'Вопросы к интервью
О.ЖУРАВЛЕВА: В Москве 16 часов 35 минут, разворот новый, гость новый, тема новая, но мы хотим захватить кусочек старой. У нас в студии Дмитрий Ананьев, председатель комитета СФ по финансовым рынкам и денежному обращению. Но не только. Это как раз человек, который понимает толк в оружии. Скажите, пожалуйста, вы член… как это называется? Федерации?

Д.АНАНЬЕВ: Вы знаете, совсем недавно была зарегистрирована Федерация практической стрельбы, но нельзя сказать, что я очень опытный стрелок. Я начинающий стрелок. У меня опыт совсем небольшой – не более трех лет.



О.ЖУРАВЛЕВА: Ну, тем не менее, скажите, как вы считаете, огнестрельное оружие в принципе можно разрешить в России? В частных руках, путем получения всех справок, все понятно…

Д.АНАНЬЕВ: Какой вопрос, такой и ответ – конечно же, да. С другой стороны, что, на мой взгляд, очень важно – смотреть на мировые практики. То, что человеку законопослушному можно и нужно доверять оружие, у меня сомнений нет. С другой стороны, надо очень четко обуславливать эти условия. Во-первых, у людей не должно быть административных правонарушений. Ни в коем случае не должно быть уголовных преследований. И, в-третьих, нужно очень четко специфицировать право использования и условия ношения. За рубежом, в Штатах, человек может хранить оружие дома, но он не имеет права его носить. Имеют право носить спортсмены, полицейские, естественно, силовики.

А.БЕЛЬКЕВИЧ: То есть фактически американцы могут защищать свой дом, свою собственность, но если вдруг на улице какие-то хулиганы, бандиты, они не могут отстреливаться?

Д.АНАНЬЕВ: В США разное законодательство.

А.БЕЛЬКЕВИЧ: От штата зависит.

Д.АНАНЬЕВ: В разных штатах оно дифференцируется. Но оно существенно либеральней, чем, допустим, в нашей стране. Если посмотреть европейское законодательство, то есть страны, где тоже очень либеральное законодательство. Допустим, Финляндия или та же самая Испания. В каких-то странах разрешено иметь, допустим, сорок патронов в целях самообороны.

О.ЖУРАВЛЕВА: В трубочку ими плевать?

Д.АНАНЬЕВ: У тебя очень четко учитываются патроны.

А.БЕЛЬКЕВИЧ: Сорок патронов, мне кажется, это достаточно для любой ситуации.

Д.АНАНЬЕВ: Но, вне всяких сомнений, для спорта высших достижений должна существовать либеральная практика. И достаточно четко можно отследить, на самом деле, всех членов Федерации, участвуют люди в соревнованиях, не участвуют. И, по крайней мере, ограничивать спортивные мероприятия достаточно жестким законодательством, на мой взгляд, нецелесообразно. А вот вопрос, надо ли разрешать ношение всем гражданам – я, конечно же, считаю, что, наверное, не в полной мере мы к этому готовы.

О.ЖУРАВЛЕВА: Но против хранения вы не возражаете?

Д.АНАНЬЕВ: Против хранения я не возражаю. Я считаю, что ответственный, законопослушный человек должен иметь право хранить у себя, спортсмены, особенно мастера спорта, должны иметь право в том числе и носить. Ну а то, что существует статистика – при либеральном законодательстве, регулирующем ношение и использование огнестрельного оружия, снижается преступность, в среднем на 30-40%. Это мировая практика. И я думаю, что не доверять своим гражданам – наверное, это не лучший подход в целом.

О.ЖУРАВЛЕВА: Многие граждане сами себе не доверяют.

А.БЕЛЬКЕВИЧ: Да, вот были звонившие, которые говорили: «Я за себя не ручаюсь».

Д.АНАНЬЕВ: Ограничивать, контролировать, управлять этой сферы – обязательно. Кроме того, в ряде стран, допустим, если человек в алкогольном опьянении имеет оружие, это может иметь очень серьезные как минимум административные последствия и, соответственно, отзыв лицензии со всеми вытекающими последствиями.

А.БЕЛЬКЕВИЧ: А вы не боитесь, что в наших реалиях российских, например, ту же справку о несудимости можно будет купить?

О.ЖУРАВЛЕВА: И недорого.

Д.АНАНЬЕВ: Вы знаете, Андрей, вот таких мелочей я не боюсь.

О.ЖУРАВЛЕВА: А мы сейчас вам про крупное расскажем, хотите?

А.БЕЛЬКЕВИЧ: Ничего себе мелочи, да. Хорошо, давайте уже про экономику, про финансы поговорим. Вот две наши крупнейшие деловые газеты, это «Коммерсант» и «Ведомости», сегодня нас пугают финансовыми пирамидами. Вот «Ведомости» пишут: «Россияне рискуют столкнуться с новой пирамидой, куда более опасной, чем финансовые аферы 90-х годов. Участниками этой пирамиды помимо своего желания могут оказаться миллионы граждан России, которые стали собственниками жилья в многоквартирных домах». О чем здесь идет речь? Фонд содействия реформированию ЖКХ прекращает финансировать капитальный ремонт многоквартирных домов с 1 января 2012 года. А сейчас правительство обсуждает предложенный этим Фондом ЖКХ закон о механизмах финансирования новых. Ну и вот, что, значит, получается? Что платежи, которые граждане платят на капитальный ремонт, они будут в региональном фонде капремонта находиться, а накопленные средства будут перераспределяться и направляться на ремонт отдельных домов по выбору конкретных чиновников. Вот они решили дом №11 на Новом Арбате не ремонтировать, например, а вот дом №12 им почему-то понравился. Вот что нас здесь ждать может, как относиться к этому?

Д.АНАНЬЕВ: Вы знаете, я не вижу в этом факте, что вы только что озвучили, каких-то горячих, жареных фактов. Но то, что мы должны доверять и иметь людей в исполнительной власти, в субъектах федерации, в муниципалитетах, которым небезразлично и которые умеют распределять приоритеты и умеют определять, какие задачи в первую очередь надо решать, какие во вторую очередь, для меня это не вызывает сомнений. Если мы лишаем исполнительную власть возможности определять приоритетность выполнения задач, то что можно тогда требовать? Кто будет принимать решение, какие ветхие дома в первую очередь ремонтировать?

А.БЕЛЬКЕВИЧ: Мне кажется, что граждане собственники жилья могли бы сами требовать или, по крайней мере, влиять как-то на перечень работ, на их стоимость, на выбор подрядчика, например, ремонтировать или не ремонтировать вообще. А то, может, они захотят отремонтировать, просто чтобы освоить сумму какую-то, а может быть, вообще не захотят мой дом ремонтировать, а деньги я им плачу.

Д.АНАНЬЕВ: Риск такой исключить нельзя, но речь идет о механизме софинансирования, когда федеральный бюджет, как правило, по федеральным программам выделяет 50%, а дальше 50% — это доходы непосредственного субъекта.

А.БЕЛЬКЕВИЧ: Вот есть у нас сейчас ТСЖ, где сами жильцы все решают. Зачем это опять чиновникам-то отдавать?

Д.АНАНЬЕВ: Вы знаете, с учетом того, что исполнительная власть в каждом регионе имеет значительный фонд ветхого жилья, с которым просто нужно заниматься, его нужно реконструировать. И от ветхого жилья нужно избавляться. Исполнительная власть на местах должна иметь ресурсы, и существенно большие, чем на сегодняшний день выделяются, чтобы эти программы эффективно реализовывать. Насколько я знаю региональный опыт, вообще сама по себе деятельность вот этой госкорпорации заслуживает всяческого поощрения. И уже видны положительные результаты. Другое дело, что выделяемые средства, которые ежегодно измеряются в 100+ миллиардов на всю страну, это не те суммы, которые способны так вот фундаментально решить проблему ветхого жилья в нашей стране. Но опыт положительный, его надо расширять. И, конечно же, тех средств, которые отдельно получает каждый субъект федерации, сумма в зависимости от численности населения колеблется от миллиарда до 2-3 миллиардов, это не те суммы, которые способны системно, фундаментально, в режиме одного-двух лет решить эти задачи. Поэтому – хотим мы или не хотим, но есть первостепенные задачи, которые надо было решать еще позавчера, есть задачи, которые надо было решать вчера, есть задачи, которые надо решать сегодня. Приходится все равно делать приоритеты, потому что невозможно из одной шкуры барана сшить 12 шапок.

А.БЕЛЬКЕВИЧ: Смотря какой баран.

О.ЖУРАВЛЕВА: Смотря какие шапки.

Д.АНАНЬЕВ: Нет, можно, но шапки будут маленькие. Понимаете, в этом есть проблема.

О.ЖУРАВЛЕВА: Ну хорошо. Значит, на все собранные деньги в каждом доме покрасят двери подъездов.

А.БЕЛЬКЕВИЧ: Ну хотя бы.

Д.АНАНЬЕВ: И это ничего не решит, потому что от ветхого жилья не избавятся.

А.БЕЛЬКЕВИЧ: Хорошо, еще одну пирамиду у нас «Коммерсант» нашел. Газета «Коммерсант» обнаружила компанию, которая еще в августе 2010 года была создана, она привлекает средства физических и юридических лиц под такие вот ставки – от 30 до 50% годовых. «Росфинанс» она называется. Причем особенность этого продукта в том, что он называется «Вклад» у них. У нас вроде как есть ЦБ, который должен следить за подобными историями, Росфинмониторинг у нас, кажется, еще такая организация.

Д.АНАНЬЕВ: И есть служба по финансовым рынкам и денежному обращению.

А.БЕЛЬКЕВИЧ: Вот куда смотрят контролирующие организации? Во-первых, не банк у нас принимает вклады. Во-вторых, какие-то совершенно небывалые на рынке проценты.

Д.АНАНЬЕВ: Вы знаете, я думаю, что для нелегалов это проценты рабочие. Но то, что подобная деятельность, осуществляемая вне банковской лицензии, должна строго караться и, в первую очередь, все же, наверное, органами внутренних дел, эта деятельность должна выявляться и пресекаться.

О.ЖУРАВЛЕВА: Ну просто органы внутренних дел сами-то не спохватятся, потому что они, наверное, не так вникают в эти вот законы о банковской деятельности.

А.БЕЛЬКЕВИЧ: Да, может, они просто финансово не подготовлены.

О.ЖУРАВЛЕВА: Кто-то должен обратить их бдительное внимание.

А.БЕЛЬКЕВИЧ: У меня просто есть собственный опыт общения с ЦБ. Я вот пожаловался на один банк однажды, написал на сайте ЦБ жалобу. На мой взгляд, им был нарушен закон.

О.ЖУРАВЛЕВА: Ябеда-корябеда.

А.БЕЛЬКЕВИЧ: Вот так вот, да. Мне пришел абсолютно формальный ответ о том, что в процессе банковского надзора мы на ваши слова обязательно обратим внимание. Что-то такое. У меня складывается впечатление, что с банковским надзором как-то не очень у нас. Вот такие вот истории. Как «Коммерсант» пишет сегодня.

Д.АНАНЬЕВ: Вы знаете, с банковским надзором у нас ситуация, я думаю, совсем неплоха. Очевидно, конечно, что во время кризиса по-разному себя вели и банки, и граждане, и юридические лица. И кризис на то и кризис, что ситуация развивается по трудно предсказуемому сценарию. И стороны зачастую нарушают условия договоров либо дают основания для того, чтобы предъявить друг другу санкции, и возникают конфликтные ситуации. Но в том числе законодатели на некоторые элементы, наиболее конфликтные, уже исправили. По крайней мере, банки в одностороннем режиме на сегодняшний день не имеют возможности поднимать процентную ставку – то, что раньше разрешалось. И это в принципе потенциально слабую сторону договора в виде физического лица защищает, по крайней мере, если человек исправно платит проценты, если он не нарушает условия договора, то к нему и применить санкции невозможно, и ставку ему задрать невозможно, и истребовать кредит досрочно нельзя. Это, наверное, я думаю, одна из фундаментальных инициатив, очень верных, правильных, которая была реализована где-то год тому назад. Но то, что в момент кризиса и ряд банков заступали за красную черту, здесь, я думаю, сомнений нет. И у ЦБ, и у регуляторов ситуация, конечно, была совсем непростая. С одной стороны, надо было сохранить стабильность в рядах и сделать так, чтобы банковская система, испытывающая и так перегрузки, смогла бы выполнять свою основную функцию, питать ресурсами экономику и обеспечивать расчеты, то есть ни в коей мере не дать погрузиться в какую-то ситуацию сродни коллапсу. С другой стороны, надо было реагировать на многотысячные запросы. И здесь, я думаю, надо было проплыть между скалами, между Сциллой и Харибдой. И я думаю, что ваш запрос или ваша жалоба определенной каплей в отношении этого банка могла накапливаться, и если этих капель было много, то…

А.БЕЛЬКЕВИЧ: Остается надеяться.

Д.АНАНЬЕВ: В любом случае, я думаю, что он не остался нерассмотренным.

О.ЖУРАВЛЕВА: Хорошо. Еще есть… Ничего, правда, хорошего, все так грустно. Росфинмониторинг совместно с правоохранительными органами в ходе проверки мэрии Москвы выявил системные проблемы, связанные с откатами. Вы удивлены?

Д.АНАНЬЕВ: М-м-м…

О.ЖУРАВЛЕВА: Загадочно улыбнулся сенатор.

А.БЕЛЬКЕВИЧ: Без комментариев.

Д.АНАНЬЕВ: Где раньше были эти результаты, где раньше были эти проверки? Бюджет Москвы никогда не был открытым, транспарентным. Наверное, даже никогда не поздно…

О.ЖУРАВЛЕВА: Ну это же волшебно. Послушайте, что мы видим. Глава Росфинмониторинга Юрий Чиханчин встречался во вторник с главой правительства Владимиром Путиным. «Мы сейчас совместно с правоохранительными органами работаем по обстановке, складывающейся в мэрии Москвы. Мы встречались с мэром, обсуждали, выявили несколько моментов», — доложил он. «Продемонстрировав схему, глава Росфинмониторинга обратил внимание премьера на системные моменты, где действительно есть проблемы». В чем эти проблемы? Заключаются контракты с посредниками, потом деньги от посредников поступают непосредственно в ГУП здравоохранения города Москвы, откатная часть уходит, и все. Ничего себе проблемы! Сумма где-то порядка 1,2 миллиарда рублей. Послушайте, а сколько же ушло за предыдущие годы? Где был товарищ Чиханчин все это время?

А.БЕЛЬКЕВИЧ: Ну, это новая организация, по-моему.

О.ЖУРАВЛЕВА: Нет, я понимаю.

Д.АНАНЬЕВ: Нет, это организация не новая. Юрий Анатольевич – высококлассный профессионал, человек очень ответственный и высококвалифицированный, компетентный. Другое дело, что со сменой руководства, конечно же, я думаю, доступ к документам и к внутренней составляющей облегченный. Я думаю, что это абсолютно предсказуемые последствия, что сейчас все больше и больше будет возникать вопросов к прежнему руководству, потому что будут вскрываться все новые и новые неприглядные стороны и сделки, которые раньше каким-то образом удавалось скрывать. Где была в том числе Счетная Палата, это, я думаю, законный вопрос, который должен возникнуть у любого гражданина, у любого москвича. Ведь это Счетная Палата, на самом деле, должна очень точно и внимательно анализировать…

О.ЖУРАВЛЕВА: Так это значит, что никаких гарантий нет. Премьер-министр не поменялся. Президент не поменялся. Чиханчин остался на своем месте. Поменялся только глава города. И вдруг выяснилось… Но это значит, что во всех остальных городах все точно так же может происходить. Или в других сферах.

Д.АНАНЬЕВ: Вы знаете, везде по-разному. И нельзя исключать, что… Хотелось бы верить, что все же большинство людей разделяют карман с государственными деньгами от своего собственного кармана.

А.БЕЛЬКЕВИЧ: А вот мне кажется, я знаю, куда потом эти деньги деваются. Сегодня ЦБ у нас более чем вдвое повысил прогноз чистого оттока капитала из России. Вот прогнозировали они 8,7 миллиарда долларов. По итогам трех кварталов, уже 16 миллиардов долларов. В итоге получается, конечно же, больше, чем был вот этот прогноз. Это проблема для нас сейчас? Деньги уходят из страны, и я уж не знаю, чиновники их выводят, которые наворовали, или бизнесмены, которые боятся вести здесь бизнес.

Д.АНАНЬЕВ: Вы знаете, я бы не комментировал данные цифры с таким совсем негативным оттенком. Да, проблемы, связанные с оттоком капитала были и есть, они, наверное, будут существовать какое-то время. Но нельзя не учитывать, что ситуация экономическая стабилизировалась.

А.БЕЛЬКЕВИЧ: Это противоречие какое-то – ситуация стабилизировалась, а деньги уходят.

Д.АНАНЬЕВ: Я сейчас поясню, если вы дадите мне буквально тридцать секунд. Ситуация стабилизировалась, и у многих бизнесов появился дополнительный аппетит к риску. А это означает, что те же самые импортеры, зная, что платежеспособный спрос повысился и покупательная способность населения повысилась и вообще доверие к нашей экономике и расходные аппетит вырос, это означает, что люди к Новому году могут и какие-то подарки покупать, и люди готовы больше покупать автомобилей и других товаров длительного пользования. И это означает, что у импортеров стоит задача потратить больше, купить, приобрести продукции, чтобы привести и ее продать. И если раньше импортеры были достаточно скупы и прижимали свои спецификации и, допустим, объемы заказов, то сейчас импортеры, ожидая более благоприятного развития и продолжения позитивной рыночной динамики, все больше и больше приобретают импортных товаров. И в этой части это становится дополнительной проблемой для нашего платежного баланса. То есть очень благоприятная цена на нефть и очень приличные доходы, но импорт растет семимильными шагами. И я вот смотрел статистику – в сравнении с прошлым годом импорт вырос больше чем на 40%. Это, естественно, ухудшает наш платежный баланс. Это означает, что сальдо не такое…

О.ЖУРАВЛЕВА: Не такое положительное.

Д.АНАНЬЕВ: Не такое глобальное, как нам бы хотелось. И именно поэтому, может быть, рубль так не укрепляется, как мог бы при цене на нефть 85-86 долларов.

А.БЕЛЬКЕВИЧ: Вы знаете, мне кажется, еще одна иллюстрация к этой статистике Центробанка есть. Тот же самый Центробанк сообщает, что против владельца Межпромбанка сенатора Сергея Пугачева может быть возбуждено уголовное дело. В чем там вопрос? По данным ЦБ, большая часть из 32 миллиардов, которые предоставил банку тот же самый ЦБ в виде беззалогового кредита, было выведено за границу, в том числе на швейцарские счета компании сына Пугачева и на покупку самолета самому сенатору. Может быть, вот и в Швейцарию значительные суммы попадают из того, что ЦБ говорит в прогнозе своем?

Д.АНАНЬЕВ: Вы знаете, я не особенно хотел бы комментировать…

А.БЕЛЬКЕВИЧ: Я понимаю, конечно, ваш коллега. Но тем не менее, единичный случай или какая-то тенденция? Предприниматели берут деньги…

Д.АНАНЬЕВ: Вы знаете, у меня единственный вопрос возникает, в том числе и к регулятору, и…

А.БЕЛЬКЕВИЧ: Куда они раньше смотрели?

Д.АНАНЬЕВ: Во-первых, все же прошла достаточно длительная пауза по принятию решения, по отзыву лицензии. Эта пауза насчитывала несколько месяцев.

А.БЕЛЬКЕВИЧ: То есть они ему позволили вывезти эти деньги, получается?

Д.АНАНЬЕВ: Ну, я бы так не говорил, потому что для того, чтобы говорить…

А.БЕЛЬКЕВИЧ: А зачем паузу тогда держать?

Д.АНАНЬЕВ: Возможно, было ожидание, что основной бенефициар сможет найти дополнительные источники и как-то разрешить ситуацию, либо будет себя вести каким-то более конструктивным образом.

О.ЖУРАВЛЕВА: Или добежит до канадской границы.

А.БЕЛЬКЕВИЧ: До швейцарской.

Д.АНАНЬЕВ: Но вот эта значительная пауза самым негативным образом влияет и дает сигнал иностранным инвесторам. А вы знаете, что там значительные пакеты облигаций проданы. Один выпуск вообще была проведена некая реструктуризация, и некие гарантии давали компании, владеющие значительными промышленными активами. И вот эта пауза, в течение которой регулятор, с одной стороны, смог обеспечить свой кредит этими активами, в то время как владельцы облигаций рассчитывали на то, что развитие будет иметь существенно более позитивный сценарий, и за это время регулятор, получается, приобрел большие права и как-то обеспечил свой долг, иностранные владельцы облигаций или отечественные владельцы облигаций за это время ничего кроме как просто время ожидания или, допустим, конструктивное реструктурирование долга, никаких действий произвести не смогли, это выглядит не очень хорошо и создает не самый позитивный сигнал для нашего рынка.

О.ЖУРАВЛЕВА: Дмитрий Ананьев, председатель комитета СФ по финансовым рынкам и денежному обращению, был сегодня в гостях у дневного «Разворота».


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире