'Вопросы к интервью
О.ЖУРАВЛЕВА: В Москве 16:35, это дневной «Разворот». У микрофона Лев Гулько.

Л.ГУЛЬКО: И Ольга Журавлева.

О.ЖУРАВЛЕВА: А в студии у нас зам. председателя комитета Госдумы по бюджету и налогам Андрей Макаров. Добрый день.

А.МАКАРОВ: Добрый день.

Л.ГУЛЬКО: Здравствуйте. Давайте я начну вот с чего. Россия выступает за мировые расчеты в нескольких валютах – такое предложение содержится в материалах, подготовленных Кремлем к саммиту «большой двадцатки», запланированному на начало апреля в Лондоне. Кроме того, Москва выступает за создание, как пишут средства массовой информации, наднациональной резервной валюты, то есть вот эти вот, я так понимаю, какие-то бумаги МВФ, какие-то облигации МВФ. Ее эмиссия должна будет осуществляться международными финансовыми институтами. Целесообразность данного предложения по замыслу российских властей должен рассмотреть Международный валютный фонд.

О.ЖУРАВЛЕВА: Нас интересует простой вопрос: зачем это нужно, чем это поможет конкретно России или, может быть, это, действительно, какой-то рецепт спасения всего мира от кризиса?

А.МАКАРОВ: Вы знаете, мне очень грустно на самом деле. Мне очень грустно, что мы начинаем обсуждать проблему, ну, как минимум с ней не познакомившись. Помните, «я Пастернака не читал, но я хочу заявить»? Вот, поскольку я вот ехал сюда, слушал «Эхо Москвы» — вы были в эфире, следовательно, я думаю, вы тоже не прочитали еще предложение России.

Л.ГУЛЬКО: Нет. Целиком, конечно, нет. Мы хотим, чтобы вы их немножко объяснили.

А.МАКАРОВ: Да я и говорю, я думаю, что вы их тоже не читали. Я боюсь, что их не читали и те, кто…

Л.ГУЛЬКО: Делает новости?

А.МАКАРОВ: Делает новости. Ну, это нормально, на самом деле – а зачем?

О.ЖУРАВЛЕВА: Ну, выделены какие-то точки.

А.МАКАРОВ: Ну вот, нету там этого. Вот как быть, если в этих предложениях этого нет?

О.ЖУРАВЛЕВА: А что есть?

А.МАКАРОВ: А вот давайте мы с вами сейчас разберемся все-таки, чем кто занимается? Вот сегодня весь мир, строго говоря, не очень представляет природы того кризиса, который обрушился на весь мир. То есть мы знаем, там, где был спусковой крючок, то, что называется, где были проблемы, как механизм работал. Но вот такого очевидного, понятного всем механизма борьбы с кризисом не существует. Кстати, Обама в этом плане совершенно внятно сказал, только придя к власти. Говорит, мы не знаем точно еще, что надо делать, но если мы не будем делать ничего, это будет катастрофа. Кстати, здесь я с ним полностью согласен. Так вот, проблема состоит в том, что, кстати, когда у нас средства массовой информации, очень много из комментаторов, специалистов, политологов очень любят обсуждать экономические проблемы, начинать… Помните, как было предсказание, что курс рубля обрушится за 15 минут до нового года?

Л.ГУЛЬКО: Было такое, да.

А.МАКАРОВ: У вас в эфире! У вас в эфире звучало – я помню.

Л.ГУЛЬКО: Было.

А.МАКАРОВ: Я с ужасом жду вот эти 15 минут, когда же? А он не рушится.

Л.ГУЛЬКО: А он не упал.

А.МАКАРОВ: Неудобно так получилось как-то. Ну, Бог с ним. Ведь всерьез рассматриваем. Так вот, я еще раз говорю: существует объективный набор мер, которые знают все страны для борьбы с любым кризисом. И эти меры все принимаются. Но все понимают, что кризис настолько серьезен, что нужны иные дополнительные меры. И вот то, о чем сейчас говорили министры финансов в Лондоне, это очень важный вопрос – какой станет посткризисная финансовая система?

О.ЖУРАВЛЕВА: Так это уже посткризисная!

А.МАКАРОВ: Да, конечно. То, что мы сейчас должны создавать. То есть это какие методы надзора. Ведь на самом деле очевидно совершенно, что государство не выполнило свои контролирующие, надзирающие функции за Федфондами. Совершенно очевидно, что вот эти так называемые плохие кредиты в Соединенных Штатах Америки, которые послужили вот этим спусковым крючком для кризиса. Совершенно очевидно, что это государство упустило это. И ведь это была целая идеология, на которой была построена американская мечта последнего времени. То есть о том, что плохие кредиты, смешиваясь с хорошим, создают новый, хороший, производят так называемый производный финансовый инструмент. И вот проблема в том, как этого не допустить и что сегодня делать. Поэтому и предлагаются разные варианты. Когда мы говорим о расчетах в разных валютах, ну, абсолютно справедливо, что риски должны быть диверсифицированы. Ну, скажите, когда мы ведем, скажем, торговлю с Соединенными Штатами Америки, в чем нам вести расчет? Ну, очевидно, что в долларах. Но если вы будете вести расчеты с Европой в долларах, очевидно, что это будет полный бред, потому что в данном случае и мы, и они будем терять на кросс-курсе, то есть пересчет в евро, потом в рубли – мы будем просто терять. Значит, с Европой мы будем с вами вести расчеты в евро, с американцами будем вести в долларах. Какие-то страны, если мы возьмем нефть – нефть сегодня считается везде в долларах. Иран при всех его возможностях, попробовал уйти от доллара вообще. Что-то получилось? Нет.

Л.ГУЛЬКО: Да кто ж ему даст уйти-то? Не даст ему никто.

А.МАКАРОВ: Да причем тут, кто даст, кто не даст? Ну вот, не надо вот это вот рука мировой закулисы, которая все ворочает и так далее.

Л.ГУЛЬКО: Не-не, я не о руке мировой закулисы, я совершенно о другом. О том, что доллар держит все. Понимаете?

А.МАКАРОВ: Когда, простите, мы говорим о нашем экономическом пространстве здесь, наши взаимоотношения. Вот, возьмите, скажем, Назарбаев предлагает об определенных отношениях, когда, скажем, наши отношения с Казахстаном, наши отношения в рамках того пространства, которое еще не сформировалось.

Л.ГУЛЬКО: А в какой валюте рассчитываться?

А.МАКАРОВ: Секундочку. Здесь может быть и рубль, здесь может быть и какая-то новая, скажем, Назарбаев предлагает там новую валюту «евраз». Это вопрос не валюты, это вопрос расчетной единицы. Это ведь не значит, что будут напечатаны какие-то бумажки, которые будут ходить. То есть предложить диверсифицировать расчеты с тем, чтобы на этих расчетах не терять. Не терять вот на этих колебаниях курса, который не от нас зависит.

Л.ГУЛЬКО: Ну, объясните, что, как? Вот, на примере с Казахстаном. Он у нас покупает, ну, я не знаю что – что угодно. Мы чем с ним рассчитываемся, какой валютой? Где эта валюта будет ходить кроме нас и Казахстана? Зачем она нам?

А.МАКАРОВ: Нигде. Она будет ходить в расчетах. Расчеты, простите – это не то, что вы в магазине отдаете в кассе. Вот давайте не будем все примитивно пытаться все это свести к тому, что мы напечатаем какие-то бумажки. Речь идет о том, как вести расчеты. И государства будут договариваться об этом, и в двустороннем порядке, и в многостороннем порядке. И это абсолютно правильный подход. Следующий вопрос, извините ради Бога.

Л.ГУЛЬКО: Да, пожалуйста.

А.МАКАРОВ: Вот на мой взгляд, когда мы говорим с вами вообще о борьбе с кризисом, вот на мой взгляд, вся борьба с кризисом сегодня должна свестись к двум словам всего. Первое – это меры, которые принимаются, должны быть эффективными, второе – это то, что эти меры должны быть прозрачными. То есть они должны быть понятны всем. И вот строго говоря, на мой взгляд, у нас какое-то время не хватало прозрачности. Потому что, скажем, ну вот, смотрите, выбрали там эти 295 предприятий системообразующих, которые там в списке, которым государство будет помогать. Вот если вы возьмете список, я думаю, что ни у одного нормального человека не возникнет идеи сказать, что нет, вот это предприятие не надо – все правильно. Проблемы возникают у людей, когда они говорят «А почему попало это, а не вот это?» Понимаете? Вот сегодня правительству очень важно объяснять, на что оно направляет деньги и почему оно на это направляет деньги. И поэтому, вот, скажем, сегодня уже мы получили, наконец, окончательное одобрение, согласованный законопроект, который пойдет в среду, мы начнем его обсуждать. О чем? Об отчетности правительства по всем антикризисным мерам. То есть, иными словами, каждый рубль, который выделяется на борьбу с кризисом сегодня, каждый квартал парламент будет получать информацию. Причем не просто, чего его выделили какому-то банку, а куда дальше этот рубль пошел.

Л.ГУЛЬКО: Если позволите, я просто сразу, да? Медведев поручил ускорить предоставление госгарантий, о которых мы говорим, системообразующим предприятиям, причем вошедшим, действительно, в составленный Кабинетом министров список системообразующих. А все это он сказал на встрече с первым вице-премьером Шуваловым. Медведев напомнил, что решение об использовании механизма госгарантии для поддержки было принято еще в октябре прошлого года. В декабре вышло соответствующее решение правительства. И что? А сегодня ни одна госгарантия не выдана.

А.МАКАРОВ: Вот видите как? Вот сейчас же сидят радиослушатели. Вот то, что я уже сказал, они уже забыли. Они слышат только то, что сейчас вы сказали. Вот именно об этом говорил Медведев Шувалову – Медведев говорил не об этом.

Л.ГУЛЬКО: Ну как? Вот у меня написано.

А.МАКАРОВ: Я говорю о 13-ти триллионах рублей, а вы говорите о госгарантиях. Деньги и госгарантии – это не одно и то же. От того, что вы этого не знаете – это простительно, на самом деле. Я понимаю, что если я не могу писать, если я не могу быть писателем, я могу быть критиком – это нормально.

Л.ГУЛЬКО: А госгарантии – это что, скажите?

А.МАКАРОВ: А вот госгарантии – это другое, госгарантии – это не деньги.

Л.ГУЛЬКО: А что это?

А.МАКАРОВ: Вот представьте. Вот видите как?

Л.ГУЛЬКО: А что это?

А.МАКАРОВ: Ну, вы знаете, я боюсь, нам передачи не хватит для того, чтобы объяснить.

Л.ГУЛЬКО: Не, ну одним словом можете сказать, что такое госгарантии?

А.МАКАРОВ: Вы знаете, нет. Государственные гарантии – это то, что государство, не выделяя денег, что, кстати, мы часто, к сожалению, злоупотребляем выделением именно денег, а государство гарантирует. Ну, например, скажем. Предприятие идет в банк и получает кредит. Сегодня мы знаем, есть проблемы с кредитованием, серьезные проблемы. Потому что кредит доверия, и банки стараются не выделять – ну, если они не верят, не выделяют кредиты. Государство говорит банку: «Я разделю с тобой риски. Я тебе даю государственную гарантию. Если тебе деньги не вернут, то долю ответственности – вот эта вот доля ответственности – мы с тобой давай поделим».

Л.ГУЛЬКО: У меня сразу вопрос.

А.МАКАРОВ: Секундочку. Вот это не деньги, государственные гарантии.

Л.ГУЛЬКО: Это что, грамота? Ну что это? Скажите.

А.МАКАРОВ: Секундочку. Я думаю, что это грамотность журналистов даже.

Л.ГУЛЬКО: Нет, просто я опять цитирую. Сегодня, как говорит президент…

А.МАКАРОВ: А может быть, давайте я вам буду вопросы задавать тогда?

Л.ГУЛЬКО: Но пока не выдано… Но ни одна госгарантия… Как они выдаются, эти госгарантии? Я не очень понимаю.

А.МАКАРОВ: Что не выдано?

Л.ГУЛЬКО: Вот, президент говорит «Не выдана ни одна госгарантия на 16 марта».

А.МАКАРОВ: Секундочку. Решение о выдаче государственных гарантий принято. На самом деле существует определенная процедура, как это должно пройти. И вот если бы вы сегодня, сейчас мне сказали: вот у нас есть бюджет, государственный бюджет, который был принят. Как он исполняется, каким образом? Собираемся ли мы менять государственный бюджет? Что мы собираемся поменять? Что у нас пойдет на государственные гарантии, что у нас пойдет на деньги? Вот тогда бы это был предметный разговор. А выдернуть из контекста речи главы государства какие-то отдельные цитаты и пытаться к ним привязываться – я думаю, это не эффективно.

О.ЖУРАВЛЕВА: Но вы же говорите о прозрачности. Глава государства делает некие заявления, называет некие суммы. Мы хотим понять, о чем он говорит.

А.МАКАРОВ: Вот. Вот я вам ровно это и пытаюсь объяснить, что в среду – вот сегодня у нас с вами понедельник – в среду комитет по бюджету начинает рассматривать закон, который, я надеюсь, будет принят в течение буквально одной-двух недель, когда все средства, которые идут на кризис, в том числе и гарантии, правительство собирает от всех… Ведь это не только бюджетные деньги. Посмотрите, сколько денег идет на кризис от Центрального банка, от агентства по страхованию вкладов, от АИЖК и другие. Вот все эти деньги, которые идут, вот ежеквартально правительство должно представить в Парламент, в Государственную Думу отчет о том, как эти средства используются. Причем не просто о выделениях на какую-то цель, а как они прошли всю цепочку. Мы вот говорим сегодня, скажем, реальный сектор экономики не получил денег. Почему? Вот для того, чтобы просмотреть это, понять, насколько эффективно деньги работают, мы должны получить эту картину. Но сделать это можно только на основании закона. Подготовили закон, очень сложный закон. Поверьте, действительно, очень сложный. Подготовили – вот сейчас начинаем его обсуждать. Следующий вопрос. Правительство сегодня должно внести в Государственную Думу проект изменений бюджетного кодекса. Вот я понимаю, что, скажем, что где-то там кто-то пьяный сбил кого-то – это ньюс, а вот изменение в Бюджетный кодекс – ну, это так, рутинная работа.

Л.ГУЛЬКО: Не. Если это будет касаться нас, изменение в бюджете, меня лично.

О.ЖУРАВЛЕВА: Оно должно нас касаться.

А.МАКАРОВ: Минуточку. А вот изменения Бюджетного кодекса – они касаются каждого из нас. Просто к сожалению мы, может быть, не можем это рассказывать. Кстати, может быть, вот это наша вина, людей, которые этим занимаются, что мы не идем и не рассказываем это людям. А вот смотрите. Предельно простые вещи. Вот где сегодня основная нехватка денег? В Федеральном бюджете? Я думаю, нет. Основная нехватка денег сегодня – в муниципальных бюджетах, в региональных бюджетах.

О.ЖУРАВЛЕВА: Да, в региональных. Большая нехватка.

А.МАКАРОВ: Совершенно справедливо. Конечно, большие проблемы. А у нас с вами существовали нормы, которые были абсолютно правильными для стабильного, хорошего времени. Когда мы говорили, скажем, помощь муниципальному бюджету не может превышать из регионального бюджета больше, чем 10%. Абсолютно правильная норма. Но это было в условиях равномерного развития. А сейчас, когда один муниципалитет просел полностью, а другой нормально держится, потому что у него нормально работающие предприятия и нормально поступают деньги. Что делать? Значит, вот сейчас снимаем 10% — вот это потолок, выше которого нельзя оказывать помощь. То есть создается механизм для оказания оперативной помощи. Следующий вопрос. Мы понимаем, что важно не только, скажем, пособия вовремя выплатить. Кстати! Ведь почему-то не хочет это обсуждать, а ведь представляете, каких трудов, действительно, какие проблемы возникают для того, чтобы можно было сказать, все социальные обязательства государства, которые приняты в бюджете, остались. Мы ни одно из этих обязательств сейчас не будем секвестировать, мы не будем их сокращать. То есть все социальные обязательства остаются. Более того, принято решение о том, что, поскольку инфляция будет больше запланированной, она будет порядка 13%, как показывает сегодняшняя ситуация. Может быть, завтра изменится ситуация – будет иначе. Но! Мы проиндексируем даже вот ту инфляцию, на которую она увеличится.

Л.ГУЛЬКО: Ну, слава Богу. Чего обсуждать? И слава Богу.

А.МАКАРОВ: Вы думаете? А мне кажется, как раз вот это очень важно в период кризиса людям говорить, доносить до них, что не надо, простите, сегодня пенсионеру трястись у телевизора или у радио и ждать, какая будет цена на нефть сегодня или завтра, будет ли у него в зависимости от этого выплачена пенсия или не будет. Вот, дадут ли человеку, который получает, там, скажем, льготные лекарства деньги на эти лекарства, дадут ли ему лекарства или не дадут. Мне кажется, вот это сегодня главное для людей.

Л.ГУЛЬКО: Вот видите, это все понятно. Сейчас вы все сказали – понятно. Ну так скажите?

О.ЖУРАВЛЕВА: Так, я прошу прощения. Ну, тогда получается, что трястись, конечно, по поводу цены на нефть не надо, пенсия будет выплачиваться, все хорошо и все будет индексироваться. Но так как всех интересует инфляция, что товары будут дорожать каждый день, а индексироваться пенсия будет далеко не каждый день, потому что это просто реально невозможно.

А.МАКАРОВ: Пенсия индексируется…

О.ЖУРАВЛЕВА: Так все равно приходится.

А.МАКАРОВ: Секундочку. Пенсия, во-первых. Я еще раз говорю, что у нас было принято решение о том, каким образом в этом году будет увеличена пенсия. Вот то решение, которое было принято, оно выполняется. Это практически, ну, уникальная ситуация, потому что в этом году пенсия у нас более чем на 40% увеличится – так уж, если на то пошло, чтобы было просто понятно, что это такое. Но при этом приняли решение, что если мы инфляцию, как бы, в данном случае выплачиваем, ну, скажем так, проводим переначисление, чтобы было понятно людям, инфляции, если она выросла больше. Мы проводим раз в полгода. И если у нас с вами за первые полгода инфляция вырастет больше чем на 6,5%, то это, поскольку, 13 – подсчитанный, а она вырастет больше, чем на 6,5%, то мы в данном случае, безусловно, это компенсируем. Вот о чем идет речь. То есть и в этом плане ничего не меняется. Я говорю сейчас о том, что изменится в бюджете. Вот смотрите. Мы принимали 3-летний бюджет. Это было очень важно, на самом деле, в условиях нормальной экономики, 3-летний бюджет. Почему? На самом деле, заключается, там, контракт на строительство, я не знаю, дороги, завода. За год не строится, строится на несколько лет. А деньги в бюджете выделялись только на 1 год. В результате получалось, что стоимость строительства серьезно возрастала, потому что никто не знал – а будет ли финансирование на 2-й, на 3-й год? Поэтому перешли – вот было колоссальным достижением государства переход на 3-летний бюджет. И сегодня мы понимаем прекрасно, что, к сожалению, мы не можем планировать на 3 года, потому что ситуация меняется кардинально, она меняется почти каждый день. Следовательно мы уходим от планирования на 3 года. Вот мы приостанавливаем норму бюджета – я подчеркиваю, мы не исключаем ее, мы приостанавливаем норму – и вот сейчас мы будем вносить изменения только в бюджет 2009-го года. Какие это изменения? В первую очередь – я начал говорить о региональных местных бюджетах – 300 миллиардов рублей выделяется для того, чтобы оказать непосредственную помощь региональным местным бюджетам. А еще 100 миллиардов оставляем в резерве, чтобы оперативно можно было реагировать. И вот тут как раз то, о чем вы говорили. Из них 150 миллиардов – это прямая помощь, то есть это субвенции регионам, а 150 – это кредиты. Согласитесь, что это разные деньги. Но если раньше кредиты бюджетные выдавались только на срок до 1-го года, теперь они выдаются на срок до 3-х лет. Мы понимаем прекрасно, что нельзя ставить в ситуацию регионы, когда им придется в конце года деньги отдавать и так далее. То есть делаются абсолютно конкретные вещи. Я еще раз говорю: это вовсе не означает, что вот это мы приняли и завтра прошел кризис – все стало нормально. Просто мы делаем те конкретные шаги сегодня. На мой взгляд, и правительство, и – мы сейчас работаем вместе как бы, я не делил бы на, что происходит за стенкой в Белом доме или где-то еще – сегодня предпринимают конкретные шаги по решению тех вопросов. которые сегодня возникают. К сожалению, сегодня мы должны работать в этом оперативном режиме. И меняется законодательство именно под то, чтобы дать возможность принимать эти оперативные решения. Раньше для того, чтобы бросить эти деньги на поддержку региона, должно было пройти полгода – принятие законов, выделение, расчет и так далее – сейчас это можно будет делать в течение нескольких дней. Вот разница.

О.ЖУРАВЛЕВА: Я прошу прощения. Я напоминаю, что у нас в студии Андрей Макаров, зам. председателя Комитета Госдумы по бюджету и налогам. И если уж вы заговорили с самого начала о том, что мы не понимаем, что мы видим в новостях, не понимаем эти цитаты, эти знаки.

А.МАКАРОВ: Я не сказал, что вы не понимаете. Я бы сказал, что…

О.ЖУРАВЛЕВА: Я говорю народ, в целом!

А.МАКАРОВ: Я же сказал, что просто перед тем, как что-то комментировать, наверное, стоит прочитать первоисточник.

О.ЖУРАВЛЕВА: Мы не комментируем, вы же понимаете. Мы не комментируем. Мы задаем вопросы, в том числе и вопросы слушателей. Очень часто, регулярно появляется информация о том, что выделены туда-то, туда-то, туда-то средства. Просто выделены средства. Человек читает заголовок. И часто возникает вопрос, зачем, например, Российская Федерация в тяжелую для себя годину кризиса выделяет некие кредиты? Вот вы говорите, что есть деньги, а есть кредиты. Кредиты – это теоретически деньги, которые вернутся и вернутся с процентами. Ну, по логике вещей, да? Тогда получается, что вот, когда нам говорят, что мы выделили второй транш или, там, первый транш кредита Белоруссии, мы рассчитываем, что мы на этом зарабатываем? Я правильно понимаю?

А.МАКАРОВ: Вы знаете, я думаю, что когда речь идет о международных отношениях, выделение средств решает не только экономические, но и политические задачи. Не думаю, что здесь открываю какую-то Америку. Но безусловно, взаимоотношения с Белоруссией для нас имеют определенное приоритетное значение. И имеют – кстати, вы не забывайте, что и в Белоруссии у нас тоже с вами лежит газопровод, тоже есть и так далее – поэтому и те условия, которые мы, как бы, получаем взамен, по-видимому государство считает, что это выгодная сделка.

О.ЖУРАВЛЕВА: Вопрос только всегда в одном, как мне кажется. В том, что простой гражданин, который наблюдает за новостями фрагментарно и видит, что нефть падает, еще что-то – там денег нет, в бюджетах нет – и вдруг он получает новость о том, что Россия предоставляет финансовую помощь, кредит, еще что-то.

А.МАКАРОВ: Секундочку. Давайте мы с вами договоримся. В России сегодня почти 400 миллиардов золотовалютных резервов. У России сегодня накопленные за эти годы 8 триллионов рублей Стабилизационного фонда.

О.ЖУРАВЛЕВА: Они еще есть.

А.МАКАРОВ: Да, они есть, это реальные деньги. Таким образом, то есть, вот давайте представим себе ситуацию, когда мы оказались бы в кризисе, не выплатив долги. Я хочу просто напомнить те долги наши внешние, которые мы реально выплатили – это были сотни миллиардов долларов. Вот если бы у нас сегодня висели эти долги, если бы у нас не было с вами Стабилизационного фонда, если бы не было золотовалютных резервов, вот что бы мы с вами сегодня делали? Сегодня Россия объективно находится в намного лучшей ситуации, чем очень многие страны. Очень многие страны. Но от этого нам, безусловно, не становится менее больно. И поэтому, естественно, мы сегодня ищем пути для того, чтобы решать задачи по мере их поступления. Вот основная задача сегодня – мы должны прогарантировать людям, что пенсии будут платиться, пособия будут платиться, компенсации будут платиться, что больные получат лекарства – мы сегодня решаем эту задачу. И вот под эту задачу мы выстраиваем сегодня нашу бюджетную систему, для того чтобы деньги доходили до потребителя быстрее. Вот только что в Новокузнецке проводилось совещание – и губернаторы там были, и все остальные, буквально 2 слова просто – проводили совещание. И вот когда говорили, губернаторы что говорили? Что они хотят от правительства сегодня? Более оперативного доведения решений, которые принимаются, правильных решений до результата. То есть чтобы они внедрялись. Скажем, принято решение о том, чтобы поддержать инвестиционную программу РАО РЖД, а где заказы на рельсы? Где заказы? Где эти деньги?

О.ЖУРАВЛЕВА: То есть все должно быть быстрее?

А.МАКАРОВ: Все должно быть быстрее и эффективнее.

О.ЖУРАВЛЕВА: Спасибо большое.

Л.ГУЛЬКО: Спасибо большое.

О.ЖУРАВЛЕВА: Андрей Макаров был у нас в «Кредите доверия».



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире