'Вопросы к интервью
После захвата заложников в Беслане прошло полгода, и, в общем, сегодня уже можно оценить, как выполняется обещание сделать все, чтобы эта трагедия не повторилась. Когда случился штурм «Норд-Оста», мы с коллегами из окна пятиэтажки с ужасом наблюдали, как перед подъездом театра выкладывают тела заложников рядами друг на друга. Тогда мы думали о том, что эта государственная машина давит как трактор собственных граждан, не считаясь ни с чем. Но это была пусть бездушная, дикая и жестокая, но воля государственной власти. В то время на Лубянке решили, что это победа, и в спецслужбах ничего менять не надо. Штурм бесланской школы спустя два года был совсем не похож на победу. В Беслане никакой воли уже не наблюдалось. Когда спустя час после начала штурма группа местных жителей с автоматами переместились в парк, стали палить друг по другу с криками «боевики прорвались», а президент соседней непризнанной республики затыкал своими охранниками дыры в заборах – это было похоже только на гражданскую войну. То есть, ситуацию, когда никакой государственной воли, никакого единого центра принятия решений, не существует. После Беслана власти обещали спецслужбы изменить и реформировать. И действительно – реформы последовали. В самой Осетии полетели головы руководителей силовых структур, на один уровень выше, в Южном федеральном округе, система противодействию терроризму полностью изменилась: появились 12 полковников внутренних войск, которые, если что, возглавят антитеррористические штабы. И даже на уровне Москвы последовали изменения — пошла структурная реформа в ФСБ. Это – официальная картинка. Что же произошло на самом деле? Начальник осетинского УФСБ Андреев действительно потерял свое место, но с повышением — он переведен в Москву, назначен заместителем начальника Академии ФСБ, получил следующее звание. Кроме того – после Беслана журналисты долго выясняли, кто же из центрального аппарата ФСБ присутствовал в штабе? Выяснилось, что был там, в том числе, и Проничев — первый зам.директора ФСБ, который как сидел на своей должности, так и продолжает сидеть. Система 12 полковников была создана, на самом деле, не после Беслана, а до него – сразу после событий в Ингушетии. Полгода эти полковники чем-то занимались, проводили учения, пока Дмитрий Козак не заявил на прошлой неделе, что подготовил проект президентского указа, по которому ответственность за борьбу с терроризмом снова вернут в ФСБ, так как в нынешнем виде вообще непонятно, кто и за что отвечает. Реформа в ФСБ действительно прошла. Но в результате этой реформы в ФСБ появилось всего одно новое управление — борьбы с международным терроризмом. Хотя Басаев, кажется, гражданство Саудовской Аравии не принимал. И он, кстати, жив, здоров, и даже женился. Спустя полгода все основные участники событий остались на своих местах, и заняты тем же. Террористы заняты своим делом, а ФСБ вменяет статьи обвинения ученому Кайбышеву. Тоже работа.









Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире