'Вопросы к интервью


И. ЗЕМЛЕР — Дневной Разворот во вторник. С нами Дмитрий Ананьев — первый зампред комитета СФ по бюджету и финансовым рынкам. Здравствуйте.

Д. АНАНЬЕВ — Добрый день.

И. ЗЕМЛЕР — Всю неделю нас биржи беспокоят. Рост валюты иностранной, как евро, так и доллара. Падение рубля к бивалютной корзине. Во-первых, чем мы это объясняем, во-вторых, что делать держателям рублей?

Д. АНАНЬЕВ — Я думаю, что волатильное поведение, нестабильное поведение валют это абсолютно, наверное, предсказуемое явление. Рынки лихорадит последние, наверное, и месяцы и даже годы. И что время от времени валюта может ослабевать, а может укрепляться, это я думаю очевидная реакция на не совсем, наверное, позитивные результаты, которые демонстрирует в первую очередь наверное российская экономика.

И. ЗЕМЛЕР — У нас позитивных результатов в ближайшие месяц-два так и не предвидится. Мы будем ждать, пока рынки опять тряханет?

Д. АНАНЬЕВ — Если прогнозировать, что будет дальше происходить с рублем, моя версия, что все же рубль сильно ослабевать не будет.

И. ЗЕМЛЕР — ЦБ вмешается?

Д. АНАНЬЕВ — Я думаю, что не ЦБ. Те результаты, которые демонстрирует наша экономика, их сложно назвать положительными, но они не настолько плохи. Они далеки от каких-то совсем уже драматических сценариев и тот, наверное, небольшой рост или угроза рецессии это не тот фактор, который будет как-то глобально ослаблять нашу валюту. Движение ослабления рубля на рубль, на полтора, два возможно, но я думаю, что если цены на нефть продолжают оставаться высокими, будут находиться на уровне сто плюс, ожидать серьезных потрясений в рублевой зоне наверное не приходится.

И. ЗЕМЛЕР — Ваш совет людям, которые сейчас сидят с рублями, которые получают в виде зарплаты и думают, что им делать. Держать их в кармане, нести в банк, переводить в валюту.

Д. АНАНЬЕВ — Я думаю, что в таких ситуациях во-первых не нужно паниковать и если заранее не угадал движение и допустим, не купил на рубли доллары, когда рубль стоит 29 или 30 с небольшим, то пытаться угадывать тенденцию, когда уже рубль ослабился, наверное это будет худшее решение из возможных. Цена на нефть высока, доходы бюджета достаточны для того, чтобы выполнять все социальные программы и так далее, результаты нашей экономики не плачевны, они плохи, но не плачевны. Поэтому я думаю, что с точки зрения вероятности дальнейшего ослабления рубля, наверное, она меньше, чем укрепление даже. Я бы так сказал.

И. ЗЕМЛЕР — То есть если люди сейчас начнут предпринимать активные телодвижения…

Д. АНАНЬЕВ — Просто можно больше потерять, будет обидно, когда рубль будет стоить…

Е. БУНТМАН – Но это худшее, что можно придумать.

Д. АНАНЬЕВ — Если уже не угадал и не сделал этот шаг, когда рубль стоил 29 или 30, то пытаться это делать на уровне 32,5 или 33, наверное, те показатели, которые демонстрирует наша экономика, они не должны заставлять паниковать.

И. ЗЕМЛЕР — Я с точки зрения обывателя. А вдруг послезавтра он будет 40.

Д. АНАНЬЕВ — Тогда допустим, 10% или 20 своих сбережений предположим…

И. ЗЕМЛЕР — Я потеряю.

Д. АНАНЬЕВ — Вдруг не должно случаться.

И. ЗЕМЛЕР — Но случается же.

Д. АНАНЬЕВ — Для того чтобы избежать таких ситуаций «вдруг» нужно иметь определенную диверсификацию портфеля. То есть свои сбережения нужно хранить не только в рубле, в других валютах.

И. ЗЕМЛЕР — Теперь еще одна вещь, связанная с возможной потерей наших сбережений. Президент Путин поручил правительству через неделю предложение по снижению темпов роста регулируемых цен и тарифов. И тарифы имеется в виду в первую очередь на ЖКХ, о которых мы говорим постоянно. И что есть регулируемые цены?

Д. АНАНЬЕВ — Я думаю, что на сегодняшний момент возникла уже устойчивая задача и работа бороться с нерегулируемым ростом тарифов естественных или квазиестественных муниципальных монополий. Работа правильная. Единственное, что, на мой взгляд, нужно было наверное добавить в этой работе следить не только за тем, насколько повышаются тарифы, но и внимательно смотреть за корпоративным управлением, за расходной частью непосредственно в этих монополиях, смотреть, насколько эффективно реализуются инвестиционные программы, насколько эффективно эти монополии управляются. Тогда и результат будет другой. Если сохранять управленческий подход на уровне директив, то скорее всего, ожидать долгосрочного системного результата не придется. По указке удерживать цены или тарифы это, скорее всего, бороться не  с причинами, а некими уже проявлениями сложившихся причин.

Е. БУНТМАН – То есть важно выяснить, это обоснованные или завышенные тарифы.

Д. АНАНЬЕВ — С этим надо разбираться с глубинными процессами, почему компания та или иная естественная монополия ежегодно свое существование связывает только с ежегодным повышением тарифов.

И. ЗЕМЛЕР — Необоснованным.

Д. АНАНЬЕВ — С этим надо разбираться детально.

И. ЗЕМЛЕР — Мне кажется, с этим прокуратура должна разбираться.

Д. АНАНЬЕВ — Я думаю, что есть способы существенно более эффективные, не связанные с действием наших правоохранительных, либо судебных систем. Эта попытка решать вопросы с помощью правоохранительных органов, она не создает правильного инвестиционного климата, а скорее его продолжает дальше разрушать. И заставляет людей жить одним днем. Нужно стараться организовывать работу, чтобы в первую очередь она базировалась на экономическом смысле.

Е. БУНТМАН – То есть создавать конкурентную среду.

Д. АНАНЬЕВ — Да, повышение эффективности работы конкретной компании, очень внимательное рассмотрение издержек, расходов, и доходных проектов в том числе. Речь идет о просто эффективном управлении компанией, это та проблема, из-за чего наша экономика дает именно годовой, вернее один процент роста ВВП или два процента. А не 5 или 7…

И. ЗЕМЛЕР — Как в Казахстане хотя бы.

Д. АНАНЬЕВ — …цифр, которых мы могли бы добиться.

И. ЗЕМЛЕР — Я бы сюда добавила вопрос не только как и почему растут тарифы. Но и где растут. Сейчас лето, это сельхозработы всех видов, мастей. Это топливо для сельхозпредприятий. Что происходит на этом направлении, и что должно происходить?

Д. АНАНЬЕВ — Я не специфицировал бы наверное просто отдельные составляющие. Наши монополии, к сожалению, за последние 10-15 лет нашли легкий способ покрытия своих растущих интересов в виде ежегодного повышения тарифов.

И. ЗЕМЛЕР — Причем для тех, кто наиболее нуждается.

Д. АНАНЬЕВ — Перекладывать соответственно свои расходы на потребителей, будь то промышленный сектор, физические лица. К сожалению, вот эта привычка таким образом закрывать все свои потребности, зачастую далекие от в том числе производственной эффективности и от эффективности работы самой компании, это та болезнь, к которой легко пристраститься легко привыкнуть. Таким образом решать проблемы компаний. И не думать о сути эффективной деятельности внутри компании. Хорошо, что у президента и правительства появился очень четкий фокус, и появилось понимание, что с этой задачей ее надо решать, с этой проблемой, болезнью надо бороться. Ее надо лечить. Очень важно теперь лечить правильными системными методами, а не директивными указаниями.

И. ЗЕМЛЕР — Но судя по тому совещанию, которое прошло на той неделе, у президента понимание может быть и есть, а вот у министров правительства, если верить тому, как проходило совещание, такого понимания нет. Планы, представленные по реализации майских указов Владимира Путина отправлены на доработку, с очень неприятными характеристиками со стороны главы государства. Никакой конкретики, ни ответственности, ничего не предусмотрено. Почему у нас министры не понимают, что от них хотят?

Д. АНАНЬЕВ — Я думаю, что министры прекрасно все понимают.

И. ЗЕМЛЕР — Тогда почему не делают?

Д. АНАНЬЕВ — Нам очень важно тоже не смешивать все вопросы, что называется, в одной кастрюле. Есть вопросы социальных гарантий, и значительная часть поручений связана именно с вопросами социальными. Это расходная часть бюджета зачастую, которая не несет никаких доходов. И есть вопросы экономические. Я думаю, что есть неудовлетворение как по ходу выполнения социальных задач и тех вопросов, которые были уже поставлены президентом, так есть общее неудовлетворение президента, что вообще происходит с нашей экономикой. Почему в нашей стране такой отток капитала, почему рост нашей экономики связан с возможными угрозами, что рост будет не такой большой, как мы прогнозировали, и как прогнозировалось и Минэкономразвития и правительством. И очень много почему, почему и почему. Ясно, что нужно реагировать и пытаться добиваться существенно более положительных результатов.

Е. БУНТМАН – Как расценивать инициативу Путина по снижению стоимости кредитов для предприятий реального сектора в первую очередь. Сегодня Путин поручил правительству и ЦБ представить меры по снижению стоимости кредитов. И говорится о снижении административной нагрузки на банки, защите прав кредиторов и развитию конкуренции в секторе.

Д. АНАНЬЕВ — Евгений, задали вопрос, на который нужно, наверное, отвечать, если пытаться разбирать, минут 30. Причем в вопросе сразу три.

Е. БУНТМАН – Давайте на чем-нибудь одном остановимся.

Д. АНАНЬЕВ — Давайте остановимся на все стоимости кредита. Он во многом завязан на макроситуацию, на те риски и угрозы, которые существуют в глобальной экономике, на практические вопросы, связанные с тем, что в нашей экономике наблюдается спад. Торможение нашей экономики. И на те действия, которые должны предпринимать профильные министерства, в том числе одним из наверное, важных звеньев цепочки является ЦБ, регулятор который станет мегарегулятором на нашем рынке. Который диктует фактически ставками рефинансирования, дает сигнал рынку, что будет происходить со стоимостью денег в нашей экономике. И на прошлой неделе проходила конференция ежегодная ЦБ, которая проводится в Санкт-Петербурге. Выступали практически все руководители, в том числе и глава ЦБ С. М. Игнатьев. Из его выступления стало ясно, что ЦБ и топ-менеджеры стоят перед значительным количеством вопросов. Очень много факторов в нашей экономике существует негативных. В том числе и таких, как растущая инфляция, нестабильность нашей национальной валюты, ее ослабление, отток капитала. На это надо реагировать и в принципе в такой ситуации ЦБ было бы, наверное, разумно даже подумать о том, чтобы может быть и поднимать ставку рефинансирования. Дабы эти процессы останавливать. И  давать сигнал рынку. С другой стороны стоимость денег в сравнении с развитой экономикой достаточно высокая. Ситуация в экономике не выглядит настолько здоровой, что в принципе нужно бы вроде и ставки снижать. Дабы стимулировать экономическую активность. На этой неделе произошло заседание ЦБ, на котором получается, наверное, было принято нейтральное решение, ставка рефинансирования не изменилась. А сохранилась по некоторым позициям, по более длинным деньгам. ЦБ по ряду инструментов снизил ставки. Тем самым показал свое желание все же стараться индиректно, но стимулировать экономическое развитие в нашей стране, хоть как-то поддерживать рост экономики. Я думаю, что топ-менеджеры, ЦБ стоит перед очень сложной задачей, когда нужно при крайней противоречивой ситуации все же находить узкую дорожку, которая позволяла бы достигать результата. Мое личное мнение, что в принципе вариантов, связанных с тем, что к концу года экономика в нашей стране будет показывать все же более какие-то оптимистичные результаты, наверное, выше 60%. Хотелось бы в это верить. Но посмотрим, и наверное, многое будет зависеть от того, насколько более-менее стабильная ситуация будет и наблюдаться в мировой экономике.

И. ЗЕМЛЕР — Вы сказали, что нет полного понимания, почему увеличивается отток капитала и почему ухудшается инвестиционный климат. Действительно там на полном серьезе нет понимания, почему. Неужели непонятно, что даже один такой процесс как Кировлес просто производит большее впечатление на инвесторов, чем все нагоняи, которые президент раздаст всем министрам.

Д. АНАНЬЕВ — Рынок живет ожиданиями и ясно, что инвесторы в последнее время с учетом таких процессов, как вы говорите Кировлеса, негативно воздействуют на восприятие нашей экономики иностранными инвесторами. Я думаю, что внутренние инвесторы относительно спокойно смотрят на эти процессы. Это не добавляет, конечно, оптимизма. Но сказать, что процесс с Кировлесом сильно влияет на экономический рост…

И. ЗЕМЛЕР — Это только один из процессов, который мы имеем.

Д. АНАНЬЕВ — Гораздо более важным, на мой взгляд, является слабость наша институциональная. Правоохранительной системы, вот видите, даже в эфире вы говорите, а хорошо бы послать в прокуратуру. Это категорически неправильный…

И. ЗЕМЛЕР — По факту необоснованного повышения тарифов. Да, но не по факту работы законов бизнеса.

Д. АНАНЬЕВ — Пользы это не даст ни на минуту, потому что на то есть все же федеральная антимонопольная служба.

И. ЗЕМЛЕР — Которая не работает.

Д. АНАНЬЕВ — Которая работает. И нам надо находить решение, пытаться даже с точки зрения настроений в нашей стране кого-то посадить, или кого-то наказать, задача все же я думаю, что ментально должна заключаться – как создать условия для того, чтобы у нас люди хотели работать, люди хотели инвестировать.

Е. БУНТМАН – Не только запрещать, но и стимулировать.

Д. АНАНЬЕВ — Ну и не пытаться по каждой теме пытаться именно жестко правоохранительными действиями наводить порядок. Это зачастую не приводит к долгосрочным положительным результатам. Накапливается просто озлобление, временщическое настроение. В такой атмосфере очень сложно планировать и строить многолетние долгосрочные проекты и тем самым мы сами в обществе создаем настроения, которые не позволяют нам жить так, как живут люди в развитых странах с совсем другим уровнем дохода. Именно поэтому в нашей стране при не самой серьезной базе мы это отставание по развитию не сокращаем, как должны были бы сокращать, добиваясь роста 5-7% ВВП, а находимся в известной степени, даже демонстрируем тот рост, который ниже, чем в развитых странах. Тем самым усугубляем отставание. Это неправильная тенденция, процесс, который нужно менять. Причем не директивными мерами, спокойной, планомерной системной работой.

И. ЗЕМЛЕР — Спасибо большое. У нас сегодня как обычно по вторникам был Дмитрий Ананьев — первый зампред комитета СФ по бюджету и финансовым рынкам.









Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире