'Вопросы к интервью
А. САМСОНОВА: 23 часа 8 минут в российской столице. Ближайшие 20 минут мы проведем в рамках программы «Кредит доверия» с Владимиром Мау, ректором Российской академии народного хозяйства при правительстве РФ, главным редактором журнала «Экономическая политика». Владимир Александрович, добрый вечер.

В. МАУ: Добрый вечер.

А. САМСОНОВА: Меня зовут Тоня Самсонова. Я хочу сказать всем нашим слушателям, которые не успели отправить свои вопросы на сайт www.echo.msk.ru, что вы можете воспользоваться эфирным смс-приемником +7-985-970-4545, чтобы задать свои вопросы Владимиру Александровичу. Сегодня макроэкономических тем, больших тем, но меня, честно говоря, потрясла одна довольно локальная история. «Все новые машины в России оборудуют ГЛОНАСС» – так звучит заголовок.

Ставить такие приемники обяжут всех производителей, это произойдет до конца года, об этом сказал сегодня вице-премьер Сергей Иванов, и будет подготовлено соответствующее поручение правительства. Мера подразумевает установку оборудования для системы экстренного реагирования на аварии. Ряд компаний, в частности «АвтоВАЗ», по словам Иванова, уже начали это делать. Но самое главное, что если вы используете в своей системе аналог ГЛОНАССа, например, систему GPS в мобильном телефоне, то будет специальная пошлина, она может составить на такие приборы до 25%, и потребитель почувствует разницу, добавил Иванов. Это честно, вот так чисто по-человечески?

В. МАУ: По-моему, в новостях, насколько я их успел увидеть, сказано, что мобильное устройство с системой не будет облагаться пошлиной, а пошлиной будет облагаться то, где этой системы нет. Так что ситуация совсем другая.

А. САМСОНОВА: Я читаю по агентству: Иванов отметил, что пошлины на импорт в Россию мобильных телефонов и навигаторов без ГЛОНАСС могут составить до 25%. Если мобильный телефон будет с ГЛОНАСС, то не будет никаких пошлин, а если только с GPS, то, мы прикинули, где-то 25%. Таким образом, если он с GPS, то пошлина будет 25%.

В. МАУ: Государство имеет право, в согласии с решением парламента, устанавливать те пошлины, которые считает нужным, это конституционное право правительства.

А. САМСОНОВА: Я не спрашивала вас, имеет право или нет. Честно или не честно чисто по-человечески?

В. МАУ: А налоги – это честно? Вы могли бы сказать – пусть себе живет, как королевский двор в Англии от собственных поместий, а в случае войны собирает налоги. Я не понимаю. Честно то, что законно. Если законно собирать пошлины, если государство хочет стимулировать появление определенных устройств, оно может это делать.

А. САМСОНОВА: Смотрите, по закону Саркози может через определенные законные процедуры может повысить пенсионный возраст во Франции. Но люди считают, что это нечестно и несправедливо, поэтому происходят многомиллионные забастовки.

В. МАУ: Но Саркози-то прав, и эти люди бастуют против себя, это тоже их право. Хотел бы я видеть демонстрацию топовых менеджеров против пошлин на телефоны, будет очень забавная картинка.

А. САМСОНОВА: Хорошо. Если вы не хотите давать моральную оценку этому…

В. МАУ: А что может быть неморального в том, что государство собирает налоги? По-моему, тут у вас немало участников программ, которые требуют промышленной политики, требуют разного рода стимулов. Вы что, хотите, чтобы государство сказало, что оно будет отрубать руки тем, кто завозит телефоны без GPRS. Государство хочет стимулировать GPRS, это его законное право. Если общество возражает против этого, оно может избрать в парламент тех, кто будет голосовать против этого решения.

А. САМСОНОВА: Я хочу, чтобы был свободный рынок и чтобы ГЛОНАСС победил в конкурентной борьбе с GPS, а не с помощью суперсубсидий и суперпошлин на всё остальное. Мне кажется, от этого ГЛОНАССу только лучше будет.

В. МАУ: С этим я согласен. Но это не имеет отношения к моральной оценке, это вопрос того, какая система более эффективна. Вы же меня просили моральную оценку дать. То, что вы говорите, да, это рыночная конкуренция, она более эффективна.

А. САМСОНОВА: Таким образом, мы поддерживаем ГЛОНАСС или в долгосрочной перспективе мы подкладываем ему свинью и делаем медвежью услугу? Насколько эффективен такой протекционизм?

В. МАУ: Экономическая история знает как эффективные случаи, так и не эффективные. В общем, в современном мире протекционизм скорее не эффективен, технология очень быстро меняется. Скажем, сто лет назад меры такого рода имели определенный смысл.

А. САМСОНОВА: Еще одна сегодняшняя история связана с нашими газовыми отношениями с Украиной. Тоже довольно любопытно. Мне казалось, что с приходом нового правительства, нового президента этот вопрос не будет больше всплывать. Но видите, сезонность берет свое накануне нового года. Премьер Украины Николай Азаров попросит у Владимира Путина скидку на газ.

«Соглашение о поставках российского газа на Украину, подписанное предыдущим правительством, не соответствует действующему украинскому законодательству», – заявил премьер-министр Украины Николай Азаров на заседании кабинета министров. По словам украинского премьера, «Украина присоединилась к Европейской энергетической хартии и приняла закон о рынке газа. Соответственно, изменилась и международно-правовая и внутренняя законодательная база, которые учитывались в свое время во время заключения и исполнения соглашений о поставке и транзите газа, соглашение, заключенное предыдущим правительством, не соответствует действующему законодательству Украины».

Мы отвечаем, что если Украина хочет пересмотреть соглашение изменить формулу формирования, ей придется идти на уступки в создании газотранспортного консорциума, это уже источник в «Газпроме» говорит. Мы столкнемся с газовой войной или нет? Или пока нет никаких предвестников этого?

В. МАУ: Вопрос к политологам. В принципе, экономических оснований для этого, конечно, нет.

А. САМСОНОВА: А экономические основания для пересмотра соглашения о поставках российского газа на Украину?

В. МАУ: А тут не должно быть экономических оснований, это политическая позиция. Вы же понимаете, что цена на газ, она привязана к цене на нефть. В общем, тут никаких иных оснований для цены нет. Дальше начинается политический торг. В конце концов, мы тоже можем принять закон, запрещающий пересматривать цену на газ российскому правительству. Такая немножко абсурдная ситуация. Но ссылаться на внутреннее законодательство для пересмотра международных договоренностей – это странная позиция.

А. САМСОНОВА: Нам стали поступать смс-ки к предыдущей теме про налоги, справедливые и законные. Натали пишет: «Почему не брать налог с тех, кто носит очки?» Например, меня можно обложить налогом.

В. МАУ: Можно. Но, кстати, вы платите, ведь в цене очков есть НДС, налог на прибыль. Следовательно, все, кто носит очки, участвует в формировании этого налога.

А. САМСОНОВА: Но специального акциза на очки, слава богу, пока нет.

В. МАУ: А на водку есть. И что? Кстати, очень хороший пример, с точки зрения справедливости и несправедливости. Справедливо то, что те, кто носит очки, должны их покупать, а те, кто могут их не носить, кому они не нужны, не должны участвовать в уплате этой части налогов?

А. САМСОНОВА: Они за что-то другое платят.

В. МАУ: Конечно.

А. САМСОНОВА: «Сегодня доллар снова вырос, – пишет нам Владимир. – Ползучая девальвация началась?»

В. МАУ: Знаете, у нас, как рубль укрепляется, все начинают кричать, что это плохо для местного производителя. Когда рубль ослабевает, все начинают кричать, что у нас идет ползучая девальвация. Центробанк старается, чтобы курс рубля был непредсказуем. С точки зрения интересов экономического роста, не укрепление рубля вполне осмысленно. Так что следите за котировками.

А. САМСОНОВА: Обтекаемо. Скажите тогда, что будет с долларом до конца года?

В. МАУ: Это вопрос, на который экономисты обычно не отвечают. Вы еще спросите, какая цена на нефть будет.

А. САМСОНОВА: Вы скажите диапазон, я знаю.

В. МАУ: Ничего не скажу, отвечу словами Гайдара. Ответ на такие вопросы опасен для профессиональной репутации экономиста.

А. САМСОНОВА: На какие еще вопросы профессиональный экономист не может отвечать, скажите сразу, а то у меня тут список тем. Какие вещи не имеет смысла предсказывать? Цена на нефть, курсы валют. Что-то еще?

В. МАУ: Можно, но это то, что должно быть важно валютным спекулянтам.

А. САМСОНОВА: Но трейдеры, которые играют на этом, они же вынуждены предсказывать каждый день разные котировки, разные показатели индексов.

В. МАУ: Да. На этом они зарабатывают или теряют.

А. САМСОНОВА: Тем не менее, они могут сделать более-менее профессиональный прогноз.

В. МАУ: Нет.

А. САМСОНОВА: Т.е. это пальцем в небо?

В. МАУ: Это ощущение динамики или инсайдерская информация в некоторых случаях.

А. САМСОНОВА: А успешные трейдеры, которые делают на фондовом рынке огромное состояние, типа Сороса…

В. МАУ: Сорос не трейдер, извините, Сорос – валютный спекулянт. Очень талантливый человек.

А. САМСОНОВА: Ему всё время везло?

В. МАУ: По-разному.

А. САМСОНОВА: Мне кажется, вы не хотите со мной разговаривать.

В. МАУ: Просто вы задаете вопросы, которые лучше задавать шоумену.

А. САМСОНОВА: На поддержку легализации марихуаны Джордж Сорос выделил один миллион долларов. Американский миллиардер и инвестор Джордж Сорос, поддерживающий на предстоящих в США парламентских выборах партию демократов, пожертвовал этот самый миллион в поддержку легализации марихуаны – об этом сегодня пишет The Wall Street Journal. Средства поступили в тот момент, когда калифорнийские избиратели начали выступать против положений закона, выдвинутых в рамках промежуточных выборов 2 ноября, которые могут разрешить курение марихуаны в Калифорнии. Я понимаю, что вы подумаете, что я вас опять воспринимаю как шоумена, но, тем не менее, зачем это делается? Вы можете как-то объяснить, зачем Джордж Сорос делает такие пожертвования?

В. МАУ: Этот вопрос лучше задать Джорджу Соросу.

А. САМСОНОВА: О чем вы хотите поговорить, Владимир Александрович?

В. МАУ: Вы задаете вопросы. Мне казалось, у нас передача «Кредит доверия». Я не уверен, что обсуждение психозов Джорджа Сороса или что-то в таком роде, что это предмет экономической политики.

А. САМСОНОВА: «Как долго протянут Белоруссия и Украина по этим ценам на газ?» – вас спрашивает Андрей на смс +7-985-970-4545.

В. МАУ: Это проблема эффективности политики. Например, страны Балтии, которые гораздо беднее и в гораздо более сложной ситуации находились в начале 90-х годов, перешли на мировые цены на нефть и газ, как говорится, на следующее утро. Они приняли это решение, решили не зависеть от российских поставок и перейти на мировые цены. Вы знаете, по крайней мере на протяжении 15 лет у них было всё нормально, и кризис в странах Балтии, который сейчас есть, связан с глобальным кризисом, а вовсе не с тем, что они перешли на цены на нефть и газ. Просто они стимулировали экономическую эффективность, они не пытались прикрыть неэффективность своего менеджмента, в том числе политического менеджмента, искусственно заниженными ценами на газ и нефть.

А. САМСОНОВА: Таня по смс вас спрашивает: «Что будет в Сколково через пять лет?»

В. МАУ: Сколково, имеется в виду бизнес-школа или инновационный центр?

А. САМСОНОВА: Я думаю, что инновационный центр.

В. МАУ: Бизнес-школа, я уверен, будет достаточно устойчиво развиваться, инновационный центр больше зависит от политической конъюнктуры. Сколково, я хочу напомнить, не пользуется бюджетными деньгами, инновационный центр зависит на первых фазах от вливаний бюджетных денег, тем самым очень сильно уязвим политически. Силиконовой долины через пять лет там не будет, потому что это требует сильно большего периода времени. Силиконовая долина стала знаменитой Силиконовой долиной отнюдь не через пять лет после начала инновационного роста на этой территории. В общем, Сколково останется Сколково.

А. САМСОНОВА: У нас работает телефон прямого эфира 363-36-59. Вы можете задать свои вопросы Владимиру Александровичу в прямом эфире. Спасибо, что присылаете свои вопросы на смс +7-985-970-4545. Влад из Вологды вас спрашивает: «Как вы считаете, в России инфляция? Почему искусственно сдерживается? Не грозит ли это народным социальным бунтом? Средний доход населения – 12 тысяч рублей. В России денег нет. Возможен ли вариант 1991-93 гг.? Доверие народа к Кремлю на пределе?»

В. МАУ: Конечно, нет. У России достаточно стабильная социальная и политическая ситуация, средняя зарплата несколько выше, порядка 15 тысяч. В Москве, естественно, гораздо выше. Я хочу напомнить, что средняя зарплата в 1991 году была ниже 10 долларов, а значительную часть 90-х годов находилась между 50 и 100 долларами. Поэтому в этом смысле ситуация достаточно стабильна. Я не понял вопрос, почему у нас искусственно сдерживается инфляция. У нас инфляция довольно высока, особенно в сравнении с развитыми странами, и растет. Поэтому никакого искусственного сдерживания инфляции у нас нет.

А. САМСОНОВА: Владимир Александрович, будьте любезны, наденьте наушники, потому что у нас есть звонки в прямой эфир. Я напомню, что у нас в эфире Владимир Мау – ректор Российской академии народного хозяйства при правительстве РФ, главный редактор журнала «Экономическая политика». Свои вопросы на экономические темы вы можете задавать нашему гостю. Здравствуйте, вы в эфире радиостанции «Эхо Москвы».

СЛУШАТЕЛЬ1: Здравствуйте, меня зовут Денис.

А. САМСОНОВА: Какой у вас вопрос?

СЛУШАТЕЛЬ1: Скажите, пожалуйста, есть ли перспектива у профессионалов в России или пора валить?

А. САМСОНОВА: Спасибо за вопрос. Будете отвечать?

В. МАУ: Это индивидуальный выбор каждого. Я никуда валить не собираюсь. Надеюсь, что в какой-то мере отношусь к профессионалам этой страны.

А. САМСОНОВА: 363-36-59, еще ваши вопросы. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ2: Добрый вечер. Юрий меня зовут. Хотелось бы задать г-ну Мау вопрос, может быть, достаточно широкий. Хотелось бы его краткое осмысление, наверняка г-н Мау следит за экономической политикой г-на Домбровскис, премьер-министра Латвии. Сейчас произошел достаточно интересный эффект. Человек, введший большие налоги, вновь переизбран, его партия переизбрана, сохраняется власть над этим правительством. Хотелось бы какой-то краткий анализ. Наверняка такие вещи интересуют.

В. МАУ: Спасибо за вопрос. Честно говоря, я не слежу за деталями экономической политики Балтии, это не сфера моей профессиональной компетенции. Но я думаю, что я понимаю ваш вопрос. Вы знаете, общество Балтии сильно консолидировано. У них есть очень внятная позиция, она была вступить в НАТО и ЕС, сейчас – быть частью Европейского содружества, в том числе внедрить евро. И для того чтобы это сделать, экономики этих стран должны быть очень жестко сбалансированы. Есть условия: уровень бюджетного дефицита, стабильность валюты, недопущение инфляции.

И если вы посмотрите, как страны Балтии боролись с кризисом, они боролись странно, с нашей точки зрения. Они не пошли на девальвацию, что, в общем, способствовало бы стабилизации и бюджета, и платежного баланса. Вместо девальвации они пошли на резкое сокращение бюджетных расходов. Есть два способа сбалансировать бюджет. Мы в 1998-м через жесткую девальвацию тоже сбалансировали бюджет. Они на это не пошли, потому что у них есть цель, которая для них приоритетна. Это евро. Если бы они начали играть с девальвацией, с ослаблением бюджетной политики, то и перспектива евро отодвинулась бы бесконечно.

А. САМСОНОВА: Они не потеряли от этого политическую поддержку?

В. МАУ: Поскольку парламент и правительство отражают волю народа, они не потеряли.

А. САМСОНОВА: Можно же посмотреть по опросам. Они могли принять в какой-то момент решение в зависимости от настроения и приоритетов сограждан – либо курс на Евросоюз, либо курс на сохранение бюджета.

В. МАУ: Балтия выбрала это еще в начале 90-х годов. И правительства этих стран достаточно последовательно придерживаются этого курса. И мы видим, что, видимо, общество готово платить за тяготы, делая приоритетом полноценную интеграцию в институты европейского сообщества.

А. САМСОНОВА: Очень благоприятная ситуация для правительства, когда даже урезание бюджетных статей поддерживается обществом во имя какой-то великой цели.

В. МАУ: Почему великой цели? Это тоже достаточно конкретная цель. Это очень маленькие экономики, которым выгодно быть открытыми, быть интегрированными в глобальную экономику Евросоюза.

А. САМСОНОВА: Еще один звонок мы успеем принять. Здравствуйте, вы в эфире «Эхо Москвы».

СЛУШАТЕЛЬ3: Добрый день. Меня зовут Карасев Александр. Мы в этом году пережили такую засуху. И в следующем году ожидается период повышенной солнечной активности, 22-летний цикл. Как вы прогнозируете, будут ли проблемы с агрокомплексом?

А. САМСОНОВА: Спасибо, Александр.

В. МАУ: Наша очаровательная ведущая справедливо спросила, что еще не надо прогнозировать. Знаете, я отвечу не на этот вопрос, а расскажу вам ответ одного очень талантливого экономиста Советского Союза. Вчера в Институте экономики была конференция, посвященная 100-летию Александра Михайловича Бирмана, выдающегося советского экономиста, одного из авторов экономической реформы 1955 года. И на вопрос, делают ли экономисты погоду в нашей стране, он ответил: «Они ее не делают, они ее формируют».

А. САМСОНОВА: Спасибо большое. Это Владимир Мау – ректор Российской академии народного хозяйства при правительстве РФ, главный редактор журнала «Экономическая политика». Спасибо все, кто звонил к нам в эфир. По-моему, со звонками веселее и интереснее.

В. МАУ: Спасибо. Всего доброго.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире