'Вопросы к интервью
А. ПЛЮЩЕВ: 10 часов 47 минут. Мы продолжаем кредит доверия. В качестве эксперта у нас сегодня выступает Константин Сонин, профессор Российской экономической школы. Константин Исаакович, доброе утро!

К. СОНИН: Доброе утро!

А. САМСОНОВА: Доброе утро!

А. ПЛЮЩЕВ: Прежде всего, хотелось бы спросить у вас немного по итогам Экономического форума в Красноярске, в котором вы тоже принимали участие. Там все цитируют Дворковича, который сказал, что бизнесу больше помогать не будут. Во-первых, хотелось бы у вас спросить: насколько это реально сейчас не помогать бизнесу, и правильно ли?

К. СОНИН: Я думаю, что имелось в виду, что бизнесу вообще больше помогать не будут. Я так понял, что имеется в виду, что бизнесу нужно рассчитывать на себя, что такое количество обращений идет в правительство, и такое количество обращений идет вообще к государственным органам, что совершенно очевидно просто из-за количества запросов и глубины проблем, что на всех помощи не хватит. Поэтому каждому отдельному бизнесу лучше всего рассчитывать именно на себя.

А. САМСОНОВА: Дворкович сказал о помощи бизнесу, а в это же время Кудрин говорит о том, что государство уменьшит свое присутствие в экономике не раньше, чем через 3 года. Об этом сегодня сказали нам в Информационном агентства РИА-Новости. Вопрос заключается вот в чем. Нужно ли государству сейчас уменьшать свое присутствие? Вот этот горизонт в 3 года  — как вы его оцениваете?

К. СОНИН: Смотрите, реально сейчас речь ни о каком уменьшении присутствия государства в экономике, никак…(неразб). В условиях кризиса, во-первых, правительству придется гораздо больше помогать социально незащищенным слоям, и тем, кто теряет работу, и это очень большая роль. Второе – правительству придется, по всей видимости, поддерживать или каким-то образом национализировать предприятия, которым грозит банкротство. Но это не помощь бизнесу, это одновременно увеличение роли государства в экономике. Поэтому я здесь никакого противоречия не вижу.

А. САМСОНОВА: Это необходимая мера? Или это политика выбранная?

К. СОНИН: То, что пока происходит, это все совершенно необходимые меры, когда какой-то банк оказывается неплатежеспособен, то у правительства нет никакой другой возможности, кроме как его де-факто национализировать. И это , хотя и нежелательное, но расширение роли государства в экономике.

А. ПЛЮЩЕВ: Несколько слов о самом форуме в Красноярске, скорее, об атмосфере. Многие отмечают, что он был , скажем так, необычным.

К. СОНИН: Я не могу сравнивать, потому что я не был на предыдущих.

А. ПЛЮЩЕВ: Ну, хорошо. А просто об атмосфере, об уровне обсуждения, о серьезности и об открытости?

К. СОНИН: Уровень обсуждения, я думаю, был максимально высоким и открытым, и обсуждение было также совершенно открытым. Вот я бы сказал, что было одним из основных пунктов, который упоминался буквально всеми – это о необходимости большей прозрачности в информационной политике, о необходимости большей подотчетности политического руководства населению. И с места, и с «круглого стола» вот эти соображения про информационную открытость, про то, что правительство должно сдерживать государственные органы в их враждебном поведении по отношению к бизнесу – это говорили буквально все.

А. САМСОНОВА: И еще вопрос по новостям сегодняшнего дня. По итогам 2008 года было выяснено, что Россия увеличила вложения в казначейские облигации США более чем в 3 с половиной раза. И это результат исследования американского Минфина и Федеральной резервной системы. Таким образом, Россия находится на седьмом месте в списке крупнейших инвесторов в государственные облигации США — у нас показатель 116,4 миллиарда долларов. Это хорошо или плохо? Что это означает?

К. СОНИН: В этом не было никакой тайны. Когда говорят, что у нас большие золотовалютные резервы, часть этих золотовалютных резервов была вложена в ценные бумаги американского казначейства. Это самый надежный, и одновременно ликвидный из ликвидных активов в мире. Все страны, у которых большие золотовалютные резервы, имеют большие позиции по бумагам американского казначейства. Это то же самое, что сказать, что у нас просто большие золотовалютные резервы.

А. ПЛЮЩЕВ: Здесь есть еще вопрос по протекционизму. Сейчас очень много обсуждаются эти меры протекционистские. В связи с этим о перспективах вступления в ВТО. На этом фоне, зачем России вступление в ВТО, если кроме сырья, по большому счету, она ничего не может предложить, а купить она и так сможет? И без ВТО?

К. СОНИН: Сейчас динамика того, что происходит в мировой торговле такова, что вопрос о ВТО уже совершенно, по-моему, не существенен. Потому что мы, с одной стороны, видим в последние три месяца огромный спад в мировой торговле, то есть такого спада не было уже в течение 50 лет мировой торговли. И это касается буквально всех экспортеров и импортеров. И одновременно во всех странах сейчас выдвигаются крупные инициативы по протекционизму. Это плохо, это, как правило, двигается какими-то специальными узкими интересами внутри страны. Но это такая реальность. Поэтому, мне кажется, сейчас вопрос будет стоять не о вступлении в ВТО, а как нам отстоять экономическую связь России с миром.

А. ПЛЮЩЕВ: На этой неделе можно ли ждать каких-то важных экономических показателей, — уровень роста безработицы или , может быть, промышленного производства – по которым можно будет судить о развитии кризиса?

К. СОНИН: Самый большой вопрос в мире, которые сейчас стоит – это все большие проблемы, связанные с задолженностью восточной Европы западной Европе. Это размер типа полутора триллионов долларов. То есть, это совершенно невероятная сумма, и уже ясно, что огромная часть этой суммы не может быть уплачена. И вот сейчас дискуссия в мире главная — это о том, что могут сделать правительства развитых экономических держав, чтобы помочь своим банкам каким-то образом справиться с этой проблемой. При том, что это страшно непопулярно в самих странах. В Германии, например, страшно непопулярны идеи, что германские граждане должны будут помочь венграм, чехам, украинцам расплачиваться с долгами. Но вроде альтернативы этому тоже особенно нет.

А. САМСОНОВА: Сегодня министр финансов Алексей Кудрин сказал, что сроки выхода России и рецессии могут быть такие же, как у США и Европы. То есть, мы выйдем в это же время и так же быстро, как они, хотя меры будут направлены на то, чтобы выйти быстрее, чем США и Европа, — сказал Кудрин. Как вы считаете, насколько реалистичен его прогноз, и будем ли мы выходить, с каким лагом мы будем выходить из рецессии по отношению к США и Европе?

К. СОНИН: Я думаю, что это довольно реалистичный прогноз, и степень реализма, она как раз состоит в том, что возвращение России к росту связывается с возвращением Америки и Европы к росту. Но я думаю, что все-таки от полугода до нескольких лет – это более хорошее предположение о лаге, в котором мы будем следовать за американской экономикой.

А. ПЛЮЩЕВ: Как вы относитесь к идее выпуска облигаций? Здесь наши слушатели спрашивают: нужно ли выпускать облигации правительству, тем самым занимая? Многие говорят, что нужны механизмы сбережения для банков и так далее.

К. СОНИН: О том, что нашему рынку неплохо было бы иметь длинные ценные бумаги, чтобы в них вкладываться  — это не такая уж плохая идея. Но если сейчас российское правительство будет выпускать, допустим, какие-то облигации со сроком погашения в 30 лет, чтобы действительно были длинные, мне кажется, что возможно на них не будет особого спроса, то есть, они будут стоить слишком дешево. Поскольку у нашего правительства в этом году нет задачи занимать , видимо, и в следующем году нет задачи занимать, то мне кажется, это довольно сомнительная мера.

А. ПЛЮЩЕВ: Большое спасибо. Константин Сонин, профессор Российской экономической школы, выступал сегодня экспертом в программе «Кредит доверия».



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире