30 июня 2009
Z Кредит доверия Все выпуски

Финансовая пирамида Бернарда Мэдоффа


Время выхода в эфир: 30 июня 2009, 10:35

А. ОРЕХЪ – У нас сейчас ностальгическая страничка, потому что долгие годы в нашем утреннем «Развороте» присутствовала рубрика «Кредит доверия», где эксперт делился своими суждениями по разным актуальным вопросам. Ностальгия замучила нас, мы решили Михаилу Бергеру позвонить с утра. Доброе утро.

М. БЕРГЕР — Доброе.

А. ОРЕХЪ – Мы к вам по делу, а не только лишь из ностальгических побуждений.

М. БЕРГЕР — Денег нет.

Л. ГУЛЬКО — И не будет.

А. ОРЕХЪ — Но если бы вы были аферист Мэдофф…

М. БЕРГЕР — Да, можно только мечтать.

А. ОРЕХЪ – Мы хотели поговорить про этого замечательного человека, который получил 150 лет тюрьмы.

Л. ГУЛЬКО — А жить ему осталось приблизительно 13 лет, как сказал адвокат.

А. ОРЕХЪ – Видимо, бия на жалость. Выколачивая слезу из налогоплательщиков. Понятно, что человек малосведущий в этих аферистических делах, но меня поразила эта история. У нас была МММ, Чара-банк и прочие пирамиды, пирамидальные структуры. У нас молодая демократия, капитализм, экономика. Но у них 200-летний опыт, бог знает чего только…

Л. ГУЛЬКО — И судя по Бернарду Мэдоффу с человеческим лицом.

А. ОРЕХЪ – 20 лет он обманывал, причем не просто частных вкладчиков, их можно обмануть, но обманывал огромные фирмы. Может быть, вы нам сможете прояснить механизм, не механизм, как можно в течение 20 лет обманывать всех.

Л. ГУЛЬКО — И что это такое так называемая «Схема Понци», по которой он всех обманывал.

М. БЕРГЕР — Во-первых, я думаю, что первый пункт повестки нашего собрания состоит в том, что Россия не является страной дураков или, по крайней мере, не является чем-то уникальным и пирамиды можно строить на самых развитых и совершенных рынках.

А. ОРЕХЪ – Слава богу. У Бергера всегда есть позитив. Когда у нас по пятницам говорят, всегда Бунтман просит: теперь какой-то позитив в конце. Тут позитив с самого начала.

М. БЕРГЕР — Причем более того нам учиться и учиться. Потому что у нас разве это пирамиды, сравните масштаб. У нас пирамидоиды, некие…

А. ОРЕХЪ – Пирамидульки.

М. БЕРГЕР — Просто детские игрушки. Модель один к ста. Как автомобили.

А. ОРЕХЪ – Машиночки такие.

М. БЕРГЕР — Потом ясно, что Мавроди нужно было хорошо учиться, тогда бы может быть, было и больше и дольше. Все-таки Мэдофф крупная фигура. Это важная вещь. Если говорить серьезно, то вот каковы уроки. А) нет авторитетов, для американского правосудия и этой машины, просто такая безжалостная машина правосудия, для нее нет авторитетов. Нет заслуг каких-то исторических, хотя они где-то есть, но они не снимают ответственности с фигуранта и конечно скорость, с которой вскрыто, расследовано, и приведено в судебное состояние. Состоялось решение суда. Я, конечно, против троек судебных, но все-таки я помню, сколько лет разыскивали Мавроди, который жил на Фрунзенской набережной в Москве. Многие герои пирамид по-прежнему где-то спокойно, тратят собранные в поте лица деньги.

А. ОРЕХЪ – Госпожа Властелина несколько раз пыталась реинкарнироваться.

М. БЕРГЕР — Конечно. И здесь очень важно, как это сработало. Что касается 150 лет, такова практика американского правосудия. Есть 4 пожизненных заключения.

А. ОРЕХЪ — Я лично не удивлен, тут некоторые наши слушатели: как это 150 лет. Сколько же ему будет, когда он выйдет.

Л. ГУЛЬКО — По совокупности.

М. БЕРГЕР — Да, тут очень оптимистично смотрят на продолжительность жизни, давая такие фантастические сроки.

А. ОРЕХЪ – Верят в бессмертие и перерождение душ, видимо.

М. БЕРГЕР — Здесь очень важно продемонстрировать, что человек получил по максимуму. Не от и до, а вот нужна была демонстрация по максимуму. Я думаю, что для Мэдоффа такой драматической разницы между 12 и 150 лет. Между 5 и 150 было бы. Но 12, в общем, это тоже близко к пожизненному.

А. ОРЕХЪ – Сейчас любой срок для него практически пожизненный. Потому что немолодой человек.

Л. ГУЛЬКО — 71 год. А все-таки любопытно, на чем он попался-то? Столько лет.

М. БЕРГЕР — На самом деле он попался не так как наши представители пирамид, потому что очередь людей, сдающих деньги, стала отставать от очереди людей, ожидающих своих денег. На самом деле его подкосил финансовый кризис, вы будете смеяться. Просто когда на рынке обращалось большое количество денег легких, больших. Когда люди с удовольствием, не вдаваясь в подробности, сдавали свои суммы под какие-то немыслимые для американского рынка 10-12%, 15-20%. Что для России кажется нормой, но там что-то запредельное. И когда эти деньги обращались, надувались, тогда под вложенные деньги выпускались всякие ценные бумаги, а под них еще выпускались деньги. Все работало хорошо и если бы не этот несчастный человек, который решил первым заплатить за квартиру очередной взнос, и потом бы это домино не посыпалось по всему миру.

А. ОРЕХЪ – Ипотечный кризис наш любимый.

М. БЕРГЕР — Да, конечно, это длилось бы еще долго и счастливо. Эта просто сага о пирамидах была бы бесконечной.

А. ОРЕХЪ – Все-таки действительно такие беспредельные проценты человек выплачивает долгие годы, почему не насторожило никого. Вы говорите, очень быстро это дело распутали, быстро осудили.

Л. ГУЛЬКО — Он особо и не отпирался.

М. БЕРГЕР — Кризис выдернул из этой машинки топливный шланг. Мотор заглох. Грубо говоря. Перестали поступать деньги. Теперь смотрите, российский гражданин, американский гражданин остается человеком со своими слабостями и страстями. И знаете, эта магия, это же все-таки психотерапия какая-то.

А. ОРЕХЪ – Магия больших чисел.

М. БЕРГЕР — Это очень здорово действует. Первый человек на бирже, солидный мужик, 70 лет, вроде трудно его заподозрить в чем-то таком. С потрясающей своей личной историей.

А. ОРЕХЪ – Как говорят: положительный.

М. БЕРГЕР — И он сыграл, знаете на чем – на стремление человека попасть в клуб для избранных. Это конечно слабость свойственна многим, особенно людям с состоянием. Деньги есть, многое есть, но я как все, десятки тысяч миллионеров в Америке. Но я один из немногих, кого допустили в этот клуб, потому что это был потрясающий маркетинговый ход. Невозможно было принести деньги Мэдоффу. Либо было очень сложно. Как в КПСС вступить.

А. ОРЕХЪ – Надо было стремиться.

Л. ГУЛЬКО — Такой элитный клуб.

М. БЕРГЕР — Это конечно просто невероятно притягательно действовало и конечно люди где-нибудь задним умом, передним, средним думали, ну, наверное, это какие-то грязные намибийские алмазы, наверное, какое-то приторговывание оружием.

А. ОРЕХЪ – Русские «Калашниковы».

М. БЕРГЕР — Ну да, мы понимаем, что на нормальном рынке таких денег нет, но поскольку это где-то через пять прослоек, дочек, внучек и сестер в корпоративном смысле, где-то осуществляется, мы-то здесь причем.

А. ОРЕХЪ – Через корпоративную тещу.

Л. ГУЛЬКО — Кстати, о тещах. Что меня еще поразило, что по решению суда у Мэдоффа будет конфисковано все принадлежащее ему имущество, это все на него оказывается, записано, у нас обычно тещи, жены, дети. Яхта, дома, автомобили, банковские счета. Все на него.

А. ОРЕХЪ – У жены тоже 70 миллионов.

Л. ГУЛЬКО — Она права на них имела. Она оспаривала на них права. Но большинство на него записано. Вот человек не боялся.

М. БЕРГЕР — Видимо, ему надо было у наших депутатов поучиться и чиновников, они бы ему рассказали, как правильно, то есть работать каждый может, как сохранить нажитое непосильным трудом, это отдельная история. Но я обращаю ваше внимание на следующую вещь, все-таки жене Мэдоффа оставили 2,5 миллиона. Важно, чтобы она не давала их родственникам.

А. ОРЕХЪ – Снова не начали с 2,5 миллионов новую пирамиду.

Л. ГУЛЬКО — Это неизвестно.

А. ОРЕХЪ – Ну хорошо, спасибо, Михаил Бергер был у нас в утреннем «Развороте».



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире