29 августа 2004
Z Комментарий недели Все выпуски

Ситуация с терактами на самолетах имеет, понятно, много аспектов.


Время выхода в эфир: 29 августа 2004, 01:01

Но первая проблема, которая возникает, зачем чеченцы это сделали? А в том, что это сделали чеченцы, я думаю, сомнений ни у кого нет. Значит, выборы президента Чечни сорвать таким образом, очевидно, невозможно. И организаторы терактов это прекрасно понимали. Для чего же они это делают? Мне кажется, тут у нас просто психологически неправильный подход. Мы считаем, что теракты — это такое великое событие, что оно делается ради каких-то великих целей. Но для нормального человека, да, убить 90 человек и потерять двух своих, это действительно великое событие. Но для профессиональных террористов это совершенно не великое событие, это работа. И делается она вовсе не ради каких-то великих и исключительных целей, а просто чтобы напомнить о своем существовании, чтобы отрабатывать деньги спонсоров, провести пиар акцию. И вообще это маленький такой стежок в длинном узоре. А людей, естественно, им не то, что не жалко, просто плевать они 140 раз на них хотели, это даже приятно, и своих они не жалеют. Мало ли этих черных вдов-то, такого материала много. Это, в принципе, другая психология, которую надо понять, без этого вообще говорить не о чем. Психология расчеловечивания, античеловеческая психология, где то, что любой человек считает исключительно важным, человеческая жизнь, самое главное, не имеет никакого значения, просто бросовый товар. Этих целей они достигли, пиар акцию провели, о себе напомнили, спонсоров подключили.

Теперь практические последствия. Прежде всего, по линии безопасности. Все москвичи знают прекрасно, что единственный нормальный аэропорт в Москве — это Домодедово, все остальные в подметки ему не годятся. Поэтому я думаю, что в плане безопасности Домодедово тоже стояло и стоит на голову выше остальных аэропортов. Поэтому легко представить, что творится в других аэропортах. Просто Домодедово так не повезло, что они решили устроить это оттуда. Еще легче они бы это устроили, конечно, в любом другом аэропорту. Поэтому я побаиваюсь, честно говоря, что заставь дурака богу молиться, он и нам лбы расшибет. Если за это дело возьмутся слишком рьяные чиновники, то они найдут стрелочников в том же самом Домодедово, превратят аэропорты в какую-то зону, где безопасности будет ни на грош не больше, беспорядка еще больше, так сказать, подъедешь, ОМОН тебя обшмонает и отпустит с миром, только не лететь, а домой. Так и быть, можешь возвращаться. Я, естественно, шучу, но, тем не менее, ясно, что надо тут менять не просто какие-то технические вещи, скажем, требовать паспорта на внутренние рейсы, более внимательно досматривать, это само собой понятно. надо главное изменить. Т.е. пока не изменится главное, ничего реально не изменится. Психологию и тех, кто проверяет, и всех нас. У нас психология людей мирных, живущих в абсолютно мирной стране. Допустим, в Израиле, отчасти и в Америке после 11 сентября психология людей, которые живут в полувоенных или военных условиях. Если у человека внутренне что-то меняется, то сразу система безопасности начинает подстраиваться под эту психологию. И обратно, пока мирная психология, ничего существенного не изменится. Это технический вопрос.

Теперь третье, главное, политические причины и последствия. Опять же, простой политический вывод можно из этого сделать, а можно не делать — там ли мы ищем врагов? Все-таки главный враг в последние дни для нашей пропаганды был Саакашвили и Грузия. Эта история, по-моему, показывает, что главные враги не там находятся. Вроде бы все-таки не Саакашвили организовывал взрывы самолетов. Главный и глобальный противник, который вызывает максимальное подозрение и раздражение, это США. Тоже вроде бы эта история показывает, что, может быть, не там у нас главный-то глобальный противник? Вроде бы и не США эти взрывы организовывали. Больше того, если действительно правда, в чем я, честно говоря, сомневаюсь, что та международная, связанная с 'Аль Каидой' организация, которая объявила о том, что она организовала взрывы, действительно, их организовала, то это уж точно доказывает, что война эта абсолютно международная, мы по факту с американцами союзники. Только упорно не желаем этого признавать. Например, наши военные бюджеты громадные и наши военные усилия по-прежнему строятся в расчете на борьбу с глобальным противником, т.е. теми же самыми США. Де-факто с нами воюют международные террористы, а мы упорно продолжаем вооружаться против глобального американского противника. Между прочим, насколько я понимаю, баллистические ракеты, подводные лодки и тому подобное оружие слабо помогают в той реальной войне, которую мы ведем. А существуют больше, чтобы показать, что мы от Америки не отстаем.

И последнее, третье, опять же, политическое. Что касается, собственно, Чечни. Сейчас Путин четко взял курс на уступки чеченцам. Кнут попробовали, теперь пробуем пряник. И доходы от нефти идут прямо им, а не в федеральный бюджет, и улица Кадырова, и дружеские поездки к Кадырову и т.д. Я считаю, что хотя этот курс многим в России неприятен, многих раздражает, многим кажется обидным, представляю себе, солдат, ранили его в Чечне, возвращается в Москву, выясняется, что отныне он живет на улице Кадырова. Наверное, ему это не очень приятно будет. Так вот, хотя многим это неприятно, тем не менее, это правильный курс. Просто другого выхода нет. Кнут слишком хорошо пробовали, разбомбили Чечню до состояния Сталинграда. И какой бы там ни был международный терроризм, но если бы не наши подвиги в Чечне, он, конечно, не имел бы там такой поддержки и такого количества сторонников. Так что кнутом поработали хорошо. Если считать Чечню частью России, то отстегали самих себя до полусмерти. Надо переходить к прянику. Другое дело, что такого количества пряников, чтобы они забыли про этот кнут, я думаю, Москва не напасла. И думаю, что Чечня никогда не станет обычной частью России, такой же лояльной и полноценной, как другие части. Уверен в этом. И тем не менее, никакого другого выхода, кроме дальнейших уступок и кроме дальнейших пряников, нет. Нам долго-долго придется исправлять, очень слабо исправлять те огромные раны, которые мы сами Чечне нанесли, и с великими трудами заделывать, очень слабо заделывать те огромные бреши, которые мы сами в теле России проделывали в течение этих 10 лет.



Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире