'Вопросы к интервью
Два события совпали на этой неделе. Заявление Путина о превентивных ударах против террористов на встрече с офицерами в Кремле и заявление ИРА о прекращении огня. В заявлении Путина важно не только, какие слова он выбрал, хотя нанесение ударов – это военная терминология, которая не слишком подходит для борьбы с терроризмом. Важно, к кому именно он обратился с этим призывом. Превентивные удары, по словам президента, должны наносить, прежде всего, внутренние войска МВД, т.е. снова президент подтвердил, что за борьбу с террористами на Северном Кавказе у нас отвечают не спецслужбы, а внутренние войска. Идея эта не новая, и она методично воплощается в жизнь с 2003 г., когда руководство региональным и оперативным штабом по проведение контртеррористической операции передали МВД. На встрече Путина с офицерами эта идея была подтверждена и кадровыми перестановками. На должность командующего объединенной группировкой войск на Северном Кавказе, раньше ее всегда занимал генерал из Минобороны, был назначен зам. командующего внутренними войсками. Т.е. и эта структура перешла под контроль МВД. Можно, конечно, спорить, кто лучше может бороться с терроризмом, ФСБ или внутренний войска, но все же профиль накладывает свой отпечаток. Внутренние войска – это как раз те подразделения, что проводят зачистки в Чечне. Этим не занимается армия, поскольку их зона ответственности – горный массив, этим не занимается ФСБ, задачей которой все-таки является агентурная работа, как бы она ни выполнялась. А внутренние войска, изначально созданные для борьбы с массовыми беспорядками, как раз для такой работы подходят. В соответствии с этой спецификой более понятны слова о превентивных ударах. Зачистки жилого сектора, где потенциально могут скрываться боевики – это как раз и есть превентивные удары. Вопрос только, как это поможет борьбе с террористами. На этой неделе появилось заявление ИРА о прекращении вооруженной борьбы. Конечно, многие отнеслись к этому заявлению скептически, разные части ИРА и в прошлом заявляли о переходе к политическим методам, а потом возникали новые непримиримые, и все начиналось сначала. Но все-таки это вполне реальные надежды хотя бы потому, что активность ИРА планомерно снижается, начиная с середины 90-х, и последние три года фактически равняется нулю. Между тем, это снижение активности связано не только с политикой, но и с кардинальным изменением тактики силовых ведомств Великобритании. Не секрет, что самым страшным периодом противостояния были 70-е гг., т.е. сразу после того, как в августе 69-го в Северную Ирландию ввели войска. И с тех пор за борьбу с ирландскими террористами отвечали армия, армейская разведка и спецподразделения полиции без особого успеха. В конце концов, даже Тэтчер стало понятно, что неплохо бы подключить к делу спецслужбы. И в конце 80-х она пыталась поручить это разведке Ми-6. Наконец, с 92 г., после серии взрывов в Лондоне, главным ведомством по борьбе с террористами стала контрразведка Ми-5. Результат мы видим. У нас все происходит с точностью до наоборот. Сначала за Чечню отвечала ФСБ, а потом, по мере разрастания конфликта, МВД и ее внутренние войска, которые на вид ничем от армии не отличаются. Результат мы тоже наблюдаем.



Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире