'Вопросы к интервью
Рано или поздно это должно было случиться. Вполне уже немолодой человек Масхадов столько лет прятался в подполье, уходя от спецслужб, но вечно прятаться невозможно. А впрочем, чеченцы — народ крайне индивидуалистичный и не склонны к вождизму. Убийство нисколько не расстроит их ряды, а финансирование из-за границы будет даже больше, поскольку радикальным исламистам, позиции которых теперь усилились, единоверцы охотнее помогают. Под новоявленного шахида Масхадова в мечетях Турции, Европы и Ближнего Востока в ближайшие пятницы соберут боевикам немало миллионов пожертвований. Чеченские боевики повстанцы объективно делятся на две части: сепаратисты и радикальные исламисты, близко связанные с Аль Каидой. Исходно после распада СССР исламистов в Чечне вовсе не было. После 94-го страшные разрушения и несчастья войны вызвали среди чеченцев общее желание отделиться, противопоставить себя русским, советским в бытовом, культурном и религиозном плане. Началась стихийная массовая исламизация и одновременно ваххабитские проповедники чистого ислама начали активно проникать в Чечню и на Кавказ. Чеченские сепаратисты, признанным вождем которых был Масхадов, хотят независимости и в принципе после формального отделения готовы установить с остальной Россией самые близкие отношения совместной обороны и общего экономического пространства. Для радикальных исламистов христианская Россия – враг, с которым невозможно долгосрочное сосуществование. Сегодня после многих лет безнадежного и бесконечного кровавого конфликта единственный действенный способ для России повернуть вспять разрастающуюся войну-восстание на Кавказе – это добиться соглашения с сепаратистами, с населением, которое их поддерживает, и тем изолировать радикальных исламистов, которые по сути враги и для Чечни, и для России. Потому убивать Масхадова нельзя было ни в коем случае. А его то ли подорвали в бункере, то ли застрелили в затылок, т.е. похоже, ликвидировали нарочно. Но даже если почему-либо живым схватить Масхадова не вышло, то останки законно избранного, признанного Москвой президента Чечни, заслуженного офицера необходимо было, воздав необходимые воинские почести, передать семье для честного погребения. Масхадов не был ни террористом, ни бандитом. Как кадровый военный он просто не считал террор эффективным методом борьбы, всегда был против перенесения войны на российскую территорию, т.е. массовых терактов в российских городах, на чем всегда настаивал Шамиль Басаев и стоящие за ним радикалы-исламисты. Масхадов был достойным, честным и храбрым врагом. Российские военные, имевшие с ним дело на поле боя, в ходе переговоров почти все о нем так и отзываются. Унижая мертвого противника, который не раз наносил нам обидные поражения, обзывая его бандитом и террористом, кремлевские начальники в очередной раз унижают себя и Россию заодно. Достойное отношение к останкам Масхадова соответствовало бы традициям старой российской армии и канонам православной веры. Оно могло убедить сепаратистов, что с Москвой можно иметь дело. А убийство, издевательство над трупом и безвестная яма вместо могилы только Басаеву и компании на пользу.



Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире