен на должность омбудсмена по делам предпринимателей. Как вы считаете, хорошая это новость?

М. ХАЗИН: А я думаю, что это никакая новость. Я не понимаю, что может сделать человек, даже если он захочет что–то сделать, находясь на такой должности. Будет звонить, спрашивать – ребята, у меня есть мнение, что вы тут переборщили. Ну, хорошо, у вас есть мнение, живите с ним дальше.

Т. ДЗЯДКО: То есть, никаких реальных полномочий он не получает?

М. ХАЗИН: Я думаю, что это ничего не изменит.

Т. ДЗЯДКО: А к чему такая катавасия?

М. ХАЗИН: Не знаю.

Т. ДЗЯДКО: То есть, совсем ненужное назначение?

М. ХАЗИН: Какая разница? Ну, назначили, будут потом говорить, что так все хорошо, прекрасная маркиза.

Э. ГЕВОРКЯН: А, может быть, наоборот, все так плохо, что теперь возникла необходимость в таком защитнике прав бизнесменов?

М. ХАЗИН: Что значит — хорошо, что значит – плохо? По этому поводу есть масса разных примеров. История двухлетней давности: я был на севере Италии в Альпах, это бывшая территория Австро-Венгрии. Было мероприятие, которое организовала лесоторговая промышленная палата на предмет привлечения инвестиций итальянцев в Россию.

Было там нас два человека из России, в зале там толпа была. Вот один из нас начал рассказывать, что вот тут рэкет, там рейдеры, там , соответственно, взятки там чего-то еще. У бедных итальянцев — пот на лице, ручки трясутся. А организаторы в президиуме видят, что у них на лице уже полная безнадега. Они думают, зачем тогда было приглашать и собирать, все понятно — мероприятие сорвано. Может быть, вы что-нибудь скажете,— мне говорят. Скажите хоть что-нибудь.

Говорю, ребята, а какая у вас годовая норма прибыли? 2 процента, ну, три или 4. Вполне понятно, что государство вокруг вас бегает и прыгает, холит и лелеет . А вот если у вас прибыль 100 % и вокруг все бегают и в доступной форме просят поделиться? Поэтому каждый выбирает для себя, кто захочет два процента, но с поддержкой государства, а кто хочет 100%, но в условиях, приближенных к боевым. Они говорят, что теперь все понятно, а нам-то говорят о маленьких процентах. 100 %— это, соответственно, все норовят, чтоб ты поделился. Тот, кто понимает, что будет иметь прибыль 100 %. Это как бы кто — кому, те, кто хочет, чтобы его государство поддерживало, оно конечно, омбудсментство будет греть душу, но не сильно поможет.

Э. ГЕВОРКЯН: Вы говорите про 100 %, это что — бизнесменов в нашей стране? С чего вдруг они в таких шоколадных условиях?

М. ХАЗИН: Я что говорю, шоколадные условия у бизнеса в нашей стране, а по итогам дележки может получиться и меньше. Я просто смотрю как устроены, например, наши промышленные предприятия: там они не могут найти рабочих, потому что их не готовит никто, они получают 15-16 тыс руб, но директора катаются на шестисотых мерседесах и ягуарах. Вот что-то тут не так.

Э. ГЕВОРКЯН: Обратимся к другим высказываниям Владимира Путина, он говорит, что без зрелого гражданского общества нельзя построить экономику и что, соблюдая интересы большинства, надо обеспечить права меньшинства. И добавил, что власть открыта для диалога.

М. ХАЗИН: Ну, я на самом деле не могу с ним не согласиться, действительно, если бы все присмотрелись, как соответственно одни обижают других… У вас соответственно бизнес. У этих магазинчики, у этого лавочка, приходит рейдер и через продажный суд, через продажных чиновников начинает отбирать у него домик или лавочку. Если все остальные сидят и смотрят, то, рано или поздно, отберут у всех, а если народ начнет проявлять активность, то это, соответственно, возможность довести до президента то, что как-то чиновники нарушают указания президента.

В этом действительно может какой-то смысл от него и есть. Но если человек «толковый», он может, пользуясь тем, что никто не знает, что он доносит, а что не доносит до президента, какую-то проявлять активность. Справится ли Боря Титов с этим — это вопрос отдельный. Я не настолько с ним хорошо знаком, чтобы сказать, может быть, многие ему будут благодарны. Если справится, то у него появится очень сильный политический ресурс.

РЕКЛАМА

Т. ДЗЯДКО: Напоминаем: у нас в студии Михаил Хазин, задаем ваши вопросы телефон +7985 9704545

Э. ГЕВОРКЯН: Пришло сообщение — цитата из выступления В. Путина: «Объемы кредитования физических лиц за год возросли на 43 %, а ипотечных кредитов на 30. Насколько это хорошо для экономики и обнадеживающие ли эти цифры.

М. ХАЗИН: Я же макроэкономист, а не микроэкономист. Микроэкономисту интересно, что вот кто-то взял кредит, а мне как макроэкономисту интересно, что вот кто-то взял кредит, а у нас что? Объемы дохода граждан тоже выросли на 30 процентов? С каких денежек они собираются возвращать эти кредиты? Может, они не собираются их возвращать? У меня нет уверенности, если бы упали ставки резко, то тогда понятно, конечно, ставки упали и народ ломанулся брать кредиты. Хотя тут тоже есть вопросы.

Э. ГЕВОРКЯН: Ну, если кто-то дает кредиты, значит это кому-нибудь нужно.

М. ХАЗИН: Как работают наши банки? Они сначала дают кредиты. Банк в данном случае посредник, он берет процент от обменной операции. Но если через три — четыре года кредит не вернут, банки обанкротятся, а владельцы остались в шоколаде . Кто проиграл? Проиграло государство, проиграли вкладчики. А владельцы остались ни при чем. Когда процент в 10 раз больше, чем рост экономики, то это может быть не очень хорошо.

Э. ГЕВОРКЯН: А 43 % — это что, в десять раз больше?

М. ХАЗИН: Да, у нас инфляция 6 %, цифры роста, которые нам излагают— 4 %, то есть рост цен по всей экономике в целом.

Э. ГЕВОРКЯН: Простые граждане берут кредиты, автомобили, ипотеку, разве это не запускает механизм, экономическую машину?

М. ХАЗИН: Ну, как они могут запустить машину, если покупают автомобиль импортный? Если бы они покупали машину Жигули, Ну, хорошо, клеймо стоит, что сборка наша, так это 5, ну 7, да пусть 15% всего.

Э. ГЕВОРКЯН: Ну, а если квартиры — актуальный вопрос, у нас очень много людей без квартир.

М. ХАЗИН: Квартиры – да, но проблема состоит в том, что люди, которые нуждаются в квартире, приобрести ее не могут. Я прикидываю, сколько должен получать человек, чтобы приобрести квартиру в Москве. Не меньше, чем 5 тыс. долларов Много ли у нас людей которые получают 5 тыс. долларов? Их мало. Люди если понимают, что им нужна квартира любой ценой, одни идут на эти кабальные условия, надеясь на то, что будет лучше. Но мы-то понимаем, что уже хуже.

У нас же вчера произошла катастрофа для российской экономики. Вчера президент по рынкам федеральной резервной системы США объявило о том, что они печатать деньги не собираются. За один вечер цены на нефть упали на три с лишним процента. Сегодня уже 91 доллар за баррель, если через две недели — будет 80, а через месяц -70 , потому что средневзвешенная цена такая, на балансе спроса – предложения — 60 % . И что, вы считаете, что у нас экономической рост будет?

Т. ДЗЯДКО: И что дальше ?

М. ХАЗИН: А ничего, у нас в бюджете дырка. Перераспределения нефтяных денег через инвестиционные программы к экспортерам нет, у нас, соответственно, уровень жизни падает очень сильно — на 20-30 -40 %. У нас повторяется 1998 год. Ну, какое-то время можно просуществовать за счет резервного фонда, а дальше что?

Т. ДЗЯДКО: У нас повторяется 1998 или 2008 год

М. ХАЗИН: По сути это одно и то же, тема одна и та же.

Дело не только в масштабе. В 1998 году цены на нефть были совсем низкие.

Осенью 1997 было 80 долларов за баррель, а проблема -то в другом — у нас сегодня экономика стала значительно более зависимая. В 1998 году после девальвации запустились еще советские производственные цепочки. У нас на 4 года был экономический рост, который достигал 15 процентов. А сегодня что у нас будет расти? У нас производства нет. Импорт будет расти. Кому от этого хорошо? Нас ждут большие неприятности. Я думаю, что правительство сейчас пребывает в тоске и печали. Оно же уже поняло, что дело пахнет керосином.

Дело вот еще в чем. Они же, как живут, наши чиновники – «нельзя расстраивать начальника, а то уволит». Он ведь ничего не понимает в том деле, чем я занимаюсь. Поэтому нельзя расстраивать начальника. Поэтому все наши чиновники приходят на прием к В. Путину и говорят, что у меня все замечательно, все растет — 8 % роста, 10 % , все «колосится». И вот теперь неожиданно начинается спад, народ начинает бузить, выходить на площади. И что они скажут? Мы виноваты, мы тебе неправду сказали?

Т. ДЗЯДКО: Скажите, вы на месте правительства, какие бы первые два-три шага осуществили?

М. ХАЗИН: В какой момент?

Т. ДЗЯДКО: Ну, вот в такой ситуации — нефть падает и т.д.

М. ХАЗИН: Ну, вообще говоря, теоретически менять нужно очень многое. Необходимо менять кредитную денежную политику. Невозможно развивать что-нибудь производящее, если у вас стоимость кредитов больше, чем у конкурентов в 5 раз.

Э. ГЕВОРКЯН: Каких конкурентов?

М. ХАЗИН: Ну, всех, которые производят что-то во всем мире. Например, Ростсельмаш остановился. У нас не покупают комбайны, все производители участвуют в ВТО. Иностранные комбайны покупают по цене более дешевой. Зачем им покупать наши дорогие комбайны? Вы берете кредиты под 12 15 процентов, а они берут у себя кредиты под 2 процента. Все. Это две – три тысячи человек, выгнанных на улицу.

Э. ГЕВОРКЯН: А как же они в этих самых ВТО оказываются, может быть, что-то позитивно изменится?

М. ХАЗИН: Откуда возьмется? Я понимаю, в начале 90-х мы что-то производили, что можно было продавать на запад.

Э. ГЕВОРКЯН: Хорошо, пересмотреть кредитную политику. Что еще?

М. ХАЗИН: В ВТО не вступать. Первое, что бы я сделал, я бы не выставил на ратификацию договор ВТО и начал повышать пошлины. При этом все деньги из резерва направил на инвестиции к созданию внутренних производств. Вот нам нужно, вот это мы хотим, обработку леса. Замечательно. Делаем бешеную пошлину на экспорт кругляка и, соответственно, поднимать производство. Что у нас вместо этого? Мы пытались кругляк производить, Финляндия завопила, сказала, мы вас тогда в ВТО не пустим.

Э. ГЕВОРКЯН: Скажите, как вам кажется, мероприятия, подобные Петербургскому экономическому форуму, они оказываю какое-то воздействие?

М. ХАЗИН: Вы знаете, я был на форуме в Испании, там я четко могу сказать, что руководство страны позаботилось о том, чтобы это мероприятие запомнилось. Там все серьезно, круглый стол, сидит шесть или семь нобелевских лауреатов по экономике и несколько политиков бывших и действующих и обсуждается вопрос качества экономической экспертизы. Политик говорят, нас не устраивает, а экономисты, ну вот, экономика – хорошая наука, мы не совсем плохие. Но нобелевским лауреатам говорят — «ребята, вы не тянете» – открыто и честно. Там открыто обсуждался вопрос, насколько будет спад. Надо проводить более жесткую бюджетную политику. Обсуждали, какова будет цена и премьер — министр Казахстана говорит — 25 процентов спада. И все замолкают, потому что 20-25 процентов спада – это экономическая катастрофа. Хороша экономическая наука, когда она приводит к такому спаду. Я не знаю, будет такое в Петербурге или нет. Мне кажется, что нет.

Разговоры о том, что Путин пояснил, думаю, что генеральная прокуратура должна будет уделить этому направлению деятельности особое внимание, чтобы омбудсмен мог работать. Я могу сказать только одно, что все мои знакомые, чтобы спасти сельское хозяйство уже по второму кругу внесли деньги, и их уже по второму разу мучит прокуратура. Вот зачем они это делают? Люди спасли положение, работают, хозяйствуют.

Э. ГЕВОРКЯН: Теперь они могут обратиться с омбудсмену.

Т. ДЗЯДКО: Спасибо большое, Михаил Хазин, экономист, президент консалтинговой компании НЕОКОН.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире