'Вопросы к интервью
А. ОРЕХЪ: Эксперт у нас сегодня Гарегин Тосунян – глава Ассоциации российских банков. Гарегин Ашотович, доброе утро.

Г. ТОСУНЯН: Доброе утро.

А. ОРЕХЪ: У нас к вам, как всегда, накопились вопросы. Я заметил – как мы с вами не поговорим, не встретимся в эфире, так обязательно возникает какая-нибудь новость об отзыве лицензии. Мы специально не подгадываем, но так получается. Вот сегодня коммерческий банк «Столыпин», у него отзывают лицензию. И такое учреждение, как небанковская кредитная организация «Расчетная палата МРС». Вы что-нибудь можете сказать об этих организациях? Известно ли вам вообще, что там за история?

Г. ТОСУНЯН: Нет, истории я не знаю. Лишение лицензии сегодня все-таки не редкость, тем более когда организации, которые на слуху, которые небольшие. В этом смысле я могу процитировать одного докладчика, на прошлой неделе в Берлине он выступал, говорит: «Вы странные люди. У нас когда в Америке лишают небольшой банк лицензии в каком-нибудь штате Оклахома, то об этом «Financial Times» ничего не пишет, и это долго и нудно не обсуждают. В местной информационной сети дают информацию – и всё. А у вас когда любой небольшой банк лишается лицензии, то вся страна на первых страницах пишет о том, что лишен лицензии банк, банковская система находится в кризисе. Как-то вы сами соизмеряйте масштабы тех организаций, которые существуют, и умирают, и рождаются, и системные проблемы». В этом смысле вот вы называете сейчас две организации. Наверное, есть проблемы, есть у них своя жизнь, и теперь наступило окончание…

А. ОРЕХЪ: Своя смерть теперь.

Г. ТОСУНЯН: Да. Но, тем не менее, по каждому поводу, я не думаю, что нужны подробные комментарии, знание того, что там случилось. Наверное, нарушены были требования – и лишены лицензии. А небанковская кредитная организация могла, в принципе, сама по себе, с учетом того, что она обслуживала, видимо, какой-то расчетный центр…

В. УТКИН: Вот вы нам и объяснили, как к этому относиться на некоторое время вперед. Спасибо.

А. ОРЕХЪ: Я даже подумал, что, может быть, это и хорошо, что какие-то мелкие, не очень надежные организации отмирают естественным путем.

Г. ТОСУНЯН: Нет, ничего хорошего, конечно, нет. Умирание любой организации – это все равно для какого-то круга клиентов проблема. И мы, конечно, как Ассоциация не безразличны к этому. Мы стараемся в преддверие каких-то проблем поучаствовать, если есть необходимость, помочь. Если уже лишена лицензии организация, то в постпериод тоже как-то оказать содействие. Но это не предмет публичного и детального обсуждения. Так что, конечно, это тоже проблема, ничего хорошего нет. Но жизнь есть жизнь. Не может быть, чтобы не было динамического равновесия. Так не бывает, чтобы все навек создались. Крупнейшие организации – Lehman Brothers и прочие лишаются лицензии. Это да, это повод для того, чтобы месяц пообсуждать, и то не более того. А уж когда небольшая организация… Ну, всякое бывает. Что делать? Надо философски относиться.

В. УТКИН: Гарегин Ашотович, сегодня «Коммерсантъ» пишет, что в кризис повысилась узнаваемость российских банков.

А. ОРЕХЪ: Как брендов, как марок.

В. УТКИН: Совершенно верно. Люди стали обращать внимание на то, каким банкам помогает государство, считают их более надежными. Но в целом при этом доверие к банковской системе продолжает несколько снижаться. Как бы вы могли это прокомментировать? Все-таки узнаваемость брендов – это же позитивный результат, который можно использовать в дальнейшем.

Г. ТОСУНЯН: Узнаваемость – это, безусловно, позитивный результат. В принципе, это элемент оздоровляющей составляющей кризиса. Что касается брендов, то, во-первых, доверие все-таки не падает, а растет, хотя бы потому, что в этот кризисный период после ноября месяца идет рост вкладов.

В. УТКИН: Вот как? Интересно.

Г. ТОСУНЯН: Идет рост вкладов. И это говорит об отношении людей и вкладчиков. Причем идет не только в те банки, которые государством названы как объекты помощи. Кстати, в этом есть некий парадокс. Если кому-то государству приходится помогать, то говорить о том, что они в более хорошем состоянии, немножечко смешно.

В. УТКИН: Именно эту тему мы вчера обсуждали с другим нашим экспертом – Константином Сониным. И он сказал, что заблуждение – принимать вот это увеличение вкладов за тенденцию, потому что это не столько доверие к банкам вырастает, сколько люди пересматривают свой образ жизни. И то, что они раньше они могли позволить себе, в частности, тратить на развлечения или просто бездумно тратить…

Г. ТОСУНЯН: Теперь накопляют. Но накапливание тоже может идти в разных формах. Они не накапливают сейчас, вкладываясь в фондовый рынок, они не накапливают, слава богу, в большей степени под матрасом или перекладывая в какие-то внешние активы. Они все-таки считают… Да, здесь, безусловно, этот коэффициент тоже надо учитывать, что изменилась пропорция накопления и потребления. Безусловно. Но в то же время накапливают-то они в банках. Значит, все-таки нельзя говорить о том, что снижается доверие. Как раз наоборот, октябрь-ноябрь, тяжелейший период, показал, что даже в этот тяжелейший период, не важно, рукотворный он или в силу объективных обстоятельств создана эта ситуация, но мы преодолели и пошли в рост буквально спустя два месяца. Хотя ситуация была крайне тяжелая.

И в этом смысле государство вполне адекватно себя повело, вот эти 700 тысяч рублей стопроцентной гарантии, до 700 тысяч. Кстати, многие утверждают, что практически люди не знают о том, что 700 тысяч гарантированы в каждом банке, как ни странно. Вот такую пропаганду мы проводим, объясняем, разжевываем. Оказывается, люди не знают, что 700 тысяч гарантированы. И даже при этой низкой грамотности людей, при этих сложнейших обстоятельствах конца прошлого года, с января идет устойчивый рост.

Теперь ваш вопрос по поводу того, что доверяют только тем, кому помогает государство. Скажите, вы сами как считаете, это логичный оборот такой – вот кому помогают, тому я больше доверяю?

В. УТКИН: Думаю, что не совсем.

А. ОРЕХЪ: Теоретически не логично, а по нашей жизни – логично. Потому что если государство поддерживает банк, может, он не рухнет.

Г. ТОСУНЯН: Ничего подобного. Те, кто среднего уровня банки, которые работают, которые со своими клиентами имеют долгие связи, которые сейчас, немножечко перестраховываясь и не имея никакой поддержки от государства, может быть, излишне завышают ставку, излишний консерватизм проявляют. У них, кстати, уровень достаточности капитала на порядок выше, чем в других банках, более крупных. Т.е. проводят политику консервативную, осторожную. К ним доверие тоже вполне устойчивое. Просто они не на виду, их никто публично не пиарит.

В. УТКИН: Мне кажется, тут смешались немного два тезиса. Речь шла о том, что у тех банков, которые получают государственную помощь, у них значительно повышается узнаваемость бренда. Потому что об этом сообщают, в частности. При этом в целом доверие к банкам, по мнению автора «Коммерсанта», снижается (он опирается на некие социологические данные).

Г. ТОСУНЯН: Понял. Тогда скажем так. Государство помогает тем, у кого бренд и так очень известный. Мы не будем сейчас перебирать банки. Но вы же понимаете, что государство и так оказывает поддержку единицам, на пальцах чуть ли ни одной-двух рук можно пересчитать. Но, тем не менее, даже когда это двадцать, то это банки, которые и так на слуху. Поэтому узнаваемость брендов в этом смысле, я не думаю, что происходит какая-то избыточная. А с другой стороны, то, что узнаваемость и идентификация с точки зрения тех, кто себя негативно повел, это тоже на пользу.

В. УТКИН: Гарегин Ашотович, у нас очень мало времени осталось, я бы попросил вас ответить коротко. Так или иначе, мы с вами сегодня говорили о том, что информация, которая предоставляется о банковской сфере, она по разным показателям вызывает серьезные нарекания у профессионалов. Предложите, пожалуйста, населению способ узнавать о надежных и хороших банках, если пресса с этой задачей в целом не очень справляется.

Г. ТОСУНЯН: Я думаю, что это сугубо индивидуальная работа. Вообще узнавать о хороших и устойчивых банках, вообще тиражом, не имеет смысла. Если вы хотите работать с данным банком, или с данным врачом, или с данным юристом, вы просто поинтересуетесь, относительно него какая есть информация на рынке.

В. УТКИН: У тех, кто с ним работает.

Г. ТОСУНЯН: В самом банке, во-первых, максимальную информацию выудите – кто является его учредителями, каков баланс. В принципе, трудно прочитать вам баланс, но поинтересуйтесь, кто является клиентом этого банка, поинтересуйтесь у них (они много лет работают), насколько можно им доверять. Нет другого золотого способа, как просто индивидуальная работа.

В. УТКИН: Спасибо. Очень интересно.

А. ОРЕХЪ: Гарегин Тосунян, глава Ассоциации российских банков, был у нас в «Кредите доверия».



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире