'Вопросы к интервью
Е. БУНТМАН: 16:35 в Москве. Ирина Меркулова, Евгений Бунтман. «Кредит доверия», Владимир Мау, ректор Академии Народного Хозяйства при правительстве РФ, главный редактор журнала «Экономическая политика». Добрый день.

В. МАУ: Здравствуйте.

Е. БУНТМАН: несколько телефонных звонков мы обязательно примем. А пока будем задавать свои вопросы. Откуда в России столько миллиардеров? – первый вопрос. «Форбс» пишет о том, что число миллиардеров в России за год, за этот кризисный год, увеличилось почти вдвое. Увеличилось и количество миллионеров рублёвых, например, насчитывается 100 тыс. человек. Это как объяснить?

В. МАУ: Что касается долларовых миллиардеров, это естественные колебания рынка. Как известно, рынок сильно упал. В прошлом, в конце 2008, начале 2009 года рынок акций, потом он сильно возрос, мы привыкли, что рынок быстрее всего падает и быстрее всего рос в мире. И соответственно, миллиардные состояния – это оценка собственности.

И. МЕРКУЛОВА: Они не сидят на мешках с деньгами.

В. МАУ: Это не мешки с бумажками или золотом, о которых мы тут регулярно говорим. Это оценка их владений, их капиталов, их акций. И она возросла сильно за последний год. И соответственно, увеличилось число миллиардеров. Что касается рублёвых миллионеров, это человек, обладающий примерно 35 тыс. долларов. Я думаю, что их в России…

Е. БУНТМАН: Машиной, например.

В. МАУ: Да. За последние полтора десятка лет один из результатов кризисного десятилетия стало то, что появилось много людей с долларами. Это в общем нормально. Плюс, наверное, какое-то влияние кризиса тоже сказывается, одним из результатов кризиса стало некая склонность к сбережению, вместо покупок. Опять же, если смотреть по имуществу, это вообще ничто. Даже самая бедная тётушка, живущая в старой квартире в центре Москвы, является долларовым миллионером, если считать по имуществу.

И. МЕРКУЛОВА: Но обыватель смотрит как… Кризис, а богатые становятся ещё богаче, а бедные ещё беднее.

В. МАУ: Вы знаете, если бы вы читали учебники по истории КПСС, то примерно на каждой третьей странице читали положение пролетариата ещё более ухудшилось.

Е. БУНТМАН: То есть, продолжает ухудшаться. В целом это хорошо, что благосостояние может быть ограниченной частью общества. Но благосостояние растёт, если увеличивается количество, может быть это смешно – рублёвый миллионер, но если доходы увеличиваются, то это наверное хорошо.

В. МАУ: Рублёвый миллионер не обязательно показатель поляризации, это показатель укрепления позиций среднего класса скорее, рублёвые, я повторяю. Что же касается благосостояния, действительно, рост благосостояния – вещь важная. К тому же я напомню, что в России, как и в мире, производство падало, а реальные доходы нет. Поэтому эта статистика вполне понятна. Я бы не делал из неё никаких далеко идущих выводов, кроме того, что рынок колеблется, а Россия становится нормальной страной.

И. МЕРКУЛОВА: Кстати, рынок настолько шаткая вещь, что сегодня состояние твоё выросло, а завтра оно может значительно уменьшиться.

В. МАУ: Если вы обладаете большими пакетами акций, которые котируются на бирже – это одно понимание благосостояния, если вы обладатель квартиры – это другое. Если у вас высокая зарплата с бонусами, вы наемный работник в инвестиционном банке – это третье. Это совершенно разные вещи.

И. МЕРКУЛОВА: А вообще любопытно, как они оценивают состояние людей? Это же наверное всё равно приблизительные оценки.

В. МАУ: Точных оценок не бывает.

Е. БУНТМАН: Плюс-минус миллиард.

И. МЕРКУЛОВА: Артём интересуется, кто же эти новые 32 человека, перевалившие за 1 млрд. в 2009 году. Читайте журнал «Форбс», что я могу сказать!

Е. БУНТМАН: Немножко рекламы называется. Мы уже упоминали, так что ознакомьтесь, если Вам детально так интересно. Новости соседних государств. Смена правительства на Украине привела к повышению кредитного рейтинга страны по обязательствам в иностранной валюте. Грубо говоря, с рейтинга очень-очень-очень плохо до просто плохо. Standard & Poor's повысил им рейтинг. Ваша оценка ситуации на Украине? Там какая-то стабильность намечается? Это ведь хорошо, что там наконец-то правительство…

В. МАУ: Понимаете, есть два фактора. Очень важно видеть два фактора развития событий на Украине. Два обстоятельства. Одно – это очевидное, что да, есть надежда, что правительство нынешнее, где премьер-министром, близким соратником президента, скорее всего, будет стабильным благодаря большинству в парламенте, благодаря тому, что она не будет провоцировать конфликтов. Правительство Юлии Тимошенко было стабильным в парламенте, но находилось в постоянном конфликте с президентом, что не есть хорошо.

Одного этого фактора достаточно для того, чтобы несколько повысить рейтинг, хотя явно он пока не инвестиционный и долго ещё не будет инвестиционным. Но есть второе, более важное, стратегическое обстоятельство. Украина четвёртый раз меняет президента. Причём в двух случаях президент участвовал в выборах, проиграл и уступил без всяких объяснений свою позицию. Это выдающееся достижение для постсоветской страны. Если не считать Балтику, которая не является вполне постсоветской.

У нас это было только в Армении, но в ситуации практически безальтернативных выборов. Мирная четвёртая передача власти, причём, не представителю правящей партии, а представителю оппозиционной партии, это является выдающимся стратегическим достижением Украины.

И. МЕРКУЛОВА: Совершенно очевидно, что новому правительству придётся пойти на какие-то очень непопулярные меры, чтобы удержаться на плаву. Что им придётся делать в ближайшее время? Что они должны сделать?

В. МАУ: По-видимому они должны будут стабилизировать макроэкономику. Они будут сокращать бюджетный дефицит.

И. МЕРКУЛОВА: Заморозить зарплаты, пенсии?

В. МАУ: Не обязательно. Это зависит от инфляции. Можно замораживать зарплаты и пенсии, можно замораживать какие-то другие расходы, можно, как в Греции, сокращать, этот кризис сродни греческому, просто он не такой скандальный, потому что греческий кризис ставит вопрос о перспективах евро, не очень остро, но это такой интересный кейс. Кейс Украины, их десятки было в ХХ веке. В Латинской Америке, страна с высоким бюджетным дефицитом, там падающая экономика. Это бывает, это преодолимо технически. Мы это преодолели в 90-е годы. Это социальная болезнь.

Правительством, которое хотя бы имеем двухлетний временной горизонт, болезненно, но легко справляется с такими вещами. Это не реформа здравоохранения, которая интеллектуальна тяжела, непроста, непонятна, как достичь макроэкономической сбалансированности хорошо известно.

Е. БУНТМАН: Сейчас мы примем несколько телефонных звонков, 2-3. 363-36-59 – телефон прямого эфира. Здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Алло!

Е. БУНТМАН: Как Вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Добрый день. Меня зовут Наташа, я из Ленинградской области. Скажите, пожалуйста, я вообще-то детство и юность жила в Риге, у меня там похоронена мама…

Е. БУНТМАН: Это вопрос к предыдущей нашей теме.

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Я насчёт визы хочу спросить.

И. МЕРКУЛОВА: Вы немножко опоздали.

Е. БУНТМАН: Мы говорим о другом. Добрый день. Вы в прямом эфире. Алло!

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Здравствуйте! Меня зовут Владимир. У меня такой вопрос. А может быть вся причина в том, как говорили наши велики люди, что кухарка может править государством?

И. МЕРКУЛОВА: Это вопрос к Геннадию Зюганову? Вы кому вопрос задаёте?

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Я хочу задать вопрос. Может быть вся причина в том, раз тут миллиардеры, миллионеры, потому что приходят люди, которые… если анализ делать в Совете Федерации, в Госдуме, они приходят и поэтому миллиардеры. Пир во время чумы получается.

В. МАУ: Если вопрос в том, что у нас миллиардеры потому, что они, а не кухарки управляют государством, то это вопрос любопытный. Но мы знаем, что в демократическом обществе могут управлять, как кухарки, так и миллиардеры, важен общественный контроль.

Е. БУНТМАН: Я надеюсь, что вас вопрос устроил.

В. МАУ: Главное, чтобы ответ устроил.

Е. БУНТМАН: Да. 363-36-59 – телефон прямого эфира. Здравствуйте! Алло!

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Да-да.

Е. БУНТМАН: Представьтесь, пожалуйста.

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Это декан экономического комитета Госуниверситета.

Е. БУНТМАН: Как Вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Магомедов Абдурахман Магомедович. Я хотел бы узнать Ваше отношение на современном этапе национальной государственной и региональной политики природопользования. Короче говоря, о современном статусе этого направления сферы деятельности, да и вообще можно говорить о научном направлении. Природопользование.

И. МЕРКУЛОВА: Спасибо большое. Мы поняли.

В. МАУ: Природопользование, конечно, вещь очень важная. Когда я учился в Плехановском институте в конце 70-х годов, у нас был специальный предмет Экономика природопользования. Боюсь, что дальше понимания этого предмета середины 70-х годов мы далеко не ушли. А вообще вещь очень важная.

Е. БУНТМАН: Мы ещё один звонок успеем принять. Только большая просьба задавать конкретные вопросы. Новость дня сегодняшнего. Владимир Путин предложил освободить некоммерческие организации, которые работают в сфере культуры, науки, образования, медицины от уплаты налога на прибыль. Ваше отношение к этому, как человека, который работает в организации сферы образования.

В. МАУ: Не сегодняшняя новость, а вчерашняя. Но действительно важная. Вы знаете, в принципе, это правильно и возможно. Действительно, если говорить о приоритетах, то мы не раз про это говорили, что приоритетом экономической политики должно быть вложение в человека – образование, здравоохранение. Приоритет не в том, сколько денег дают украсть тому или иному сектору. Это какие деньги ему оставляют. В этом смысле это налог на прибыль. Другое дело, что надо понимать, что это довольно сложно с точки зрения администрирования.

Скажем, если учебное заведение проводит курсы на Гавайях, это должно освобождаться от налога на прибыль? Это основной вид деятельности или нет. Это проблема существует во многих странах. Во многих странах образование и здравоохранение освобождены от налога на прибыль. Здесь важно понимать, отделять основной вид деятельности от неосновного.

Е. БУНТМАН: Но это же способ отмывания денег получается.

В. МАУ: Вы знаете, там, где коррупция невысока и это не основной бизнес – отмывание денег, тогда обычно руководители этой организации формулируют, если я буду заниматься чем-то ещё, то это подпадает под налог на прибыль. В общем, как всегда, здесь много технических нюансов. В принципе, решение правильное. Решение не очень болезненное для бюджета, потому что у нас в основном отрасли человеческого капитала существуют в форме некоммерческих организаций, они не распределяют прибыль.

То есть, они направляют прибыль на развитие секторов, но жест очень правильный в смысле демонстрации того, что является государственным приоритетом.

И. МЕРКУЛОВА: Главное, чтобы не получилось как всегда.

Е. БУНТМАН: Я думаю, что мы примем ещё один телефонный звонок и ещё пара тем у нас есть. 363-36-59 – телефон прямого эфира. Ваш вопрос нам в «Кредит доверия» Владимиру Мау. Здравствуйте. Представьтесь, пожалуйста. Алло!

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Алло! Добрый день.

И. МЕРКУЛОВА: Добрый день.

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Я хотел бы задать вопрос г-ну Мау.

Е. БУНТМАН: Да, представьтесь только.

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Вячеслав, Москва. Скажите, пожалуйста, как Вы расцениваете перспективы развития Таможенного союза между Белоруссией, Россией, Казахстаном и присоединение Украины. И вчерашнее заявление г-на Лукашенко по этому поводу, как он говорил по поводу мяса, молока и т.д.

Е. БУНТМАН: Спасибо.

В. МАУ: Очень хороший, очень важный вопрос. Конечно, по экономической структуре наших экономик, по здравому смыслу Таможенный союз должен существовать, и это хорошо с точки зрения развития и российской экономики, и экономики, участвующих в Союзе стран, потому, что это создаёт новый рынок и новую конкуренцию. Один из архитекторов Таможенного союза Игорь Шувалов не раз обращал внимание, вот недавно выступая в Академии народного хозяйства о том, что помимо более широкого рынка, это создаёт конкуренцию юрисдикции. Это подталкивает наши органы власти быть более адекватными по-сравнению с органами власти той же таможни, налоговой, участвующих в Таможенном союзе государств.

Другое дело, что конечно, это очень тяжёлый переговорный процесс. Очень тяжёлый. И в этом смысле, конечно, пойдя на Таможенный союз и политически объявив об этом, пройдя точку невозврата, мы стали уязвимы перед шантажом некоторых партнёров.

И. МЕРКУЛОВА: Там и газ возникает.

В. МАУ: Да. Если переговоры с Казахстаном всегда были адекватны и понятны, то, что белорусское руководство начнёт немедленно шантажировать – сделайте то-то, а то мы не пойдём на Союз, это было понятно. Это продолжается больше 10 лет, эта часть политической технологии российско-белорусских отношений. Экономически и политически это несомненно исключительно важно. Важно в том числе и по внутрироссийским экономическим соображениям. Относительно участия Украины, не знаю. Я допускаю… я не думаю, что сейчас можно провести какое-то прямое вхождение, всё-таки, Украина, в отличие от других стран, является членом ВТО, но определённое фактическое сближение, выравнивание тарифов, приближение к Таможенному союзу, мне кажется, в высшей степени вероятно.

И. МЕРКУЛОВА: А какие-то другие участники могут появиться?

В. МАУ: В принципе, какие-то участники постсоветского пространства проявляют к этому интерес. Думаю ,что могут. На самом деле нам бы отработать Таможенный союз на этой тройке, по-хорошему даже на двойке – Россия и Казахстан. И сделать шаг в направлении общего экономического пространства, т.е. выравнивания не только таможенного, но и вообще экономического законодательства.

Е. БУНТМАН: Очень непривычный формат.

В. МАУ: Почему непривычный? Непривычно что?

Е. БУНТМАН: Непривычен союз без такого ощутимого доминирования России в отношениях с Белоруссией и Украиной.

В. МАУ: И Казахстаном.

Е. БУНТМАН: Ну, с Казахстаном в меньшей степени.

В. МАУ: Ну, Евросоюз формировался именно так. Там не было никакого доминирования. Германское доминирование появилось позже, да и то, оно было скорее экономическим, чем политическим. Нет, другое дело, что есть естественное доминирование с точки зрения масштабов экономики. Российская экономика объективно будет доминировать. С другой стороны в институциональном смысле вполне могут доминировать другие страны. Если вы посмотрите рейтинг, лёгкое дело бизнеса, Россия, к сожалению, на гораздо более худших позициях, чем партнёры по Таможенному союзу. И в этом смысле важнейшие российские институциональные задачи, задачи российского правительства ближайшего года-двух является поднятие инвестиционных рейтингов России, хотя бы до уровня Белоруссии и Казахстана.

Е. БУНТМАН: Уже не успеем затронуть несколько тем. Большое спасибо. Это был пятничный дневной «Разворот» и «Кредит доверия». У нас в гостях был Владимир Мау, ректор Академии Народного Хозяйства при правительстве РФ, главный редактор журнала «Экономическая политика».

И. МЕРКУЛОВА: Спасибо всем за участие в нашей программе. Мы прощаемся с вами на одну неделю. Всего доброго.

Е. БУНТМАН: До свидания.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире