'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 19 декабря 2004, 15:20

Значит, в «Преступлении и наказании», там есть такая сцена, где один мужик насмерть забивает лошадь кнутом. Стегает, стегает, и когда он ее достегал уже до полусмерти, несчастная кляча начала лягаться бессильно, чем вызвала, конечно, жуткий хохот массы пьяных мужиков. Значит, до полусмерти забитый ЮКОС тоже начал лягаться и тоже, в общем, без великого успеха, но все-таки довольно больно при этом лягнул наши власти. Я не буду обсуждать, чем реально закончится аукцион. Мы это скоро узнаем. Не буду обсуждать и его экономические последствия. Ясно, что ЮКОС в той или другой форме достанется Газпрому. Как он будет дальше управляться, об этом пусть говорят экономисты. Я хотел бы обсудить политический и психологический аспект этого дела. Значит, здесь интересно. Вот здесь встает вопрос о пределах реального суверенитета России в самой важной и единственно важной области – в экономической. И здесь такое двойное чувство. С одной стороны, мне как, наверное, большинству слушателей «Эха» обидно, что американский суд диктует, навязывает России правила игры. Мне бы в этом смысле хотелось, было бы приятнее, если бы русский суд навязывал такие правила американцам. С другой стороны, я понимаю, что только благодаря грубому, бестактному и т.д. влиянию этих господ в пробковых шлемах, благодаря их лицемерной, двуличной и т.д., и т.д. политике, у нас существуют хоть какие-то гарантии прав безопасности. Т.е. наши минимальные права в нашей стране нам гарантирует против нашего правительства давление господ в пробковых шлемах. Вот так это устроено. Если бы не было господ в пробковых шлемах, то Ходорковского бы, наверное, расстреляли, как валютчиков при Хрущеве или как директора Елисеевского гастронома при Андропове. Расстреляли бы при бешеных рукоплесканиях подавляющего большинства населения. Да, пожалуй, просто, нас бы пороли на конюшнях, и большинство людей опять же были бы довольны. Пусть меня выпорют, главное, чтобы соседа выпороли тоже. Вот то, что нравы у нас хоть минимально смягчились и что хоть какие-то права существуют, это, к сожалению, результат исключительно внешнего давления, навязывания нам господами в пробковых шлемах некоторых правил игры, минимальных правил игры. Они не о нас думают, но просто у них такие правила, они их поневоле навязывают и нам тоже. Ну, вот и какие выводы из всей этой истории может сделать российская власть? Выводы могут быть двойные. Могут, лишний раз, ударившись об шкаф, начать опять пинать этот шкаф. Обидеться на американцев и мстить им. Но мстить американцам мы можем в одной форме: хватать каких-то несчастных женщин из ЮКОСа, сажать их, мучить, допрашивать, отыгрываться и говорить про господ в пробковых шлемах, а потом извиняться перед этими господами и идти им на уступки. Это – одна линия поведения. Другая линия поведения – все-таки осознать предел своих реальных возможностей, немножко отступить и постараться не влезать с головой в те маловкусные и малоаппетитные истории, из которых потом – хоть на Украине, хоть с ЮКОСом приходится вылезать, извиняясь, отплевываясь и кланяясь.





Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире