'Вопросы к интервью
В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Как мы и обещали, наш гость Александр Турбанов, генеральный директор государственной корпорации 'Агентство по страхованию вкладов'. И, соответственно, мы продолжим банковскую тему. Александр Владимирович, здравствуйте.

А. ТУРБАНОВ: Добрый день.

М. КОРОЛЁВА: Здравствуйте. Давай напомним только, что нам можно писать и задавать вопросы по телефону +7-985-970-45-45.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ: И мы попробуем чередовать вопросы конкретные, связанные с теми или иными проблемами, с которыми сталкиваются наши слушатели, и вопросы глобального свойства. Начнем с некоторой конкретики. Что первое упало на смс – то и прочитаю. Сергей пишет: «Что с Московским залоговым банком? Не даёт деньги с депозита по востребованию уже две недели. Когда завершится санация? Что будет с этим банком после санации Вашим агентством?»

А. ТУРБАНОВ: Банк нам известен. Процедура санации в этом банке еще не начиналась. Вопрос о его дальнейшей судьбе находится на стадии рассмотрения.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Каким образом ваше агентство получает информацию о том, что то или иное кредитное учреждение в эти непростые времена не исполняет какие-то свои обязательства?

А. ТУРБАНОВ: Мы не рыскаем по рынку. Законом четко прописана процедура, в соответствии с которой мы получаем соответствующие предложения от «Банка России», как органа банковского надзора, который лучше всех остальных знает финансовое положение каждого банка.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Мониторинг – это не ваша функция.

А. ТУРБАНОВ: Не наша. А получив такое предложение, мы проводим оценку финансового состояния того банка, о котором идет речь. И на основании этой оценки принимаем решение, могут ли быть к этому банку применены меры санации или это может оказаться бессмысленным.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ: В общей сложности сейчас в России около 2 тысяч банков.

А. ТУРБАНОВ: 1100.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ: По-моему, 1900 с чем-то.

А. ТУРБАНОВ: 1100 с небольшим.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Хорошо. Тем, наверное, легче вам управляться с ними. В отношении какого числа кредитных учреждений вы какие-то действия предпринимаете, в том числе и отслеживаете их работу?

А. ТУРБАНОВ: Мы уже приступили к конкретным процедурам финансового оздоровления по четырём банкам. В одном банке, это самый первый банк, банк «ВЕФК», Санкт-Петербург, куда мы вынуждены были высадиться десантом практически на следующий день после вступления закона в силу, поскольку там ситуация была очень напряженная, у банка были большие обязательства перед вкладчиками, более 20 млрд. рублей, более 1 млн пенсионеров находилось на обслуживании в этом банке, уже с 30 октября должны были начаться выплаты пенсий, а банк оказался в состоянии трудного финансового положения.

И этому банку с первого дня нашего вхождения туда в виде временной администрации, мы взяли этот банк под управление сами, начали оказывать финансовую поддержку. А три других случая, там использована другая схема. Мы находили инвестора и уже оказывали финансовую помощь инвестору. Он капитализирует банк и начинает им управлять. При этой схеме максимально используются рыночные законы, рыночные механизмы. По трём банкам эта съема тоже уже запущена.

Четвёртый банк у нас на выходе, он будет пятый в этой цепочке. Если не сегодня, то завтра мы подписываем соглашение с инвестором.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ: А что это за банк?

А. ТУРБАНОВ: Я сначала по количеству отвечу. Ещё в 10 банках мы в настоящее время проводим процедуру оценки, чтобы определиться с дальнейшими шагами.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Вот таких банков, о котором упомянул наш слушатель, это и есть оценка?

А. ТУРБАНОВ: Это оценка, да. Это стадия оценки.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Хорошо. Что за пятый банк, который вот-вот, вот сейчас.

А. ТУРБАНОВ: Вот как только у нас будет подписано соглашение, так сразу мы объявим.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Нет, вы не инвестора назовите, но само учреждение.

А. ТУРБАНОВ: И банк тоже.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ: А вдруг у меня там лежат деньги? У меня сразу камень с сердца упадёт.

А. ТУРБАНОВ: Не стоит создавать информационный шум, пока не принято решение.

М. КОРОЛЁВА: Тогда у меня конкретный вопрос со стороны вкладчиков. Вы говорите, что мониторинг – это не ваша задача.

А. ТУРБАНОВ: Это не я говорю, а закон говорит.

М. КОРОЛЁВА: Я поняла. Но например, в некоем банке возникают проблемы, вкладчикам отказывают в выплате денег с депозитов. Вдруг идут задержки платежей. Эти вкладчики этого банка, они куда обращаются? В ваше агентство по страхованию вкладов? Или этот путь для них закрыт?

А. ТУРБАНОВ: Обращаться они могут и к нам. И нам в таких ситуациях звонят, у нас есть горячая линия, бесплатная из любой точки России, можно к нам позвонить и такую ситуацию передать.

М. КОРОЛЁВА: Может быть телефон назвать?

А. ТУРБАНОВ: 8-800-200-08-05. Бесплатная горячая линия. Мы готовы принимать информацию, мы готовы отвечать на все вопросы. При поступлении той информации, о которой вы говорите, мы оперативно информируем ЦБ, который и уполномочен принимать соответствующее решение.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ: А как вы ищите инвесторов для проблемных банков? Честно говоря, меня сильно смутила история с тем, как нашли покупателей банку «Союз» и «Кит-финанс», которые были куплены за 1 тысячу рублей или за 100 рублей. Я бы тоже хотел купить какой-нибудь банк, у меня есть, несмотря на кризис, 100 рублей.

А. ТУРБАНОВ: А несколько миллиардов рублей, чтобы вложить их в капитал этих банков у Вас есть?

В. ВАРФОЛОМЕЕВ: А это тоже надо?

А. ТУРБАНОВ: Естественно! А для чего же покупать тогда банк? Те случаи, которые Вы назвали, они осуществлялись в ручном режиме. ЦБ, как органом банковского надзора, который вынужден был реагировать в спешном порядке при отсутствии механизмов процессов, которые были бы подробно расписаны на законодательном уровне. И которые бы обеспечивали прозрачность и понятность процедуры. И Ваши вопросы тоже не случайные.

Тот закон, о котором мы уже с вами говорим, вступивший в силу 28 октября, о дополнительных мерах по финансовому оздоровлению банковской системы, эти процедуры и прописал. В том числе в законе указано, какие требования мы сами предъявляем к инвестору. Я их могу назвать. Они являются достаточно важными. Во-первых, это должна быть структура, которая имеет хорошую, незапятнанную деловую репутацию. По размерам эта структура должна быть больше того банка, который нуждается в поддержке. Она должна быть способной взвалить на свои плечи.

И эта структура должна быть сама финансово устойчивой. Закон прописал и критерий, которым мы руководствуемся, и ЦБ руководствуется, когда определяет, какие банки могут быть санированы с помощью государственных средств, с помощью государственной поддержки. Этот критерий выражен в качественных терминах, речь идёт о банках, представляющих социально-экономическое значение, либо на уровне РФ в целом, либо на уровне конкретного региона.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Вот так, Марина, нам с тобой не светит прикупить по дешевке в условиях кризиса какой-нибудь банк.

М. КОРОЛЁВА: Я бы хотела понять, кто это определяет. Да, критерии расписаны. Но почему это не делать на условии конкурса? Садится у вас какая-то комиссия, смотрят, соответствуют критериям, да, этот банк годится.

А. ТУРБАНОВ: Вы о каком конкурсе говорите?

М. КОРОЛЁВА: По выбору инвестора.

А. ТУРБАНОВ: Я уже упоминал ситуацию, в которой мы оказались в связи с необходимостью принятия оперативных мир по финансовому оздоровлению банка «ВЕФК». Мы не имели возможность даже провести финансовую оценку, но мы уже знали, что этот банк нельзя бросать в таком положении, именно с учетом его социальной и экономической значимости. Когда можно было проводить конкурс? Это первое. Вы думаете, так много желающих на эти проблемные банки? Это же тяжелая ноша. И дай Бог, если мы найдём этого инвестора вообще. По «ВЕФК», кстати, мы пока не нашли инвестора, хотя продолжаем эти поиски.

А вот в случае, если мы не находим инвестора, входим сами в банк, нам закон предоставил возможность применения и некоторых принудительных процедур. Это не самое приятное и для нас занятие, но при отсутствии инвестора, нам придется это делать. ЦБ списывает у банка утраченный им капитал. Мы объявляем дополнительную миссию. Если на этот момент появится инвестор, мы с удовольствием скажем: «Пожалуйста! Кто желает выкупить?» Нет желающих. Мы выкупаем эту миссию на себя, мы становимся основным акционером банка, и мы этим банком управляем. Как только появляются банковские, либо промышленные структуры, которые готовы выступить в качестве инвестора, нас закон обязывает продать. И в этом случае процедура конкурса запускается. Если быть наиболее точным – открытые торги мы объявляем.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Скажите, на какие деньги вы выкупаете эти активы?

А. ТУРБАНОВ: Следующим законом, который был принят, были поправки в закон о федеральном бюджете. В соответствие с которыми нам выделяется сумма в размер 200 млрд рублей.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Что-то от ЦБ, что-то от бюджета?

А. ТУРБАНОВ: Это первый и основной источник финансирования процедур финансового оздоровления – 200 млрд рублей. Пока, правда, они до нас не дошли. Второй источник – это кредиты, которые мы имеем право получать у ЦБ. И пока применительно к тем банкам, о которых я говорил, мы используем средства федерального бюджета.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ: А сколько уже на эти банки выделено денег?

А. ТУРБАНОВ: Значительная сумма. Мы будем готовы сказать, когда вокруг этих банков спадёт напряжение. И ещё третий есть источник финансирования. Это средства фонда обязательного страхования вкладов. Хотя этот источник будет иметь ограниченное применение, если у нас до этого разговор дойдет, я могу соответствующую финансовую схему…

В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Здоровые банки лечат больные банки.

А. ТУРБАНОВ: Здоровые рыночные структуры могут выступать в качестве инвесторов, но с учетом того, что лечить больные банки – задача достаточно трудная, государство в нашем лице будет им помогать. Вот как задуман закон.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Эдуард спрашивает: «Действует ли система страхования вкладов на те депозиты, которые открыты гражданами СНГ?»

А. ТУРБАНОВ: Система страхования вкладов в России распространяется как на российских граждан, так и на иностранцев, в том числе и граждан из ближнего зарубежья, в том числе и на лиц без гражданства также.

М. КОРОЛЁВА: То есть…

А. ТУРБАНОВ: На всех абсолютно, кто разместил вклады в российских банках, независимо от вида валюты.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Как раз Виталий из Самары спрашивает про валютные депозиты.

А. ТУРБАНОВ: Вклады в иностранной валюте страхуются так же, только здесь есть одна очень важная деталь. При наступлении страхового случая, при банкротстве банка, мы выплачиваем страховое возмещение по вкладам в иностранной валюте в рублях. Таково российское законодательство. По курсу ЦБ на момент отзыва у банка лицензии. Причем, я бы сказал, что мы в этом плане продвинулись дальше в защите вкладчиков, чем во многих других странах, где зачастую страхуются вклады только в национальной валюте. Мы посчитали. Что нужно защитить всех.

М. КОРОЛЁВА: А кто физически будет выплачивать эти суммы? Ваше агентство?

А. ТУРБАНОВ: Юридическая обязанность лежит на агентстве, технически из одного окошечка, расположенного в Москве это было бы делать трудно. Поэтому у нас аккредитована целая сеть банков-агентов, 25 банков. Имеющие свои филиалы на всей территории РФ. Пока у нас никаких затруднений в этой связи не возникало.

М. КОРОЛЁВА: Уже приходится кому-то выплачивать страховую сумму?

А. ТУРБАНОВ: Около пяти лет существует систему страхования вкладов. За это время было 37 страховых случаев. Во всех этих случаях страховые выплаты начинались в период от 6 до 14 дней с момента отзыва лицензии. А вот потом вкладчики тянутся иногда неделями и даже месяцами. И мы даем объявления не только в СМИ, мы каждому вкладчику посылаем одно уведомление, если он не приходит, посылаем второе.

М. КОРОЛЁВА: Не хотят деньги получать?

А. ТУРБАНОВ: Некоторые не приходят. За незначительными, как правило, суммами. Для некоторых сумма 1 тыс. рублей незначительная, за суммой менее 1 тыс. приходят очень редко.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Сегодня ЦБ объявил о том, что аннулирована лицензия у Международного Солидарного банка, участника системы страхования вкладов. Сегодня это произошло, 12 ноября. Какие ориентировочные сроки, когда люди могут придти в банк-агент и деньги получат?

А. ТУРБАНОВ: В срок не более 14 дней. Мы за это время получим реестры обязательств банка перед вкладчиками. Мы за это время из числа тех аккредитованных банков, которые у нас есть, отберём тот, кому удобнее выплачивать страховое возмещение, а если быть более точным, куда удобнее вкладчикам придти. И мы вкладчикам сообщим и в СМИ, и в самом банке-банкроте будет висеть наше объявление, направим каждому письменное сообщение. Куда придти, где можно получить страховое возмещение.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Вкладчик этого банка свой депозит открыл в январе нынешнего года, сейчас ноябрь, прошло почти 11 месяцев. Ему же проценты набежали. А проценты выплачивают по системе страхования вкладов?

А. ТУРБАНОВ: За тот период, который прошел с момента размещения вклада мы проценты выплатим, даже если банк эти проценты не начислил.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Вот это да! Это здорово! Стивен спрашивает: «Каковы перспективы «Кит-Финанса?» Это был один из первых ваших клиентов во время кризиса.

А. ТУРБАНОВ: Нет, это не наш клиент. Это было до принятия закона. И «Кит-Финанс» нашим клиентов не является. Это нужно обращаться в ООО РЖД.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Понятно. «Что с банком «Сиб-Контакт»?» Я ничего про это не знаю.

А. ТУРБАНОВ: Пока ничего не могу сказать.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Не я один только. Тоже не в курсе этих событий.

М. КОРОЛЁВА: Вообще, есть ли какие-то известные банки среди тех, кто проходит процедуру санации?

В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Про которые мы что-нибудь бы знали?

А. ТУРБАНОВ: Мы начали с банка «ВЕФК». У него аббревиатура звучит не очень понятно. Это Банк Восточноевропейской финансовой корпорации. Такое наименование он приобрел не так давно. Ранее он назывался банком «Петровский». Это был очень известный банк, давно работающий с пенсионерами. Остальные банки… Их имена менее громкие, менее звучные, но, тем не менее, тем критериям, о которых я вам говорил, они соответствуют. Возвращаясь к этим критериям. Мы в основном ориентируемся на активность работы банков с населением. Если большой объем вкладов населения – это свидетельство их социальной значимости.

Мы ориентируемся и на активность работы с реальным сектором экономики.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Алексей из Москвы: «А в «Лефко-банке» какая ситуация? Три недели не проводят деньги»

А. ТУРБАНОВ: «Лефко-банк» является участником системы страхования вкладов. Я ничего не могу о нем сказать.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ: А что там с «Электроникой» и «Московским Капиталом»? Уполномоченные банки Москвы, — напоминает Ильдар.

А. ТУРБАНОВ: Думаю, что они тоже находятся на стадии оценки.

М. КОРОЛЁВА: Интересный вопрос, который касается банковских ячеек.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Страхуются ли деньги, лежащие там?

А. ТУРБАНОВ: Нет, как раз деньги, лежащие в банковских ячейках не страхуются. И те люди, которые под воздействием слухов поспешили забрать свои деньги со вклада, и поместить в банковскую ячейку, они проиграли. Во-первых, они потеряли процент, который могли бы получить по окончании срока вклада, во-вторых, они сейчас теряют на инфляции.

М. КОРОЛЁВА: А представим себе, что десант вашего агентства высаживается в таком банке, где есть эти закрытые банковские ячейки. А вы там производите процедуру оздоровления. Что происходят со средствами, которые лежат в банковских ячейках?

А. ТУРБАНОВ: С ними ничего не происходит. Они будут в целости и сохранности. Только, как я уже сказал, они будут каждый день терять от инфляции.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Для уплаты обязательств банка они не используются.

А. ТУРБАНОВ: Нет, конечно же.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ: И последний вопрос. Снова об инвесторах для проблемных банков. Могут ли этими инвесторами быть зарубежные юридические лица?

А. ТУРБАНОВ: Закон никаких ограничений на этот счёт не содержит. Может возникнуть ситуация, что в России не находится никаких инвесторов для проблемного банка, а иностранный инвестор может проявить интерес.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ: А желающие были за эти месяцы?

А. ТУРБАНОВ: Сейчас скажу. Я завершил бы свою мысль, если к нам обратится иностранный инвестор, мы считаем, что это хорошо для российской экономики.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ: А были?

А. ТУРБАНОВ: Были иностранные структуры, которые говорили, что им интересно. А конкретные пока проекты не фигурировали.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Спасибо Вам огромное. Александр Турбанов, руководитель «Агентства по страхованию вкладов» в гостях «Эха Москвы», в программе «Кредит доверия».





Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире