'Вопросы к интервью
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Андрей из Дрездена пишет стих замечательный. Мужчина по кухне летает, махая предметами. И все его горести тают и  станут лангетами. Это абсолютно правильно. Здравствуйте, Андрей. Я хочу сказать, что действительно наша передача «Кухонные тайны» приобрела какой-то совершенно удивительный оттенок, абсолютно интернациональный. Вот я не могу назвать ещё одну передачу, чтобы радиостанция московская имела такую аудиторию. То есть, это действительно весь мир, и спасибо большое спасибо Интернету, который разносит наш сигнал. Воистину, это то, что объединяет. Я сейчас не буду перечислять страны, я думаю, что вы все собрались. Это очень удобно говорить об еде, секретах в это время. У нас постоянные люди, из США, из Северной Дакоты. Тебе такое нравится, Игорь Бухаров, президент федерации рестораторов и отельеров.

И. БУХАРОВ: Нравится, конечно. Добрый вечер всем. В Америке сейчас что?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Минус восемь часов, в Америке сейчас 4 часа дня.

И. БУХАРОВ: Я много интересных и познавательных вещей узнал для себя и поэтому такой контакт, такой прямой эфир, очень для меня интересен даже как для просто специалиста.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Это действительно так. У нас гость. Я очень рад, что тебе пришло в голову, поскольку ты его звал, чтобы мы продолжили нашу тему «мужчины на кухне». У нас был очень знаменитый человек в кулинарном мире и вообще в этом мире, значимый товарищ, художник, журналист Сергей Цигаль. Здравствуйте, Сережа.

С. ЦИГАЛЬ: Добрый вечер.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Как всегда, рады вас видеть. У него было масса передач, он с такими бородой и усами и усы у него пышные очень, безумно колоритный человек. Человек замечательный.

С. ЦИГАЛЬ: А мы сейчас ведем на «Домашнем канале» с дочкой передачу.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: У тебя же на разных каналах это было.

С. ЦИГАЛЬ: Было на другом, с Любой.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Да. В общем, он сегодня к нам пришел.

И. БУХАРОВ: Можно я расскажу? Я давно, когда ты говорил, Сережа, давай еще разочек придешь. С удовольствием, мне с ним всегда приятно разговаривать, он очень много знает, я для себя очень многое открываю. Он говорит: «Была передача «Мужчина на кухне». Это я! Я должен!». Я говорю: «Хорошо. Будет «Мужчина на кухне-2». И девушка, которой я звонил и сказал, что будет Сережа Цигаль, а тема «Мужчина на кухне-2». Она долго смеялась.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Нет, они здесь все понимают! Сегодня, по версии Сергея. Сережа, Господи! Смотри… «Привет из Норвегии! Тут только мужчины и готовят, а норвежки по барам сидят. Но у нас русские жены, так что мы с вами!» Пацаны из Осло.

С. ЦИГАЛЬ: Я слышал, что в Норвегии безумно дорогое все, включая пива. Бутылка чуть ли не 14 долларов.

И. БУХАРОВ: Там большая проблема с алкоголем.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Вы знаете, что мы сделаем? Вот, пацаны из Осло, вы вот что сделайте. Мы с Осло еще не говорили. Мы сейчас вам позвоним. Вы нам пришлите, пожалуйста, ваш телефон, только так, как его набирать из России. +10, плюс что-то. И мы вам позвоним. Я хотел бы, чтобы вы раскрыли нам секрет. Дело в том, что Скандинавия и Норвегия – это страны, где жрут селедку со страшной силой. И я хотел бы, чтобы вы, пацаны из Осло нам рассказали. Помните, я рассказывал, под впечатлением книги «Гений места» Петра Вайля, где он говорит, как в Скандинавии, подходишь на базар, там селедка. И они берут половинку.

И. БУХАРОВ: Распластованная.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Распластованная. Вот эту половину, не разрезанную. Они прямо берут за кончик и опускают в рот и т.д. Вот, пацаны из Осло, я вас прошу, пришлите ваш телефон, мы вас наберем, если вы действительно там. И вы нам расскажете, потому, что это действительно страшно интересно. Был такой знаменитый, для меня это было открытием. Сейчас я вам, ребята, слово передам. Просто хочу рассказать. В детстве я много читал и, когда в мультиках показывают про мальчика, который читает с фонариком под одеялом – это был я. Ты тоже, да?

И. БУХАРОВ: Да.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Что же с тебя такое вышло? Из меня – умный журналист, а из тебя богатый ресторатор.

С. ЦИГАЛЬ: А из меня – бедный художник.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Да, да, знаем!

И. БУХАРОВ: Ты тоже ночью читал?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: нет, он кушал.

С. ЦИГАЛЬ: Почитывал.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Мне попалась очень тоненькая книжечка, мы же тогда издавали книги братьев из народной демократии и, может быть, кто-то из радиослушателей читал эту книгу. Она прошла незамеченной, это было глухое советское время, конец 60-х, начало 70-х годов. Автора зовут Ян Юзеф Щепаньский [(род. в 1916 г.) — польский писатель, эссеист]. Он написал книжку «В рай и обратно». Что это такое? Он, как журналист и писатель, сел на польский торговый корабль, который поплыл мимо Франции, вот туда, в арабские страны. Туда он зашел, а потом он вернулся назад. И вот он описывает. Мне это запомнилось. Вы знаете, что поляки очень широко живут во всех странах. После евреев, это нация, которая максимальным образом разъехалась по всему миру. Они очень успешны, поляки. Половина операторов в Голливуде – это поляки, там все в порядке.

И. БУХАРОВ: А продюсеры – евреи.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Ну, деньги считают.

С. ЦИГАЛЬ: Гнешь свою линию.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Он говорит, что никогда он не забудет, как его предупредили, что придет один поляк, и будет требовать селедку. И действительно, как только приехал корабль, то появился дядька такой, очень хорошо одетый. Из машины вышел и стал кричать: «Хлопцы! Селедки нету?». И я вдруг узнал, что есть страны, в которых нет селедки. Например, в Италии когда я был, благословенная, блин, страна. Я спрашивал, где купить селедку? Наконец, когда жена перевела, то продавец мне показал баночку, в которой, как тюлечки…

И. БУХАРОВ: Анчоусы.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: И все!

И. БУХАРОВ: Больше нет ничего.

С. ЦИГАЛЬ: Нет, ну селедка – это вообще что-то отдельное. Первое, что я услышал, когда я приехал в Ханты-Мансийск в этом году на фестиваль, Саша Абдулов, дай Бог ему здоровья, сказал: «Серега! Вот ты не пробовал местную селедку! Это какой-то сказочный вкус!» Помимо того, что там есть роскошная рыба. Но селедка – просто с придыханием это произносил. Там какая-то небольшая, особая селедка.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Я хочу сказать, что мы как раз говорим о том, что поражает тех, кто приезжает в Израиль, они знают, что там особое питание, там по религии нельзя мясо и молочные продукты. Поэтому мясо заменяет рыба, в различных видах. И там лежит какая-то красноватая селедка, как подкопченная. Потом еще какая-то, еще какая-то, 128 видов. Это конечно…

С. ЦИГАЛЬ: Это странно, когда ты выходишь в гостиницу на завтрак и там 150 видов селедки!

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Но они, хоть и евреи, все равно хорошие люди. Давайте поговорим о рыбе.

С. ЦИГАЛЬ: Рыба на кухне.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: На «Мужской кухне-2».

С. ЦИГАЛЬ: Я готов к этому разговору, как нельзя, потому, что я только что приехал из Астрахани, с базы № 177.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: (смеется) Запахло советскими временами. База!

С. ЦИГАЛЬ: Да. База. Мой племянник Слава с приятелем, с Димой, построили, сделали базу. Замечательную. И мы там ловили сома на квок.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Я даже не знаю, что это такое.

С. ЦИГАЛЬ: Это надо квакать специальной штукой, булькать. Специальное приспособление, которое ты опускаешь с лодки в воду и круговыми движениями, раздается такой булькающий звук. И вот на этот звук, почему-то идет сом.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Соооом?

С. ЦИГАЛЬ: Сом!

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Я его 20 лет не ел.

С. ЦИГАЛЬ: Я его не очень жаловал, но здесь! Небольшой сом, на 15 кг.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: 15 килограмм????

И. БУХАРОВ: Ну, это маленький.

С. ЦИГАЛЬ: Выпускали! Выпускали, потому, что у нас была спортивная рыбалка, всё съесть невозможно, что мы поймали. Наташа Бигбанова, была такая повариха, она так готовила! Сом, ломтями нарезанный, а пельмени из сома!

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Это уже извращение! Пельмени из сома я не понимаю.

С. ЦИГАЛЬ: Очень вкусная штука.

И. БУХАРОВ: Во-первых, сом – это жирная рыба и поэтому, в принципе, пельмени, когда внутри всё это, они получаются очень сочные.

С. ЦИГАЛЬ: Она кладет много яиц в пельмени, потому, что, очень мне понравилось. Она говорит, что к рыбе очень осторожно относится и поэтому долго варит пельмени, а чтобы тесто не разваривалось, кладет 5 яиц. Она 5 яиц разбивает, вводит муку и на этом очень крутом тесте, она лепит довольно большой пирожок. Она не лепит пельмень в классическом виде, с ушками, как шапочка. Она лепит пирожком, его впору жарить. Маленький, конечно. Он очень вкусный. Это только сом, а уж чего там только нет!

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Я помню, были времена, мы никогда, кстати, об этом не говорили, а я хочу пропеть гимн консервам. Я хочу сказать, что я обожаю консервы в томате. Я уже забыл, правда, вкус бычков в томате, они сейчас опять появились.

С. ЦИГАЛЬ: Килька плавает в томате, ей в томате хорошо.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Я обожаю камбалу в томатном соусе. Вот этот соус, такой специальный какой-то, специфический.

С. ЦИГАЛЬ: И пропаренные кости, которые можно есть…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Это совершенно! Люблю скумбрию, мне только не нравится натуральная, с добавлением масла.

С. ЦИГАЛЬ: А бычок в томате!

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Бычок в томате – потрясающий! Я помню историю, когда они у нас были, а потом они уплыли к Турции и исчезли в Одессе.

И. БУХАРОВ: Ну да, как евреи уехали, так и кефаль ушла.

С. ЦИГАЛЬ: Кефаль – ладно! А бычок, как был в Азове, так и остался.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: В Азове?

С. ЦИГАЛЬ: В Азове. Это всегда был азовский бычок. В Черном море такого кол-ва бычка нет, а в Азове его видимо-невидимо. Я все время его ловлю и покупаю. Там есть, на феодосийском рынке. Бакабаш, кругляк, хрусталик. Это все разные бычки. И бакабаш и жабик…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: О Боже!

С. ЦИГАЛЬ: Самый большой. Он бывает сантиметров 30-40. Большой! И он гладкий такой, скользкий, у него вытянутая голова. Он очень вкусный! Я привез круглячок, пожарил и позвал Бильджо. И эти щечки! Когда их ешь, эти кусочки мышц на жаберной крышке – это что-то! А весной из этого бычка – икру, просто сразу выдергиваешь аккуратненько и присаливаешь чуть-чуть, мелко лучку порезал и масла. А уж какие из бычка котлеты! Голову и хвост отрезал. Из азовского бычка. Чуть-чуть почистил, некоторые даже не чистят, и дважды, трижды через мясорубку. Из бычка делают котлеты. А теперь, когда уже все стали продвинутые и умные, от головы снимаешь ножом филе, с одной и с другой стороны, получается ровно две сушины с каждого бычка. Кладешь на рисовый колобок и получаются суши из бычка.

И. БУХАРОВ: Наши, азовские.

С. ЦИГАЛЬ: Да. Наши, азовские. Это, правда, с украинской стороны.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Нам прислали, естественно уже бесконечное количество сообщений. Уже со всего мира. Я напоминаю, смс — +7985-970-45-45. Из сайта «Эха Москвы» вы можете отправить сообщение. Олег из Ростова пишет: «У нас в Ростове самая вкусная донская сельдь». Видите…

С. ЦИГАЛЬ: Я буду в Ростове на выставке 21 декабря. Как только открывается выставка – я приеду.

И. БУХАРОВ: Занесите! Я хочу сказать, что старик Бурковский прислал из Новосибирска, вместе с Лариской, она была там на гастролях, прислал сома. Он его делает сам. Он сам коптит.

С. ЦИГАЛЬ: Кусками.

И. БУХАРОВ: Да. Он рукодельный, Вова, конечно! Это уникально. Прислал гениальную рыбу! Просто гениальную!

С. ЦИГАЛЬ: Ребята! Всех зову на базу. Там не одна база под Астраханью. И везде есть сом.

И. БУХАРОВ: 10 лет назад, когда я там был, они говорили: «Вы кушайте рыбу, дайте нам колбасы». Там с колбасой сейчас нормально?

С. ЦИГАЛЬ: Да там все нормально!

И. БУХАРОВ: Вывалили нам гигантское количество рыбы, мы так на это смотрели… «Дайте нам колбасы».

С. ЦИГАЛЬ: Нет, там все нормально.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Давайте я еще почитаю сообщения. Иван из Екатеринбурга пишет: «Матвей Юрьевич, спасибо. Слушать про селедку гораздо интереснее, чем всякие дебаты и мнения, которые, по сути, лапша, правда, под разными соусами, со вкусами, идентичными натуральным». Замечательно написал. Каролина из Варшавы пишет…

И. БУХАРОВ: Ты помнишь, прошлый раз мы хотели поговорить о польской кухне.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Да. Поговорим, обязательно. «То, что скажу, — пишет Каролина, — прозвучит кощунственно. Но самую вкусную рыбу я ела в московской общаге – это были крабовые палочки».

С. ЦИГАЛЬ: Лучшая рыба – колбаса.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Петя спрашивает: «А вы знаете, чем питается сом?». Петя! Мы знаем!

И. БУХАРОВ: Поймите, что…

С. ЦИГАЛЬ: Да где же столько мертвецов набрать?

И. БУХАРОВ: Если сегодня сказать о том, что карелы, которые едят рыбу с тухлецой, финны ее тоже используют, то от одного запаха вы упадете в обморок. А они прекрасно это все пробуют. Вкус гениальный, только нос надо зажать.

С. ЦИГАЛЬ: А икра какая на Камчатке, когда северные народы ее…

И. БУХАРОВ: Прикопают чуть-чуть…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Дмитрий из Северной Дакоты пишет: «Мы тут в Дакоте, в Красной речке сомов ловим на червяка, его здесь называют Канадский ночной поползун. За полчаса можно наловить ведро, если влезут».

С. ЦИГАЛЬ: Что это за сом? У него голова с ведро должна быть.

И. БУХАРОВ: Ну, речка маленькая, наверное, и сомик.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Может быть, ведро большое?

И. БУХАРОВ: Логично!

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Продолжает Каролина: «И это были обычные крабовые палочки из московского магазина. А какие салаты с ними получались! Объедение. У нас таких нет.» И дальше компьютерная грустная смайла. Каролина! Я должен сказать, что только сейчас появились нормальные крабовые палочки.

С. ЦИГАЛЬ: Крабовые палочки к рыбе не имеют отношения.

И. БУХАРОВ: Как раз к тем имели, потому, что их делали из трески, с добавлением…

С. ЦИГАЛЬ: Помнишь, как они разворачивались? Да они и сейчас продаются. Мороженные такие палочки.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Владислав из Осло прислал нам телефон. Владислав, не уходите. У меня к тебе просьба.

И. БУХАРОВ: Я сейчас вернусь. Я заодно до магазина добегу.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Позови, пожалуйста, чтобы он набрал. «Сом идет на квок, потому, как полагает, что квакает аппетитная лягуха», — пишет Иван из Екатеринбурга.

С. ЦИГАЛЬ: Вот, мы ловили на лягушку, ловили на ракушки и еще его ловят на жареного воробья. Мне сказали, я не видел, правда.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Каролина из Варшавы заканчивает: «Хотя это и не рыба, но тоже морское существо». Идем дальше. «Мы в народе говорим, что рыба полезна для глаз, а в Америке – для мозга. Интересно, кто прав?». Да и те, и те. Всем полезно.

С. ЦИГАЛЬ: Так глаза же располагаются как раз на голове, там и мозг близко.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: (Смеется)

С. ЦИГАЛЬ: Головой едят, кстати.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Алексей из Москвы, юрист, пишет: «Ребята, вас до изнеможения невозможно слушать, руки лезут в холодильник. Пока жена спит, что-то нужно приготовить». А почему, пока жена спит?

С. ЦИГАЛЬ: Помнишь, как Васиссуалий Лоханкин кушал куски мяса?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: «В Саратове самые вкусные картофельные пирожки с мясом». Это как зразы. «Матвей, не удержался, съел бычки в томате, действительно, потрясающе! Соус – супер!»

С. ЦИГАЛЬ: А где взял?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: А где вы взяли? Подождите, разве они не продаются?

И. БУХАРОВ: Есть, но не всегда.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Ну, он, значит, съел, или придумывает. Но тоже хорошо. «Самая вкусная рыба в Саратове – это вобла», — пишет Александр. «Селедочка с кориандром, бочковая, куда ты пропала? Может, вы знаете, рестораторы?» С кориандром…

И. БУХАРОВ: Нет, посол помнишь такие шарики были? Это и есть кориандр.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Кстати, я хочу сказать по поводу селедки. Я слился в экстазе с одной знакомой, которая оказалась фантастической любительницей селедки. Мы сливались с ней у стола, где стояла разная селедка и она мне притащила потом банку селедки, закрытую, стеклянную. И говорит мне: «Попробуй ее обязательно». И оказалось, что это, вы мне подскажете, что это такое. Это, как в бочках делают. Как это называется? Маринованная, да?

С. ЦИГАЛЬ: Нет, почему?

И. БУХАРОВ: В бочке и солят, и маринуют.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Она прямо такая очень мягкая и такой специфический, чуть уксусный вкус.

С. ЦИГАЛЬ: Если уксус – это маринованная.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Да. Мы же привыкли к этим пакетам, в которых селедочка, такая, как живая. А это… Она такая, прямо, более мягкая…

И. БУХАРОВ: Кстати, астраханский залом-то есть?

С. ЦИГАЛЬ: Наверняка.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Он придет?

И. БУХАРОВ: Там никого нет, тишина.

С. ЦИГАЛЬ: Когда я в молодости от университета был в экспедиции на Баренцевом море, в поселке Териберка [село в Кольском районе Мурманской области России.], там мы договорились, что дадут нам селедки, подошел сейнер. Это Баренцево море. Это было лето, конец августа. Я пошел с целлофановым пакетом. Выходит молодой парень, рыбак из порта. У него два ведра роскошной, только что выловленной, только что засоленной селедки и хвосты торчат. А я пришел с трехлитровой банкой. И он посмотрел на меня, как на дурака, и говорит: «Что ты принес?» Два ведра роскошной, шикарной, жирной селедки! Я так робко сложил туда.

И. БУХАРОВ: Самое интересное, что получается, когда я в 90-м году был в Финляндии, здесь совсем тишина, тут еда закончилась.

С. ЦИГАЛЬ: Там, кстати, какой рынок в Хельсинки!

И. БУХАРОВ: Миллион вот этих разного посола этой рыбешечки, которая существует, это уникально.

С. ЦИГАЛЬ: И копченая, горячая!

И. БУХАРОВ: Это самая настоящая мужская еда, которую все у нас мужики умели быстро это дело разобрать, быстро порезать, стопарик налили – и все хорошо.

С. ЦИГАЛЬ: И тогда там еще чистили, сейчас у нас на рынках тоже чистят. Тебе рыбку приготовят.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Женщины не понимают селедку. Конечно, сейчас придет миллион сообщений, что я понимаю, я понимаю, но в принципе…

И. БУХАРОВ: Почему? Они понимают. В период беременности.

С. ЦИГАЛЬ: Они не очень склонны к водке, может быть, поэтому.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: А это боевой комплект.

И. БУХАРОВ: А я вот про Баренцево море вспоминаю. Я служил в Мурманске, у нас зарплату выдавали 3.80.

С. ЦИГАЛЬ: Сигареты…

И. БУХАРОВ: 2.40 стоила «На страже Заполярья», стрелецкая водка, а на остальное – мойвы килограмм, жареная, душевная, прямо в магазине.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Хорошо!

С. ЦИГАЛЬ: Эта передача называется «Кулинарные тайны», какие тайны мы поведали сейчас?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Нет, это всё тайна!

И. БУХАРОВ: Кухонные тайны.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Пишет нам: «У нас экологическое бедствие – контейнеровоз ударился в опору Оклинского моста, порвал обшивку и расплескал 200 тыс. литров мазута в залив. А сезон на крабов открыли». Вот такая… Представляете!

И. БУХАРОВ: Это там станут рестораны…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Сейчас будем говорить с Норвегией, с Осло. Появились прекрасные бычки, обжаренные, в томатном соусе. ООО «Интерфлотпродукт», бухта Камышовая, город Севастополь. Разумеется, Украина. В нашей Копейке огромный контейнер смели за несколько дней.

С. ЦИГАЛЬ: Украина – город русской славы.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Я знаю.

С. ЦИГАЛЬ: Он говорит Украина. Это город русской славы.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Еще Сергей из Саратова пишет, мы спросили, где он взял бычки. «В холодильнике взял, блин! Производство Великий Новгород, продается на каждом углу».

С. ЦИГАЛЬ: Может, они ротанов там запихивают?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Зинаида из Москвы пишет: «Держу в руках банку бычков в томате. Казалось бы, ерунда, но бесподобно вкусно. Фирма «Даринка», Украина, продается в магазине на углу Садовой».

И. БУХАРОВ: Сегодня просто никто…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Извини, зайчик, давай послушаем. Алло!

СЛУШАТЕЛЬ: Алло!

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Здравствуй, далекая Норвегия!

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте! Не совсем далекая.

И. БУХАРОВ: Как вы там, не замерзли?

СЛУШАТЕЛЬ: Да у нас теплее, чем в Москве.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Рассказывайте нам про Скандинавию и селедку. Давайте.

СЛУШАТЕЛЬ: Прежде всего я скажу вам, что такую селедку, которую делают для России, купить в Норвегии практически невозможно, потому, что вся селедка, которая в Норвегии, она имеет сладкий вкус, сладкий засол, т.е. для России специальный засол, которого в Норвегии не купить. Вот что самое интересное.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: То есть, это некая гастрономическая традиция?

СЛУШАТЕЛЬ: Да, специально.

И. БУХАРОВ: Шведы, финны делают такой сладкий засол.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Так, дальше!

СЛУШАТЕЛЬ: На счет таких способов поедания селедки, что норвежцы так, отрезают кусочек и прямо съедают, наверное, это было в прошлом веке..

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: нет, вы знаете, вот еще раз. Посмотрите, пожалуйста, гениальную книгу Петра Вайля «Гений места». Возможно, он имел ввиду, он писал о том регионе, может быть, Исландия. Просто книга не у меня, но она произвела на меня большое впечатление, именно эта сцена.

СЛУШАТЕЛЬ: О селедке это все. Можно сказать о сёмге, знаменитой норвежской, которую все кушают. В Норвегии подразделяют семгу, которую выращивают в садках и дикая семга. Есть специальные магазины настоящей семги, которую не выращивают в садках. Это совершенно другой вкус и ценовой уровень. Потому, что это рыбка, которая двигалась, плавала, жила нормальной жизнью.

И. БУХАРОВ: Она другую еду ест.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: А вот скажите, пожалуйста, в рационе норвежца рыба много занимает места? И вообще. Как норвежцы питаются?

СЛУШАТЕЛЬ: Норвежцы, к сожалению, у них самая популярная еда – это фаст-фуд [англ. fast food — «быстрая еда»]замороженная пицца – это самая популярная еда у норвежцев.

С. ЦИГАЛЬ: Какая гадость!

СЛУШАТЕЛЬ: Поэтому столько семги, как мы думаем, столько рыбы они не едят. Но на ужин очень часто бывает семга отварная, т.е. не на бутерброде, а отварная. А бутерброды идут только на ланч, они берут их на работу. И все.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: А что представляют собой рестораны в Осло? Вы были там? Куда ходят люди, какие предпочтения?

СЛУШАТЕЛЬ: Рестораны, как таковые, рестораны норвежской кухне в Осло очень трудно найти. Именно норвежская кухня. Но рыбные рестораны есть, где готовят рыбу. Я не специалист, я как обыватель говорю.

И. БУХАРОВ: Но нам это важно!

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: А какое самое популярное норвежское блюдо? Есть какое-то? Что там едят такое? Регулярно…

СЛУШАТЕЛЬ: Не знаю, как я уже сказал, замороженная пицца. Это самая популярная пища.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Нет, вы, по-моему, нелегальный трудовой эмигрант.

СЛУШАТЕЛЬ: Нет, абсолютно легальный, уже много лет.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: если много лет, неужели нет какого-то блюда норвежского, о котором знают все.

И. БУХАРОВ: Самое популярное. В Америке – гамбургер, у норвежцев -…

С. ЦИГАЛЬ: Пицца замороженная.

СЛУШАТЕЛЬ: Да! Пицца «Грандиозо» [Пицца «Грандиозо» — грибы, бекон, салями, ветчина, баварские сосиски, артишоки, высушенные на солнце помидоры, сыр Пармезан] бьет рекорды продаж. Человек стал миллионером, который этим начал заниматься.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Спасибо вам большое, что вы дали нам свои координаты. Честно говоря, так про Норвегию и я мог бы рассказать. Я напоминаю. Что у нас Сергей Цигаль в гостях и он даст норвежский рецепт.

С. ЦИГАЛЬ: Записывайте рецепт от норвежского шефа. Очень простой и невероятно вкусный. Супчик такой. 1 кг цветной капусты, литр молока, капусту нужно измельчить, сварить в молоке, потом блендером взбить в пюре, затем либо тонко нарезанная копченая семга и в нее заворачивается уже отварная бело-розовая креветка, мелкая. Это кладется в центр тарелки и вокруг заливается белоснежным супом. Отдельно делаются крутоны на оливковом масле, с чесночком и потом пересыпаются мелко нарезанным укропом. Все это бросается в тарелку или мелко нарезанная семга и креветки. И последняя капля – это укроп, измельченный в блендере и отжатый через марлю, зеленый укропный сок. Он капается сверху.

И. БУХАРОВ: Для красоты.

С. ЦИГАЛЬ: Да. И для запаха, конечно. И вот этот суп невероятно красивый и вкусный, легкий, полезный. И в горячем виде и в холодном тоже. Рекомендую.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Я хочу сказать, что иногда в душе что-то происходит и думаешь, не выпить ли пива? А когда хочется выпить пива, начинаешь думать, а что к пиву взять? В магазинах достаточно много чего, но оно носит однотипный характер и иногда даже раздражает. И тогда я вспоминаю мой собственный тезис, что мужчина славен тем, что он, в отличие от женщины, любит, ценит и понимает толк в субпродуктах. Женщины это не любят, а мужчина субпродукты любит. Это что-то такое наше… Может, мы лучшие куски отдавали женам, будь они неладны, а сами ели мосол и нам было хорошо. Я открыл для себя одну совершенно потрясающую вещь. Она лежит в некоторых магазинах и на нее почти никто не обращает внимания. Это свиные рёбра. Копченые. Товарищи! Слава богу, женщины не обращают внимания, потому, что для них – это кость для собачки. А для меня это… Я это делаю следующим образом. Оно элементарного приготовления. Ты берешь это холодное, оно же холодное, замороженное. Не совсем, но охлажденная. И ты помещаешь это на одну минуту в микроволновую печь. И оно становится невероятно… Оно же уже копченое, это мясо! Оно становится невероятно ароматным, прогретым до конца. И ты обгладываешь эти косточки.

С. ЦИГАЛЬ: Вреднее мало что придумаешь…

И. БУХАРОВ: Матвей тоже на кухне!

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Я не ем их каждый день, но иногда.

И. БУХАРОВ: Я никогда от тебя не слышал.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: А что, кусок свинины, просто с жирной курочкой не вредно?

С. ЦИГАЛЬ: Вредно!

И. БУХАРОВ: Ты знаешь, чем это заканчивается.

С. ЦИГАЛЬ: Матвей, а еще продаются ребра сырые. И их ты кидаешь на решеточку, сырые ребра.

И. БУХАРОВ: Даааааа!!!!

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Конечно!

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Это я покупал в магазине, естественно, дома у меня нет никаких решеточек.

С. ЦИГАЛЬ: Из этих ребер можно сварить гороховый супчик. Кстати! Гороховый супчик! Ой! Как я его люблю варить!!! Кошмар!!!

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Вы и рыба. Давайте послушаем ваши звонки. 363-36-59. Звоните и включайтесь в наш разговор. Из-за границы звоните. «Ваши разговоры за бычков выказывают в вас нехожденцев в магазины», — пишет Виктор. Да, вы правы. Ганапольскому. «Описанным вам способом едят селедку в Голландии». С уважением, Ирина.

И. БУХАРОВ: Голландцы всю жизнь ловили селедку. Как сегодня нефть добываем, так они жили на этой селедке.

С. ЦИГАЛЬ: А в Намибии селедку так глотают морские котики.

И. БУХАРОВ: Подбрасывают ее.

С. ЦИГАЛЬ: Нет, они к нам залезли на катер, абсолютно ручные ребята. Дикие котики залезли в катер, уже ждали. Поднимешь эту селедочку, а он открывает пасть зубатую и ап! И она проваливается. Такое ощущение, что сразу в желудок.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Сергей из Саратова пишет. Вот как может мужчина писать такой вопрос? «Масленые консервы лучше есть холодными. Из холодильника или при комнатной температур, с жидким маслом?» Сережа!!! Как ты можешь задавать такой вопрос? Ты же мужик! Когда из холодильника, масло чуть застывшее, оно имеет свою прелесть. Когда оно стоит просто на столе – это другое. Как можно, как нужно есть? Да как вы хотите! Ну, давайте послушаем звонки. 363-36-59. Добрый день.

СЛУШАТЕЛЬ: Доброй ночи уже, скорее. Меня зовут Татьяна. К сожалению, я не из Норвегии, а из Москвы. У меня, во-первых, страдания сплошные по поводу селедки. Подскажите, пожалуйста, где можно найти настоящую соленую селедку? Везде продается только слабо соленая.

С. ЦИГАЛЬ: Вау!

СЛУШАТЕЛЬ: Я делаю селедку под шубой, селедку с луком, с постным маслом, замачиваю в баночку. Я ее досаливать должна.

И. БУХАРОВ: Ну так что? Сделайте тузлук и положите.

СЛУШАТЕЛЬ: Что такое тузлук, я не знаю.

И. БУХАРОВ: Соляной раствор. Сильно-сильно соляной раствор.

СЛУШАТЕЛЬ: Но где же нормальная селедка?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Там же, где нормальная зарплата и нормальная пенсия.

И. БУХАРОВ: Когда-то мы всю жизнь говорили, что селедка, эта ржавая, в бочках, сильно соленая, ее надо вымачивать.

СЛУШАТЕЛЬ: Где она, эта ржавая?

И. БУХАРОВ: А сегодня. Когда мы имеем нежную малосольную селедку – кто-то мечтает…

С. ЦИГАЛЬ: Соль есть вредно. Не надо! Зачем? Ешьте малосольную.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Вот люди! Всем недовольны!

С. ЦИГАЛЬ: Конечно!

СЛУШАТЕЛЬ: Нет, недовольна. Недовольно, честно говорю!

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Ну хорошо, спокойной ночи. Вот видите как. Не угодишь россиянам.

И. БУХАРОВ: Тузлук надо сделать нормальный.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Следующий телефонный звонок. Слушаем вас.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, Матвей, здравствуйте, коллеги. Дмитрий, Москва. По поводу женщины и селедки. Моя тетка из Приморья спокойно снимала 200-грамовую банку иваси за ужином. Я тоже родился в Приморье, но уже с первого класса живу в Москве, давно. Я считаю, что пиво нужно пить обязательно с корюшкой.

С. ЦИГАЛЬ: Горячего копчения.

И. БУХАРОВ: Где же вы ее найдете?

СЛУШАТЕЛЬ: В «Перекрестке», в любом количестве, правда, очень дорогая. Имеется ввиду вяленная корюшка.

С. ЦИГАЛЬ: А, по-моему, горячего копчения вкуснее.

СЛУШАТЕЛЬ: Нет, там, на самом деле, неприятность в том, что так называемый аромат от корюшки не позволяет домочадцам ходить на кухню.

С. ЦИГАЛЬ: Огуречный аромат.

СЛУШАТЕЛЬ: Моя супруга, которая с отвращением к этому всему относилась, которая не  родилась в Приморье, после того, как попробовала корюшку, сейчас за уши не оттащишь.

С. ЦИГАЛЬ: Так всегда.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: То есть, вообще не оттащишь. Все время сидит у стола!

СЛУШАТЕЛЬ: Нет, совершенно не так. Но, если в воскресенье вечером вспоминается, что где-то у нас лежит корюшка, а ее нужно хранить в 10-ти пакетах…

И. БУХАРОВ: Это я согласен с вами, потому, что холодильник пропадет.

СЛУШАТЕЛЬ: И еще одна хорошая штука. Поскольку в Приморье красная рыба – это то, что все едят, сейчас красную рыбу покупаешь просто сырую, три дня сахар, соль, сам делаешь. Прекрасная еда. Ее можно есть, сколько хочешь. Кстати, слабая соленость – самая большая прелесть. Не знаю, как там эта дама разбирается с этой селедкой ужасной, но мне кажется, что рыба должна быть слабо соленой.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Спасибо вам большое.

С. ЦИГАЛЬ: Самая большая прелесть – не три дня солить, а сразу. Совершенно сырая семга. Я всегда ее очищаю.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Вот это я не понимаю.

И. БУХАРОВ: Надо попробовать один раз!

С. ЦИГАЛЬ: Это не суши, маленькие кусочки. Ты должен взять большой кусок в рот, как бифштекс.

И. БУХАРОВ: Жирной, с хорошей солью. Не с простой.

С. ЦИГАЛЬ: Есть перечная соль, с лимонной кислотой или выдавить хороший кусок лимона, посыпать перцем крупным, свежемолотым.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: И вот это такого вкуса получается?

С. ЦИГАЛЬ: Конечно! Режешь, окунаешь в это и ешь. Ничего вкуснее нет. Я давно уже перестал семгу подвергать тепловой обработке. Ем только сырую.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Слушайте, ребята, что с вами делать, не понятно. Следующий звонок. Слушаем, добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Это Александр из Осло вам звоню.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Еще один Александр? Очень приятно. Давайте, Саша, рассказывайте.

СЛУШАТЕЛЬ: Вам предыдущий товарищ звонил, я бы хотел просто рассказать про ту рыбу, которую здесь норвежцы едят. Например, самое вкусное, что я ел – это креветки, их вылавливают из моря и потом прямо тут, на корабле, варят в соленой воде и люди проходят мимо, покупают и с пивом или просто едят. Очень вкусно!

И. БУХАРОВ: Это в порту, да?

СЛУШАТЕЛЬ: Да. В порту.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: А сколько стоит?

И. БУХАРОВ: А есть ресторан в порту?

СЛУШАТЕЛЬ: Да. Сама портовая зона – это прогулочная. Набережная, променад.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Дорогие?

СЛУШАТЕЛЬ: В принципе, достаточно недорогие. Это популярная еда.

И. БУХАРОВ: А у вас евро?

СЛУШАТЕЛЬ: Кроны норвежские. В принципе, еда достаточно дорогая. Например, чтобы просто в обычный ресторан пойти пообедать – это примерно на одного человека 20-25 евро.

С. ЦИГАЛЬ: Я вас поздравляю!

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Вы давно не были в Москве. Вы там…

С. ЦИГАЛЬ: Жируете! Социализм там у вас!

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Саша! В ваших отстойных, дешевых районах, под названием Осло…

С. ЦИГАЛЬ: В глухой северной провинции…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Да… Вы просто не знаете, сколько стоят продукты. 25 евро – это только взглянуть в глаза официанту. Понимаете? А скажите мне, пожалуйста, я спрашивал. Традиционная норвежская еда – это что?

СЛУШАТЕЛЬ: Я думаю, что это рождественская еда. Если из рыбной еды, то у них есть такая еда, как протухшая рыба. Они ее перед рождеством вымачивают в соленой воде и потом варят ее. Я, конечно, попробовать не решился.

И. БУХАРОВ: Нет, я вам хочу сказать, вы попробуйте! Вы просто нос закройте, потому, что первое впечатление будет – вкус совершенно изумительный.

С. ЦИГАЛЬ: Ты пробовал?

И. БУХАРОВ: Да. Просто закройте нос – и все.

СЛУШАТЕЛЬ: Нет, запаха особого не было, но…

И. БУХАРОВ: Отличный вкус. Вы даже не представляете, как вкусно.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: А скажите, вот напиток. Что люди пьют в основном? Вино или водку?

И. БУХАРОВ: Аквавит [(Aquavit) Скандинавский крепкий напиток из зерна или картофеля и ароматизированный семенем тмина. Содержание спирта — 42-45%.].

СЛУШАТЕЛЬ: Самогон местный. Аквавит он называется. Люди, в основном, очень много пьют вино и пиво. Крепкие напитки – это по праздникам. В принципе, ресторанов достаточно много, но чего-то особенного, разнообразия, которое есть в Петербурге, такого здесь нет.

С. ЦИГАЛЬ: Сравнил!

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Откройте нам секрет. А что вы делаете в Осло?

СЛУШАТЕЛЬ: Работаю. Научный работник.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Очень хорошо. Вы только смотрите, с секретами российскими осторожнее. Счастливо вам, успеха и всяческих благ. Замечательно!

И. БУХАРОВ: Смотри, вот предыдущий Александр говорил – пицца «Грандиозо», а товарищ, наверное, второй Александр больше с норвежцами дружит.

С. ЦИГАЛЬ: Все наши светлые головы свинтили в Европу.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: «А я запал на икру минтая. Если готовить икру дольше, чем ее есть – это неправильно, низкий КПД». (Смеется) Очень хорошо.

С. ЦИГАЛЬ: Я предлагаю есть сырую.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Олег пишет: «Недавно мариновал в лимоне и жарил на углях толстолобика. Какой там бараний шашлык»

И. БУХАРОВ: Понятно, что мы потеряли многих рыб. Унификация еды. Ты приходишь, действительно, очень удобно. Лежит большая рыбина, красная, яркая, впечатлительная. Быстро жарится, очень удобно, вкусная достаточно и ты уже толстолобика не можешь найти.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Замечательное письмо прислал Алексей, юрист, из Москвы: «Был в мае в Припяти. Там огромные, 2-3 метровые сомы. В озере для охлаждения реактора они плавают. Их очень интересно батоном чернобыльским кормить с моста. Куску булькают и сомы всплывают. Да! Они такие большие не от радиации, они просто в хороших условиях живут». (Смеется) Очень хорошо! Идем дальше. «Классная селедка – «матез» без добавок.» Да. Это фирма хорошая.

И. БУХАРОВ: Исландцы делают здорово!

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Исландцы в вине делают замечательно. «Матвей, что за мужской шовинизм! Я, Ирина, женщина, обожаю вашу мужскую еду». Так вы исключение, зайчик мой. Вы – исключение! «Негодяи!!!!»

С. ЦИГАЛЬ: Кстати, о женщинах, мне вчера удалось сварить раков. Так мне отдельно самочек дали килограмм на Доргомиловском рынке.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: С икрой?

С. ЦИГАЛЬ: Да. Отдельно икряные. В молоке варю. С сельдереем.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Никита из забытого богом города Ноксвиля, штат Теннеси, пишет нам: «Негодяю! Я сижу в университете, никакой селедки!».

И. БУХАРОВ: Послушайте! У вас хороший виски. Замечательный!

С. ЦИГАЛЬ: Какой виски! Там бурбон! Пойло американское. Весь виски в Шотландии.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Давай сделаем третью передачу «Мужчины на кухне». Напитки. Вот с ним опять.

С. ЦИГАЛЬ: Давайте, приду.

И. БУХАРОВ: А он апологет, понимаешь. Он художник, свободный. Он начнет рассказывать про портвейн.

С. ЦИГАЛЬ: Почему?

И. БУХАРОВ: Агдам, «777», помнишь?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Вот, товарищи, Олег из Саратова затронул тему, блин…. От которой у меня до сих пор шевелятся волосы. «Мы очень любим жарить селедку, свежую, разумеется». Так вот, Олег, когда я учился в Гиттисе и жил на Трифоновской, 45б, про которую бывший ректор, один из ректоров сказал, когда ему задали вопрос иронически, «Что вы собираетесь делать с Трифоновской, 45б?» Имелось ввиду, что там нет горячей воды. Он посмотрел и сказал: «Трифоновская, 45б? Я думаю, что там не 45б, а значительно больше». В этом он был прав.

С. ЦИГАЛЬ: Это ректор сказал?

И. БУХАРОВ: Он тоже там был.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Он был великий человек. Когда его назначили, про него ходят легенды. У него было перекривлено лицо от природы и у него стояли в кабинете стенные часы. И в них стояла бутылка коньяка. Он приходил на работу с перекривленным лицом. Выпивал полстакана коньяка и у него лицо становилось нормальным. Он был уверен, что М.О. Кнебель, выдающаяся театральный педагог, ученица Станиславского, что это предмет. [Мария Осиповна (Иосифовна) Кнебель (6 мая 1898, Москва — 1 июня 1985, Москва) — советский режиссёр, педагог, Народная артистка России (1958).]

И. БУХАРОВ: Это предмет?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Он любил долго распекать учеников и когда они говорили «Нам нужно идти, у нас Кнебель.» Он говорил: «Ладно, идите занимайтесь своей кнебелью». Когда его назначили, сняв хорошего очень ректора, сидела профессура вся и ему хотели дать бой. Он вышел, стал к трибуне и сказал: «Здравствуйте товарищи! Меня к вам назначил товарищ Сталин». И все встали и разговор закончился. Я про него могу много чего рассказать.

С. ЦИГАЛЬ: Ты заговорил про предмет, и я вспомнил, как однажды я такой чести удостоился, поскольку мы о рыбе говорили. Я, когда был в рейсе однажды, 6 месяцев в океане я провел. Выходил к тралу, как член ихтиологического отряда, я выходил и сделал себе такой багор из бамбуковой палки, с петлей. Написал, вырезал на ней, чтобы не трогали, написал «Цигаль». Я с этой штукой выходил, потому, что там были акулы, скаты. И когда я улетел из Мозамбика в Москву, а потом прошло полгода и мой товарищ улетел в другой рейс на этом же судне, то когда он вернулся, он мне рассказал. Где-то там, в Атлантическом океане, прошел уже год. Кто-то, какие-то незнакомые ребята говорят «Где цигаль?» Я выскакиваю. Что такое? А парень решил, что эта палка называется цигаль. Как этот твой ректор. Багор – цигаль.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Так вот, я хочу сказать, почему я завел разговор. Вы уже знаете, что мы делали театральные коллективы и там были студенты из Вьетнама.

И. БУХАРОВ: Вот они жарят селедку!!!

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: И когда они ее начинали жарить, можно было вынести все общежитие. Что и происходило. Нам нужно подводить итог. Я хочу сказать, что у нас никакого итога нет.

С. ЦИГАЛЬ: Жизнь продолжается.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Тут написано, что мы забыли про форшмак.

И. БУХАРОВ: Это отдельная тема.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Но главное, что мне прислали сообщение. Андрей из Ногинска. Я его считаю лучшим итогом нашей передачи. «Захлебнулся слюной и умер!». Спасибо. Андрей, это была цель – скоропостижная смерть радиослушателей от захлебания слюной. Ну что? Мы любим еду и это замечательно.

И. БУХАРОВ: Я тебе могу сказать, что все шеф-повара, особенно французы, которые говорят, что женщины не могут быть шеф-поваром. У мужчины руки больше настроены на кулинарию.

С. ЦИГАЛЬ: И все шефы, которых мне удалось увидеть, они все такие неординарные, все с юмором, как один! Значительные ребята, толковые и замечательные собеседники.

И. БУХАРОВ: Но питаются очень просто.

С. ЦИГАЛЬ: Кусок колбасы. Это вопрос, который я задавал всем. Я спрашивал, а вы кусок хлеба с колбасой можете съесть? И мне ответили, что если качественное – да. А другой шеф сказал «Да я только так и питаюсь. Все на бегу перехватываю».

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Друзья дорогие, тут кто-то спрашивает, куда делся шартрес [французский ликёр, изготовленный монахами картезианского ордена в винных погребах Вуарона в Изере, на границе горного массива Шартрёз.]? Куда делся – туда и делся. Мы заканчиваем. Я хочу поблагодарить искренне Игоря Бухарова, моего соведующего, что он пригласил Сергея Цигаля, художника, гурмана.

С. ЦИГАЛЬ: Гурман – это обжора. А вот гурмэ…

И. БУХАРОВ: Это человек, который четко разбирается.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Ребята! Не вертите мне одно место!

С. ЦИГАЛЬ: Так написано у Похлебкина.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Спасибо вам. Я счастлив. Что скажешь?

И. БУХАРОВ: Всем – приятного аппетита.

С. ЦИГАЛЬ: Приятного аппетита.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Скоро новости и продолжение эфира «Эха Москвы».



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире