'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 23 марта 2011, 16:35

И. ВОРОБЬЕВА: 16-35 в Москве. Мы приветствуем Михаила Хазина, экономиста, президента консалтинговой компании НЕОКОН. Михаил, здравствуйте.

М. ХАЗИН: Здравствуйте.



И. ВОРОБЬЕВА: Я скажу, какие у нас есть контакты. +7-985-970-4545 – телефон для ваших смс-сообщений. Можете наблюдать за тем, что происходит в студии, через Сетевизор на сайте www.echo.msk.ru и смотреть на Михаила Хазина по нашей обычной трансляции.

Т. ДЗЯДКО: Мы пока смотрим те «молнии», которые приходят по каналам информационных агентств.

МОЛНИЯ ПО ПОВОДУ ВЗРЫВА В ИЕРУСАЛИМЕ

И. ВОРОБЬЕВА: Михаил, у нас сегодня новости не только об Иерусалиме. У нас сегодня новости о том, что, к сожалению, умерла актриса Элизабет Тейлор. Скажите, вы как ее запомнили, какую ее роль?



М. ХАЗИН: Я видел несколько ее фильмов, причем еще в молодости, в 9-м классе, 10-м. Актриса она была совершенно гениальная.

И. ВОРОБЬЕВА: Какой фильм?

М. ХАЗИН: Я названий не помню абсолютно.

Т. ДЗЯДКО: «Клеопатру»?

М. ХАЗИН: Нет, как раз «Клеопатру» я не смотрел. Я смотрел фильм, где у нее несчастная любовь. Деталей я не помню абсолютно. Если говорить об актерах и актрисах, то, конечно, самое сильное впечатление на меня произвела не Элизабет Тейлор, а совершенно другая актриса. Сейчас я вспомню. У меня склероз.

И. ВОРОБЬЕВА: Давайте не будем тогда вспоминать.

М. ХАЗИН: Она была абсолютно гениальная актриса, тут даже вопросов нет.

И. ВОРОБЬЕВА: У нас много вопросов к нам на нашем сайте.

Т. ДЗЯДКО: Но начать, я думаю, нам нужно с тех событий, которые разворачиваются на наших глазах в Ливии. Перед эфиром Михаил Хазин придумал слоган…

М. ХАЗИН: Это не я придумал, это мне сегодня пришло на мой форум на worldcrisis. Слоган такой, в предвыборной кампании американской: Барак Обама выпустил больше крылатых ракет, чем все остальные лауреаты Нобелевской премии мира, вместе взятые.

Т. ДЗЯДКО: Шутка недобрая.

М. ХАЗИН: На самом деле интерес вызывает не сама операция…

Т. ДЗЯДКО: Я вас перебью. То, о чем мы с вами говорили, что с ним может посоперничать Ясир Арафат.

М. ХАЗИН: Он тоже, конечно, добрый человек, ничего не скажешь. Всё дело в том, что основной интерес вызывает, во-первых, скорость, с которой всё это происходило, а во-вторых, сложное поведение всех участников. У меня складывается впечатление, что действительно были скоропостижные причины. Почему так бесится Саркози, я понимаю. Потому что у него очень низкий рейтинг, ему предстоят выборы, и у него в этом смысле большие проблемы. Ему надо продемонстрировать хоть что-то. Потому что в противном случае он проигрывает, причем проигрывает – что для Саркози особо неприятно – двум теткам. С моей точки зрения, в этом ничего такого нет.

Т. ДЗЯДКО: Там не понятно, Мартин Обри будет или кто другой от социалистов, это еще вопрос, или Марин Ле Пен.

М. ХАЗИН: Пока две тетки. Для Саркози, у которого явно на этой почве есть какие-то проблемы, это неприятно. Что сделаешь? Имеется еще одна причина. У меня вся эта ситуация вызвала ярко выраженные ассоциации с летом 2001 года. Дело в том, что летом 2001 года политическая элита США, политическое руководство стояло перед крайне неприятной перспективой – оправдываться по поводу того, почему на фоне оптимистических заявлений резко падают экономические показатели. Это была серьезная проблема. Потому что показатели стремительно падали, на грани был фондовый рынок, должен был вот-вот упасть, и потом под 11 сентября всё это дело списали, типа оно произошло потом, т.е. не до, а после.

Сегодня ситуация немножко другая, но тоже похожая. Дело в том, что последние цифры по потребительской инфляции в США крайне плохие. Грубо говоря, октябрь – 0,1%, ноябрь – 0,2%, декабрь – 0,3% , январь – 0,4%, февраль – полпроцента инфляция. Непрерывно растет. Но это еще не всё. Дело в том, что это официальные цифры, реальные чуть-чуть выше. Поэтому я думаю, что по февралю уже где-то 0,6-0,7%. Если за март будет 0,7-0,8% – а эти данные будут известны к середине апреля, – то это означает, что в конце апреля на заседании по открытым рынкам ФРС должна отреагировать, скорее всего должна начать увеличивать ставку, теоретически.

С другой стороны, одновременно в США резко просел рынок недвижимости и резко упали потребительские настроения. Если эта тенденция в марте продлится – а она скорее всего продлится, – то денежные власти должны, наоборот, ослаблять денежную политику и начинать новую волну эмиссии. Два этих решения одновременно принять сложно. Поскольку решение принимается публично, то любое решение, оно вызовет серьезные проблемы либо в одних отраслях экономики, либо в других. Я уж не буду сейчас влезать в детали, но это всё требует от властей США некоторых очень резких событий, на которые можно сослаться.

Мне казалось, что одним из поводов могли стать события в Японии. Вроде бы отбились. Я совершенно не жажду, чтобы там произошел Чернобыль. И слава богу, он вроде бы не произошел. В любом случае набор нескольких таких острых событий, как Япония, Ливия и так далее, он может теоретически объяснить, власти США теоретически могут сказать: да, у нас всё становилось лучше, но вот смотрите – раз, два, три, четыре, пять. Может быть, это и притянуто за уши, не знаю. Сегодня США явно пытаются увильнуть от того, чтобы играть первую скрипку во всей этой истории.

Т. ДЗЯДКО: И как будто бы не играют вовсе.

М. ХАЗИН: Они начали атаку.

И. ВОРОБЬЕВА: Нет, атаку начали не они.

Т. ДЗЯДКО: Франция.

М. ХАЗИН: Реально разбомбили ПВО и атаковали командные пункты именно американские самолеты. Но бог с ним, на самом деле не принципиально.

И. ВОРОБЬЕВА: Странно как-то.

М. ХАЗИН: Что?

И. ВОРОБЬЕВА: Странно, что вы на это обращаете внимание. Мне казалось, это коалиция некая.

М. ХАЗИН: Нет, в том-то всё и дело. Коалиция – это некоторые согласованные планы и, прежде всего, согласованное руководство. Они еще никак не могут определиться, кто будет руководить всей этой операцией. Еще раз говорю – это всё выглядит очень специфически.

И. ВОРОБЬЕВА: Михаил, а как Россия выглядит при этом? Не специфически ли?

М. ХАЗИН: А Россия выглядит совершенно по-идиотски. Вообще говоря, это специфика России последних лет 20 с лишним – это полное отсутствие какой бы то ни было позиции. Давайте разбираться. Или мы считаем, что Каддафи – кровавый диктатор, и тогда мы должны были проголосовать за резолюцию. Либо мы считаем, что то, что произошло, это подлая агрессия, и тогда мы должны были наложить вето.

И. ВОРОБЬЕВА: А если мы считаем Каддафи кровавым диктатором, но не готовы подписываться на бомбежки?

М. ХАЗИН: Прошу прощения, кто подписывался на бомбежки? В резолюции речь шла о закрытой для полетов зоне. О бомбежке ничего не говорилось. Собственно говоря, склока между отцом нации и гарантом конституции, которая происходила… Причем, обращаю ваше внимание, сначала отец нации говорит о крестовом походе, потом гарант конституции ему говорит – не шали, я тут начальник. После чего отец нации уже в Словении дал ответ, причем ответ более жесткий. Обратите внимание, что он сказал. Он сказал: я не буду говорить ничего о внешней политике, это прерогатива Медведева, но давайте поговорим о тех людях, которые там убиты. И дальше довольно долго рассуждал. Это примерно то же самое, что человеку, с которым ты разговариваешь, сказать: а что вы тут выступаете, посмотрите на свои руки, они же у вас в крови.

Т. ДЗЯДКО: Скажите, Михаил, а нам выгодно затягивание всего, что там происходит? Нефть опять же.

М. ХАЗИН: Что значит выгодно, не выгодно? Вот Китаю выгодно скорее всего.

И. ВОРОБЬЕВА: Экономически выгодно, может быть, так?

М. ХАЗИН: Нет.

И. ВОРОБЬЕВА: Что нет? Не выгодно или нельзя так ставить вопрос?

М. ХАЗИН: Нельзя так ставить вопрос. Потому что выгодно или не выгодно, оно требует некой политики. Например, мы хотим, чтобы цена на нефть выросла, чтобы американцы завязли, чтобы всем продемонстрировать, какие они кровавые упыри и так далее. Один вариант. Вариант другой – мы должны продемонстрировать, какой Каддафи кровавый упырь. Это же пропаганда. Покажите мне, что мы демонстрируем. У нас какая-нибудь позиция есть?

И. ВОРОБЬЕВА: У нас есть позиция по этому поводу. У нас позиция, что Каддафи – кровавый диктатор. И Медведев говорит о том, что всё, что там сейчас происходит, в этом в первую очередь виноват Каддафи, потому что он это спровоцировал.

М. ХАЗИН: Что он спровоцировал? Атаки на себя не спровоцировал?

И. ВОРОБЬЕВА: Почему не спровоцировал?

М. ХАЗИН: Потому что не спровоцировал. Вы читали, что пишут люди, которые там жили всё это время? Они говорили, что все истории про кровавое подавление, это всё байки, которые сочиняет CNN, причем постановочными кадрами, снятыми в других местах. Меня это совершенно не удивляет, это нормальное явление для любой такой массовой телекомпании. А уж CNN ловили на постановочных кадрах много раз, как, впрочем, и «Аль-Джазиру». Так вот вся проблема состоит в том, что мы на самом деле не знаем, что там происходит фактически. Если посмотреть на уровень жизни ливийского населения, то он очень высокий, уж по сравнению со средним в Африке это просто песня.

И. ВОРОБЬЕВА: Согласитесь, что не у всех.

М. ХАЗИН: У всех. Вообще, если рассматривать ситуацию в Ливии, то нужно сказать сразу, что там очень сложная картина. Потому что Ливия – это не государство в нашем понимании этого слова. Потому что это сложная конгломерация нескольких крупных племенных объединений. И то, что там происходило, это скорее обычные для этого круга людей за последние три тысячи лет способы решения вопроса, как поделить те деньги, которые они зарабатывают. Может, были какие перестрелки, но еще раз повторяю – это у них такой стиль жизни. Может быть, это и странный для нас стиль жизни…

И. ВОРОБЬЕВА: Стиль жизни – стрелять в демонстрантов, да?

М. ХАЗИН: Почему в демонстрантов? А вы видели этих демонстрантов? Я их не видел. Их никто не видел.

И. ВОРОБЬЕВА: Что значит не видели?

М. ХАЗИН: Ну так, не видел. Демонстрантов я не видел.

И. ВОРОБЬЕВА: А кого вы видели? Преступников? Бунтарей?

М. ХАЗИН: Я никого не видел, еще раз повторяю. Вот в Египте я видел демонстрантов, а в Ливии не видел.

И. ВОРОБЬЕВА: Ну, не видели, Михаил, и не видели. Спрашивают, как будет вести себя доллар по окончании этих военных действий в Ливии.

М. ХАЗИН: Черт его знает, этого никто не знает. Вообще, какое отношение доллар имеет к Ливии? Да никакого.

И. ВОРОБЬЕВА: Интересно. Давайте вернемся в Россию. Очень много вопросов к вам, поэтому давайте не будем растягивать ответы. Спрашивает нас слушатель из Денвера: «А вы бы поддержали введение во всех компаниях, в которых государство является акционером, фиксированной зарплаты на уровне всех бюджетников, таких как учителя, врачи, служащие, и отменить всякие там бонусы?»

М. ХАЗИН: Это вопрос сложный. Потому что если компания работает в некоторых рыночных условиях, то с чем сравнивать? Одно дело – сравнивать ее работников с учителями, другое дело – сравнивать ее работников с зарплатами в аналогичных компаниях. Нужно смотреть на некоторые обстоятельства. Например, я считаю, что ту зарплату, которая превышает среднюю по отрасли в госкомпаниях, надо выплачивать из прибыли. Нет прибыли – нет высокой зарплаты. Тут много есть вариантов. Хорошего ответа никто пока не придумал. Конечно, нужно внимательно смотреть за издержками. В наших госкомпаниях издержки безбожно завышены.

Т. ДЗЯДКО: Есть вопрос вам: «Почему правительство Японии не проводит масштабной методичной интервенции?»

М. ХАЗИН: Чего интервенции?

Т. ДЗЯДКО: «Йена укрепляется на глазах».

М. ХАЗИН: Йена укрепляется, потому что идет репатриация. Во-первых, Центробанки крупнейших стран мира уже давно, несколько дней назад приняли решение о совместных интервенциях. Они все-таки гасят йену. То, что она растет, это абсолютно естественно, потому что идет репатриация. Вы обратите внимание, нигде никакой паники нет, ничего выделяющегося из естественных экономических процессов в этом месте нет. Основная проблема, которую никто пока не знает, – это сколько же этой пакости оттуда вылетело, сколько ее попало в Тихий океан, сколько попало на Японию.

Т. ДЗЯДКО: Вы имеете в виду радиоактивных вещество.

М. ХАЗИН: Да. Вот этого никто не знает. Ходят разные слухи, что опять какой-то дым повалил. В общем, это проблема, конечно. Потому что когда всё это вылезет на поверхность, может оказаться, что там несколько больше, чем все ожидали.

СРОЧНАЯ НОВОСТЬ ПО ПОВОДУ ИЕРУСАЛИМА

И. ВОРОБЬЕВА: Студент из Одессы спрашивает: «Возможен ли вариант в ближайшем будущем Китаю, России, Индии повторить экономическую модель США?»

М. ХАЗИН: Нет, конечно. Это в принципе невозможно. Там другое население… Дело даже не в том, что другой менталитет. Дело в том, что другая экономическая схема. Собственно, США уже не смогут повторить свою экономическую модель последних 30 лет. В этом и состоит кризис, что они вынуждены опускаться, с точки зрения уровня жизни и развития экономики, потому что они на форсаже влетели в стратосферу, а теперь падают. А какая будет новая модель, этого пока никто не знает, и это, конечно, большая проблема.

Т. ДЗЯДКО: Пишет Максим: «Ясин предлагает увеличить зарплату, напечатав денег. Таким образом увеличивается объем оборота товаров и дается ликвидность на то, чтобы вы могли оплатить. Ваше мнение».

М. ХАЗИН: Я не очень понимаю, к чему такие сложности. А самое главное – нужно же стимулировать экономику экономическими методами. Основная проблема сегодня в России, что нет рефинансирования банковской системы рублевой, в результате нет дешевых кредитных ресурсов. Если бы у нас были дешевые рублевые ресурсы, то у нас бы экономика сильно поднялась и зарплату платили бы больше. Почему Центральный банк от этого отказывается, причем очень жестко идеологически, я не знаю. Это, безусловно, вредительство целенаправленное. Но чем оно вызвано? Какими-то идеологическими принципами, видимо. Я считаю, что рефинансирование рублевой банковской системы куда более эффективно, чем голая эмиссия, которую еще надо довести до потребителей.

Т. ДЗЯДКО: Что это за такие идеологические принципы?

М. ХАЗИН: Не знаю, спросите у Игнатьева.

И. ВОРОБЬЕВА: У нас есть еще вопрос по поводу книги «Закат империи доллара и конец «Pax Americana». Пишут вам, что она устарела, так как написана была в 2003 году. Спрашивают, не пора ли её переиздать.

М. ХАЗИН: Нет, переиздать ее не нужно. Переписать. Мы над этим работаем. Поймите, в 2002 году я был фактически безработным, мы только начинали бизнес. А сегодня я много работаю. По этой причине писать книжку у меня не получается. Кроме того, мне писать трудно, я пишу значительно медленнее и труднее, чем выступаю.

И. ВОРОБЬЕВА: А вы наймите себе помощницу, которая будет записывать. Вы будете ей говорить, а она будет записывать. Я думаю, что такая модель вас может устроить.

М. ХАЗИН: Надо объявить кастинг на помощницу.

И. ВОРОБЬЕВА: Объявите. Только не у нас в эфире. Спасибо большое. Михаил Хазин – экономист, президент консалтинговой компании НЕОКОН. Мы с Тихоном Дзядко благодарим всех, кто участвовал в этом «Развороте».

Т. ДЗЯДКО: Спасибо всем. До встречи через неделю.





Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире