'Вопросы к интервью
С. БУНТМАН: Сейчас по телефону мы связались с Дмитрием Бутриным, заведующим отделом экономической политики газеты «Коммерсант». Доброе утро.

Д. БУТРИН: Доброе утро.

С. БУНТМАН: Во-первых, мы бы хотели прояснить историю с Агентством по страхованию вкладов для спасения проблемных банков, насколько возможны те махинации всевозможные на этой почве, о которых сегодня пишется?

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Да, как раз газета «Коммерсант» написала о механизмах мошенничества, которое после начала кризиса принимает какие-то уже устрашающие объему, и если так и дальше продолжится, то серьезные проблемы будут.

Д. БУТРИН: Видите ли, я не думаю, что речь идет о каком-то масштабном мошенничестве, по очень простой причине. Представьте себе, что вы – промышленное предприятие, которое держит в банке, который грозит упасть, скажем, 2 миллиона долларов. Это не фантастическая сумма. Вам ее в течение трех дней нужно мошенническим образом раскидать под защиту Агентства по страхованию вкладов, то есть по 700 тысяч рублей, по 20 тысяч евро. Где вы найдете немедленно такое количество физлиц? Вы сможете найти 500 доверенных физлиц в течение трех дней для того, чтобы они не отобрали эти деньги у вас, вам нужно оформлять договора и так далее? Это, конечно, мошенничество для мелкого бизнеса, для людей, которые таким образом спасают максимум несколько сотен тысяч долларов. Я могу предложить еще одну технологию защиты – можно отнести эти деньги Александру Лукашенко, если вы ему верите, у него полная защита по вкладам. Существуют еще десятки такого рода схем, но другое дело, что в масштабах экономики такие схемы это слезы. То, что они будут, это совершенно очевидно, потому что в кризис спасают деньги абсолютно любыми способами. Кто выдумает, тот и будет это делать. Но я бы не говорил, что это какие-то чудовищные махинации и так далее. Это интереснее, скорее, как социальное явление, чем как криминальное явление.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: То есть Агентству по страхованию вкладов ничего не грозит? Не будет оно дефицитным, как пугают нас некоторые журналисты, все будет в порядке?

Д. БУТРИН: Э, это другой вопрос. Агентство по страхованию вкладов, несомненно, будет дефицитным. В тот момент, когда было принято решение об увеличении страхового покрытия Агентством по страхованию вкладов примерно с 20 процентов вкладов в Российской Федерации на 97, не добавив деньги в Агентство по страхованию вкладов – я напомню, что 200 миллиардов рублей добавляются в Агентство по страхованию вкладов отнюдь не на выплату гарантий, оно дается на реструктуризацию проблемных банков, на вливание в них денег, но не на выплату этих денег вкладчикам, это совершенно разные процессы – так вот в тот момент, когда государство повысило государственные гарантии по депозитам, оно не удосужилось сильно увеличить страховую сумму, но с другой стороны, при нынешнем состоянии банковской системы абсолютно бессмысленно, потому что создать настоящую систему страхования вкладов, которая бы действительно защищала любой депозит с помощью именно страхового механизма от банкротства банка, как практика показывает, невозможно. Для этого нужна какая-то другая банковская система, по крайней мере я такой не видел.

С. БУНТМАН: Тогда в чем же смысл? Тогда смысл в том, чтобы успокоить и чтобы люди сохраняли деньги в банках до самого последнего?

Д. БУТРИН: Да, ровно так. Механизм банковской паники универсален. Ни один банк при нынешнем устройстве банковской системы – повторю, эта ситуация еще в XV веке сложилась – ни один банк с этого момента в случае отказа всех клиентов работать с этим банком не может быть устойчив. Это даже не проблема России, это проблема человеческой цивилизации последние пять веков.

С. БУНТМАН: Ну, нужно всячески избежать тогда, наверное, ухода вкладчиков из банков?

Д. БУТРИН: Да, поэтому есть пример Украины, где совершенно замечательно Банк Украины просто запретил досрочно забирать вклады из банков.

С. БУНТМАН: Но это породило другую панику.

Д. БУТРИН: Это породило другую панику – на валютном рынке. Где-то она все равно возникает. Механизм паники универсален и где-то она все равно вылезает. Действия наших властей на этом месте довольно разумны. Другое дело, что, конечно, немножко топорно выглядят заклинания о том, что у нас вообще нет никакого кризиса даже и в помине. Я бы все-таки доверял населению немножко больше.

С. БУНТМАН: Да, это кризис доверия, который не только тот, о котором все говорят, что, вот, кризис доверия в финансовых сферах, но кризис доверия власти и граждан здесь получается.

Д. БУТРИН: Да. Я бы сказал, что это прежде всего кризис доверия. Доверие ведь штука взаимная. Если у нас правительство не доверяет власти, как власть может доверять правительству?

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Взаимное недоверие.

Д. БУТРИН: Взаимное недоверие. И в тот момент, когда премьер-министр или президент говорит, что у нас нет никакого кризиса, это недоверие к народу, которого считают глупым, которого просто надо убеждать всякими примитивными способами.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Спасибо большое.

С. БУНТМАН: Спасибо. Это Дмитрий Бутрин, заведующий отделом экономической политики газеты «Коммерсант».



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире