'Вопросы к интервью


Н.АСАДОВА: 16 часов 35 минут в Москве, у нас сейчас «Кредит доверия», у микрофона Наргиз Асадова и Лев Гулько, и сейчас наш гость – председатель комитета Совета федерации по бюджету Евгений Викторович Бушмин. Здравствуйте.

Е.БУШМИН: Здравствуйте.

Л.ГУЛЬКО: Здравствуйте, Евгений Викторович. Вот, мы уже сразу с вопроса начнем. Поскольку премьер в своем разговоре с народом сказал, что мы не откажемся от Лады, будем поддерживать отечественный автопром, я сразу то, что было в новостях и в газетах, ну, буквально, вчера-позавчера… Кстати, Совет федерации будет катать сенаторов на арендованных Ауди А8 на 6 миллионов каждая, то есть на 136 миллионов рублей аренда служебного транспорта заказана для перевозки, это раз.

Е.БУШМИН: Это утверждение?

Л.ГУЛЬКО: Да.

Е.БУШМИН: А, понятно. То есть спорить не надо?

Л.ГУЛЬКО: Не, это то, что тут написано. Не, не надо спорить. Я просто только имея вас как, так сказать, председателя комитета по бюджету – это же бюджетное все.

Е.БУШМИН: Конечно.

Л.ГУЛЬКО: Да. Во-вторых, тут есть такой сайт Юрия Гейко, известного журналиста автомобильного, где на нем довольно любопытная история о том, как один из, собственно, тоже высокопоставленных чиновников, губернатор Самарской области Владимир Артяков – для него заказан Мерседес такого класса, на котором обычно ездят премьеры и президенты. Замечательная машина, 1,5 тонны, тяжелее обычного Мерседеса S600, способен выдерживать круговой обстрел из стрелкового оружия, включая штурмовые винтовки М-16 и АК-47.

Н.АСАДОВА: И что, все это на народные деньги?

Л.ГУЛЬКО: Mercedes-Benz S600 Guard. Ну, 22,4 миллиона рублей стоимость такого авто – тоже довольно любопытно. Все же из бюджета.

Е.БУШМИН: Нет. Вот, последнее замечание, конечно, правильно, что все из бюджета, хотя, для президента Ингушетии, наверное, все-таки, такая бы машина была бы нужна, когда на него покушались

Л.ГУЛЬКО: Ну да. Это для Самарской области.

Е.БУШМИН: Вот! Вот видите? Вот, нельзя сказать, что, вот, нет, наотрез отказываемся, только Лада и больше ничего. В общем, так и не говорят. Для Самары, где, собственно, наверное, угрозы для жизни губернатора нет – это излишек и надо считать это как нецелевое использование бюджетных средств. 6 миллионов за Ауди – это абсурд. Это просто нельзя допускать, и я точно уверен…

Л.ГУЛЬКО: Вы имеете в виду аренду?

Е.БУШМИН: Да. Я точно уверен, что этого не может быть. Нет, писали 4. Каждая публикация с 2-х, ну, потому что 2 миллиона – это максимальная цена на конкурсе, то есть она должна быть меньше 2-х на сколько-то процентов. Но все равно 4, потом 6 – ну, не важно, даже 2 – это очень много. Вот, мы несколько раз предлагали, допустим, сделать как? Часть средств, ну, допустим, 50%, которые тратятся на обслуживание автотранспорта, отдать просто наличными тем же членам Совета федерации или депутатам Государственной Думы, и пусть они ездят как хотят, хоть на метро. 50%, заметьте – не 100%, а только 50%. И мы просто опросили всех. И все согласились.

Л.ГУЛЬКО: Ну?

Е.БУШМИН: Но вы знаете, у нас же есть очень много всяких организаций, которые обслуживают. И выясняется, что отказ от автомобилей депутатов и членов Совета федерации – это вообще нанесет достаточно серьезный ущерб этим организациям. То есть машины-то есть, водители есть, платить надо. А желающих не будет. То есть они должны будут выйти на рынок. Но они, в общем, на рынок никогда не выходили. Это, вот, та же самая монополия. Как у нас была монополия с Ладой, здесь та же самая монополия. Разрушили монополию, возникли проблемы. Если сейчас решим проблемы и конкурентный автомобиль появится на рынке – с Рено, без Рено, с Мерседесом, не важно с кем – появится на рынке…

Л.ГУЛЬКО: Совет федерации пересядет на конкурентный автомобиль?

Е.БУШМИН: Конечно. Ну, там же очень много… Там же это исключение, Ауди А8. А на самом деле это Форды Санкт-Петербургские. Они по цене, к сожалению, кстати, они по цене не отличаются от новой Лады.

Л.ГУЛЬКО: Почему «к сожалению»? Нормально, конкуренция.

Е.БУШМИН: Ну, правильно. Но я-то думал, что, все-таки, наша Лада с учетом большого количества процентов собственного производства в ней – она должна быть дешевле, чем собираемый из привозных деталей Форд – я это имел в виду только. Но, к сожалению, Форд не дороже этой Лады, и многие ездят на этих самых Фордах. Поэтому я здесь считаю, что это нормально. За 6 миллионов Ауди – это ненормально, это неправильно, это надо прекращать.

Н.АСАДОВА: Продолжая автомобильную тему, премьер в своем разговоре с народом затронул тему возможности понижения цены на бензин в следующем году. Вы считаете, что это может произойти?

Е.БУШМИН: Ну, конечно, это может произойти. Здесь как всегда есть 2 стороны. Первая сторона, я, вообще, за то, чтобы цену на бензин повышать за счет увеличения налогов. И все эти налоги направить на дороги для того, чтобы, в общем…

Н.АСАДОВА: Как в Америке. То есть известно, что в Америке там, по-моему доллар накидывался, и на эти деньги строили дороги.

Е.БУШМИН: Я вам скажу так. Я когда считал, я как себе представлял? Чем больше жгется бензина, тем больше машина ездит по дорогам – это, как бы…

Л.ГУЛЬКО: Чем больше объем двигателя… Тем больше.

Е.БУШМИН: Да! Тем больше жгется бензина. Понимаете?

Л.ГУЛЬКО: То есть если у тебя огромный внедорожник, плати больше.

Е.БУШМИН: Плати больше, конечно! Есть предложения – от веса машины… Ну, вот, по бензину – одна из составляющих. Я считал, что поэтому надо, чтобы через бензин люди платили, чтобы делались дороги. И чем больше ты бензина тратишь…

Л.ГУЛЬКО: Ну вот тот самый транспортный налог.

Е.БУШМИН: Конечно. Вот тот самый транспортный налог. Но у нас есть 2 большие проблемы. Первая проблема – это сельское хозяйство. Вы поймите, трактор – вот, он тоже как очень большой внедорожник, и заставлять крестьянина платить за строительство и ремонт дорог, даже нужных для населения, это достаточно сложный процесс.

Л.ГУЛЬКО: А господдержка сельскому хозяйству?

Е.БУШМИН: Вот, понимаете, получается, что мы просто будем перекладывать из одного кармана деньги в другой. То есть, с одной стороны, брать с них. А с другой стороны, из этого же кармана, потому что у нас касса-то общая, отдавать им. Вот это не очень правильно. И вторая проблема – это военная. Здесь уж совсем проблема одна и та же. Вы же понимаете, что, в общем, армейские автомобили экономичностью не отличаются.

Л.ГУЛЬКО: И не должны.

Е.БУШМИН: Правильно. Да и не должны отличаться, потому что они созданы для другого. Поэтому вот эти 2 проблемы если у нас государство решит, мы будем через бензин строить дороги. А пока, возможно, цена на бензин будет дешевле, чем сейчас.

Н.АСАДОВА: Ну вот, смотрите: в Америке через бензин дороги строят. Но! Цена на бензин там дешевле, чем в России, которая является нефтедобывающей страной, производит бензин. Тогда как?

Е.БУШМИН: Да. Но у нас намного дешевле, чем в Европе, которая не производит бензин. Вернее, производит, но не из своего сырья.

Н.АСАДОВА: Но а в Америке почему дешевле-то?

Е.БУШМИН: У них политика такая, экономическая политика, связанная с бензином. У них, несмотря на то, что мы говорим… Просто вы должны понимать, что у нас вообще в бензине достаточно большой налог. То есть больше, чем в Америке.

Н.АСАДОВА: То есть вы хотите его еще увеличить?

Е.БУШМИН: Конечно, конечно.

Л.ГУЛЬКО: Таким образом, увеличивается стоимость продуктов, которые перевозит большой автомобиль. Закладывается в стоимость товара.

Е.БУШМИН: Да. Я, вот, смотрел, допустим, объемы перевозок. И очень много перевозок, которые могли бы делаться по железной дороге, почему-то делаются автомобилями. Я вот этого не понимаю. Мне кажется, что, получается, что автомобилем экономически выгоднее – а это не должно быть, это чего-то неправильно. То есть либо цена на железную дорогу очень большая, либо на автомобиле на перевозку очень маленькая. Но что-то не так. В той же Европе даже те самые фуры – их перевозят по железной дороге, они только при местном подвозе ездят по дорогам. А у нас едут через всю Россию. Это тоже не совсем правильно.

Л.ГУЛЬКО: Смотрите. Ну, если, так сказать, заканчивать тему бензина, сегодняшняя «РБК Daily»: автолюбители хотят госконтроля, кстати, на стоимость топлива, и это не мудрено.

Е.БУШМИН: А это другая составляющая.

Л.ГУЛЬКО: Потому что госконтроля хотят не только на стоимость. Потому что нефть наша, а бензин стоит…

Е.БУШМИН: И на спирт тоже. Вот, спирт и бензин. Это возможно. И, кстати, это приведет к понижению цены при учете, конечно, если мы не будем повышать налоги. Вот, если мы не будем повышать налоги и устроим такой жесткий контроль за стоимостью бензина, это приведет к понижению цен на бензин.

Л.ГУЛЬКО: Не исчезнет бензин-то? Если такой, строгий контроль государством опять начинается.

Е.БУШМИН: Нет. А я думаю, что отпускные цены на заводах, то есть если мы будем нормально укладываться, там будет все благополучно. В основном, проблема цен – это сговор и на перекупке, на доставке из нефтеперерабатывающих заводов до бензоколонок. Вот, если там мы уберем так же, как и в больших сетях. Вроде бы и наценка не очень большая, но, вот, пока они дойдут до этих сетей, и молоко, и хлеб, и все прочее поднимается в цене многократно. То же самое и с бензином.

Н.АСАДОВА: Вот если послушать наш народ, то можно фиксировать, что они хотят, во-первых, госконтроля за ценообразованием на бензин, как мы уже сказали, за лекарствами, пресловутый Арбидол, на продукты первой необходимости тоже хорошо бы, чтобы был госконтроль, чтобы… Ну, понятно, да? Если так вот все сложить, то получается, мы возвращаемся точно к Советскому Союзу, где госконтроль за ценообразованием.

Е.БУШМИН: Нет, не цены, не назначаться цены.

Н.АСАДОВА: Это антирыночная абсолютно история.

Е.БУШМИН: Нет, что вы! Как раз в рыночных условиях. Когда мы говорим о тарифах, допустим, на электроэнергию, на газ, мы же не говорим о том, что мы назначили такие цены на газ и все. Нет. Вопрос идет о том, чтобы взять все расходы, то есть себестоимость, там, кубометра газа с учетом инвестиционной составляющей. А эту инвестиционную составляющую защищает в правительстве специальное заседание правительства, которое посвящено защите инвестиций монополий. И когда объем этих инвестиций защищен в правительстве, он добавляется туда, в итоге считается, какой должен быть тариф – без накруток, без наценок, без каких-то там жучков, которые встраиваются в цепочки. Вот, без этого всего.

И дальше уже, конечно, приходится и Газпрому, и сетям как-то без этих жучков обходиться, потому что иначе в цену, в ту, которая назначена нашей службой по тарифам, не войдешь. Здесь предлагается то же самое – ни в коей мере не назначать цену, а именно следить за тем, чтобы себестоимость и наценка соответствовали реалиям. Вот себестоимость, вот наценка, конечная цена должна быть такой. А что вы там 8 раз перепродаете друг другу и поднимаете цену – это, простите, уже не для народа, это для себя.

Н.АСАДОВА: Ну вот, если говорить о бензине, то, ведь, логично: если растет цена на нефть, то должна расти и цена на бензин.

Е.БУШМИН: Да. Если падает цена на нефть, должна падать цена на бензин. А почему у нас только в одну сторону? Вопрос.

Н.АСАДОВА: Подождите. Если премьер говорил о том, что возможно снижение цены на бензин, то, значит, он думает, что будет снижение цены на нефть?

Е.БУШМИН: Нет, при этой цене на нефть. Разговор идет при этой цене на нефть. Вообще, мы должны добиться, чтобы при снижении цены на нефть снижалась цена на бензин – это обязательно. Это хоть какой-то государственный контроль. Пока даже этого нет, у нас нет снижения цен на бензин. У нас есть сезонное снижение, но никак не связанное с ценой на нефть. А мы должны добиться, чтобы при снижении цен на нефть снижалась цена на бензин, во-первых. А во-вторых, при стабильной цене на нефть мы все равно должны добиваться снижения цен, потому что наценки между производителем и потребителем слишком большие.

Н.АСАДОВА: А вы вообще за государственный контроль за ценообразованием?

Е.БУШМИН: Нет. Я за государственный контроль над ценообразованием на отдельные товары, которые так или иначе относятся к категории монопольных. Сейчас у нас компании те же самые нефтяные так лихо между собой договариваются, что я бы отнес бензин к той самой монопольной категории как газ и электроэнергия.

Н.АСАДОВА: А лекарства?

Е.БУШМИН: С лекарством… Вы знаете, вот, с лекарствами не занимался. Вопрос в том, что, я думаю, что с лекарствами не будет такой жесткой проблемы по всему спектру. Я думаю, это отдельные составляющие, отдельные жучки, которых надо наказывать просто. Потому что если он взял и просто увеличил в 2 раза цену на Арбидол, то это значит, он просто виноват. Этого не может быть. У него нет никаких оснований делать это, тут никакого контроля не надо. Тут, вроде бы как, даже под уголовное дело можно подвести.

Л.ГУЛЬКО: Еще один вопрос, который нас не оставляет. В своих ответах премьер-министр, в общем, проводил кризис, честно говоря. Сказал ему «До свидания». Вот, с большой долей уверенности можно говорить, что пик экономического кризиса уже преодолен – это заявил премьер-министр, отвечая в прямом эфире государственных телеканалов и радиостанций на вопросы. Впрочем, расслабляться рано, по словам вице-премьера Алексея Кудрина банкам предстоит списать львиную долю плохих долгов, а экономика находится в экономической турбулентности.

Е.БУШМИН: Турбулентность?

Н.АСАДОВА: Да. Это ноу-хау премьера, новое слово.

Е.БУШМИН: Ну, я про турбулентность не знаю.

Л.ГУЛЬКО: Ну, немножко трясет пока.

Е.БУШМИН: Еще как трясет!

Л.ГУЛЬКО: Ну, да. Но кризис, тем не менее…

Е.БУШМИН: Но дело в том, что трясет-то пока на дне. То есть это означает, что у нас не произошло, там, буквы «V» латинской. То есть падение, падение, а потом сразу подъем – нет, мы, конечно, задержались там на дне для того, чтобы подниматься, возможно, но не сейчас. То есть сейчас мы пока стабилизировали с отдельными элементами выбросов как вверх небольшими, так и вниз, еще ниже кризиса. И это может продолжаться, ну, грубо говоря, первую половину следующего года. А меня-то вообще волнуют бюджеты. А на бюджеты реально все это сыграет к концу 2010 года, а, может быть, даже в начале 2011-го. Поэтому не только расслабляться нельзя, сейчас как раз самый тот период, когда если мы не соберемся, то мы начнем, добраться до дна кризиса, мы начнем что делать? Копать.

Л.ГУЛЬКО: Ну, я не знаю, что же там, дальше куда?

Е.БУШМИН: Копать.

Н.АСАДОВА: Носом при том.

Е.БУШМИН: Копать, да. Копать. Вот, чтобы этого не было, чтобы мы ниже кризиса копать не начали, сейчас как раз расслабляться нельзя.

Н.АСАДОВА: Такая популярная идея у премьера – снизить ставку по ипотечным кредитам до 10-11%. Скажите, насколько это реально, скажем, достичь в 2010-м году? И какие условия для этого нужны?

Л.ГУЛЬКО: Я вам честно скажу, простите, что я когда брал ипотечный кредит – ну это было, там, скажем, несколько лет назад, как раз ставка была 11%.

Е.БУШМИН: Да-да, конечно. Но кризис же. Как нам вернуться к докризисному состоянию? Первое, это, конечно, экономика. Но мы с вами об этом уже поговорили. Постепенно к концу 2010 года мы начнем вылезать и куда-то выйдем. Вторая составляющая – это, как бы, специальное внимание. Вот, посмотрите, если сейчас уже 9% ставка рефинансирования ЦБ, ну, даже обещают, может быть, ее сделать чуть ли не 8,5%. Ну, 8,75%.

Л.ГУЛЬКО: Значит?..

Е.БУШМИН: Это означает, что между ставкой рефинансирования ЦБ и ставкой, по которой банк может дать кредит, всегда существует некоторый лаг. Он заключается в том, что нужно резервировать средства, он заключается в том, что нужно заплатить зарплату сотрудникам банка. Он заключается в том, что нужно прибыль какую-то банку заработать и так далее.

Л.ГУЛЬКО: Ну, а зачем он тогда нужен?

Е.БУШМИН: Точно! Поэтому вот этот лаг – он более-менее известен. То есть, снижая ставку рефинансирования, давая банкам более дешевые деньги, может быть, даже где-то уменьшая резервирование, мы можем прийти к 11%.

Н.АСАДОВА: Ну вот, смотрите. Если говорить об этом лаге, то вы сказали, что ставка Центробанка 9%, а ставка по ипотеке – где-то 15%. 6% лаг.

Е.БУШМИН: Ну. 9% — не много, недавно. 9% недавно сделали. Мы слишком быстро снизились, если помните, с 13% до 9%. На самом деле, банки все реагируют с запозданием. Во-первых, хочется заработать, если есть возможность не снижать. А потом, ну, кредиты даны уже, мы проценты их считаем. Если считать по новым выданным кредитам сегодня, то ставка уже ниже. Поэтому это, знаете, это статистика.

Н.АСАДОВА: А как вы думаете, какой должен быть этот лаг? Ну, вообще? В среднем?

Е.БУШМИН: Я думаю, что 3-3,5%. Я думаю, что 3-3,5% — это вполне достаточно, поэтому при 8-ми там..

Н.АСАДОВА: При 7-ми, наверное, будет 10-11%, соответственно.

Е.БУШМИН: Не-не, при 8-ми будет 11%, а при 8,5% будет 11,5%.

Л.ГУЛЬКО: То есть 3% как у них у нас никогда не будет по ипотеке? Они дают ипотеку под 3%, даже под 2%.

Е.БУШМИН: Так, если у них 0,25% ставка рефинансирования.

Л.ГУЛЬКО: Да, я поэтому и говорю.

Е.БУШМИН: Зажать чуть-чуть свои желания, аппетиты, снизить резервирование и вы получите 3%.

Л.ГУЛЬКО: То есть вы верите в то, что у нас когда-нибудь будет?..

Е.БУШМИН: Нет. Ну, в ближайшее время не будет. Ну, потому что ставки рефинансирования 0,25% не будет.

Л.ГУЛЬКО: Я понимаю. Нет, но вообще, в принципе, может?

Е.БУШМИН: Вы понимаете, зачем нужна ставка рефинансирования 0,25%? Чтобы деньги просто шли, шли, шли, шли. А что в нашем случае это будет означать? Инфляцию. Вот, нам уже ниже 8,5% нельзя снижать ставку рефинансирования, иначе мы уже будем критичны к инфляции.

Л.ГУЛЬКО: Еще один вопрос, который задает Семен нам по поводу пенсий. Значит, выдержит ли бюджет? Вот, сейчас идет реклама сплошная, валоризация, еще что-то.

Е.БУШМИН: Да, переоценка.

Л.ГУЛЬКО: Переоценка. Выдержит бюджет такие траты?

Е.БУШМИН: Нет, все посчитано на ближайшие 2 года абсолютно точно. То есть 2010-й весь закрывается, там серьезная валоризация, закрывается федеральным бюджетом и фондом национального благосостояния. 2011-й год, так как уже не нужно будет таких вложений, там даже меньше суммы, которые пойдут из федерального бюджета и фонда национального благосостояния. Поэтому 2011-й год, по всей видимости, никаких проблем… Если нефть не будет 10, то никаких проблем, из федерального бюджета мы поможем Пенсионному фонду в 2011-м году. А в 2012-м году – ну, мы просто до конца еще не понимаем, какая будет экономическая ситуация. Если как мы ждем, к концу 2010-го мы начнем вылезать, то в бюджете 2012-го денег на то, чтобы продолжать платить повышенные пенсии, нам хватит.

Л.ГУЛЬКО: Спасибо большое. Евгений Викторович Бушмин, председатель комитета Совета федерации по бюджету. Мы запомнили, значит, что Ауди А8 никогда – это мы запомнили.

Е.БУШМИН: За 6 миллионов.

Л.ГУЛЬКО: За 6 миллионов.

Н.АСАДОВА: Спасибо вам.

Л.ГУЛЬКО: Спасибо.

Е.БУШМИН: Пожалуйста.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире