'Вопросы к интервью


И. ВОРОБЬЕВА — 16.09 в столице. Здравствуйте. И мы приветствуем в нашей студии Дмитрия Ананьева – первого зампреда комитета СФ по бюджету и финансовым рынкам. Здравствуйте.

Д. АНАНЬЕВ — Добрый день.

И. ВОРОБЬЕВА — Ну что же, нас спрашивают: повлияет ли приход к власти во Франции социалиста на ее кредитный рейтинг и инвестиционный климат? Мы знаем, что там Николя Саркози проиграл первый тур, еще пока рано говорить, кто придет к власти. Тем не менее, для России приход Олланда это хуже или лучше?

Д. АНАНЬЕВ — Я думаю, что нельзя однозначно ответить. Очевидно, что приход нового лидера это дополнительная неуверенность со стороны инвесторов. По крайней мере, неуверенность в будущем французской экономики. И вот эта неуверенность выражается в том, что допустим, десятилетние долговые бумаги начинают показывать большую доходность. Больше трех годовых для Франции в принципе это и не много, но уже и немало.

А. СОЛОМИН – В смысле это показатель для российских инвесторов.

Д. АНАНЬЕВ — Нет, это для глобальных инвесторов. То есть доходность по долгам Франции начинает подрастать. Приход нового лидера Франсуа Олланда будет означать, скорее всего, что тот режим строгой жесткой бюджетной экономии скорее будет, наверное, сменен на достаточно более либеральный и более социальный подход. То есть будет больше бюджетных трат, соответственно долг допустим, Франции, который уже сейчас достигает порядка 90% ВВП, наверное, будет продолжать расти. Это будет просто вселять дополнительную неуверенность, в том числе и в будущее Европы. Потому что Франция все же вносит значительный вклад либо в стабильность, либо в нестабильность. Это все же одна из опорных европейских стран. И опорных европейских экономик.

А. СОЛОМИН – Я так понимаю, что все-таки позиция достаточно жесткая Николя Саркози не очень выгодна.

Д. АНАНЬЕВ — Удивительно, но он сумел набрать порядка 30%, то есть это тоже немало. Я думаю, что сейчас не следует угадывать, кто победит. Нужно в известной степени набраться просто терпения. И дождаться двух недель, увидеть, за кем будет победа.

И. ВОРОБЬЕВА — Тут спрашивают про сбои в работе российских бирж. Там ничего не работало. Это технический был сбой?

Д. АНАНЬЕВ — Я не детализировал вчерашний вечерний сбой. Очевидно, что была достаточно большая разница в котировках. И на этом сбое кто-то мог выиграть, а кто-то мог потерять значительные деньги. Но я думаю, что причины сбоя и суть его наверняка должны оказаться в прессе. В принципе пока это закрытая информация.

И. ВОРОБЬЕВА — Поэтому Ирина и спрашивает. Видимо, попозже мы обязательно узнаем.

Д. АНАНЬЕВ — Конечно, это нехорошо. Для биржи стабильность и надежность ее работы это очень важно, потому что в тот момент, когда происходит сбой, это дополнительный сигнал для инвесторов, что на этой площадке всегда что-то может происходить, особенно во время движения. Вчера был очень неблагоприятный день, вчера упали французские бумаги, европейские бумаги на 2 с лишним, а 3%, наш рынок тоже шел в минус. И во время движения и когда еще начинает сбоить биржа, это вселяет дополнительную неуверенность и это конечно, для площадки репутационный момент, который лучше, чтобы он вообще не повторялся. Важно работать надежно. Тем более что у нашей страны есть стратегическая задача стать одним из глобальных международных финансовых центров. Сбои в инфраструктуре нам точно не нужны.

И. ВОРОБЬЕВА — Не очень складывается в этом случае.

А. СОЛОМИН – Очень тревожные сообщения приходят о политической нестабильности различных участков…

Д. АНАНЬЕВ — Вы имеете в виду, что вчера в отставку ушло правительство Нидерландов.

А. СОЛОМИН – Да, в Чехии тоже с кабинетом министров.

Д. АНАНЬЕВ — Общий фон нехороший. То есть большинство специалистов, в том числе говорят о том, что европейскому правительству нужно принимать решения быстрее и масштабнее, потому что каждый раз для преодоления кризиса решения принимаются либо половинчатые, либо слишком поздно. И я думаю, что наибольшую тревогу может, наверное, у инвесторов в экономическом плане вселять все же южная часть Европы. Если Греция уже такой отыгранный негативный…

А. СОЛОМИН – А отыгранный все-таки?

Д. АНАНЬЕВ — Пока отыгранный, пока ни придет новое правительство и либо согласится с теми условиями реструктуризации, либо нет. Если согласится, то скорее это будет отыгранный момент, если опять будут обыгрываться условия реструктуризации, то это будет дополнительный фактор отрицательный. Я думаю, что на переднем крае таких негативных моментов это вообще просто общие ожидания снижения экономической активности. И снижения экономики в Европе. И такие страны как Испания, практически фантастическая с точки зрения экономики безработица, практически 30% населения находятся без работы. Экономика большая и достаточно конкурентоспособная. 30% это много. Португалия, Италия, южная часть Европы такой фактор, наверное, нестабильности.

А. СОЛОМИН – Но это может сыграть в пользу лечения хирургическим методом. Просто вырезания страны из еврозоны.

Д. АНАНЬЕВ — Тогда будет означать крах евро и так далее. Давайте такие совсем негативные сценарии не будем…

И. ВОРОБЬЕВА — Вам не понравилось слово «хирургический».

Д. АНАНЬЕВ — Вообще это не самый приятный, лучше как-то обходиться без хирургических…

И. ВОРОБЬЕВА — Таблеточку.

Д. АНАНЬЕВ — Совершенно верно. Пытаться как-то амбулаторно решать эти вопросы.

А. СОЛОМИН – Сегодня президент Медведев, если неформальным языком сказать, прощался с госсоветом. В качестве президента прощался. Последнее заседание проводил своего нынешнего срока. И заявил в том числе, что Россия должна к 2020 году войти в первую двадцатку стран с наиболее комфортными условиями для ведения бизнеса. В международных рейтингах комфортности он сказал, что Россия должна подняться с нынешнего 120 как минимум на 40 с перспективой вхождения в первую двадцатку. А Владимир Путин накануне тоже заговорил о деловом климате. И поставил задачу Минэкономразвития, деловой климат России за 10 лет должен стать не просто хорошим, а одним из лучших в мире. Я цитирую по «Независимой газете». Насколько эта задача выполнима?

Д. АНАНЬЕВ — Я думаю, что можно пошутить, конечно, на эту тему…

И. ВОРОБЬЕВА — Давайте.

Д. АНАНЬЕВ — Но она слишком серьезная для того, чтобы шутить.

И. ВОРОБЬЕВА — Нет, давайте.

Д. АНАНЬЕВ — Напоминает известный вопрос: какая вероятность того, что встретишь динозавра. 50 на 50. Либо встретишь, либо нет. Если же говорить серьезно, инициатива не новая. И задача не новая. Пока ее реализовывать не получалось. Я думаю, что очень много будет зависеть от того, насколько нынешнее руководство сможет сделать определенные выводы и предпринять те шаги, и исправить те ошибки, те недостатки, которые были в предыдущие годы правления, очень многое будет зависеть от того, каким будет сформировано новое правительство.

И. ВОРОБЬЕВА — А какие самые важные ошибки нужно исправить?

Д. АНАНЬЕВ — Вы знаете, с моей субъективной точки зрения я думаю, что в нашей экономике все же продолжает доминировать ручное управление, и опора на государственные корпорации, на квазигосударственные компании, на государственный капитализм. И в этой части, на мой взгляд, нам не удается получать и отстраивать конкурентоспособную, современную экономику со всеми ее преимуществами. Недостатков и так хватает в виде неработающих государственных институтов, либо работающих не самым эффективным образом. Мы об этом неоднократно с вами говорили, что и правоохранительная система имеет такие очевидные изъяны, которые являются гнетом для развития… Увеличивающейся коррупции и непрозрачностью в части принятия решений, наша судебная система, она продолжает оставаться серьезным тормозом в создании здорового и правильного экономического климата. И вот тот фокус на ручное управление и на развитие государственных корпораций это тоже один из стимулов растущей коррупционности. Я думаю, что если новому правительству и вновь избранному президенту, премьеру удастся соответствовать хотя бы процентов на 60-70 тем задачам и целям, которые были озвучены в тех семи статьях, и постараться все же отказаться от такого административно-командной методики управления экономикой. Когда в ручном режиме начинают, допустим, диктоваться процентные ставки по тем или иным кредитам в экономике. Или будут реализовываться масштабные проекты с помощью госкорпораций, то конечно, попытаться достичь поставленной задачи со 140 или 120 места оказаться на 40 или 20, как это совсем показала небольшая маленькая Грузия, нам будет сложно добиться этих результатов. Если же реализовываться будет все же рыночный метод и те задачи, описанные в статьях Владимира Путина, будут реально воплощаться, мы увидим их реализацию практическую, не просто поставленные цели, а мы увидим их воплощение в жизнь, тогда я думаю нам по силам, у нашей страны огромный потенциал экономики.

И. ВОРОБЬЕВА — Да что вы говорите такое. Если. Конечно же, они будут реализованы. Он же написал об этом перед выборами. Значит, все будет сделано.

Д. АНАНЬЕВ — Это хорошо, что вы верите.

И. ВОРОБЬЕВА — У меня нет выбора.

Д. АНАНЬЕВ — Я думаю, что если провести опрос, то значительная часть населения не особенно верят, что эти задачи будут реализованы практически.

И. ВОРОБЬЕВА — Давайте не будем проверять. Потому что наша аудитория в этом смысле я почти уверена, скажет именно так, как вы сейчас озвучили. Сегодня высказался на тему создания госкорпораций по развитию Дальнего Востока бывший министр финансов Алексей Кудрин. Я напомню, что ранее Владимир Путин отмечал необходимость создания госкомпаний или госкорпораций по развитию Дальнего Востока. Эта структура должна будет заниматься вопросами развития портов, дорог, связи, аэропортов, местной авиации, освоения природных ресурсов. В общем, чтобы Дальний Восток зажил более активно. Алексей Кудрин считает, что это все приведет к ухудшению инвестклимата во всей стране. И замедлению развития Дальнего Востока и Забайкалья. Вы согласны с Алексеем Кудриным?

Д. АНАНЬЕВ — Я с такой позицией бывшего вице-премьера, министра финансов абсолютно согласен. Это будет еще одна госкорпорация, решения в которой будут приниматься, на мой взгляд, зачастую не самым эффективным образом. И это дополнительный источник такой коррупционности в принятии решений. Для того чтобы эффективным образом развивать наши восточные или сибирские территории, для этого конечно нужны огромные ресурсы. Вне всяких сомнений. Причем ресурсы, понятно, что должны быть в значительной части выделены государством. Но все же существует и частное государственное партнерство, существуют механизмы, которые позволяли бы вовлекать инициативных предпринимателей, создавать условия максимально рыночным путем, а не опять закукливать это в государственную корпорацию.

И. ВОРОБЬЕВА — То есть частные инвестиции в этом секторе будут убиты просто.

Д. АНАНЬЕВ — Вы знаете, в ряде отраслей, особенно в добывающей, абсолютно при правильных условиях могут быть привлечены значительные ресурсы. Понятно, что вопросы инфраструктуры дорог и так далее, здесь могут быть вопросы, но опять-таки можно находить механизмы, которые позволяли бы это не концентрировать в рамках одной большой корпорации. Одна большая корпорация это огромный риск, что будет нарастать и дальше коррупционность и будут приниматься непрозрачные решения. Поэтому я согласен с позицией Алексея Кудрина. Что, скорее всего, движение в этом направлении это будет опять как некое, по жизни будут меняться не то что правила, это будет отход опять от тех правильных рыночных подходов, которые в том числе были продекларированы.

А. СОЛОМИН – Это не станет, то есть в этом же можно усмотреть попытку защитить Дальний Восток от влияния стран соседей. Мы приходим туда со своим госкапитализмом, со своим капиталом, начинаем сами строить, создавать коммуникации…

Д. АНАНЬЕВ — Ничто не мешает делать то же самое, строить, развивать, просто разделяя риски и делать это вместе с частными инвесторами, в том числе иностранными. И зачастую я думаю, что эффективность принятия решений, открытость и прозрачность и эффективность уже работающих предприятий будет гораздо выше, чем это будет в рамках одной большой госкорпорации. Я в этом глубоко убежден, особенно если будут работать правильные корпоративные правила, и в том числе это будет способствовать, стимулировать приватизацию, доверие внешних глобальных инвесторов. Тем более что за рубежом в принципе при нынешней ситуации накоплено значительное количество ликвидных средств. Значительный объем капитала и в принципе надежных стран и проектов их сейчас не так много. Мы могли бы рассматриваться в случае, если бы в нашей стране работали бы рыночные законы. И экономика все же жила более понятным для инвесторов образом, и защищались права инвесторов, хотя бы минимальным образом.

И. ВОРОБЬЕВА — Владимир из Саратова спрашивает, я не понимаю, о чем он спрашивает, но вы точно поймете. Когда будет налоговый вычет при продаже акций после определенного срока владения?

Д. АНАНЬЕВ — Это одна из тех инициатив, по которым, на мой взгляд, нужно было принять решение, наверное, давно. Но не поздно и сейчас. Я надеюсь, что это решение будет принято в этом году, и соответственно это будет стимулировать развитие нашего фондового рынка. Речь идет о следующем, что готовится инициатива, и она уже обсуждалась в группе Волошина, по созданию международного финансового центра. О том, что инвестор, приобретающий голубые фишки, если он эти бумаги продержал на позиции, то есть купил их и владел ими больше года, доход не будет облагаться налогом на прибыль. Сейчас налог на прибыль не самый большой у физического лица, всего 13%, но в принципе это хороший стимул для того, чтобы значительное количество людей подумали о том, что может быть имеет смысл не все деньги держать на депозите в банке и получать свои скромные 7-8 предположим, 9% или допустим, 10 в рублях, имеет смысл купить, предположим, акции сбербанка. Или купить акции того же «Газпрома». Купить акции Ростелекома. Наших голубых фишек, где, кроме того, что выплачиваются ежегодно пусть пока небольшие, но я думаю, что в нынешних условиях и с учетом улучшения корпоративного управления все же дивиденды тоже будут расти. Пока появляется такая динамика, будет соответственно инвестор получать этот дивиденд, который у разных компаний измеряется по-разному. Где-то 3 годовых, где-то 4, где-то 5. И кроме того есть еще потенциал рыночного роста. Купил, предположим, за 5, а через год продал за 7 и вот у тебя плюсуется и дивиденды и кроме того, ты с дохода не платишь налог. Что тоже в принципе всегда приятно.

А. СОЛОМИН – Так страшно покупать.

Д. АНАНЬЕВ — Вы знаете, с точки зрения долгосрочного инвестора задача постараться инвестировать так, чтобы опережать инфляцию как минимум, и стараться инвестировать так, чтобы это была ставка значительно выше или повыше, чем депозит в банке. С приемлемым уровнем риска. То есть речь идет о том, что голубые фишки, лучшие компании в любой экономике они, как правило, значительно обгоняют инфляцию и доходность по ним превышает банковский депозит. Поэтому часть своих средств в принципе значительное количество инвесторов за рубежом размещает на фондовом рынке.

И. ВОРОБЬЕВА — Скажите честно, можно ли научить человека без экономического образования нормально играть на рынке. Покупать, продавать.

Д. АНАНЬЕВ — Те люди, кто не чувствует до конца компетенцию в принятии решений, существует такое понятие как паевой инвестиционный фонд. Это именно те фонды, которые организуются для менее профессиональных я бы сказал…

И. ВОРОБЬЕВА — У которых есть деньги, которые хотят зарабатывать…

Д. АНАНЬЕВ — Я думаю, что в нашей стране значительное количество людей может хотя бы даже по базовым цифрам, допустим, есть такие компании как сбербанк, можно перечислять, компании, в которые не страшно инвестировать и у которых дела идут объективно очень хорошо.

И. ВОРОБЬЕВА — Отлично. Спасибо большое. Дмитрий Ананьев – первый зампред комитета СФ по бюджету и финансовым рынкам был у нас в эфире.





Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире