'Вопросы к интервью
А. ПЛЮЩЕВ: У нас на прямой связи Константин Сонин, профессор Российской Экономической школы. Доброе утро!

К. СОНИН: Доброе утро!

А. ПЛЮЩЕВ: Сразу же о том, что заявлено сегодня. Буквально 15 минут назад Центробанк не исключил и дальнейшего повышения ставок. Хотелось бы ваш комментарий по этому поводу.

К. СОНИН: Я думаю, что Центральный банк хочет защитить свои валютные резервы, чтобы не тратить их на удержание рубля в границах валютного коридора, потому что уже вчера вплотную приблизился к этой границе курс рубля.

А. ПЛЮЩЕВ: То есть, таким образом бороться с валютными спекулянтами?

К. СОНИН: Да.

А. ПЛЮЩЕВ: Скажите, пожалуйста, насколько это может помочь? Насколько нужно еще повысить процентную ставку, чтобы без затрат резервов удержать курс рубля к бивалютной корзине 41 рубль?

К. СОНИН: Так трудно сказать, насколько точно нужно повысить. Но, во всяком случае, любое повышение удорожает спекуляции для спекулянтов, соответственно, снижает спекуляции. Я думаю, Центральный Банк собирается повысить насколько-то и посмотреть, как пойдет.

А. ПЛЮЩЕВ: Это получается удорожание денег, да, российских рублей? Как это скажется на инфляции?

К. СОНИН: Это будет действовать против инфляции.

А. ПЛЮЩЕВ: То есть, это еще и дополнительно снижает инфляцию?

К. СОНИН: Я думаю, этот эффект здесь не очень важный, и кроме того, это временная время. Потому что, конечно, при том, какой у нас большой спад в промышленности, и какие проблемы с восстановлением роста, нельзя очень сильно увеличивать цену денег. Правительство оодновременно пытается заставить банки давать в долг промышленности, а конечно, повышение процентной ставки Центробанком, хотя и не напрямую влияет на кредиты, которые выдают банки, но все же существенно осложняют их задачу. Поэтому это просто временная мера.

А. ПЛЮЩЕВ: То есть, в промышленность все равно эти деньги, получается, не поступят? Потому что они станут дороже просто.

К. СОНИН: Это уменьшает количество денег, поступающих в реальный бизнес. Но их и так сейчас поступает очень мало. Это в каком-то смысле дает свободу Центробанку сейчас решить проблему с валютным курсом. После этого больше можно будет заниматься поддержкой производства с помощью денежной политики.

А. ПЛЮЩЕВ: Здесь нам вопрос задает наш постоянный слушатель из Санкт-Петербурга. Вопрос очень длинный, я его попытаюсь, насколько возможно, сократить. «Вчера министр финансов Кудрин бодрячком доложил, что банки и компании запаслись валютным жирком в размере 85 миллиардов долларов, чтобы обеспечить текущие платежи по внешним кредитам. Очень хорошо. Давайте посмотрим на это явление с другой стороны. Банкам и компаниям кровь из носу нужно было перекредитоваться. Где взять денег? На Западе не дадут. Но ведь есть же господа Кудрин и Игнатьев! Берем у одного кредит на сотни миллиардов рублей, покупаем из фонда будущих поколений и фонда благосостояния населения доллары у другого, и обслуживание внешних кредитов обеспечено. А вслух говорим о плавной девальвации рубля для спокойствия населения. Бог с ним, со взлетевшим импортным лекарством и продовольственным ингридиентом! У этой блестящей операции, — пишет он, — есть другое название – жульничество с использованием инсайда. Хотелось бы ваш комментарий».

К. СОНИН: Дело в том, что в том, что здесь описано, я не вижу никакого особого жульничества. Жульничество появляется там, где какой-то банк, у которого настоящие трудности, у которого просто плохие активы, он получает деньги. Тогда это жульничество. Но если у него просто временные проблемы с ликвидностью из-за того, что он не может срочно расплатиться с долгами, а сильно изменился валютный курс, и это создает сложности, то как раз для этого и были накоплены резервы, чтобы в такой ситуации помогать банкам и предприятиям расплачиваться с долгами. Я никакого жульничества здесь не вижу, в том, что описано.

И. ВОРОБЬЕВА: Константинов Дмитрий, инженер из Санкт-Петербурга задает нам вопрос на сайте: «До каких границ должны снизиться золотовалютные резервы, чтобы Центробанк перестал поддерживать курс рубля к бивалютной корзине путем продажи валюты на рынке?»

К. СОНИН: Смотрите. Центробанк в течение долгого времени накапливал резервы, чтобы использовать их во время кризиса для сглаживания колебаний валютного курса. Эти резервы, их нельзя в любом случае использовать в стране напрямую. Потому чтобы правительство что-то потратило, оно должно потратить рубли, и не золотовалютные резервы. Оно эти рубли может точно так же напечатать. Есть смысл в запасе резервов, чтобы помочь в случае спекулятивных колебаний. Сейчас спекулятивные колебания очень большие. То, что сейчас Центральный банк тратит резервы, это нормальная ситуация.

А. ПЛЮЩЕВ: Сегодня «Независимая газета» пишет о том, что впервые с начала кризиса глава крупнейшего госбанка страны выступил с публичной критикой в адрес правительства и его антикризисных усилий. Греф заявил об отсутствии нормальных механизмов в выработке экономических решений в правительстве, которое не имеет долгосрочной программы выхода из кризиса и прибегает к сиюминутным и непрофессиональным действиям. Критика Грефа в адрес правительства стала частью заочной дискуссии с первым вице-премьером Игорем Шуваловым, который выступил перед инвесторами. Хотелось бы вашего комментария насчет того – кто, скорее, прав: Греф или все-таки Шувалов?

К. СОНИН: Я хочу сначала сказать, что вообще критика правительства – это совершенно нормальное явление. В большинстве стран большая часть выступлений по телевизору и в газетах – это выступления оппозиции по поводу недовольства политикой правительства. Это совершенно нормальная ситуация. Просто у нас так необычно, что у нас все, поскольку объединены в одну команду – так кажется со стороны – то критика кажется каким-то странным действием. Я думаю, что за словами Германа Грефа есть очень большие основания. Игорь Шувалов произнес позавчера серьезные слова о том, что «эпоха гламура закончилась», но вот в части конкретных предложений, что делать с кризисом, кроме как секвестировать бюджет, он, к сожалению, ничего не сказал.

И. ВОРОБЬЕВА: Я напомню, что у нас на прямой телефонной связи эксперт – Константин Сонин, профессор Российской Экономической школы. Константин, сегодня «Коммерсант» пишет о том, что суверенный рейтинг России снижен агентством «Fitch» на одну ступень. Прогноз рейтинга негативный. Таким образом, «Fitch» отреагировало на снижение международных резервов России, проблемы с выплатой внешнего долга компаниями. Может, вы объясните, что это значит для России?

К. СОНИН: Я бы сказал, что в более нормальных обстоятельствах снижение рейтинга означало бы, что нашим компаниям и нашему правительству в долг было бы труднее занимать за рубежом. А сейчас всем очень трудно занимать. И наши компании сейчас не могут все равно занять за рубежом. Поэтому никакого непосредственного эффекта от снижения рейтинга , я бы сказал, сейчас нет. Но, в принципе, это показывает то, что рейтинговые агентства оценивают политику российского правительства в области , связанной с выплатой долгов компаний, как непрозрачную и непонятную.

А. ПЛЮЩЕВ: Большое спасибо. Нашим экспертом сегодня был Константин Сонин, профессор Российской Экономической школы.





Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире