'Вопросы к интервью
На этой неделе выяснилось, что война с терроризмом у нас идет на два фронта, и на них происходят события, совершенно не связанные друг с другом. Один фронт – это то, что происходит сейчас в Дагестане – серия терактов в республике, подрыв поезда, взрыв у школы, подрыв двух милицейских УАЗиков. Второй фронт — это заграница, где началось наступление с применением ФСБ и авиации. Сначала выступил руководитель Управления по борьбе с международным терроризмом ФСЮ Юрий Сапунов. Он обвинил правительства Западной Европы и США в политике двойных стандартов и заявил, что они несут ответственность за то, что террористы свободно переезжают из страны в страну, а потмо выступил главком ВВС и предложил использовать стратегические бомбардировщики для того, чтобы — цитирую «грохнуть террористов за рубежом». При этом он тоже обвинил США, правда на этот раз в продолжении «холодной войны». События в Дагестане как-то мало согласуются с тем, что произносят наши силовики, а хочется понять, с кем. А главное – где мы на самом деле воюем. Если судить по новостям, то потери мы несем не Северном Кавказе, а если послушать силовиков, то война давно ушла за пределы России куда-то в дальнее зарубежье. Эта странная двухголовая антитеррористическая политика существует не первый день. Пока в России совершаются теракты, мы наносим ответный удар, но почему-то в Катаре, а потом оскандалившихся и осужденных оперативников встречаем как героев. Потом происходит Беслан, а ФСБ в ответ делегирует своего первого зам. директора на пост спецпредставителя президента по вопросам международного сотрудничества в борьбе с терроризмом. Видимо, с задачей добиться выдачи Закаева и прочих, потому что не везде же можно действовать как в Катаре. Потом происходит реформа ФСБ, и внутри спецслужбы создается Управление по борьбе с международным терроризмом, которое опять-таки по своим спецслужбицким каналам должно преследовать террористов за рубежом. В общем, налицо рост международной активности ФСБ, при этом на Северном Кавказе эта спецслужба наоборот как-то все больше уходит в тень. Получается интересная картина: ФСБ за этот регион больше не отвечает, поскольку регионально-оперативный штаб возглавляет зам. министра МВД. В результате агентурную работу там забросили и сделали ставку на отряды ликвидаторов, которые сейчас есть в Чечне и у ФСБ, и у МВД, и у ГРУ. В том числе и прежде всего — на чеченские отряды, все больше похожие на эскадроны смерти. Результат известен. Кадыровцы в апреле выехали в Дагестан и устроили там стрельбу, причем Кадыров обвинил дагестанских силовиков чуть ли не в помощи боевикам. Потом чеченский спецбатальон «Восток» зачистил Бородиновскую, причем под удар попали опять-таки дагестанцы. Ситуация в Дагестане все больше накаляется, происходит серия терактов. А в Москве в это время заняты тем, что составляют список претензий Западной Европе и США. Я понимаю, что за рубежом нашим силовикам гораздо интереснее, чем на Кавказе. Но такими темпами у нас скоро Дагестан превратиться в дальнее зарубежье.



Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире