'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 23 декабря 2008, 10:35

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: 10.48 в столице. Еще раз здравствуйте! Василий Уткин и Татьяна Фельгенгауэр в студии. Мы приветствует нашего гостя, эксперта. На прямой линии телефонной связи с нами Михаил Хазин, известный экономист, президент консалтинговой компании НЕОКОН. Доброе утро, Михаил!

М. ХАЗИН: Доброе утро!

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР?: Есть масса вопросов, как всегда. Давайте нестандартно начнем. Мы все больше про нефть разговаривает, про прогнозы, бюджеты, а сегодня решили про газ. Потому что ряд экспертов сходится во мнении, что вслед за нефтью начнет дешеветь и газ. Согласны вы с этими экспертами, и если да, то ваш прогноз.

М. ХАЗИН: Если говорить по Европе, то не может не дешеветь, потому что там есть привязка цены на газ к цене на нефть. В этом случае падение цены неизбежно. Существует чисто экономическая специфика там – теплотворная способность определенного количества газа равна теплотворной способности некоего количества мазута. Поскольку большое количество электростанций, которые работаю на газе, а также котельных могут быть достаточно легко с газа переведены на мазут, уж  в России точно, то, соответственно, имеется и  такая привязка. Так что падением цены на газ абсолютно неизбежно.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭ: А что в этой связи с Россией можно предположить? Что это для нас важно и серьезно, тяжело или, наоборот, хорошо?

М. ХАЗИН: С точки зрения экономики, с точки зрения текущего состояния бюджета – я прошу прощения , что я употребил слово, которое вы сегодня не хотели употреблять – конечно, это плохо. Потому что не очень понятно, как этот самый бюджет пополнять и за счет чего. Я думаю, что уже в этом году уже начались проблемы с региональными бюджетами. Прежде всего потому, что резко упала собираемость по налогам. В следующем году будет еще хуже, и в том числе с федеральным. Но проблема-то вот в чем. Мы на протяжении 5-6 лет настолько были рады, что у нас колоссальное количество денег, что кидали их направо и налево, никакими реформами вообще не занимались. А в условиях того кризиса, который мы получили – своими руками, между прочим! – может быть, у нас будет время подумать. Тогда, в 98-99 году у  нас очень быстро начался рост. Очень быстро! В результате мы в правительство вернули либералов уже меньше, чем через год – в мае 99-го – оно был убрано, правительство Примакова, в  Центральный банк мы вернули либералов в 2002 году. С тех пор объективные экономические показатели нашей экономики все время ухудшались. Но мы заливали экономику дешевыми деньгами, полученными от нефтяного и газового экспорта. Сейчас можно смело сказать, что тот кризис, который был в 98-м году, то состояние экономики, которое было в конце 98-го года и которое мы получим весной следующего года где-то в марте-апреле, продлится долго. Это значит, что есть шанс получить некую политическую волю на реальные изменения той базы экономической, которую строили наши либерал-реформаторы все 90-е, да и в общем 2000-е годы.

В. УТКИН: Михаил, но это скорее политические последствия возможные вы анализируете. Разумеется, экономические тоже воспоследуют, но как еще одно следствие, да?

М. ХАЗИН: А дело в том, что это тот случай, когда они неотделимы. Кстати, в Соединенных Штатах Америки та же проблема, и вообще в мире. Уже все поняли, что ничего хорошего в ближайшее время не будет нигде. Но принять политическое решение еще не готовы. Потому что политические элиты слишком тесно привязаны к старой модели. В этом смысле у нас есть шанс, потому что мы дойдем до минимума намного раньше, чем они. И поэтому не исключено, что если мы такие решения примем, у нас будет примерно 2-3 года, в течение которых мы сможем уже расти. А они будут еще падать. И этот лаг надо использовать.

В. УТКИН: Понятно. Интересно также было бы выслушать ваше мнение, — поскольку мы сегодня заговорили на относительно новую для нас тему о взаимосвязи падения цен на нефть с падением цен на газ – что вы думаете о связи этого с возможной девальвацией или поддержкой курса рубля? Потому что, в общем, эти темы находятся в связке. Вот вчера Всемирный Банк заявлял, что лучше отпустить рубль и, соответственно, ориентироваться на нынешние цены на нефть, а позиция наших элит в том, что лучше наоборот – цены на нефть мы переждем, а рубль сейчас поддержим.

М. ХАЗИН: Тут есть несколько мифов. Во-первых, я считаю, что слушать Мировой банк после всех его ошибок последних 15-20 лет – это идиотизм. Пускай они вещают все, что хотят, их слова к реальности не имеют никакого отношения. Нет ни одного прогноза их для России, который был бы адекватен. Все их рекомендации, как и МВФ, оказались категорически неверными.

В. УТКИН: А если смотреть на эту проблему вне МВФ и всемирного Банка?

М. ХАЗИН: Если рассматривать ситуацию по России, то российская элита до сих свято уверена, что имеет место циклический кризис, и через полгода – максимум через год – цены на нефть начнут расти. Это неверно! Кризис экономики мировой, носит структурный характер, и быстро не рассосется, как это было, например в 30-е годы в Соединенных Штатах Америки. На самом деле, под этим лежит еще более глубокая подоплека, но мы ее сейчас обсуждать не будем. По этой причине нужно отдавать себе отчет, что держать рубль высоким это значит просто выкидывать на ветер оставшиеся у нас пока еще резервы. Кроме того, если мы хотим все-таки запустить экономику с минимумом, который будет в марте-апреле, то нам нужно резко девальвировать рубль, как это было в 98-м – начале 99— года.

В. УТКИН: Насколько это реально, как вам кажется?

М. ХАЗИН: Это произойдет де-факто. Я думаю, что Центральный банк уже внутренне сломался и ждет только момента. А вот насколько он девальвирует рубль – на 30 процентов, в два раза или в три – это вопрос , ответа на который пока нет. Но если девальвирует на 30 процентов, то потом через несколько месяцев придется еще девальвировать.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: О каких сроках примерно может идти речь, если вы так уверены, что это все же произойдет?

М. ХАЗИН: Еще раз говорю, что у меня есть ощущение, что какую-то девальвацию они проведут буквально в окрестностях Нового года. Если говорить совсем цинично – за 15 минут до окончания последнего рабочего дня этого года или в первые 10 минут первого рабочего дня следующего года.

В. УТКИН: То есть, где-то в районе обращения президента …

М. ХАЗИН: Я сказал «рабочего», потому что президент все-таки обращается 31 декабря. А, соответственно, если этого будет недостаточно, то будут девальвировать к марту-апрелю. Нужно понимать, что на самом деле, до сих пор у нас денег хватало, потому что нефтяные деньги мы продолжаем получать. Там лаг 3 месяца. Ведь мы сейчас получаем сентябрьские нефтяные деньги, а в сентябре цена на нефть была еще 90. А вот сразу после Нового года объем нефтяных денег, попадающих в бюджет, резко сократится. Поэтому решение им принимать придется – никуда они не денутся – до конца января – начала февраля.

В. УТКИН: Понятно. Большое вам спасибо. Очень интересная беседа получилась, я думаю, содержательная. Хотя вас прогноз получился довольно категоричный.

М. ХАЗИН: Ну, я имею некоторый опыт ситуации. Она очень похожа на ту, которая была в 97-98 году.

В. УТКИН: Ну, разумеется, ваша точка зрения. Спасибо вам большое. У нас в эфире был Михаил Хазин, известный экономист, президент консалтинговой компании НЕОКОН.

Комментарии

121

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

greg555 24 декабря 2008 | 11:57

Уксус кислый
Тут многие пытаются доказать что уксус сладкий
нет уксус кислый господа .
Спад экономики такой же как в 41 году . То есть как в войну . Ну что еще спорить то .


sergey_vernigorenko Сергей Вернигоренко 24 декабря 2008 | 15:29

Это Вы у Илларионова вычитали? Ну-ну, а сами в состоянии повторить его пассы руками над цифрами? Или опять отступитесь? = )


30 декабря 2008 | 21:14

хазин
иногда убидителен
однако рекомендации всегда КРАЙНЕ расплывчаты.
Прочтешь его рекомендацию "что делать" пять раз и думаешь: а что делать то?


02 января 2009 | 15:40

Да, Хазин молодец, да умница. Но что делать? Как выходить из кризиса?

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире