'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 24 ноября 2010, 16:35

И.Воробьева: 16-35 в Москве. Добрый день. Снова «Дневной разворот». Ирина Воробьева и Тихон Дзядко. Представляем нашего гостя. Как всегда в это время, Михаил Хазин – экономист, президент консалтинговой компании НЕОКОН. Михаил, здравствуйте.

М. ХАЗИН: Здравствуйте.



Т. ДЗЯДКО: Есть у нас видеотрансляция?

И. ВОРОБЬЕВА: Видеотрансляцию запускаем на сайте www.echo.msk.ru.

Т. ДЗЯДКО: +7-985-970-4545 – это номер для ваших сообщений смс. Вчера мы увидели беспрецедентное за последнее время напряжение ситуации на Корейском полуострове. Не понятно, кто в кого, но в конечном счете и Северная Корея в Южную выпустила энное количество артиллерийских снарядов, и Южная Корея в Северную.

И. ВОРОБЬЕВА: После этого был скачок на рынке.

Т. ДЗЯДКО: Что теперь будет?

М. ХАЗИН: Я бы сказал так. Если уж сочинять конспирологические версии, то так, чтобы было весело и складно. Se non è vero, è ben trovato, как говорили римляне, в переводе означает – пускай это и неправда, но хорошо придумано. Давайте смотреть. Есть две Кореи, у каждой из них свои проблемы. У Южной Кореи падают продажи в США, у Северной Кореи нет чего кушать. Что нужно? Нужно, с одной стороны, сделать так, чтобы американцы дали какой-то режим наибольшего приоритета, а с другой стороны – чтобы кто-то дал еду. Что для этого нужно сделать? Для этого надо найти спонсора. Кто спонсор? Смотрите результат. Резко вырос доллар. У кого мечта, чтобы доллар вырос? У экспортеров в США. Т.е. Южная Корея заинтересована в то, чтобы вырос доллар, Европа заинтересована в том, чтобы вырос долларов. И вот смотрите операция. Спецслужбы Северной и Южной Кореи договариваются…

И. ВОРОБЬЕВА: Ой-ой, уже конспирология.

М. ХАЗИН: Дальше они предлагают Европе: ребята, вы заплатите нам, скажем, жалкие 20 млрд. евро за то, что мы поднимем доллар на 5%. Европа говорит: конечно, заплатим. И дальше мы видим… назовем это флэшмобом.

И. ВОРОБЬЕВА: Ничего себе флэшмоб, такой жестокий.

М. ХАЗИН: И дальше, соответственно, начинается вот эта операция. В выигрыше все.

И. ВОРОБЬЕВА: Кроме погибших и пострадавших.

М. ХАЗИН: Вы меня простите, но в любых маневрах всегда есть какая-то норма. Да, конечно, людей жалко, но результат-то стоит.

И. ВОРОБЬЕВА: Ну да, если курс доллара повысился…

М. ХАЗИН: Курс доллара повысился, продажи корейских товаров в США повысились. Причем Южная Корея что говорит американцам? «Ребята, срочно вводите войска». Американцы говорят: «Нет-нет, ни за что, нельзя-нельзя». – «Тогда давайте мы вам будем поставлять какие-нибудь товары, чтобы у нас были дополнительные доходы, чтобы мы могли повысить боевую готовность нашей армии, которая сейчас будет мужественно отражать совершенно страшную атаку северокорейских солдат».

И. ВОРОБЬЕВА: Это называется пришел Михаил Хазин…

М. ХАЗИН: Я изложил конспирологическую версию. Причем она не хуже, чем другие.

Т. ДЗЯДКО: А если говорить не о версиях, а о конкретных последствиях для рынка, для доллара.

М. ХАЗИН: Поскольку все испугались, что будет очередная война, то, соответственно, реакция рынков на войну всегда стандартная – рынки вниз, доллар и золото вверх. Что мы и наблюдаем: доллар вверх, золото вверх, а рынки вниз.

И. ВОРОБЬЕВА: Давайте еще поговорим о валюте. Вопрос у нас на сайте от некого Майка: «Михаил, прошла следующая информация: юань станет мировой резервной валютой, через месяц прямые торги «рубль – юань» начнутся на ММВБ. Прокомментируйте. Хотелось бы услышать вашу точку зрения о последствиях».

М. ХАЗИН: На самом деле оттого, что начнутся торги рубль-юань, не будет юань резервной валютой. Это один из шагов по постепенному выводу юаня в мировое пространство. Совершенно очевидно, что Китай этим заниматься будет, он пару лет назад об этом уже сказал. Объем приграничного сотрудничество около Амура довольно большой, мы туда сырье, лес и так далее, они нам – ширпотреб. И в этом смысле там на самом деле юань уже ходит у нас, а у них рубль ходит. Т.е. вы можете в какой-нибудь город на той стороне Амура приплыть и там за рубли всё купить. Но это было в режиме нерегулируемом. Теперь это будет более-менее регулируемо. По объему, с точки зрения масштабов экономики Китая и даже России, это не очень много. Но еще раз повторяю, это естественное развитие ситуации. До того, чтобы юань стал резервной валютой еще достаточно далеко. Но, тем не менее, они уже идут по этой тропинке, медленно, но идут.

Т. ДЗЯДКО: Тот факт, что в начале декабря появится юань на ММВБ, что это означает технически?

М. ХАЗИН: Да ничего не означает. Юань на ММВБ, еще одна валюта. А какая разница? Есть евро, есть доллар, есть швейцарский франк. Я не знаю, правда, по швейцарскому франку ММВБ проводит торги или нет. Но реально Китай, действительно, один из наших крупнейших партнеров. А почему бы нет? Я не вижу никаких проблем. Это не есть какое-то экзотические событие, типа на пустом месте распустился большой цветок. Тут колосилось всё уже давно, и еще один цветочек вырос.

И. ВОРОБЬЕВА: Сегодня речь Дмитрия Медведева в своем блоге вызвала бурную реакцию, у нас в «Развороте» очень многих это заинтересовало. Я уверена, что вы тоже ознакомились с этой речью. Что скажете, Михаил?

М. ХАЗИН: Где-то месяц тому назад я тут у вас разливался соловьем и излагал конспирологичекие гипотезы, примерно такие же, как по Корее. Вот смотрите, говорил я, Дмитрий Анатольевич Медведев хочет пойти на второй срок, а Владимир Владимирович Путин не хочет идти на какой-нибудь третий срок. При этом если Владимир Владимирович останется премьером, то, соответственно, будет очень трудно Дмитрию Анатольевичу победить «Единую Россию», потому что она контролирует избиркомы на местах. Поэтому желательно и Дмитрию Анатольевичу и Владимиру Владимировичу, чтобы Владимир Владимирович где-нибудь в начале года ушел. Не важно – сославшись на то, что у него что-то заболело, или изобразив, что Дмитрий Анатольевич чем-то недоволен, это они там сами разберутся между собой. Я помню даже, почему я это рассказывал. Мы обсуждали манифест Никиты Сергеевича Михалкова, который явно метит, соответственно, на пост президента, чтобы его двигала «Единая Россия», т.е. в мечтах, может быть, наверное.

И. ВОРОБЬЕВА: Съемки провести живые, я понимаю.

М. ХАЗИН: Еще раз говорю, это конспирология. Но мы тогда говорили – и вот оно, Дмитрий Анатольевич наехал…

И. ВОРОБЬЕВА: Подождите секундочку. Вас мониторит лично Дмитрий Анатольевич Медведев, он сделал вывод из вашей версии.

М. ХАЗИН: Это называется материализация чувственных образов. Было такое кино замечательное про графа Калиостро. На самом деле, смотрите же, целая куча наездов. Наезд на Ткачева очень сильный. Причем с Ткачевым явно что-то происходит. Я тут прочитал в Интернете сегодня… Я не знаю, может быть, это ошибка какая-то, но он сказал, что у него в каждом районе есть такая банда, как в станице Кущевская.

И. ВОРОБЬЕВА: Он не говорил, что там действует конкретно банда. Он сказал, что он уйдет в отставку, если не посадят виновных, было даже такое дело.

М. ХАЗИН: Хорошо, сказал. Происходит явно нечто странное. А Ткачев – видный деятель «Единой России». Теперь уже появилась история про Гусь-Хрустальный. Там еще много чего разного. И я склонен считать, что предвыборная кампания в стране началась. И в этом смысле все те конспирологические теории, которые я сочинял месяц тому назад и которые сегодня начали реализовываться, они, конечно, конспирологические, и в этом смысле я не исключаю, что это всё фантазии. Но это фантазии, основанные на некоторых объективных тенденциях. Тенденций много, тенденции имеются – любой ценой посадить снова Владимира Владимировича. И об этом заявил столь видный представитель российского истеблишмента, как руководитель Чеченской республики.

И. ВОРОБЬЕВА: Мы помним это интервью.

М. ХАЗИН: Есть люди, которые считают, что Дмитрий Анатольевич должен уходить… Вы поймите, как только начинается предвыборная кампания, начинается бешеное количество всякого рода пены. Частично эта пена уже оплачена, а частично это способ привлечь к себе внимание и получить под это дело финансирование.

Т. ДЗЯДКО: Нам прислали смс: «Хазин – русский Черчилль».

М. ХАЗИН: Избави бог. Я не занимаюсь политикой.

И. ВОРОБЬЕВА: Мы с вами о политике очень много говорим. У меня последний вопрос по поводу Медведева и его видеоблога.

М. ХАЗИН: Мы не говорим, мы фантазируем.

И. ВОРОБЬЕВА: Давайте пофантазируем. Каждый раз, когда появляется какое-нибудь федеральное послание, блог, какое-нибудь большое интервью как Медведева, так и Путина, сразу же политологи начинают выступать толкователями…

М. ХАЗИН: У них работа такая.

И. ВОРОБЬЕВА: Давайте превратимся в толкователей. Медведев, он действительно имеет в виду то, что говорит? Или это, как вы сказали, просто старт кампании?

М. ХАЗИН: Во-первых, политику язык дан, для того чтобы скрывать свои мысли.

И. ВОРОБЬЕВА: Как думаете, ему написали всё это дело?

М. ХАЗИН: Я не знаю Дмитрия Анатольевича Медведева лично.

И. ВОРОБЬЕВА: Жаль.

М. ХАЗИН: В отличие от Владимира Владимировича, которого я когда-то знал, еще до того, как он стал президентом. Но я могу сказать, что у любого человека, находящегося на таком высоком посту… С президентом я работал непосредственно, с еще более ранним, и поэтому я очень хорошо понимаю, насколько у него мало времени и мало возможности подумать о чем-то конкретном. Поэтому неминуемо это кем-то написано. Но для того, чтобы это кто-то написал, президент должен дать команду, а потом это одобрить. По этой причине, если уж это совсем перпендикулярно его мыслям, то, скорее всего, это не появится. Другое дело, что всегда можно чего-нибудь впихнуть. Условно говоря, президент должен выступить перед западными газетчиками или политиками, а в этот момент ему говорят: «А давайте вы обязательно скажете про то, что надо защищать морских свинок в Гвиане».

Т. ДЗЯДКО: И тигров на «тигровом саммите».

М. ХАЗИН: Не принципиально. Да, это замечательно, идея очень хорошая. Можно при этом взять морскую свинку… Всё как полагается.

И. ВОРОБЬЕВА: Можно щеночка взять на руки, как мы знаем.

М. ХАЗИН: Суть понятна. Или еще один вариант. Какое-нибудь крупное мероприятие, G-20, G-8, еще чего-нибудь, надо что-то сказать про мировую экономику. Соответственно, вызывает президент Дворковича и говорит: «Ну, скажи что-нибудь про мировую экономику такое, что еще никто не говорил».

Т. ДЗЯДКО: Это называется «что говорить, когда нечего говорить».

М. ХАЗИН: И Дворкович в меру своей фантазии что-то сочиняет. У каждого свои помощники.

И. ВОРОБЬЕВА: И опять это начинают толковать. Давайте закончим с конспирологией и перейдем к вопросам, которые прислали на наш сайт. Мы обещали сегодня нашим слушателям, что мы будем задавать вопросы, потому что нас обвиняют в том, что мы этого не делаем. Смотрите, спрашивает капитан дальнего плавания, Санкт-Петербург.

М. ХАЗИН: У меня двоюродный дедушка был капитаном дальнего плавания.

И. ВОРОБЬЕВА: «Уважаемый Михаил, «у меня есть друг», у которого есть 3 миллиона рублей. Пока Сбербанк давал 12 процентов все было хорошо, теперь дают 5. И что делать с деньгами? Жалко оставлять под 5 процентов, деньги не понадобятся несколько лет. Но что с ними делать, чтобы не зря лежали?»

М. ХАЗИН: Если несколько лет, то я бы сказал, что надо в том же Сбере купить золотые монеты.

И. ВОРОБЬЕВА: Поподробнее.

М. ХАЗИН: Просто купить золотые монеты, там продаются инвестиционные золотые монеты, Георгий Победоносец, еще что-то, которые не облагаются НДС. Купить их и положить в банку. Они будут лежать три года.

И. ВОРОБЬЕВА: В ячейку лучше.

М. ХАЗИН: Можно. Но в ячейку нужно аккуратно, потому что у нас иногда, когда начинаются маски-шоу, то ОМОН вскрывает частные ячейки. Потом, конечно, грандиозный скандал…

Т. ДЗЯДКО: И по карманам Георгия Победоносца.

М. ХАЗИН: Вы потом не докажете, что у вас там лежали Георгии Победоносцы. Вот и всё. Или купить слитки золотые. Но тогда НДС. Правда, если он капитан дальнего плавания, он может вывести эти слитки. Если у него есть контракт на покупку, то он просто их вывезет, и тогда ему НДС на границе вернут. Есть еще разные варианты. Кстати, золотые монеты – это индивидуальный способ дать взятки. Потому что на монете написан номинал – грубо говоря, 10 рублей, а стоит она в тысячу раз больше.

И. ВОРОБЬЕВА: Надо будет посоветовать национальному антикоррупционному комитету проверить обязательно эти монеты.

М. ХАЗИН: Проверить, не дают ли взятки золотыми монетами. Теоретически можно их еще куда-то разместить, но я не вижу сегодня никакого другого актива, про который четко понятно, что через три года он будет стоить много. Я совершенно не хочу сказать, что он вырастет в цене в пять раз, это не так, он может и не вырасти. Но про него я точно понимаю, что он будет стоить. А хранить деньги в валюте… Тут Корея, потом еще кто-нибудь захочет, Бен-Ладен очередное послание напишет. Ну и чего? Страшно.

И. ВОРОБЬЕВА: Вас тут спрашивают: «Есть ли смысл брать кредиты в иностранной валюте?»

М. ХАЗИН: Всё зависит от того, как вы собираетесь их отдавать. Если, например, вы работаете в иностранной компании, в ее представительстве или просто в иностранной компании и получаете зарплату в той валюте, в которой вы берете кредит, и четко понимаете, что вас не выгонят с работы до тех пор, пока вы его не вернете, это нормально. Если же вы берете кредит в одной валюте, а получаете в другой, вы всегда находитесь в ситуации валютных рисков. Та валюта, в которой вы получаете, резко упадет, и в результате вам придется возвращать существенно больше. Поэтому я бы сегодня не рискнул советовать человеку, который получает рублевую зарплату, брать долларовый кредит. Потому что рубль сегодня во многом определяется стоимостью нефти. Поскольку нет уверенности, что нефть не упадет в полтора-два раза – понятно, что речь идет не о том, что она упадет завтра, но кредит-то берется не на две недели, а на несколько лет, – то я бы рисковать не стал.

Т. ДЗЯДКО: Мне хотелось бы вернуться к тому, о чем мы говорили некоторое время назад о Китае. Александр Жуков, вице-премьер РФ, заявил, что Россия заинтересована в увеличении инвестиций из Китая, а также в участии китайских компаний в приватизации российских предприятий. «Россия, – говорит он, – заинтересована в радикальном росте инвестиций и будет приветствовать участие китайских компаний в приватизации». Нам вообще хорошо, чтобы Китай нас сейчас приватизировал?

М. ХАЗИН: У нас проблемы, у нас нет денег. В бюджете дырка. И никто не хочет вкладываться. Отток капитала бешеный, о чем нам сказал председатель Центрального банка в понедельник или во вторник. Почему отток денег? Понятно. Те, кто берет здесь взятки… золотыми монетами, он их вывозит за границу, поскольку здесь он не может объяснить, откуда они у него взялись. А там у него есть иллюзии, что там его никто не спросит. Но мы про себя скажем «ха-ха-ха». Но, с другой стороны, он тоже понимает, что если он скажет, что его здесь преследует «кровавая гэбня», то там он получит политическое убежище.

И. ВОРОБЬЕВА: Интересно.

М. ХАЗИН: Экспериментальный факт. Много раз экспериментировали. Если он прибежит оттуда к нам, сюда, и скажет, что его преследует ЦРУ… Тут всё понятно. Но проблема состоит в том, что для того, чтобы вложить куда-то деньги, нужно иметь какую-то цель. Какая цель может быть у Китая? Китаю что нужно? Ему нужны месторождения. Ему нужны влияния. Он, может быть, и хочет что-то приватизировать. Например, если ему предложат купить целиком «Российские железные дороги», я думаю, он согласится за любые деньги. Но если речь идет о том, чтобы купить 3% «Российских железных дорог» за большие деньги, оно Китаю зачем? Прибыли от этого не получишь. Т.е. это в чистом виде подарить деньги. Зачем?

Т.е. основная проблема, которую и должен Жуков объяснить прогрессивному человечеству в лице инвесторов, – зачем им вкладывать сегодня в Россию деньги, если сами российские люди деньги из России выводят. Это очень интересный вопрос, и ответа на него нет. Мне кажется, что лежит он на самом деле в том, чтобы не привлекать большие деньги сверху… Можно как? Можно привлекать деньги в один бизнес стоимостью в миллиард, а можно в тысячу бизнесов стоимостью миллион. Но создавать тысячу бизнесов наши чиновники не умеют. А поскольку у нас дикий недостаток малого бизнеса, то как раз в этом месте существует очень большое поле.

Я бы делал так. Я бы создавал реальные инкубаторы малого и среднего бизнеса – мы даже с компанией «НЕОКОН» разработали план, – и под эти инкубаторы привлекал бы большие деньги – понятно, что каждому конкретному достанется по чуть-чуть, но уже суммарно – и создавал бы таким образом крупные финансовые потоки из маленьких ручейков, т.е. работал бы снизу, а не сверху. Но объяснить это нашим высокопоставленным чиновникам невозможно, потому что у них сразу же вопрос – а кто принесет большой мешок?

И. ВОРОБЬЕВА: Вопрос от Ирина из Самары на смс: «Выгодно ли при этом вкладывать в недвижимость?»

М. ХАЗИН: Если вы собираетесь там жить, это всегда выгодно. Т.е. можно себе купить большую квартиру, имея в виду, что в крайнем случае можно ее сдать, а самому на съемные деньги жить в маленькой, как это было в конце 80-х. Многие мои знакомые так жили в начале 90-х. Но вообще, сегодня недвижимость принципиально завышена, потому что она выступала залогом под избыточное кредитование, ее завышали 30 лет. Поэтому в целом интегрально недвижимость будет падать. Разумеется, про каждый отдельный конкретный объект нужно изучать отдельно, но в целом я бы не рискнул.

Т. ДЗЯДКО: Спасибо большое. Михаил Хазин, экономист, президент консалтинговой компании НЕОКОН, был у нас в студии. На этом «Дневной разворот» завершен. Ирина Воробьева, Тихон Дзядко. Счастливо.

И. ВОРОБЬЕВА: До свидания.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире