'Вопросы к интервью
На прошлой неделе ушел из жизни великий тренер – Александр Яковлевич Гомельский. Провожая «папу» — так называли игроки своего старшего тренера, журналисты вспоминали его победы. ЦСКА – вечный, кажется, чемпион СССР, сборная – чемпионка мира, олимпийская команда выигрывает в 88-м золото Сеула. И все-таки сказано о Гомельском на этой неделе было куда больше, чем даже в таких ситуациях говорится о знаменитом, многого добившемся тренере советского прошлого. Все-таки последняя его победа на тренерском посту была едва ли не 18 лет назад. Уже сегодня очевидно, что Александр Яковлевич был не просто тренером, а баскетбольным деятелем в очень широком смысле этого слова. Он занимался игрой как тренер, пропагандировал ее как писатель. Из-под пера Гомельского вышли 10 книг, в том числе знаменитая «Библия баскетбола». Он был гениальным пиаровцем, когда еще это понятие было вовсе не общеупотребимым. Он умел доказывать свою правоту не только на площадке, но и в нужных кабинетах и слухи об этих сражениях тоже доходили до баскетбольного мира. Говорят, что соединить миллионы бывшего московского баскетболиста, а ныне совладельца «Норильского никеля» Прохорова и легендарный бренд ЦСКА, в результате чего появилась одна из лучших команд Европы, тоже было его идеей. Собственно, одного этого хватило бы, чтобы все отечественные любители баскетбола в эти дни поклонились, прощаясь, Гомельскому. Гомельского не будет, но даже люди, от баскетбола далекие будут помнить тот театр у скамейки запасных, который он мог устроить во время игр. Он переживал вместе с нами, был несравненно больше нас, он жестикулировал, хватался за сердце, давил на судей. Зрителю было достаточно и того, что он видел в высшей степени неравнодушного человека. Александр Яковлевич обладал железной волей: 7 лет боролся с раком. Даже в этом состоянии гнал себя на утренние пробежки. Его игроки вспоминают его потрясающую память. Могу и я это подтвердить. Через 10 лет после того, как я – тогда ростовский спортивный репортер взял у него интервью, надо думать, для него одно из очень многих, он подробно вспомнил и даже описал мне нашу встречу. Вот, что важно: с Гомельским уходит окончательно в прошлое эпоха советского спорта. Это было даже не другое понимание игры или спорта в целом, это было другое понимание жизни. Методики методиками, но гениальность таких как Гомельский, его друг – хоккейный тренер Тарасов или личный конкурент Владимир Кондрашин была в том, что придавленные спортивными администраторами, без солидных денег и при полном отсутствии рыночных стимулов для игроков: переходить им было особенно некуда, а убегать из страны они еще стеснялись, они создали великую игру и великие команды. Они так действовали, так заводили и убеждали, что молодые ребята, живущие по двое-четверо в номерах гостиниц на сборах, сшибающие там лишнюю копейку тайным обменом талонов на питание и продажей лишних комплектов формы, эти двухметровые ангелы показывали на площадке чудеса. Называйте это игрой, искусством или просто патриотизмом, круто замешанном на боязни тренера и уважении к нему. На деле, а не на словах такие как Гомельский демонстрировали миллионам болельщиков, среди которых львиную долю составляли мальчишки, что такое дружба народов. Его команду собирали эстонец Липс, грузин Саканделидзе, русские Еремин, Тараканов, Вольнов, Белов, литовцы Куртинайтис, Хомичев, Сабонис, белорус Ядешко и многие другие. С трибуны я ни разу не увидел ни одного баскетболиста в командах Александра Яковлевича, хотя бы близкого ему по росту. Странно было, что со своими 170 он вообще когда-то занялся баскетболом. Это был великий маленький тренер. После игр он многим казался высоким, очень высоким. Таким и останется в памяти.



Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире