'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 29 октября 2008, 23:10

А.ВЕНЕДИКТОВ: Сергей Алексашенко, возглавлявший, или, вернее, бывший первым заместителем председателя Центробанка Российской Федерации у нас в эфире. Добрый вечер, Сергей.

С.АЛЕКСАШЕНКО: Добрый вечер, Алексей.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Объясните, пожалуйста, мне, почему так важно, почему так реагируют с пометкой «срочно» и «молния» наши зарубежные агентства на то, что Федеральная резервная система понизила учетную ставку на полпункта – она теперь один процент, что это вообще значит для экономики?

С.АЛЕКСАШЕНКО: Это снижение стоимости денег.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Объясняйте.

С.АЛЕКСАШЕНКО: Снижение стоимости денег. Федеральная резервная система сильно обеспокоена состоянием американской экономики – много проблем, много проблем в банковском секторе, в реальном секторе, но, пожалуй, самое главное на сегодня – это угроза снижения темпов роста или, может быть, даже рецессия, выход в отрицательные темпы роста, снижение, замедление американской экономики. Кризис межбанковского рынка, когда банки не дают друг другу кредиты, не дают кредиты компаниям, все это мешает, я не знаю, тормозит, вставляет палки в колеса, все что можно только делать с экономикой. ФРС, Федеральная резервная система хочет помочь. Нужно сделать деньги дешевыми, доступными.

А.ВЕНЕДИКТОВ: На кредиты?

С.АЛЕКСАШЕНКО: Кредиты, да. ФРС и Центральный банк, это Центральный банк Америки, который выдает кредиты коммерческим банкам. Выдает, причем последнее время он выкупает у них, что называется, трехмесячные коммерческие бумаги, то что американские компании размещают безо всякого залога, то есть просто краткосрочное кредитование.

А.ВЕНЕДИКТОВ: То есть, как мы?

С.АЛЕКСАШЕНКО: Примерно. Примерно, да.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Или мы как они. Неважно.

С.АЛЕКСАШЕНКО: Мы как они. Скорее мы как они, мы повторяем их шаги. За последние, наверное, три месяца объем кредитов, выданных ФРС экономике увеличился на 700 миллиардов долларов, то есть это те деньги, которые реально ФРС…

А.ВЕНЕДИКТОВ: Уже выданы?

С.АЛЕКСАШЕНКО: Уже выданы, да.

А.ВЕНЕДИКТОВ: То есть, это не план Полсена?

С.АЛЕКСАШЕНКО: Это не план Полсена. Это не план Полсена, это те кредиты, которые дает экономика.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну как наш ЦБ?

С.АЛЕКСАШЕНКО: Да, да. Да. И деньги дорогие. Деньги дорогие для нынешнего состояния американской экономики, мировой экономики те 3,5 процента примерно, которые стоят трехмесячные деньги – это много. Экономика замедляется, ей нужны деньги, дешевые деньги.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Чтобы быстрее вращались?

С.АЛЕКСАШЕНКО: Чтобы меньше издержек было. Чтобы было больше желания. Чтобы, знаете как, более слабый бизнес-план позволял взять кредит. Вы всегда когда… Ну, вы же руководитель, вы понимаете, да? Хотя я думаю, не знаю насколько вы влезаете во все финансовые расчеты.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Я считаю наперед.

С.АЛЕКСАШЕНКО: Очень хорошо. Очень хорошо, и правильно. То есть дешевый кредит, когда процентная ставка ниже, его легче вернуть, исходя из вашего бизнес-плана. Когда Центральный банк повышает процентную ставку, деньги становятся дорогими, и только очень сильный бизнес-план, там, с каким-то неимоверным ростом доходов позволяет найти возможность вернуть.

А.ВЕНЕДИКТОВ: То есть, почему ставка Федеральной резервной системы. Она что, должна понизить все ставки в других банках в других странах?

С.АЛЕКСАШЕНКО: Да. Ну, нет, в других странах – наверное, нет. Ну, потому что в других странах есть свои центральные банки, но многие из них уже понизили. Очень важно для мировой экономики. Понимаете, как? Важна реакция. То есть вот вчера было объявлено, что китайский центральный банк, Нацбанк Китая снизил процентную ставку. Это тоже было очень важно, потому что все понимают, что китайская экономика замедляется. Китайская экономика сегодня тоже играет, ну, менее важную роль чем американская, но ее состояние тоже важно. Что делает Центральный банк? Как он реагирует? С какими проблемами он сталкивается? Все говорят: «Да, в Китае замедление темпов роста». Что будет происходить? Нацбанк Китая показывает: «Да, мы понимаем это. Мы делаем кредит более доступным. Мы будем давать кредит нашей экономике с тем, чтобы поддержать внутренний спрос».

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну отклик американских рынков был слабый. Вот только что буквально четыре минуты назад пришло, что сегодня Доу Джонс закрылся в минусе «минус 1,51», Насдак прибавил меньше процента – 0,88. Не отреагировали? Или это вчера отреагировали?

С.АЛЕКСАШЕНКО: Я думаю, что после вчерашнего 10-процентного роста сегодня трудно было ожидать что-либо более существенного, тем более, что внутри дня торги были достаточно волотильными, доходил индекс до +3 процентов, был -2 процента – то есть, очень сильно колебался. На самом деле где-то последние две недели волотильность индекса, волотильность котировок внутредневная очень высокая. Потому что инвесторы пытаются найти некую стабильность на рынке, некий консенсус, судьбоносный такой.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Сергей Алексашенко у нас в гостях. Я напомню, если вы хотите задать ему вопрос, то наш телефон, сегодня мы имеем такую возможность – 363-36-59. Звоните и буквально я буду включать телефон через 3-4 минуты. 363-36-59. Напомню, что он был Первым заместителем Председателя Центробанка. Пока слушатели наши формулируют вопросы, собираются вам его задать, какая с вашей точки зрения сейчас главная угроза, вызов для российской экономике вот на этой неделе? Куда смотреть, грубо говоря?

С.АЛЕКСАШЕНКО: Мне кажется, что главной угрозой даже не на неделе, а вообще в этом кризисе и у нас, и в Европе, и в Америке – это доверие.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Не, ну это было и на прошлой неделе, будет и на следующей.

С.АЛЕКСАШЕНКО: Алексей, вот понимаете, вот ничего нового в  нашей экономике не произошло. И ничего нового не следует ожидать вот такого радикального в течение, я не знаю, следующих двух недель, трех недель, месяца, двух месяцев.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну почему? Новое произошло. Я вам скажу. Вот те деньги, которые были обещаны правительством, было принято решение, был принят закон, впервые они попали в экономику, впервые ВЭБ выдал кредит в понедельник, там в 2,5 по-моему миллиарда рублей. Там ритейловским сетям. Показали, что вот оно идет.

С.АЛЕКСАШЕНКО: Ну, что такое 2,5 миллиарда рублей в масштабах нашей экономики?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Нет, ну, показали, что деньги доходят до экономики.

С.АЛЕКСАШЕНКО: Ну, хорошо. У нас совокупный объем кредитов экономики где-то 18 триллионов.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Все, ответил. Одевайте наушники. 363-36-59. Я понял, что задал идиотский вопрос, я надеюсь, что вы зададите вопрос более сущностный. Алло, здравствуйте. Алло?

СЛУШАТЕЛЬ: Да, добрый день.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Здравствуйте. Как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Алексей.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Алексей, чем занимаетесь по жизни?

СЛУШАТЕЛЬ: Я – экономист.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Экономист. Задавайте вопрос Сергею.

СЛУШАТЕЛЬ: Да. Вот у меня такой вопрос. Вот только что говорили, что Федеральная резервная система дает кредиты экономике, да? А вот за счет каких средств? Ведь насколько я знаю, у США нет таких больших валютных резервов.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Спасибо большое. Спасибо.

С.АЛЕКСАШЕНКО: Алексей, Центральные банки всех стран мира дают кредиты за счет эмиссии.

А.ВЕНЕДИКТОВ: То есть, они печатают деньги?

С.АЛЕКСАШЕНКО: Да. Да. Просто они печатают деньги в обмен на… Ну, они покупают какие-то активы за счет новых денег – это есть функция Центрального банка.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Это приведет к инфляции?

С.АЛЕКСАШЕНКО: Со временем это может привести к инфляции. Правда, в Америке сейчас резко замедлилась скорость обращения денег. Деньги медленнее ходят от банка к банку, от банка к компании, поэтому денег нужно больше, чтобы экономика дышала.

А.ВЕНЕДИКТОВ: 363-36-59, Сергей Алексашенко отвечает на ваши вопросы. Алло, здравствуйте. Алло?

СЛУШАТЕЛЬ: Алло?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Здравствуйте. Как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Виктор зовут. Добрый день.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Виктор, чем занимаетесь по жизни?

СЛУШАТЕЛЬ: Предприниматель.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Предприниматель. Ваш вопрос Сергею Алексашенко?

СЛУШАТЕЛЬ: Вопрос очень простой. Почему у нас Центробанк не выдает предприятиям кредиты?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Напрямую?

СЛУШАТЕЛЬ: Пятипроцентные, да, напрямую, серветутные. Эти деньги все равно вернутся в банки. И тем самым как бы экономика нормально заработает. То, что деньги идут в банки, валютобаланса это не улучшает, нагружает предприятия. И соответственно, что происходит? Выручка сейчас у предприятий падает, соответственно банки начинают отзывать кредиты. Полный стопор.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Понятно. Спасибо большое, Виктор. Сергей?

С.АЛЕКСАШЕНКО: Ну, Виктор, вы знаете, я боюсь, что вы предлагаете вернуться ко временам Советского Союза, когда у нас был Госбанк СССР, Стройбанк СССР, которые бы имели конторы во всех областях, во всех районах, которые знали финансовое состояние каждого предприятия. По закону, Центральный банк Российской Федерации может выдавать кредиты только банкам.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну, можно закон-то поменять?

С.АЛЕКСАШЕНКО: Можно закон поменять, но тогда Центральный банк должен создать новые подразделения по анализу финансового положения предприятий. Ну нельзя выдавать кредит просто так. Вот к тебе пришли и говорят: «Дай мне кредит», ты говоришь: «Получай, забирай». Ну, так не работает ни один банк в мире. Даже Центральный банк.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну ФРС, вот говорит Виктор, дает?

С.АЛЕКСАШЕНКО: ФРС не дает напрямую предприятиям. Там он выкупает у банка. Ну, на самом деле у нас Центральный банк тоже это делает. Он кредитует под залог кредитов, выданных банками коммерческим компаниям.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Понял. 363-36-59. Очень много звонков. Алло, здравствуйте. Алло?

СЛУШАТЕЛЬ: Алло, добрый день.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Здравствуйте, как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Андрей, Санкт-Петербург.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Занятие?

СЛУШАТЕЛЬ: Предприниматель.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Давайте вопрос Сергею.

СЛУШАТЕЛЬ: Хотел задать вопрос Сергею. В данной ситуации, какие перспективы у сельского хозяйства и нашей страны с учетом возможных ограничений экспорта/импорта.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Андрей, простите, а вы в этой области работаете?

СЛУШАТЕЛЬ: Я предполагаю этим заняться. Хочется экспертное мнение.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Понял. Спасибо большое. Сельское хозяйство, да.

С.АЛЕКСАШЕНКО: А какие? Я, честно говоря, не слышал ни о каких ограничениях, которые у нас собираются вводить. Наоборот – и президент, и премьер сказали, что не надо закрывать нашу экономику, нужно быть открытыми и тем более, что…

А.ВЕНЕДИКТОВ: И сейчас деньги дают. Россельхозбанку?

С.АЛЕКСАШЕНКО: Мне кажется, что в этом году у нас там вообще какой-то рекордный урожай зерновых. И я думаю, что в сельском хозяйстве, также как и во многих других сферах деятельности — есть такое международное разделение труда: вот нам удается выращивать зерно, но мы не можем выращивать мясо, птицу, не можем бананы растить у себя, апельсины. Поэтому есть сферы деятельности в сельском хозяйстве, где, я думаю, Россия может быть вполне конкурентоспособной.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну и, вот повторяю, что в сельское хозяйство пошли деньги, и вот Россельхозбанк – один из, как сейчас принято говорить, уполномоченных, да?

С.АЛЕКСАШЕНКО: Да, да-да. Есть специальная бюджетная программа по субсидированию процентных ставок для сельхозпроизводителей.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Вот скажите, Сергей, перспективно в результате заниматься этим?

С.АЛЕКСАШЕНКО: Хороший вопрос.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну собственно это спросил Андрей. Он собирается же заняться. Только не совет давайте, а мы же обсуждаем…

С.АЛЕКСАШЕНКО: Алексей, ответ непростой. Ответ непростой. И вы прекрасно понимаете, что все будет решаться на уровне бюрократического сопротивления. В каких-то областях, в каких-то краях сельским хозяйством заниматься можно. А в каких-то, как только попробуете заняться, вы встретите столько барьеров, да? Ну, вот как? Ну, неблагодарная у нас почва для мелкого бизнеса. Да и для крупного тоже иногда.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Сергей Алексашенко. Сергей, у меня вопрос, потом снова нашим слушателям по телефону 363-36-59. Вот смотрите. Я опять сегодня потерял, не мог найти, такую цифру. Значит, бывший первый заместитель Воллстритовской биржи Чарльз Моррис говорил о том, что с 2001-го по 2007-й, я не понял этой фразы, может вы поясните, что американцы произвели товаров и услуг на сумму 92 миллиона миллиарда долларов. Может быть, 92 триллиона.

С.АЛЕКСАШЕНКО: Ну, я думаю, что 92 триллиона.

А.ВЕНЕДИКТОВ: 92 триллиона долларов. А потребили товаров и услуг на 97 триллионов, то есть 5 триллионов – разница. И в этом он видит причину кризиса. То есть, общество потребления оказалось в основе кризиса.

С.АЛЕКСАШЕНКО: Да. Ну, наверное так нужно теперь сказать: что в Америке последние годы, ну, лет десять наверное, шло интенсивное наращивание кредитов, выданных населению. И населению, и компаниям. И на самом деле последние года четыре уже.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ипотека плюс потребительские.

С.АЛЕКСАШЕНКО: И плюс потребительские кредиты, плюс карточные кредиты, по кредитным карточкам, плюс автомобильные кредиты. Все возможные кредиты, да? И рост кредитов, выданных населению экономикой, он был колоссальный, и проблема закредитованности американской экономики обсуждается давно, ну, последние года три-четыре. И понятно, что можно наращивать потребление только за счет того, что где-то берете деньги. Нет внутренних сбережений, Америка привлекает – также как, собственно говоря, и Россия – деньги из-за границы. Американская экономика самая привлекательная, инвесторы всего мира готовы вкладывать деньги в Америку, и именно за счет этого Америка может не сберегать, может потреблять больше. Но я думаю, что кризис заставит американцев сберегать и потреблять меньше – это самое тяжелое испытание для Америки.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Тупой вопрос от меня. Почему тогда это ударило по нам? У нас нет бума потребительских кредитов.

С.АЛЕКСАШЕНКО: Нет, у нас тоже есть бум потребительских кредитов. Он не такой быстрый, просто это ударило по нам, потому что в нашей стране тоже низкая норма потребления частных сбережений. То есть, у нас население деньги в банк несет мало.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Вот так?

С.АЛЕКСАШЕНКО: По сравнению с другими развитыми странами. Да, да. Потому что ставки процента ниже чем инфляция. Население достаточно грамотное. Понимает, что при высокой инфляции деньги стоят сегодня больше, чем будут стоить завтра даже с банковским процентом. И поэтому наши банки свой бизнес развивали не на том, что собирали здесь сбережения и куда-то там передавали в кредиты, а пошли по простому пути – брали деньги за границей.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Сергей Алексашенко, бывший первый заместитель Главы Центробанка. 363-36-59, вот сегодня у нас есть время немножко дать вам вопросы. Алло, здравствуйте. Алло?

СЛУШАТЕЛЬ: Алло?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Да. Здравствуйте. Как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Александр, Москва. Добрый вечер.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Чем занимаетесь, Александр? Добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ: Ну, можно сказать, мелкий бизнес, а раньше это называлось просто лавочник.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Хорошо. Давайте Сергею вопрос.

СЛУШАТЕЛЬ: Значит, вы мне объясните, почему в Сбербанке действительно – вот только что вы сказали, что деньги можно положить в Сбербанк под 8-12 процентов, и все кричат о кризисе ликвидности. Ну какой же человек понесет в Сбербанк деньги, если там вообще просто немыслимые проценты?

А.ВЕНЕДИКТОВ: И какие предложения?

СЛУШАТЕЛЬ: Нет, я хочу спросить, почему как бы вот государство как-то не пересмотрит вот эти свои взгляды на эти вещи. Ведь я не думаю, чтобы люди… Ведь наверняка понесут. Если б там было выгодно. И будет Сбербанк. Это не просто какой-то коммерческий банк или еще что. Это надежный Сбербанк. Сделайте нормальный процент и привезут вам и деньги, и бабульки понесут, и все остальные, прочие.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Понятно. Спасибо большое. Сергей?

С.АЛЕКСАШЕНКО: Алексей, спасибо. Очень хороший вопрос. Поставьте себя на место председателя правления Сбербанка или любого другого банка, ну, год назад, полгода назад. У вас есть выбор: получить деньги на Западе, на финансовых рынках под 6-7 процентов годовых, или заплатить нашему населению вот как вы говорите не 8-10 процентов, а поднять выше, ну там, 12-13.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну, выше инфляции.

С.АЛЕКСАШЕНКО: Ну, выше инфляции, на уровне инфляции, да? Ну, собственно, и сейчас деньги населения до начала этого кризиса, до того момента, как финансовые рынки закрылись, деньги населения были дороже, чем деньги, взятые на межбанковском рынке. За счет размещения облигаций.

А.ВЕНЕДИКТОВ: То есть, дороже – не выгоднее?

С.АЛЕКСАШЕНКО: Не выгоднее. Конечно. Просто сейчас, когда деньги на западных рынках взять нельзя, казалось бы, самое время повышать ставки по вкладам населения. Но представьте себе, что ставка по вкладу населения будет в Сбербанке 15 процентов. Инфляция – 14, ставка – 15.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Все рванут.

С.АЛЕКСАШЕНКО: Все рванут. А Сбербанк должен выдать 15 плюс сколько-то, ну, например 3 процента. Он же должен там себя содержать, прибыль зарабатывать. А под 18 процентов уже, я думаю, что в нашей экономике не очень много предприятий найдется, кто сможет выдержать. Инфляцию снижать надо.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Снижение инфляции – проблема. 363-36-59, еще один телефонный звонок. Алло, здравствуйте. Алло.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Здрасьте. Как вас зовут? Откуда вы?

СЛУШАТЕЛЬ: Эдуард, город Уфа.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Город Уфа?

СЛУШАТЕЛЬ: Да.

А.ВЕНЕДИКТОВ: И чем занимаетесь, Эдуард?

СЛУШАТЕЛЬ: Я – врач.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Врач. Пожалуйста, ваш вопрос.

СЛУШАТЕЛЬ: У меня вопрос о глубине, среднесрочной перспективе девальвации рубля и оценить глубину ее.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Девальвации? Глубину девальвации, да?

СЛУШАТЕЛЬ: Да.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Понял. Спасибо, Эдуард. Ну, я просто напомню, что сказал здесь ваш коллега Алексей Улюкаев, который занимает ту же должность. Он сказал в это воскресенье, что в общем девальвация уже в принципе идет уже. Там, она медленная, минус 15 процентов.

С.АЛЕКСАШЕНКО: Да. Ну, сегодня прошла ревальвация.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Я думаю, что наш коллега спрашивает… Эдуард спрашивает о такой резкой девальвации, которая была у нас в 98-м. В разы.

С.АЛЕКСАШЕНКО: Ну, я думаю, что при валютных резервах, которые составляют около 500 миллиардов, наверное, говорить о среднесрочной угрозе девальвации, ну, понимая, под среднесрочной, не знаю, что там, ну, 6, 12 месяцев, ну, наверное нельзя. Дальше сильно зависит от многих внешних факторов – это цена на нефть, откроются ли кредитные рынки, сможет ли Россия снова занимать деньги за границей, российские банки и компании. И самое главное зависит от той политики, которую будет правительство и Центральный банк проводить. Будут они печатать новые рубли или не будут? Потому что с середины сентября по середину октября напечатал Центральный банк и Минфин выдал своих бюджетных депозитов вместе, в сумме на триллион сто миллиардов рублей. За тот же самый месяц этот триллион сто миллиардов рублей пришли в Центральный банк, Центральный банк на эти деньги продал валюту. То есть, если будет политика экономическая антикризисная, не знаю, антиситуационная – против нашей ситуации будут бороться с помощью того, что Центральный банк будет печатать, печатать, печатать деньги. Ну, наверное когда-то резервы могут закончиться. То есть это понятно, что…

А.ВЕНЕДИКТОВ: Но пока скорость вас не смущает?

С.АЛЕКСАШЕНКО: Меня смущает. Меня сильно смущает. Смотрите: у нас на начало августа было 600 миллиардов валютных резервов. 100 миллиардов уже потеряли – часть за счет девальвации доллара к евро, часть Центральный банк продал. Плюс 50 миллиардов Центральный банк выдал ВЭБу. Это уже 150. Плюс еще где-то там миллиардов 8-10, Центральный банк точно не говорит, выдано банкам-сонаторам, тем, которые взяли на себя проблемные банки. 160 миллиардов из 600 – ну, это уже сумма-то приличная получается.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну, это была первая кризисная атака, первая волна как бы. Да?

С.АЛЕКСАШЕНКО: Ну, по большому счету мы даже не знаем была ли первая волна, потому что экономика пока работает. Да? Там, кредиты банки пока выдают. Никто не может сказать, что дальше будет легче. Вот, смотрите, Америка там уже в этом состоянии кризисном реально находится с августа прошлого года, и вот кризис был там относительно спокойным и ФРС считал, что кризис управляемый. Через год в августе 2008-го года рванул гораздо сильнее. Поэтому наш кризис – он, в общем, тоже может быть затяжным. И денег правительству захочется напечатать еще и еще, и еще. А если цены на нефть будут, предположим, 40 или 50 долларов за баррель, может быть и для бюджета придется что-то припечатывать.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Сергей Алексашенко, бывший первый заместитель Главы Центробанка был в программе «Кредит доверия». Спасибо большое, Сергей. Напомню, что по средам в 23:09 Сергей будет у нас в эфире, и мне понравилось, что все вопросы… Вот люди интересуются. Без глупостей.

С.АЛЕКСАШЕНКО: Вопросы очень хорошие. Мне, правда, понравились.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Без глупостей. Спасибо, коллеги. У нас до встречи через неделю, а следующая программа «Кредит доверия» выйдет завтра утром в 10 часов 35 минут, Обзор российской прессы, Деловые новости, Обзор иностранной прессы, Деловые новости, и у нас как всегда утренний гость будет комментировать последние события. Спасибо большое, Сергей. До свидания.

С.АЛЕКСАШЕНКО: До свидания.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире