'Вопросы к интервью


И. ЗЕМЛЕР — 16.12 в Москве. С нами Дмитрий Ананьев — первый зампред комитета СФ по бюджету и финансовым рынкам. Здравствуйте.

Д. АНАНЬЕВ — Добрый день.

Е. БУНТМАН – Добрый день.

И. ЗЕМЛЕР — Вы, наверное, знаете, что вчера в первую годовщину правительства Дмитрия Медведева наша радиостанция совместно с агентством РИА-Новости, Интерфакс и газетой «Известия» опубликовали рейтинг кабинета министров. И самым эффективным признан нашими экспертами министр финансов Антон Силуанов. На ваш взгляд насколько можно адекватной считать оценку первого места среди всех министров. Шойгу, Лаврова и всего кабинета. Во-вторых, чем вы объясните именно это первое место?

Д. АНАНЬЕВ — Я думаю, что такие рейтинги, конечно, носят безусловно и субъективный характер. Но я думаю, для большинства экспертов, они просто отметили очень хороший, надежный и эффективный старт нового министра. Потому что при смене министра финансов возникает значительное количество рисков, как будет работать при новом главе министерство, будут возникать сбои, какие-то дополнительные трудности. И так далее. Очевидно, что этим голосованием, во-первых, отмечено, что хозяйство и Министерство финансов продолжает выполнять свою функцию достаточно надежно, консервативно, а у нового министра просто очень хороший старт.

И. ЗЕМЛЕР — В целом в этом рейтинге у министра финансов довольно высокое место, и по всем остальным критерием, а их было 4, это эффективность, влиятельность, популярность и цитируемость. По всем критериям Антон Силуанов как минимум в пятерке всегда. Наибольшее удивление вызывает такой критерий как популярность. Популярность министра финансов это нормально?

Д. АНАНЬЕВ — Я думаю, что это не совсем нормально, но это неплохо. В принципе нынешнему правительству, наверное, во многом не хватает и доверия и популярности и если министру финансов удается, по крайней мере у экспертов заслужить такую оценку, это дорогого стоит. Единственное, радуясь за Антона Германовича, хотелось бы высказать пожелания, что этот рейтинг и эффективность и полезность и такие хорошие оценки, они бы носили долгосрочно устойчивый характер, что на посту министра финансов в условиях, когда в стране снижается экономический рост, когда грозит уже не за горами рецессия, к сожалению для нас, оставаться популярным и проводить эффективную политику министру финансов будет очень сложно. Поэтому хороший старт, главное, чтобы удалось его поддержать в долгосрочном режиме. И очень важно, чтобы наши экономические результаты в потенциале соответствовали бы тем высоким оценкам, которые заслуживает нынешний министр финансов.

Е. БУНТМАН – Эти высокие оценки, мы согласились с тем, что заслуженные достаточно…

Д. АНАНЬЕВ — Я думаю, что да. Объективно за первый год министр финансов по большому счету мы, наверное, не все знаем, но каких-то видимых явных ошибок не допускает.

И. ЗЕМЛЕР — Его сводное место 4-е. В общем рейтинге.

Е. БУНТМАН – А с чем это может быть связано? С тем, что новый министр финансов не стал ничего менять кардинально по сравнению с деятельностью прошлого министра финансов или наоборот он что-то поменял?

Д. АНАНЬЕВ — Я думаю, что на таком коротком промежутке времени очень сложно давать фундаментальные оценки. Очевидно, что, начиная руководить большим хозяйством, наверное, критически важно в первые несколько месяцев квартала, полугодия, во-первых, ничего не поломать, не навредить. Потому что надо учесть, что в принципе достался надежно работающий, сложно работающий механизм. Но нынешний министр финансов, почему он, наверное, заслуживает в том числе таких рейтингов, оценок, он не ограничился технической функцией. В принципе достаточно активно влияет на все процессы. И бюджетные и внимательно реагирует или старается, по крайней мере, реагировать на те вызовы, которые посылает сегодня нам экономика и нашей страны в том числе. Отзывается на все международные проблемы. И хотелось бы верить, что правда удастся по таким показателям как рост экономики, снижение инфляции и инвестиционный климат добиться других результатов, в отличие от тех, которые демонстрирует нынешнее правительство.

И. ЗЕМЛЕР — У меня еще один вопрос по рейтингу. Из первых шести мест – четыре принадлежат нашим силовикам. Это Шойгу, Лавров, Колокольцев и Рогозин. И только два места в шестерке финансово-экономический блок. Силуанов и второе место в общем сводном рейтинге первого зам. председателя правительства Игоря Шувалова. Чем объясните?

Д. АНАНЬЕВ — Трудно давать объяснения рейтингам. Возможно, личная харизматичность каждого из вице-премьеров, министров существует. Не то чтобы стереотипы, но просто существуют харизматичные личности, во многом их действия оцениваются, в том числе экспертами, исходя из прежних действий и, допустим, нынешних действий. Поэтому здесь многофакторный наверное существует результат. Тем более что по ряду допустим, направлений таких как министр обороны я думаю, что рано еще делать оценки. Несмотря на то, что хозяйство досталось в крайне сложном состоянии и со сложными процессами.

Е. БУНТМАН – Зато достался популярному министру.

Д. АНАНЬЕВ — Но говорить о том, что существует уже отлаженная работа или слаженная работа этого механизма, наверное, все же рано. Я думаю, что рисков по тому, как новому министру удастся выправить ситуацию и превратить ее в здоровую и работоспособную, наверное, это все же годы, к сожалению. Очень сложное поле деятельности.

И. ЗЕМЛЕР — И еще одна позиция, которая меня привлекает. Это два последних места. Самым последним в рейтинге министров оказался Виктор Ишаев, министр по развитию Дальнего Востока. У него минимальный бал в критерии эффективность и влиятельность. И предпоследнее место занял министр труда и социальной защиты Максим Топилин. Это направления такие провальные или министры плохо работают на ваш взгляд?

Д. АНАНЬЕВ — Я бы, наверное, сказал ни то, ни другое. Я думаю, что на этих позициях люди, которые только стартовали и известность для центральной части России, предположим…

И. ЗЕМЛЕР — Здесь не социологический опрос был, эксперты, которые следят за работой правительства и этих министров знают.

Д. АНАНЬЕВ – Руководить, допустим, новым министерством старым-то министерством очень сложно, я думаю, это непосильный труд, а просто запустить, допустим, министерство по развитию Дальнего Востока это титанический труд и то, что такие оценки пока, наверное, меня не удивляет. Другая оценка другого министра скорее наверное не совсем удачный старт, в отличие допустим, от министра финансов, не хотелось бы ставить окончательный вердикт, что у этого министра не получается. Я думаю, надо набраться терпения, еще посмотреть. И результат скорее всего я надеюсь, будет другим.

И. ЗЕМЛЕР — Сейчас уже упоминали предшественника нашего министра финансов Алексея Кудрина. В прошлом году Кудрин был на первом месте в этом рейтинге. Это у нас тогда называлось «Дембельский альбом Владимира Путина». В этом году Алексей Кудрин был одним из экспертов. А сегодня и вчера Алексей Кудрин опять поругался с депутатами ГД от «Единой России». Вчера он их обвинил в том, что «Единая Россия» несет ответственность за стагнацию в экономике.

Е. БУНТМАН – Вместе с правительством.

И. ЗЕМЛЕР — Да, а сегодня «Единая Россия» в лице своего депутата Андрея Макарова ответила, что первую и главную ответственность, которую должна признать «Единая Россия», это то, что мы, к сожалению, достаточно много последних лет пребывания Алексея Леонидовича не могли противостоять тому давлению, которое было с его стороны. Можете этот спор рассудить?

Д. АНАНЬЕВ — Мне не хотелось бы выглядеть судьей в этом вопросе. Я просто вижу, что Алексей Леонидович все же человек последовательный. Он никогда не был членом «Единой России», ее сторонником. И всегда очень критично отзывался по всем значимым вопросам и сейчас, находясь уже не в ранге министра, находясь в таком круге, наверное, сдержанной или правильной будем говорить оппозиции, считает возможным продолжать дальше последовательно критиковать «Единую Россию». В целом критика здравых людей для правящей партии может носить полезный наверное аспект. Поэтому, наверное, в этом есть здоровый элемент, когда Алексей Леонидович, несмотря на то, что длительное время сам находился у руля и возглавлял министерство финансов, последовательно проводит такую критическую линию в отношении правящей партии.

И. ЗЕМЛЕР — Вы сами в Совете Федерации уже далеко не первый год участвуете в бюджетном процессе. Насколько у парламента есть возможность влиять на изменения тех или иных цифр в бюджете на стадии его принятия.

Д. АНАНЬЕВ — У парламента без сомнения есть возможность влиять и на цифры, и на статьи. С другой стороны, на мой взгляд, бюджетный процесс в нашей стране имеет очень консервативный, я бы даже сказал советский характер планирования. И в этой части, к сожалению, прогноз и тот бюджет, который утверждается парламентом и реальный факт, на моем веку бывало различие, которое достигало, особенно в прежние годы десятки процентов. И процесс планирования он все же носит не оптимальный характер. Хорошо, когда министерству финансов и правительству удается бюджетный процесс вести и прогнозировать, наверное, в погрешности не более 7-10%, чтобы план не отличался от факта, на такие цифры. Не говоря о том, что при формировании и обсуждении бюджетного процесса, что носит наиболее важный характер, очень важно понимать, какую задачу решает бюджет, который принимает парламент. В нашем случае последние годы это скорее не бюджет развития, это бюджет ярко выраженного социального государства, у которого социальные вопросы занимают порядка 30% бюджета, финансирование оборонного сектора и правоохранительных структур как ни парадоксально, тоже 30 с лишним процентов расходов. Здравоохранение, наука по остаточному принципу. Бюджет развития если мне память не изменяет, около 7-10%. То есть на мой взгляд многие вопросы несмотря на то, что нынешний бюджетный процесс носит более слаженный и цельный характер, и бюджет принимается уже на три года, а не на один и так далее.

И. ЗЕМЛЕР — Все равно практически на один.

Д. АНАНЬЕВ — Нет, по факту уже более долгосрочный бюджет. Но его фундаментальная часть носит, на мой взгляд, не до конца отточенный идеологический характер. Можно было бы и нужно будет я думаю, понимая, что бюджетный процесс ежегодный это как тяга к совершенству, это совершенство недостижимо. Особенно по тому, как реализуется процесс, который бюджет должен обеспечивать.

И. ЗЕМЛЕР — Можно я задам несколько специфический вопрос. Не было ли ошибкой в свое время отказаться от четырех чтений бюджета. Когда во втором чтении проводилось по разделам распределение средств. А в третьем уже внутри разделов. То есть сейчас у нас есть три чтения и финансы могут кочевать из статьи в статью независимо от направления.

Д. АНАНЬЕВ — Вы знаете, я думаю, что вопрос не в процедуре. По сути. Будет три чтения, как сейчас существует или четыре, это качественно бюджет не улучшит. Вот те наверное аспекты…

Е. БУНТМАН – Речь идет об общегосударственной политике.

Д. АНАНЬЕВ — Совершенно верно. Фундаментальные аспекты. Потому что бюджет это не лекарство, это инструмент для реализации конкретных задач, которые стоят перед правительством.

Е. БУНТМАН – Но если есть социальная задача, то решаются социальные задачи. Если увеличить оборонные расходы, общегосударственная задача.

Д. АНАНЬЕВ — В том числе, но, на мой взгляд, с учетом тех вызовов, которые нам диктует и мировая экономика…

И. ЗЕМЛЕР — Все лишние средства идут на подушку безопасности.

Д. АНАНЬЕВ — Вопросы развития нашей экономики, вопросы соответствия статусу или поддержанию правильного здорового экономического роста, чтобы наша страна росла не хуже, чем Китай или если хуже, то не намного. И обеспечивала бы свое здоровое экономическое развитие и догоняла бы в своем экономическом развитии развитые страны. Эта цель пока не достигается. То есть мы чрезвычайно показываем скромные результаты, и тем самым, к сожалению, находимся на неподобающем нам месте во второй десятке, в третьей десятке. И по темпам роста и просто по доходам населения, по условиям проживания и так далее.

Е. БУНТМАН – Зато Россия на первом месте по темпам роста потребительских цен. Это свежий доклад Росстата. Среди стран «восьмерки».

Д. АНАНЬЕВ — К сожалению, негативные результаты мы демонстрируем очень легко, нам это легко удается. Мы по многим другим темам, о которых мы устали говорить, и по коррупционным и по разрыву в доходах между малообеспеченными и очень обеспеченными, здесь мы рекордсмены.

И. ЗЕМЛЕР — И вчера председатель Счетной палаты Сергей Степашин выступил с предложением заморозить на три года тарифы в сфере ЖКХ. Во-первых, насколько это экономически обоснованное предложение, и насколько экономически реализуемое.

Д. АНАНЬЕВ — Не хотелось бы критиковать руководителя Счетной палаты, тем более что направление движения в целом правильное. Удержание роста расходов в сфере ЖКХ, или индексирование расходов.

И. ЗЕМЛЕР — Давайте не привязываться к личности председателя Счетной палаты. То же самое может предложить, допустим, любая фракция ГД.

Д. АНАНЬЕВ — Наверное, экономически это не совсем правильный шаг, брать так под ноль на три года. Во-первых, надо было предыдущие годы контролировать рост расходов, ни в коей мере не позволять расти им выше, чем инфляция. Если в стране инфляция 7, то ни в коем случае никакие муниципальные квазимонополии не должны были иметь возможность повышать тарифы на 30-40 и на 60% и делать это из года в год. Потому что услугу, которую они предоставляли, она по качеству своему ничем не отличалась. В лучшую сторону. Это просто возникали по факту монопольные локальные квазимонополии, которые перераспределяли доход в сторону узкого круга чиновников, а на качество услуги это никак не влияло. Хорошо, что наше правительство и наши субъекты федерации сейчас начинают это понимать. Безудержный рост и в федеральных монополиях и муниципальных продолжался на протяжении десяти лет. Сейчас возникает, как маятник начинается движение назад, давайте заморозим. Ну, можно было наверное и постараться и снизить тарифы, но я думаю, что экономически правильным шагом было бы удержание допустим, 6-7% на уровне текущей инфляции, мне сложно предсказать очень точно, все равно будет погрешность приблизительно в полтора-два процента. Зафиксировать 6% или 5, что на большую сумму индексировать нельзя, иначе будут карательные меры. Будут пенальти. Будут наказания. И так далее. Вот это был бы, на мой взгляд, очень правильный шаг. И эту меру распространить даже не только на муниципальные монополии. А это в принципе должен быть подход ко всем монополиям, которые существуют в стране. Тогда бизнес мог бы планировать долгосрочные проекты и так далее. Это было бы правильным экономическим решением.

И. ЗЕМЛЕР — Спасибо большое. Мы с вами прощаемся на неделю, надеюсь?

Д. АНАНЬЕВ — Надеюсь тоже. Всего хорошего.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире