'Вопросы к интервью
02 сентября 2009
Z Кухонные тайны Все выпуски

Новые страны, новые вкусности


Время выхода в эфир: 02 сентября 2009, 00:07

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Здравствуйте, уважаемые радиослушатели! 00:08 показывают часы в студии «Эхо Москвы». И мы начинаем очередной выпуск программы «Кухонные тайны». Вы знаете, есть прекрасные моменты! Это когда черти уносят Игоря Бухарова куда-то. И тогда, вместо этого привычного «нафталина», этих раскинутых пальцев, в студию врывается жизнь! Настоящая жизнь! Прекрасные люди, совершенно замечательные, свежачок! Настоящие путешественники, известные очень.

Взять, например, Сергея Цигаля. Вы же прекрасно понимаете! Какой там Бухаров, когда десть Цигаль, с его роскошными усами! Вспомните, какой он прекрасный художник, великолепный журналист. Вспомните его программу кулинарных путешествий, когда он прямо на воздухе… эти шампуры… Просто прекрасно! Поэтому я и рад приветствовать Сергея Цигаля. Сергей, скажи, у тебя живот не заболел от моих комплиментов?

С. ЦИГАЛЬ: Добрый вечер, Матвей. В общем, немножко неуютно я себя чувствую. Я хотел добавить. Сергей Цигаль, у которого через 4 дня выходит книжка и будет на Книжной ярмарке.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Ну, давай, дядя, с этого начнём. Расскажи мне это дело.

С. ЦИГАЛЬ: Давай пропиарим книжечку мою.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Пиарь, пиарь, давай. Название какое?

С. ЦИГАЛЬ: Название скромное – «Полная чаша».

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: А зачем людям знать, что у тебя дома?

С. ЦИГАЛЬ: А там не дома. Там по миру. Там Камчатка, Франция, Швеция, Майями. Всё на свете! Намибия, Кения, всё, что я объехал за последние лет 10.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Камчатка, а дальше что?

С. ЦИГАЛЬ: Ну, я не знаю… Камчатка, Намибия, Кения, Франция, Израиль, Норвегия…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Сейчас ты про всё это будешь рассказывать! И ты сделал… это что? Это сборник кулинарных рецептов или беллетристика о твоих путешествиях?

С. ЦИГАЛЬ: Это сборник статей, собранных по главам, написанных в разные годы в разных изданиях. И речь там идёт обо всём на свете, со всякими историями, о путешествиях. Но практически в каждой статье есть рецепты. Эту книгу можно использовать, как практическое руководство. Везде есть рецепты.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Я пытаюсь понять, какой там стиль. То есть, «а потом я пошёл туда-то и туда-то, и вдруг увидел человека». Или как? Чтобы было понятно, как ты это всё описываешь?

С. ЦИГАЛЬ: Простыми фразами, не пользуясь словами, смысла которых я не понимаю.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Это новое в твоём творчестве.

С. ЦИГАЛЬ: Нет, нет, нет! Всегда было так! Я всегда был простой, как пряник. Я писал о том, что вижу и знаю. Я никогда ничего не выдумывал.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Послушай, если бы мы всегда писали о том, что мы знаем, то у нас бы не выходило ничего!

С. ЦИГАЛЬ: Нет, не обо всём, конечно, что я знаю, я говорю. Но, в общем, как-то вот… ну, не знаю. Полетел в Намибию, написал, что я там видел, что я ел, каких животных я повидал.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Давай. Это удивительная страна.

С. ЦИГАЛЬ: Намибия была давно. И мы, наверное, о ней даже говорили, потому что после моего последнего посещения, я побывал в Австрии, я был на виноградниках, мы, группа художников, потом сделали выставку «Австрийское вино» и «Русские художники и австрийское вино» — вот так называлась эта выставка. И мы там, на виноградниках, рисовали только-только распускающиеся листочки, лозу, а потом… и беспрерывно дегустировали продукт пошлого года.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: У вас лоза всё время была всё более кривая, а потом просто позор начался – беганье среди лозы.

С. ЦИГАЛЬ: Нет, нет, нет! Всё было достаточно прилично, мы там поработали нормально, я сделал пять листов шелкографских, которые довольно удачно получились, как мне кажется, с присущей мне скромностью.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Сейчас, после таких разговоров, заходов с Сергеем Цигалем, мы бы хотели, чтобы мы с тобой, Серёжа, конкретно перешли к разговору о какой-то стране. Давай поговорим о Намибии, потому что страна далёкая. Интересно! Мы ещё не вышли на главную тему ваших комментариев на +7-985-970-45-45. Но давай начнём вот с чего. Что в Намибии едят? Что ел ты, что тебя поразило? Стандартные вопросы.

С. ЦИГАЛЬ: В Намибии я был несколько лет назад, я её упомянул вскользь сейчас. Но я могу сказать, что поражает размер порций. Вот так я бы сказал. Прямо в первый же день, по дороге из столицы в славный город Свакопмунд, есть такой на берегу Атлантического океана. Намибия – это страна почти на самом юге, она находится чуть севернее южноафриканской республики, это самый-самый юг Африки. И там живут ребята, которые раньше были голландцами, бурами они были.

Вот капитан Сорви Голова – примерно из того района. Они любят есть мясо. У нас был проводник в первые несколько дней, такой здоровенный хлопец с большим животом, рослый, в гетрах, в каких-то грубых башмаках, который с утра, на завтрак, когда я взял какую-то овсяную кашку, он такой махнул кусок мяса, толщиной просто сантиметров в 10! Огромный шматок мяса. Там это жарилось всё на завтрак. И устрицы меня порадовали. На завтрак лежали устрицы и жареное мясо. Можно было взять нормальную еду, человеческую, а можно было взять это.

Вообще, Намибия – страна мясоедов. Интересно, что, в отличие от Кении, там разрешена охота на диких животных. Хотя очень много заповедников и всё забрано колючей проволокой. Но, поскольку у них разрешена охота, то идёт большое воспроизводство. У меня в книжке есть фотография, где стоят два чернокожих улыбающихся повара, а перед ними поднос с мясом, и в каждый кусок воткнут флажок, на котором написано «Зебра», «Иланд», самые разные животные. И это свободно ты можешь опробовать. Кроме того, Намибия знаменита ещё вяленым мясом. Это может быть и говядина, и какая-то…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Прости, ты зебру жевал?

С. ЦИГАЛЬ: Зебру, кажется, я пробовал. Ну, конина… Я жевал разного…чего я жевал… Например, крокодила, кенгуру.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: А крокодил по вкусу?

С. ЦИГАЛЬ: Крокодил похож на жёсткую курицу. Ничего в нём завидного нет.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: А вот скажи мне, как ты считаешь, а почему, если крокодил… он не сильно пахнет рыбой, нет?

С. ЦИГАЛЬ: Нет. Он не пахнет рыбой.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: А почему он тогда активно не идёт в пищу? Ну, исчезли бы крокодилы! Ты мне гораздо симпатичнее, чем любой крокодил!

С. ЦИГАЛЬ: Я тебе отвечу рассказом одного моего, к сожалению, ныне покойного соседа по Коктебелю, дяди Коли, который рассказывал, как он ел кузнечиков. Он собирал кузнечиков и говорил: «Надо их замочить в уксусе, только долго их не мочи, «оне и так кислые» — говорил он. А потом на большой сковороде с подсолнечным маслом, их надо нажарить и есть. Я говорю: «Когда же Вы это ели, дядя Коля, последний раз?» Он говорил: «Последний раз я это ел в 1946 году, когда был страшный голод».

Вот я думаю, что по этой же причине не едят крокодилов. Когда есть говядина, когда есть телятина, баранина, свинина, на фига есть крокодилов! Хотя в Москве во всяких бунгало…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Какой-то деликатес… А зачем есть кенгуру?

С. ЦИГАЛЬ: Матвей, я попробовал кенгуру, поскольку я был на мастер-классе, приезжал австралийский повар. И я просто попробовал кусочек кенгуру. Ничего завидного. Говядина и говядина. А вот только что сейчас я вернулся из Коктебеля, и там у моего товарища ферма страусиная. Яйца я уже ел и раньше, делал омлет, а этим летом впервые мы попробовали с племянником Славой, мы сварили вкрутую страусиное яйцо.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Вау! И что получилось?

С. ЦИГАЛЬ: Получилось потрясающе! Мы его варили 1,5 часа, чтобы сварить яйцо вкрутую, мы не знали, сколько. Эквивалент примерно 30 куриным яйцам одно страусиное яйцо. И мы его варили 1,5 часа. Потом держали в холодной воде, потом Славка взял фотоаппарат и фотографировал, как я расколол эту скорлупу, и я его разрезал пополам. И дальше пришёл сосед. Я говорю: «Попробуй». Он посмотрел, у него вылезли глаза на лоб, потому что по виду это абсолютно куриное яйцо, только огромного размера.

И по вкусу оно ничем не отличается, единственное – совершенно без холестерина.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Подожди, вкус, ты имеешь в виду, абсолютно куриного яйца?

С. ЦИГАЛЬ: Да. Абсолютно куриное яйцо. Мы делали омлет с молочком, взбили, немножечко муки, абсолютно! Только огромный омлет, его не сможет съесть один или даже два человека, это получается большая сковорода пышного… Её нельзя сразу… ты её обжариваешь, эту яичницу, а потом её надо ставить в духовку, потому что она снизу сгорит, а середина так и не прожарится. Поэтому её надо на небольшом огне потомить в духовке, чтобы она дошла.

А ещё я совсем недавно, буквально на днях, в конце августа, я привёз, мне подарили 1,5 кг страусиного фарша. Я уже делал шашлык, он был жёсткий. Тёмное, ароматное мясо, я его вымочил по рецепту, с горчичкой сделал, и всё равно оно не промариновалось. Может, его надо 2-3 суток мариновать, чтобы оно стало мягче. Оно было жёсткое, хотя вполне съедобное, съели всё равно. А тут мне дали фарш, очень грубо помолотый. И сказали, что фарш очень хорошо идёт на манты, потому что крупные куски.

А пельмени, говорят, будут жёсткие. Я специально пошёл, купил мелкую сеточку на мясорубку, и дважды прокрутил, добавил много лука, но жира добавлять я не стал, потому что мясо диетическое, мясо без холестерина, мясо полезное. И поэтому я решил оставить его в чистоте. Мы налепили больше 200 пельменей, заморозили, сделали всё, как надо.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Всё-таки пельмени?

С. ЦИГАЛЬ: Да, я сделал пельмени. И они, должен с грустью признаться, оказались невкусными. То есть, они были вполне съедобными, но мясо было чрезвычайно жёсткое. Поэтому, если кто-то захочет сделать пельмени из страуса, то я рекомендую добавить туда курочки или немножечко свининки. То есть, как-то немножечко смягчить это дело. Тогда будет меньше пользы, но зато больше вкуса.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Знаешь, ты затронул эту тему, мы никогда об этом не говорили или говорили очень редко, а каких диковинных существ ты ещё ел? Или готовил.

С. ЦИГАЛЬ: Вообще, я художник-анималист, и мне не положено не только есть, но и охотиться. Но я ел крокодила, я ел кенгуру, страуса, если это диковинные существа.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: А вот каких-то ужасных…

С. ЦИГАЛЬ: Ел лягушек, естественно.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: …кузнечиков ты ел?

С. ЦИГАЛЬ: Кузнечиков я не ел. Но кузнечика я готов съесть. Легко! Сейчас бы дали мне кузнечика жареного, я бы его съел. Вот гусеницы мне как-то меньше по душе.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: А вот звукорежиссёра Николая Котова, который напротив тебя сидит и подмигивает, ты бы съел?

С. ЦИГАЛЬ: Только в крайнем случае.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Он вкусный, мясо нежное. Мы каннибалы, что делать, жизнь такая!

С. ЦИГАЛЬ: У всех звукорежиссёров хорошее мясо? А ты пробовал, что ли, Матвей?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Нет, у всех ведущих журналистов. Кого? Котова?

С. ЦИГАЛЬ: Да.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Нет, Котов всё время убегает. Во время эфира он сидит, только эфир заканчивается, он убегает.

С. ЦИГАЛЬ: Знаешь, однажды я своему приятелю, в качестве подарка подпустил… я тогда работал в НИИ Морского и рыбного хозяйства и мне в руки попалась, это называлось стеклянные личинки угрей. Это ещё не рыбка, это что-то только-только вылупившееся из икринки, такая ниточка беленькая и две маленькие точечки – это глаза. И вот таких двух крошечных червячков тоненьких я ему закинул в огромный, 200-литровый аквариум, где было очень много рыбы, я ему подарил на Новый год.

А потом мы увиделись с ним весной. Там плавала одна-единственная оставшаяся рыбка, она просто не влезала в пасть этим угрям. Они выросли, были вполне длинные и толстые, сидели где-то под камнем. Аквариум был совершенно пустой, там плавала одна большая рыба, вся с обкусанными плавниками. Я подумал, что ты вот так вот обкусывал звукорежиссёра.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Котов закалённый боец. Слушай… Ты упомянул Камчатку. Вот расскажи, что ты ел на Камчатке, что ты там видел?

С. ЦИГАЛЬ: На Камчатку я летал дважды на рыбалку. И в прошлом году я летал во Владивосток. Там я сдавал норму продвинутого водолаза и погружался в воду на 30 метров в 7-градусную воду.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: А усы куда девал?

С. ЦИГАЛЬ: Вот это у меня проблема. У меня постоянно маска в воде, когда я погружаюсь, я не жертвую усами ради этого. А на Камчатке… однажды мы сплавлялись по реке Плотникова и ловили гольца, ловили кижуча, делали малосольную икру красную, ловили хариуса, из хариуса мы делали суси и ели, предусмотрительно захваченными из Москвы палочками и васаби, и джинджером. Всё это было у меня с собой, мы разводили у костра ночью. Я доставал это всё, мы с ребятами ели этого хариуса, потом курили гаванские сигары.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Знаешь, дорогой Сергей Цигаль, гость сегодняшнего нашего эфира, у меня иногда проводятся голосования, может быть, я сегодня тоже буду проводить голосование. Я бы провёл сейчас голосование. Уважаемые радиослушатели, стукнуть мне его огромной палкой прямо по башке, этого Цигаля, который сидит напротив меня?

С. ЦИГАЛЬ: А за что, Матвей? Ты же меня позвал, чтобы я рассказал о своих путешествиях? Я же и рассказываю.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Это знаешь как – знал бы за что – убил бы! Просто понимаешь, я ненавижу тебя. Но что делать! Игоря Бухарова я ненавижу ещё больше. Кстати, тут интересное сообщение пришло. Пишет Владимир, оленевод из Австралии: «Добрый вечер Матвей Юрьевич! Видел по телевизору живого Бухарова. Хорош собой». А про Намибию Игорь написал очень смешное сообщение: «А я думал, что в Намибии питаются алмазами».

С. ЦИГАЛЬ: Да, да. Я вижу.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Костя смешно пишет: «Намибийцы начинают с того, что уплетают колючую проволоку, потом то, что за ней». Ну, может быть. Сергей из США спрашивает: «Бегемотов не ел?» Что представляет собой мясо бегемотов?

С. ЦИГАЛЬ: Не ел. Его жалко, Бухаров и Цигаль – пожиратели крокодилов и кенгуру.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Да, правильно. И очень хорошо.

С. ЦИГАЛЬ: Бегемоты – самые свирепые звери на самом деле. Они самые страшные. Бегемоты и буйволы, кстати.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Я же не говорю, что он тебя должен есть. Я спрашиваю, ел ли ты его?

С. ЦИГАЛЬ: Я не ел. Он в Красной книге под охраной. Нельзя его есть.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Хорошо. Ты был в Кении. Что ты ел в Кении?

С. ЦИГАЛЬ: В Кении мы ели всякую, я бы сказал, европейскую еду. И только однажды мне удалось где-то по дороге выскочить из нашего микроавтобуса и купить печёной кукурузы. Из грязных рук, но я её съел, и тут же запил виски. Мы с Бильджо пили виски всё время там, чтобы не заболеть, не дай бог. И смотрели животных. В Кению приезжают, во всяком случае, так было до этих кровавых разборок у них, это было три года назад, и после этого, сразу после моего отъезда, начались там какие-то волнения, и много народа погибло.

А вообще, Кения лежит в большой разрухе, совершенно отсутствуют дороги и расстояния между гостиницами очень большое – по 4, по 6 часов мы ехали. Но зато ты проезжаешь через этот кошмар, и попадаешь на какое-нибудь озеро, в какую-нибудь очень приличную гостиницу, где всё есть, даже если это палатка наполовину брезентовая, наполовину стационарная, там, где санузел и ванная, а здесь у тебя, под пологом, кровать. Всё у тебя работает, и бабуины сидят посреди дороги, невероятное уважение к животным. Их никогда не гоняют, не давят.

Мы едем – сидит бабуин посреди дороги и чем-то он занят, что-то грызёт или ковыряет пальцем землю. И водитель останавливается, и ждёт, пока он закончит своё занятие. А потом, когда он уходит, он едет дальше.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: А ритуально съесть бабуина?

С. ЦИГАЛЬ: Бабуина ритуально едят леопарды. Хотя иногда бывает, что они бывают убиты этими самыми бабуинами. Основная пища, кроме всяких мелких косуль, леопард пожирает этих бабуинов, но иногда они кодлой на него наваливаются, и у них очень большие, собачьи зубы, они довольно свирепые ребята, и они гибнут, но в конце-концов перекусывают ему горло. Бывают такие случаи. Леопарда я тоже не пробовал.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Я знаю, я хотел спросить, кого ты сегодня будешь упоминать. «Привет, живу в Новом Орлеане. Аллигаторов едят как ни в себя – суп, колбаса, всё вкусно, не жёстко и популярно. Готовить надо уметь». Нет, Дима, Вы правы.

С. ЦИГАЛЬ: А я ел как раз в Майями. Я ел в Майями, в «Краб Хаузе», где специально его принесли в кляре, этого крокодила, кусочками. Я специально заказал с целью познавательной. Гораздо вкуснее крабы, там очень симпатичные, в этом знаменитом «Краб Хаузе», тебе дают такой слюнявчик, одевают фартучек и дают молоток, у всех деревянные молотки. Там стоит такой грохот! Все лупят этих крабов, клешни. Очень симпатично. И брызги летят, все чавкают.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Вот знаешь, про что я не хочу тебя спрашивать… Напоминаю радиослушателям, что у нас такая ознакомительная история, чисто советская. Мы с вами сидим задницами на местах, а наш замечательный художник, писатель, кулинар, телеведущий Сергей Цигаль всё это нам рассказывает.

С. ЦИГАЛЬ: Я сейчас лопну от важности.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Не от важности. Ты же видишь, какое на моём лице презрение!

С. ЦИГАЛЬ: Я не вижу. Это ты меня видишь по «Скайпу», я тебя не вижу.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Я тебе не показываюсь, потому что ты бы ужаснулся. Как на мокрицу, как на крокодила, как на бабуина смотрю.

С. ЦИГАЛЬ: А ты, наверное, в деревне Гадюкино сейчас находишься?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Я не буду тебя спрашивать про Францию.

С. ЦИГАЛЬ: Ой, как я сейчас там…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Коля Котов, он в этой передаче, как звукорежиссёр, он говорит: «Есть меня не ели, но крови выпили много». А про Францию… А что Франция?

С. ЦИГАЛЬ: Я только что был во Франции. У меня получилось, что в это лето я довольно много ездил. Это была очень тяжёлая поездка с винными критиками. Я приехал, держа в руках печень.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Свою.

С. ЦИГАЛЬ: Свою, естественно, не крокодилью, не страусиную, а свою. Мы проехали, это была «Вина Луары», есть такая организация, приглашали. И мы проехали от Нанте, сначала Мюскаде район, потом Анжуй, мы двигались с запада на восток, вглубь Франции. И пять дегустаций в день. В 09:30 утра ты уже стоишь со стаканом в руке, с бокалом. Сейчас тот, кто слушает, может сказать: «Ай, ай, ай, как мне тебя жалко!» А на самом деле, ребята, это очень непростое занятие, потому что ты не просто квасишь, а ты должен всё время думать о том, что ты почувствовал в эту минуту, что у тебя язык… Там надо произнести всякие волшебные слова, ты должен угадать гранит, известняк, глину. Ты должен минеральные, не минеральные, перспективное, не перспективное, какие-то оттенки старой кожи.

Даже резиновый шланг, однажды я почувствовал вкус какой-то резины неприятной. Это признак старого вина, например. «Это хорошо» — сказал производитель. Но зато я попробовал коньяк 1887 года и я попробовал вино 1919 года. За что теперь расплачиваюсь и ем исключительно гречневую кашу. Практически без соли.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: А почему?

С. ЦИГАЛЬ: А потому что гречневая каша очень полезна для всех внутренних органов.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Ты имеешь в виду, что ты там перенапрягся?

С. ЦИГАЛЬ: Я перенапрягся везде. Сначала была Австрия, потом я ездил в Черногорию, потом в Финляндию, там тоже был конкурс, кто быстрее выпьет стакан водки, например.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Про него расскажешь после…

С. ЦИГАЛЬ: Легко!

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: …после одного моего сюрприза тебе. Я хочу, чтобы ты запомнил те два слова, которые я тебе сейчас скажу. Удар бутылкой.

С. ЦИГАЛЬ: Так…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Скажи, это сочетание… Я не про Котова, не про звукорежиссёра Котова. Тебе ничего не напоминает? Если просто никаких ассоциаций, то я тебе объясню, почему важно запомнить. Удар бутылкой. На самом деле, «Удар бутылкой» — название фильма, я потом посмотрю, как он называется в английском варианте, но в русском называется «Удар бутылкой». Это американский фильм 2008 года на DVD. Обычный американский фильм. Я впервые в жизни увидел фильм о виноделах.

Понимаешь, что удивительно. Голливуду абсолютно всё равно, про что делать, потому что он про всё делает замечательно. Это фильм уникальный. Там любовная история внутри. Фильм про то, как люди делают вино. Там есть конфликт, я не хочу рассказывать сюжет, я просто хочу тебе сказать, что…

С. ЦИГАЛЬ: Это игровой фильм?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Игровой. Как принято у нас говорить – художественный фильм. И действие происходит… один винный критик из Франции, американец, за новыми ощущениями, он хочет писать новые статьи о калифорнийском вине, и отправляется в Калифорнию. Он из Франции отправляется в Калифорнию. Уже интересно. Но его в основном принимают за француза, потому что у него повадки француза. И вот дальше… просто не хочу рассказывать. Но хочу всех призвать – поищите в Интернете. Русское название «Удар бутылкой», его можно скачать в торрентах, можно купить.

Вы увидите потрясающее! Мой приятель Резо Гигенейшвили, ты знаешь, это режиссёр, который «Жару» снял, который с Федей Бондарчуком работает, когда он посмотрел этот фильм, он протянул руку и говорит: «О! Да тут оператор самый известный оператор в мире!» Этот оператор, который снимал этот фильм. Кроме того, что ты увидишь немыслимой красоты американскую провинцию с бесконечными полями, этими винными посадками, кроме этого, ты увидишь, как делается вино. И там есть ещё один момент. То, что ты сейчас рассказал, что там нужно было определить резиновый шланг…

С. ЦИГАЛЬ: Запах старой кожи, варенье…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: И там показано, как рождается винодел, что это от бога. Вот ты пашешь, стараешься, а другой, вроде ничего не делает, но берёт эту каплю вина и сразу говорит… ну и так далее. Короче говоря, фильм называется «Удар бутылкой». Два часа невероятного наслаждения! Ребята! Голливуд! А если вы его скачаете в хорошем разрешении или купите DVD подороже, с хорошим разрешением, то вы про сто получите немыслимое наслаждение, потому что практически фильмов о виноделах я не видел, или это были социальные истории итальянского неореализма.

С. ЦИГАЛЬ: Матвей, я бы хотел добавить, что помимо «от бога», они все учёные, они все учатся. Я видел совсем юных виноделов, которые уезжали учиться. Кто-то в Америке, кто-то в другие регионы Франции, но они все-все учились, учились, учились. Это дело такое, которое требует чистой химии. И учёба здесь не повредит. Это большой и тяжёлый труд.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Человек пишет: «Ребята, мы поняли, что вы едите. Вопрос – что вы курите перед передачей. Шутка».

С. ЦИГАЛЬ: Я вообще не курю.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Ты же понял, что разговор идёт не о куреве, а о том, что мы с тобой покурили перед передачей. Значит, ты принял вовнутрь. Вот о том, что ты принял внутрь, давай поговорим. Сергей Цигаль в студии, «Кухонные тайны». Есть такая передача «Слава богу, ты пришёл», а у нас – «Он ушёл», имеется в виду Игорь Бухаров, который улетел куда-то там.

С. ЦИГАЛЬ: Игорёк такой умница…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Расскажи про конкурс выпивания водки в Финляндии.

С. ЦИГАЛЬ: Я ездил туда от журнала «Медведь» провести там День медведя. Это были «Диалоги о рыбалке», которые организовали сходку на одном из озёр Финляндии. Мы приехали туда на автобусе из Питера. Кто-то своими машинами добирался. В замечательном остановились… на озере чудесная база рыболовная из коттеджей, великолепно оборудованных. Такая гостиничка небольшая. И там в один из дней мы проводили конкурс «Что спрятано в коробочке», надо было угадать. Поскольку журнал «Медведь» — это журнал для интеллектуального чтения мужского, поэтому и конкурсы были интеллектуальные.

«Кто быстрее забьёт гвоздь в пень» или «Кто перетянет канат». И я решил, что «Кто быстрее выпьет стакан водки» тоже не помешает. Выпил один хлопец стакан, больше никто и не решился. Довольно весело было, потому что там из меньших ёмкостей всё равно все пили и как-то все развеселились в конце-концов. А потом я ещё ездил, кстати говоря…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Извини, пожалуйста, что я тебя прерывая, я пока включил этот фильм, её настоящее, английское название «Bottle shock». И внизу как бы титрами он переведён «Бутылочный шок». Потом они сделали литературное название «Удар бутылкой». Дима, Вы видели этот фильм, да, получается? Вы тогда напишите, кто видел этот фильм, какие впечатления. Ух, ты не представляешь себе, какое кино! Как на меня произвёл, я не знаю, ты видел этот фильм, чуть мы отклоняемся, например фильм «Гладиатор».

С. ЦИГАЛЬ: Да, видел.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Представляешь, такое огромное полотно. С одной стороны про героев, а с другой стороны про судьбы людей. Но вся задача кино и творчества – показать обычных людей, как героев. И вот в таких фильмах удаётся. Представляешь, показать фильм про глубинку, показать красоту этой глубинки, показать красоту профессии. Одновременно показать тяжесть этой профессии. Просто невероятно.

С. ЦИГАЛЬ: Я только что общался с моим товарищем, которого не видел 17 лет, Володя Ежов. Он гурджиевец, уехал в Калифорнию и три, потом вернулся, пять, потом полтора, в течение многих лет он в общей сложности почти 10 лет провёл в Калифорнии на виноградниках. Он работал там простым рабочим.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Прости, я не понял, а что значит «гурджиевец»?

С. ЦИГАЛЬ: Есть такие ребята, гурджиевцы, философия есть такая. Они собираются, толкуют о чём-то. Я, честно говоря, понять так и не смог. Но они существуют. Их немного, они есть во всём мире.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Но смысл? Что они делают?

С. ЦИГАЛЬ: Они собираются и обсуждают. [ред. Гео́ргий Ива́нович Гурджи́ев (9 января 1872, Александрополь, Российская империя — 29 октября 1949, Нёйи-сюр-Сен, Франция) — философ и мистик, путешественник, маг, астролог греко-армянского происхождения первой половины XX века. Его работа была посвящена саморазвитию человека, росту его сознания и бытия в повседневной жизни. Также уделял большое внимание физическому развитию человека, отчего был прозван, а в последние годы жизни и представлялся «учитель танцев».] Они не богатые люди, они…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Так мы с тобой гурджиевцы, потому что мы с тобой собрались.

С. ЦИГАЛЬ: В общем, можно и так сказать. И вот он там много-много работал, он подвязывал, и то, и сё, и пятое, и десятое, всё делал. А потом он был в Москве, в Питере организовывал какой-то штаб, в Новосибирске, везде он работал, то на виноградниках рабочим, то посудомойкой, то дворником под Новосибирском, подметал дворы. Между прочим, парень, закончил ВГИК, сценарное, был сценаристом. А папа его, Валентин Ежов, вообще легендарная фигура. «Белое солнце», «Баллада о солдате» и т.д. А Вовка вот такую себе судьбу выбрал. И очень доволен. Очень много рассказывал о винограде. Он насобачился за эти годы. А тут я приехал из Франции, нам было что обсудить.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: У нас не много времени осталось, я хотел бы… Боже мой! У меня включён сейчас этот фильм без звука, какие панорамы! Бесконечные километры сняты с вертолёта, эти плантации. Боже мой, какая красота и какая огромная работа! Как всё ухожено, как подвязан каждый кустик. Мама родная!

С. ЦИГАЛЬ: А как они стригут этим трактором! Ты никогда не видел? Я специально фотографировал. У них есть такой трактор, высоко стоящий, буквой «П», колёса идут по междугрядью. И сам куст попадает между колёс как бы. С двух сторон идут ножи и сверху. Они стригут его как кубик такой, как версальскую грядку. Стригут с боков ножами, этот виноградник, и стригут сверху. Он выходит идеально ровный. А потом, когда приходит время, они этим же трактором едут, нацепив туда другие приспособления, как бы резиновые пальцы, собирают виноград этим же трактором в специальный бункер. Там либо всё до какого-то невероятного состояния механизировано, либо где-то идёт только ручная сборка.

И во Франции все сейчас повёрнуты на биодинамике. Это отказ от химикатов полный. И они стараются собирать растения, которые растут между грядками, между лозой. И варят из них какие-то отвары. Они поливают отваром крапивы от каких-то болезней. И ещё я увидел стоящие розовые кусты у виноградников, прямо вдоль всего виноградника, по краю, стоят розовые кусты. Я думал, это для красоты. А оказывается нет. Инфекционный период заболеваний розы быстрее на две недели, чем у винограда, а болеют они теми же болезнями.

Поэтому это как лакмусовая бумажка. Они смотрят, чем заболел розовый куст и уже лечат, опережая болезнь, лечат уже виноград.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Потрясающе! Я этого не знал.

С. ЦИГАЛЬ: Вообще, французы такие восторженные! Они так говорят! Они больше ничем не занимаются! Мистика! Виноград – это что-то такое от бога, они обсуждают всё, как дети, с таким восторгом! И больше ничем не занимаются. Просто человек, который занят виноградарством, он какой-то просто сумасшедший. Так мне показалось. Хотя они, естественно, люди не бедные, но они работают. Одна виконтесса, потрясающее у неё было кольцо на пальце! Поскольку я занимался ювелиркой прежде, я обратил внимание и спросил: «У Вас такие здесь камушки красные, это, наверное, рубины, одного нет».

Она говорит: «Да, я упала с лестницы, он у меня выпал, а муж подбежал и вместо того, чтобы меня поднимать, сказал: «У тебя выпал камень». А посередине был огромный белый камень. Я решил, что это какой-нибудь сапфир или горный хрусталь. А она сказала: «Нет, это диамонд чистой воды». Я таких никогда не видел, таких не бывает. Пять с половиной карат! Это португальские предки через несколько поколений подарили ей этот перстень. Она его носит, не снимая. А она работает на виноградниках. Виконтесса ходит и подвязывает. Вот они такие.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Я про этот фильм, он у меня включён, просто чтобы ты понял уровень фильма. Здесь первая сцена – действие происходит в винном бутике в Париже. И правильно меня поправил Дима, что вот этот человек, который потом едет в Калифорнию, он англичанин. Напротив него сидит собеседник, стоят бутылки. Понимаешь, да? «И, видишь ли, Морис (я тебе читаю титры), так же как Дега использовал краски, Роден бронзу, Дебюсси рояль, Бодлер язык, так же, как использовали виноград, изысканная…» Вот чёрт, пропустил фразу! Он говорит: «Так они…» сейчас я дойду до этого. Ах, потрясающе! Какой стиль замечательный! Вот эта фраза.

«…использовали виноград, изысканное вино – это изысканное искусство, друг мой, а я фактически пастырь, чья миссия – донести до людей этот иной вид искусства. И вести людей к пониманию». Представляешь, какой разговор! Тот возражает: «Но пастырю, как ни крути, нужно стадо». Он намекает на то, что пустой магазин. «А бизнесу, как ни крути, нужны клиенты». «Но если согласиться с этим условием» — говорит первый, «Тебя можно рассматривать, как клиента». А тот у него всё время пьёт вино. «Нет. Но меня можно рассматривать, как добровольного помощника». И он пьёт вино на шару, а тот забирает у него бутылку, потому что он всё время к нему приходит в этот винным бутик.

Поразительный фильм! Посмотрите, ребята!

С. ЦИГАЛЬ: Они бутылки, кстати, сдают. Они пьют вино, бутылочки собирают и отдают их.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Куда? Не понимаю.

С. ЦИГАЛЬ: Обратно в винные хозяйства. Там собирают обратно бутылки и потом, на следующий год, они их используют.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: А кто им приносит?

С. ЦИГАЛЬ: Покупатели, которые приезжают, покупают ящиками.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Ничего себе!

С. ЦИГАЛЬ: Кстати, в Вене я был на интересном вечере. Там съехались какие-то очень серьёзные критики из Швеции, из Англии, было очень много народа, больше ста человек. И в каком-то зале центральном, в центре Вены собрались, накрыли столы, мы сидели за столом, и была такая история. На сцене был музыкальный критик и винный критик. А у нас у каждого было, помимо угощения, у нас была у каждого карта и наливают первое вино. А ты должен попробовать и написать, поставить «галочку» в соответствующей графе, какой музыке, на твой взгляд, оно соответствует.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: С ума сойти!

С. ЦИГАЛЬ: Дебюсси, Вагнер или Моцарт, например. Вот этот «Рислинг» какому он соответствует? И вот эти сто человек… На мой взгляд, это конечно полная профанация, но они сидели, серьёзные люди, явно не дураки, пишущие все, сидели, пробовали, писали. И что-то такое там обсуждали. Ну как можно…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Я бы не сказал, что это профанация. Знаешь, в моей итальянской книжке, которую я сейчас пишу, книга про Италию, там много глав посвящено отдельно кухне, отдельно пицце, пицца выделена и там много написано. И вот там такой феномен, я не знал этого, пришёл в ресторан, мне об этом сказал Алексей Букалов, замечательный, который мне очень помогал с написанием этой книжки, он практически соавтор этой книги. Он рассказал удивительную историю.

Когда ты приходишь в ресторан, то тебя спрашивают, какое у тебя настроение. Это не в отношении вина, а вообще. Например, какое у тебя настроение сейчас? Или, например, могут задать вопрос – море или горы? Если ты скажешь, что у тебя больше настроение – море… пойми, разговор идёт не о том, что ты говоришь: «Я хочу морепродукты», а просто у тебя настроение «море», тогда комплектуется, тебе предлагается одно. А если у тебя настроение «горы», то тогда совсем другое.

Это совершенно поразительно! Вообще, Букалов Алексей – это нечто! Это просто абсолютно феноменальный человек. Мы с ним записали семь сетов. Это я тебе рассказываю секрет. Семь сетов про Италию. Семь раз мы с ним садились и беседовали об Италии. Хотя я не Соломон Волков, а он не Бродский, но получилось что-то типа книги «Беседы Соломона Волкова с Иосифом Бродским». Он поэт Италии. Ведь вопрос – не просто прожить 17 лет в этой стране и уметь о ней рассказать.

Но это впереди, а пока, дорогие друзья, покупайте мою книжку «Правосудие для дураков или самые невероятные иски и судебные решения», это книга по «Кейсу». Сегодня я прочитал очень хорошую рецензию, которую написал такой журналист Кирилл Балберов из Санкт-Петербурга. Очень рад, спасибо, Кирилл. Оценил эту книгу, довольно тонкая история. Извини, ты занимался пиаром, и я. И вот ещё сообщают сайт этого фильма. Естественно. www.bottleshockmovie.com Действительно, его нет с профессиональным переводом, он с любительским переводом, причём, парень его хорошо перевёл, но читал ужасно. Знаешь, непрофессионально, пусть он меня простит.

Но, ещё раз, увидеть этот фильм и насладиться этим фильмом. Я не зря занимаюсь пиаром, просто выдающееся вино. Самое обыкновенное, о нём практически никто не знает. Фильм о профессии. Помните, в советские времена – фильмы о профессиях. О сталеваре… Вот если бы был такой фильм про сталеваров, и наверное, есть. Я знаю, американцы делают про пожарников, про тех, про тех… Удивительное кино!

Дорогой Сергей Цигаль, что?

С. ЦИГАЛЬ: Мы как-то съехали на вино.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Ну и что?

С. ЦИГАЛЬ: Тоже, в общем, кухня.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Да.

С. ЦИГАЛЬ: Конец уже! Ой, как быстро!

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Я поручаю тебе сейчас наброситься на Котова.

С. ЦИГАЛЬ: Так…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Замечательного моего партнёра.

С. ЦИГАЛЬ: Я поел каши гречневой, я не хочу Котова есть.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Ничего! Мясца… Он, конечно, не жирный, Котов, он блюдёт себя. Но всё от «Эха Москвы» самое лучшее, в том числе и наши звукорежиссёры. Приятного аппетита. Послушай меня. Бывают затычки, которые прекрасней бочки. И в частности, когда мы тебя вызываем по «Скорой помощи», ты делаешь очень большое дело, появляется другое настроение. Буду счастлив, если ты снова придёшь.

С. ЦИГАЛЬ: Зови. Приду.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Дорогие друзья! Любите и следите за творчеством Сергея Цигаля. Обязательно посмотрите фильм «Удар бутылкой» и слушайте нашу передачу «Кухонные тайны», которые мы с Игорем Бухаровым, который сейчас в отъезде, и со звукорежиссёром Николаем Котовым представляем вам в ночь со вторника на среду. Ещё раз тебе спасибо, мой дорогой. И до встречи!

С. ЦИГАЛЬ: Счастливо!



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире