'Вопросы к интервью
О. БЫЧКОВА: 23:09 в Москве, у микрофона Ольга Бычкова. Добрый вечер. Андрей Нечаев, президент банка «Российская финансовая корпорация», сегодня с нами в программе «Кредит доверия». Добрый вечер.

А. НЕЧАЕВ: Добрый вечер.

О. БЫЧКОВА: И прежде чем мы начнем включать телефоны, потому что у нас много вопросов пришло на сайт «Эха Москвы» в Интернете, я так понимаю, что нам следует снова включить телефоны прямого эфира, потому что, видимо, как-то вот слушателям есть, что спросить. Они как-то скучают по прямым комментариям, поэтому 363-36-59 – это наш телефон прямого эфира. Уже через минуту – другую можно будет начинать набирать. А я хотела бы начать вот… Ну да, конечно, еще я не сказала, хотя все его знают, этот номер для отправки СМС-сообщений: +7(985)9704545. Пишите в темпе, полчаса есть на это или меньше. Ну, начать я хотела с публикации в американской газете «Уолл-Стрит Джорнал», я цитирую по сайту «Инопресса». Здесь говорится о том, что Китай, Россия и страны еврозоны присоединились к критике решения Федеральной резервной системы США о вливании миллиардов долларов в американскую экономику. И здесь пишется о том, что до сих пор, как сказал, например, министр финансов Германии, американцы обвиняли китайцев в валютных манипуляциях, а теперь они поступают нелогично, потому что с помощью печатных станков искусственно занижают стоимость доллара, и это значит, что американская модель роста находится в глубоком кризисе. Так же комментатор «Уолл-Стрит Джорнал» отмечает, что такая прямолинейная критика – расплата за долго отстаиваемую вашингтонскими идеологами мысль о том, что американская экономика должна служить образцом для других. Вот, собственно, поскольку саммит у нас тут грядет через некоторое время «большой двадцатки», то понятно, то там просто лидерам не будет.

А. НЕЧАЕВ: Ну вот меня несколько дней тут не было в Москве по поводу праздников, поэтому я не знаю, в какой форме Россия присоединилась к этой критике, кто там выступил, министр финансов или еще кто-то. Но вообще мне это немножко напоминает, знаете, такой плач проигравших. И вот сейчас, пока вы зачитывали цитату, я вспомнил известную очень давнюю историю, когда еще доллар был привязан к золоту, а в 73-м году американцы от этой привязки отказались. И была встреча министров финансов развитых стран, и там министр финансов США сказал: «Господа, а как вы отнесетесь к тому, что мы девальвируем доллар эдак процентов на 30?». А кто-то из его коллег выкрикнул: «Это не экономическая политика, это джиу-джитсу (известная японская борьба на убиение)!».

О. БЫЧКОВА: Выкручивание рук.

А. НЕЧАЕВ: Да. Поэтому понятно, что при той политике, которую сейчас решила проводить Федеральная резервная система США, европейцам придется несладко. Хотя парадокс состоит в том, что — я хоть реакции российской стороны не слышал, но за курсами следил – никакого падения доллара ведь не произошло. Даже скорее наоборот. Что свидетельствует о том, что на самом деле инвесторы доллару доверяют. Почему в данном случае доверяют? Что будет делать Федеральная резервная система? Она будет скупать банды, не большой секрет, банды американского правительства, американского казначейства. Это значит, что цены на них… ну, естественно, раз спрос на несколько сотен миллиардов увеличится, даже для американской экономики, американского рынка ценных бумаг это немало. Да? Спрос на них увеличится, значит, цена пойдет вверх. Значит, если сейчас в эти банды вложиться, можно что-то на этом заработать. Что инвесторы всего мира нам с радостью и продемонстрировали, собственно говоря, укрепив… Решение ФРС было принято и, соответственно, озвучено 3 ноября, и все рынки очень ждали этого решения. Ну и вот за последние дни никакого падения доллара, в общем, не произошло. Хотя не исключено, что это не главное, вот мое мнение, что это не главное в решении ФРС – ослабить доллар. Главное – это для них возродить внутренний спрос в американской экономике. Вообще американцы, они, поскольку страна не экспортно-ориентированная, они не очень-то там беспокоятся относительно внешних рынков, относительного того, что там происходит в Европе. По большому счету, это их мало заботит. Вот их беспокоит Китай, который своими товарами заполонил американские рынки, и поэтому они уже много лет долбят китайское руководство, китайские монитарные власти, призывая их усилить юань, с тем чтобы убрать вот такое искусственное конкурентное преимущество китайских товаров на американском рынке. Ну вот, пожалуй, главная их головная боль, с точки зрения каких-то внешних факторов американской экономики. Они кидают деньги сейчас в американскую экономику, прежде всего чтобы возродить внутренний спрос, даже рискуя небольшой инфляцией. Ну и в конечном итоге, действительно, вот с точки зрения макроэкономических законов, доллар, если их печатать слишком много, ну, он рано или поздно должен ослабнуть. Что при прочих равных условиях для американцев, с одной стороны, хорошо, потому что это обесценивает американские внешние долги (у них, правда, внешние и внутренние совпадают, потому что они доллары печатают), и это создает более благоприятные условия для экспорта американских товаров и для повышения их конкурентоспособности по отношению к импорту. Но для американцев слишком ослаблять свой доллар тоже опасно, потому что у них все равно огромное отрицательное сальдо торгового баланса, и оно всегда традиционно компенсируется притоком капитала. А если доллар начинает слабеть или делается неустойчивым, то, естественно, приток капитала ослабляется. И очень они в этом смысле рисковать не могут и как-то там ослаблять доллар вот сверх разумной, с их точки зрения, меры. Но повторяю, мне кажется, это не самоцель того решения, которое ФРС сейчас приняло. Цель главная – это возродить внутренний спрос, соответственно, дать дополнительные стимулы для американского экономического роста. А если попутно ослабнет доллар и конкурентоспособность американских товаров повысится, ну…

О. БЫЧКОВА: Очень хорошо, да, пускай будет.

А. НЕЧАЕВ: Ну и славно, да.

О. БЫЧКОВА: Возьмите, пожалуйста, наушники, у нас есть телефонные звонки. 363-36-59 – это телефон прямого эфира «Эха Москвы», программа «Кредит доверия». Алло, добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ: Алло, здравствуйте.

О. БЫЧКОВА: Здравствуйте. Как вас зовут? Вы откуда?

СЛУШАТЕЛЬ: Андрей, Пермь. Скажите, пожалуйста, есть слухи о том, что в декабре будет девальвация рубля. Скажите, пожалуйста, это правда или нет? И хотелось бы еще узнать, если переводить рубли в валюту, то в какую лучше – в евро или в доллар на данный момент? Спасибо.

О. БЫЧКОВА: Много ли у вас накоплено непосильным трудом, Андрей? Скажите.

А. НЕЧАЕВ: Постоянными самоограничениями.

О. БЫЧКОВА: Да.

А. НЕЧАЕВ: Нет, Андрей, можете не признаваться.

СЛУШАТЕЛЬ: Очень интересует этот вопрос, пожалуйста. Спасибо.

О. БЫЧКОВА: Спасибо вам.

А. НЕЧАЕВ: Спасибо. Ну, видите ли, я не представитель Центрального банка, поэтому вот так, на 100 процентов правильно я на этот вопрос ответить, безусловно, не могу. Я могу так вот при вас провести, насколько позволяет время передачи, такой блиц-анализ ситуации. С точки зрения притока валюты в страну, ничто девальвации не предвещает. Сейчас нефть в очередной раз бьет такие локальные рекорды. Сегодня, вот насколько я помню, она была 87 долларов за баррель – это выше, чем было, скажем, пару недель назад. И американская экономика, так или иначе, восстанавливается. Думаю, что вот это решение ФРС будет способствовать ее дальнейшему восстановлению. Экономика Китая с проблемами, ну, в общем, демонстрирует неплохие темпы экономического роста. Все это означает, что, скорее всего, спрос на наше сырье, в том числе на ключевой товар нашего экспорта – нефть, будет расти. Ну а коли спрос будет расти, то, соответственно, будет расти приток валютной выручки в страну, потому что не будет оснований ожидать какого-то серьезного падения цен. И пока они, скорее, демонстрировали некую тенденцию к росту долгосрочную, а не к снижению. Цены на другие, не столь значимые, но тем не менее, товары нашего традиционного экспорта, они тоже скорее демонстрируют тенденцию к повышению. Одним словом, вот внешний экономический фактор говорит за то, что, скорее всего, приток валюты в страну будет устойчиво возрастать, и, соответственно, для девальвации оснований нет. Есть, правда, один серьезный фактор, который говорит как бы в пользу обратного вывода – это то, что в последнее время активно рос импорт, и темпы увеличения импорта в Россию превышали темпы наращивания нашего экспорта. Поскольку Россия – страна, к сожалению, не очень инвестиционно привлекательная… пока, будем надеяться. И мы не можем похвалиться большим притоком капитала в страну, в последние кварталы он так, вокруг нуля где-то балансирует, то небольшой минус, то небольшой плюс. То есть чистого притока капитала нет. Соответственно, вот это схлопывание сальдо торгового баланса фактически означает схлопывание сальдо платежного баланса, и это, конечно, становится фактором в пользу девальвации рубля. Поэтому я, во-первых, не уверен, что если ослабление рубля и будет происходить, то оно случится как-то скачкообразно в декабре – это первый момент. И второй момент – я не думаю, что оно будет носить такой же масштабный характер, как то, что мы наблюдали, скажем, осенью 2008 – в январе-феврале 2009 года. Ну, в пределах каких-то разумных колебаний – да, это возможно, на рубль, на два. Но если говорить о бивалютной корзине — может быть, в пределах максимум 2,5 – 3 рублей. И то это скорее результат новой политики Центрального банка России, который в последнее время все более активно декларирует, что он не будет больше заниматься поддержкой курса рубля и вообще задавать какие-то строгие коридоры его изменения, а для него главная цель – инфляция, и он будет заниматься, выражаясь наукообразным языком и языком Центрального банка, таргетированием инфляции, то есть целеполаганием роста цен и контролем за этим целеполаганием, а вмешиваться на валютном рынке, только вот сглаживая какие-то наиболее острые колебания. Ну, короче говоря, вот резюме мое таково, что рост, если говорить применительно к бивалютной корзине, порядка пары рублей может быть, а 10 рублей – с большой вероятностью, не будет, если не произойдет чего-то там такого сверхъестественного. И точно вот в этом смысле я не вижу, почему это произойдет в декабре. А что касается, куда вкладываться – ну, неловко самого себя цитировать, но я просто так тысячекратно уже отвечал на этот вопрос в этой студии…

О. БЫЧКОВА: И еще неоднократно, Андрей.

А. НЕЧАЕВ: Поэтому уж совсем тремя фразами. А) повторю старый совет, который всем известен, что не надо складывать все яйца в одну корзину. Поэтому если у вас есть какие-то более-менее солидные сбережения, ну разбейте их в какие-то, по большому счету, нравившиеся вам пропорции между рублями, долларами и евро. А в принципе, для людей, обладающих сбережениями, измеряемыми тысячами и даже десятками тысяч долларов, вот попытки ловить колебания курса, мне кажется, занятие довольно бесперспективное. Там комиссии больше съедят, тем более, что сейчас они, после того, как уличные обменники все-таки стали прижимать, эти комиссии объективно выросли. А в принципе, надо хранить деньги в той валюте, в которой вы их собираетесь тратить. Живете вы в рублевом мире, ну и чего вам себе забивать голову, что там будет с долларом или с курсом доллар/йена, доллар/евро? А если вы на Новый год планируете куда-нибудь там в долларовую зону поехать на каникулы, ну, значит, надо собрать в зависимости от вашего уровня доходов и склонности к комфорту пару тысяч долларов или 20 тысяч долларов. Может быть, кто-то яхту собирается нанимать…

О. БЫЧКОВА: Ну, верхняя граница, как известно, уходит далеко в космос.

А. НЕЧАЕВ: Ну вот примерно так.

О. БЫЧКОВА: Можно вот еще раз сказать кратко, но понятно для Стаса, почему нефть растет, а бакс не падает? Что изменилось в этой стране?

А. НЕЧАЕВ: …

О. БЫЧКОВА: Нефть растет, а бакс не падает. Вот.

А. НЕЧАЕВ: А почему он, собственно говоря, должен падать? Если логика такова, абсолютно правильная, что нефть растет, в стране приходит больше валюты, соответственно, больше ее предложения на валютном рынке, соответственно, доллар должен снижаться. Но это один важный, но все-таки не единственный фактор, который определяет динамику валютного курса, в том числе в паре доллар/рубль. Важно еще соотношение доллара с евро. Вот мы в начале передачи говорили о том, что, как это ни кажется странным при озвученном решении Федеральной резервной системы, доллар укрепился по отношению к евро. Там не глобально, но на несколько пунктов. Зависит от того, как меняется спрос на валюту. Я это уже говорил, что импорт в последнее время растет достаточно активно, поэтому вот этот фактор – это как бы со стороны предложения, но есть же еще спрос, и спрос активно растет. Ну вот они как-то там балансируют друг друга.

О. БЫЧКОВА: Ну да.

А. НЕЧАЕВ: Хотя, в принципе, так сказать, некое макроэкономическое заключение Стаса, оно правильное. Но это не единственный фактор.

О. БЫЧКОВА: 363-36-59 – телефон нашего прямого эфира. Еще один звонок. Алло, добрый вечер. Алло?

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте.

О. БЫЧКОВА: Здравствуйте. Как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Меня зовут Борис. Я из Петербурга.

О. БЫЧКОВА: Слушаем вас, Борис, внимательно.

СЛУШАТЕЛЬ: Ну вот я очень часто слышу в публичном, так сказать, пространстве, когда сторонникам либеральной демократии в России говорят: «Ну вот в Китае же тоталитарный даже режим, можно сказать, ну уж, во всяком случае, такой, жестко авторитарный. И он успешно экономически развивается. Почему же мы не можем пойти по такому пути?». Вот что можно ответить таким людям?

О. БЫЧКОВА: Спасибо, Борис. Это любимая тема Андрея Нечаева, вот мне кажется. Одна из.

А. НЕЧАЕВ: Ну, с учетом того у нас всегда, не успев начаться, время передачи заканчивается, я не буду отвечать подробно, нескромно отошлю вас, ну, например, к своей книжке «Кризис в России» или «Россия на переломе», где просто целая глава этому посвящена, почему для нас не подходит или мы в какой-то момент опоздали с применением китайской модели. А сейчас очень коротко. Во-первых, Китай при действительно, ну, не тоталитарном, но достаточно жестком политическом режиме проводит достаточно либеральную экономическую политику. Это первый момент. Второй момент – не надо тоже абсолютизировать китайские успехи. Потому что вот те темпы роста, которые нам демонстрировал Китай – действительно, 7, 9, иногда более 10 процентов, — надо понимать, что стартовая база-то очень низкая. Плюс ведь китайская экономика очень специфична. Там, например, практически отсутствует общегосударственная система пенсионного обеспечения. То есть там есть пенсии для чиновников, а вот общегосударственной системы, такой же, как наша, со всеми ее проблемами…

О. БЫЧКОВА: Для всех-всех.

А. НЕЧАЕВ: …или европейская, нет. Там в китайской традиции, и коммунистические власти это хорошо используют, семья должна обеспечивать стариков. Ну, при том, что там продолжительность жизни, надо сказать, существенно ниже европейской, пенсионный возраст у них физиологически короток довольно. Вы представьте себе сейчас, что мы бы убрали с государства все пенсионные обязательства. Ну просто для тех, кто не очень внимательно следит, напомню, что на покрытие дефицита бюджета Пенсионного фонда наш федеральный бюджет перечисляет порядка полутора триллионов рублей – 50 миллиардов долларов, между прочим. Ну, не уверен, что у нас бы там 10 процентов были бы темпы роста, но явно не 3. А если бы мы сняли с себя еще какое-то количество социальных обязательств, ну я думаю, каждое снятое крупное социальное обязательство, оно бы… были бы эти деньги направлены на стимулирование экономического роста или на государственные инвестиции, например, что делает Китай, ну вот оно давало бы нам полпроцента, полтора процента экономического роста. И в Китае в среднем ведь очень низкий уровень жизни до сих пор. Если мы берем абсолютные объемы их ВВП – да, они сейчас вторые в мире. И наверное, они рано или поздно догонят и перегонят Америку. Но это «рано или поздно» случится не в следующем году и не через два года. Ну, наверное, на рубеже десятилетия, так прогнозируется, что они Америку догонят. А когда вы берете ВВП на душу населения, картина кардинально меняется. И так это заурядная страна, где-то в конце первого десятка в лучшем случае. И повторюсь, что там уровень жизни и социальные обязательства государства, они абсолютно несопоставимы не только с тем, что имеет Западная Европа, где реального социализма, а даже с тем, что имеет наша страна при всех наших претензиях к системе здравоохранения, пенсионного обслуживания и так далее, вполне, надо сказать, справедливых. Поэтому так восторги относительно Китая вполне можно поумерить.

О. БЫЧКОВА: Понятно. Спасибо большое. Андрей Нечаев, президент банка «Российская финансовая корпорация», был сегодня с нами в программе «Кредит доверия».


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире