'Вопросы к интервью
Т. ДЗЯДКО — В эфире программа «Кредит доверия». Говорим о финансовом кризисе, обо всем, что с ним связано. И сегодня наш гость в студии — Александр Турбанов, генеральный директор государственной корпорации «Агентство по страхованию вкладов». Александр Владимирович, добрый день.

А. ТУРБАНОВ — Добрый день.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Здравствуйте. Я думаю, что сразу же начнем о том, что грядет буквально завтра. Вкладчики разорившегося банка Евразия-центр уже завтра смогут получить страховые возмещения по новым правилам – до 700 тысяч рублей. Очень много вопросов на нашем сайте и всех в первую очередь интересует механизм получения этих денег. Что это такое, как это работает?

Т. ДЗЯДКО – Вот приходит новость – банк обанкротился. Куда идти, сколько ждать и так далее.

А. ТУРБАНОВ — Во-первых, эта новость от нас и придет. Как только у банка отзывается лицензия, мы сообщаем в СМИ об этом факте. Для нас это страховой случай. У нас возникает обязанность выплатить страховое возмещение вкладчикам этого банка. Кроме того, что мы даем объявление в СМИ, естественно, объявление вывешивается в самом банке, у которого отозвана лицензия и, кроме того, каждому вкладчику мы еще посылаем письменное уведомление.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Возмещение касается только тех вкладчиков, у которых до 700 тысяч рублей. Если 701 тысяча рублей – то уже всё?

А. ТУРБАНОВ — Возмещение касается всех абсолютно вкладчиков. Каждый человек, имеющий вклад в банке, может придти и получить страховое возмещение в стопроцентном объеме до 700 тысяч рублей. Если его вклад больше, то он получает 700 тысяч рублей в порядке процедуры выдачи страхового возмещения, а остальная сумма выдается уже в ходе ликвидации банка. Задача системы страхования вкладов — обеспечивать максимально быстрый доступ вкладчиков к своим средствам.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Куда приходит вкладчик? Собственно в отделение своего банка, а там ваши сотрудники раздают деньги.

А. ТУРБАНОВ – Не совсем так. Хотя в ряде случаев, когда лицензия отзывается у мелкого банка, мы выплачиваем сами. Если это банк московский, значит, вкладчики приходят к нам, и мы действительно им выдаем страховое возмещение. Но чаще всего мы привлекаем банки-агенты. Имеющие широкую филиальную сеть на территории РФ. И мы в своих объявлениях сообщаем, по какому адресу можно придти, чтобы в филиалах банка-агента получить страховое возмещение. Причем порядок получения достаточно простой. Нужно предъявить документ, удостоверяющий личность, чаще всего это паспорт и лучше, чтобы это был именно тот документ, который предъявлялся при оформлении договора банковского вклада, договора банковского счета.

Т. ДЗЯДКО – И через какое время сможет человек рассчитывать на получение своих средств?

А. ТУРБАНОВ — Закон предусматривает 3-дневный срок для нас на рассмотрение заявления вкладчика. Практика показывает, что страховое возмещение, как правило, выдается в момент обращения.

Т. ДЗЯДКО – То есть буквально сразу.

А. ТУРБАНОВ — То есть сразу. Здесь же в этом же окошечке. Несколько было случаев, их действительно было немного, когда потребовалось уточнить сумму страхового возмещения, но и в этих случаях мы укладывались в одни сутки.

Т. ДЗЯДКО – А существует какая-то статистика, сто процентов населения России, какой процент из всего количества граждан располагает этими вкладами менее 700 тысяч рублей и о какой сумме идет речь?

А. ТУРБАНОВ — Я бы в данном случае говорил не обо всем населении России, к сожалению, пока не все население России пользуется банковскими услугами. Мы говорим о вкладчиках банков. Сумма, начнем с того, что сумма страхового возмещения в 700 тысяч рублей покрывает 98,6% всех вкладчиков российских банков. То есть подавляющее большинство. По этому показателю я бы сказал, что наша система страхования вкладов одна из самых щедрых в мире. Мировая практика ориентируется на показатель 90%. Задача системы страхования вкладов – защитить массового вкладчика. Считается до 90% это массовый вкладчик. Мы здесь мировую практику переплюнули.

Т. ДЗЯДКО – О какой сумме все-таки идет речь? Предположим, все банки рухнули, и все вкладчики приходят к вам требовать свои деньги назад. Вы сможете обеспечить всем 98,6% от 100% вкладчиков возмещение их потерянных средств?

А. ТУРБАНОВ — Конечно, такую ситуацию можно представить только в страшном сне. Хотя при своих расчетах мы и такой вариант учитываем. Итак, сейчас в российских банках сосредоточено около 6 триллионов рублей вкладов граждан. Если быть точными – 5,9. Но мы отвечаем не за всю сумму вклада, а за вклады до 700 тысяч рублей. Это размер нашей страховой ответственности. Он находится на уровне 62% от той суммы триллионной, которую я вам назвал. Но и это не означает, что мы в своем страховом фонде должны иметь всю эту сумму. В любом страховом деле есть актуарные расчеты, которые позволяют определить достаточность фонда страхования. Мы разработали соответствующую методику, которая основана на математических моделях и благодаря этой методике мы вышли на показатель достаточности фонда в 5%. Это отношение размера нашего фонда к максимальной сумме нашей страховой ответственности. Именно тот самый страшный случай, который вдруг наступит. И наш фонд находится в этих пределах. На очень неплохом уровне достаточности. Сейчас этот процент составляет 6,1. То есть выше того норматива, на который мы ориентируемся.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — А если это извините в рублях, миллионах.

А. ТУРБАНОВ — Размер нашего фонда вы имеете в виду, он составляет 87 миллиардов рублей.

Т. ДЗЯДКО – То есть это все-таки не такая серьезная сумма по сравнению с этими…

А. ТУРБАНОВ — А я еще раз повторяю и нет такой задачи, да и систему страхования невозможно такую создать. Вы представьте, 6 триллионов банки привлекли от населения. Это же не означает, что мы должны иметь такой фонд страхования вкладов. То есть они бы эту сумму сразу должны были бы отдать нам. А они-то с чем тогда работали. А как бы они обеспечивали выплату процентов по вкладам и так далее. Те расчеты, о которых я вам сказал, они позволяют нам ориентироваться в пространстве.

Т. ДЗЯДКО – А если говорить не о страшном сне, а все-таки о том, что происходит, существует ли у вас какое-то прогнозирование, сколько на сегодняшний день проблемных банков?

А. ТУРБАНОВ — Еще один сон, приближенный к страшному. Если из всего списка российских банков, их сейчас где-то тысяча сто, одномоментно банкротится 600 из нижней части списка. Об их судьбе сейчас очень многие переживают. О судьбе средних и мелких банков. Наш фонд с этой нагрузкой справится. Хотя это один из сценариев страшного сна, вряд ли он реализуется. Посмотрим на верхнюю часть списка. На первую сотню. Если банкротится десяток из первой сотни, хотя тоже трудно представить, что так одномоментно десяток крупнейших банков обанкротится. При том уровне поддержки, которую мы сейчас наблюдаем со стороны правительства и ЦБ. Но даже если банкротится десяток крупных банков, то наш фонд тоже это выдерживает. И, наконец, самый страшный случай, что вдруг не хватает нашего фонда. Закон о страховании вкладов расписал механизм обращения за поддержкой к федеральному бюджету. И мы уверены, что в этом случае федеральный бюджет в свою очередь нас подстрахует.

Т. ДЗЯДКО – А сколько сегодня все-таки банков находится в неприятной полосе?

А. ТУРБАНОВ — Этот вопрос лучше задавать органу банковского надзора. Каковым является ЦБ.

Т. ДЗЯДКО – Но вы как-то это фиксируете, прогнозируете для себя?

А. ТУРБАНОВ — Мы даем свои прогнозы, они не носят официальный характер. И наши прогнозы сводятся к тому, что система страхования окажется вполне эффективной.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Давайте о защите не только вкладов, но и, например, зарплаты почтовых переводов.

А. ТУРБАНОВ — Это интересный вопрос. Но чтобы нам завершить вопрос о фонде, я бы еще подчеркнул важный момент, что он формируется отнюдь не за счет средств налогоплательщиков, о чем иногда говорят некоторые специалисты. Я с удивлением вчера, слушая «Эхо Москвы», а я являюсь постоянным слушателем вашей радиостанции, в программе «Особое мнение» услышал это особое мнение Андрея Илларионова, и к моему изумлению он вдруг говорил, что формирование фонда страхования вкладов ложится тяжким бременем на всех налогоплательщиков. То есть это и антирыночное и антинародное явление.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — А на кого тяжким бременем ложится формирование фонда?

А. ТУРБАНОВ — Фонд формируется, прежде всего, за счет взносов банков. Ежеквартально они выплачивают страховые взносы. Сейчас с 4-го квартала этого года в размере 0,1% от суммы привлеченных вкладов. Это основной источник. На первоначальном этапе был имущественный взнос РФ, его можно рассматривать как определенную нагрузку на налогоплательщиков. Но действительно очень небольшую. Это менее десятой части того, что у нас сейчас есть. И, наконец, третий источник – это наши доходы, получаемые от размещения временно свободных средств фонда.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — В самом начале массового обсуждения финансового кризиса и простые граждане узнали о такой непростой ситуации, возникшей на нашем островке стабильности, появились сообщения о том, что возникают проблемы со снятием зарплаты с карточек. Потому что на некоторых предприятиях зарплату перечисляют на карточку.

А. ТУРБАНОВ — Уже на многих предприятиях. Это правильная цивилизованная практика.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — В связи с этим возникает вопрос: существует ли какой-то механизм страхования этих зарплатных карточек. И, кроме того, почтовых переводов, потому что это то, что касается каждого из нас. Но мало кто на самом деле задумывается, как это защищается.

Т. ДЗЯДКО – Елена спрашивает у вас: в моем банке сказали, что деньги на моем карточном счету вкладом не считаются и посему под страховку не подпадают. Это правда?

А. ТУРБАНОВ — Нет, это неправда. Неквалифицированное разъяснение. Иногда, к сожалению встречается. Страхуются банковские вклады граждан и текущие счета граждан. Под понятие текущего счета подпадает и карточный счет, на который поступает зарплата. Эти средства застрахованы. А что касается почты. Я еще добавлю, если пенсия поступает на банковский счет, то она тоже застрахована. А вот пенсии или переводы, идущие через почту, они не застрахованы. Страхуются средства, находящиеся в банке. На вкладе или на счете.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Это важно.

Т. ДЗЯДКО – Еще спрашивают: входят ли проценты в эти 700 тысяч рублей или только внесенные деньги?

А. ТУРБАНОВ — Проценты страхуются тоже. Только следует учитывать определенный порядок. Если, например, договор был заключен на год под 10% годовых, но через полгода банк обанкротился. У него отозвана лицензия, наступил страховой случай. Это означает, что вкладчик получит сумму основного долга перед ним банка. То есть сумму вклада плюс проценты, начисленные пропорционально времени, которое прошло с момента размещения вкладов. Если прошло полгода, то будет причислено 5%. Даже если этого не сделает банк, это сделаем мы.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Александр Владимирович, я правильно понимаю, что в скором времени ваше агентство получит еще дополнительную работу, потому что вы теперь будете искать и отбирать потенциальных инвесторов для банков, которые не могут выполнять обязательства.

А. ТУРБАНОВ — Да, вчера действительно уже об этом было сообщено премьер-министром Владимиром Владимировичем Путиным. И в настоящее время в ГД находится на рассмотрении соответствующий проект закона для того, чтобы эту функцию реализовать. Ее можно назвать функцией финансового оздоровления. Агентству требуются дополнительные полномочия. И естественно, на него будут возложены определенные обязанности и ответственность тоже. Пока сложно обсуждать какие-то детали, поскольку еще законодательный акт не принят. Но в целом можно обозначить идеологию этой функции, она заключается в том, чтобы сохранить банки как хозяйствующие субъекты, предоставляющие банковские услуги экономике и населению. Речь идет не о помощи банкирам как таковым, а о помощи банкам как хозяйствующим субъектам. Что касается банкиров, то как раз обрадовать мне их особенно нечем. Я имею в виду в данном случае неэффективных собственников и неэффективных менеджеров банка. Естественно, при поиске нового инвестора или точнее при нахождении нового инвестора, уже он будет формировать новый менеджмент банка, и он будет управлять этим банком.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — А среди кого вы собираетесь искать инвесторов? Среди крупных банков? Более успешных и стабильных.

А. ТУРБАНОВ — Это могут и банки, и, наверное, прежде всего банки. Это могут быть и крупные российские компании, готовые управлять банком.

Т. ДЗЯДКО – Государственные.

А. ТУРБАНОВ — Почему государственные? Все будет на рыночной основе осуществляться.

Т. ДЗЯДКО – Потому что мы наблюдали, как на прошлой неделе, когда Внешэкономбанк, получив за 5 тысяч рублей сто процентов акций банка Глобэкс, после этого РСПП обратился с письмом, в котором содержалась просьба пересмотреть эту систему.

А. ТУРБАНОВ — Вот она и пересмотрена. И формируется новый механизм, который будет работать по законам рынка. Неэффективные собственники уходят, приходят новые стратегические инвесторы, готовые наладить работу в банке. Если мы приходим в банк, и на тот момент не обнаруживаются новые инвесторы, то мы будем проводить его рекапитализацию, и мы будем им управлять до тех пор, пока не появится новый инвестор.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — А поиск нового инвестора должны прописать депутаты или они просто возложат законодательно на вас эту функцию, и а вы сами продумаете механизм.

А. ТУРБАНОВ — Я думаю, что это не законодательная материя прописывать, куда мы должны идти, где высматривать этих новых инвесторов.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Должна быть какая-то конкурсная основа или что?

А. ТУРБАНОВ — Здесь могут быть разные варианты. Например, если мы приходим в банк и прежние собственники банка готовы на нормальных рыночных условиях продаваться новому инвестору, то мы будем способствовать этой сделке. И здесь основной естественно, акцент будет сосредоточен на добровольности данной процедуры. Так что здесь и инвестор, и собственник сами могут себя найти. А мы этот процесс стимулируем и организационно обеспечиваем. А если мы стали собственниками банка, выкупив его дополнительную эмиссию, то после восстановления банка мы естественно будем на торгах реализовывать акции.

Т. ДЗЯДКО – Несколько вопросов от наших слушателей. В частности: застрахованы ли вклады в драгоценных металлах?

А. ТУРБАНОВ — Нет, такие вклады не застрахованы. Хотя вопрос тоже находится на рассмотрении думы. И я прошу прощения, мы еще один очень важный вопрос не упомянули. Когда начинаются выплаты после наступления страхового случая. Они начинаются по истечении 14 дней после того, как отозвана лицензия. И те страховые случаи, которые имели место, вот завтра у нас будет 36-й случай, они подтверждают, что мы укладываемся в этот срок. Выплаты начинались в срок от 6 до 14 дней. Завтра начнутся выплаты вкладчикам банка Евразия-центр. Это 13-й день после отзыва лицензии.

Т. ДЗЯДКО – То есть приходит сообщение о банкротстве банка и спустя не более двух недель человек получит свои деньги.

А. ТУРБАНОВ — Как только он придет к нам после истечения двух недель. К сожалению, мы сталкиваемся с ситуацией, когда люди тянутся месяцами, мы по несколько раз вынуждены направлять письменное уведомление, чтобы они пришли и забрали свои вклады. А за вкладами менее тысячи рублей практически не обращаются.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — А у вас есть крайний срок?

А. ТУРБАНОВ — Крайний срок это завершение процедуры ликвидации банка. Это примерно полтора-два года. То есть всегда вкладчик может найти время, чтобы придти.

Т. ДЗЯДКО – И самый последний вопрос: ситуация с вкладами в валюте.

А. ТУРБАНОВ — Вклады в иностранной валюте застрахованы так же, только выплата страхового возмещения осуществляется в рублях.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Спасибо большое. В рубрике «Кредит доверия» сегодня был Александр Турбанов — генеральный директор государственной корпорации «Агентство по страхованию вкладов».



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире