25 июля 2004
Z Комментарий недели Все выпуски

На наших глазах ломается судьба Михаила Ходорковского


Время выхода в эфир: 25 июля 2004, 01:01

Когда говорят о деле ЮКОСа, то всегда говорят о том, как это скажется на экономике, технико-экономические показатели компании, инвестиционный климат, или о политике — как твердо решил Путин доломать Ходорковского, сколько суд решит ему дать лет и так далее. Это интересно, конечно. Но интересно то, что при этом мы совершенно искренне очень мало думаем о том, что перед нами происходит нечто, что имеет гораздо большее отношение к каждому из нас, чем производство нефти и чем политические решения Путина, судебные решения и так далее. К каждому из нас, поскольку мы все люди, мне кажется, гораздо более прямое отношение имеет то, как на наших глазах ломается человеческая судьба. Точно так же, во-первых, может сломаться судьба любого из нас. А во-вторых, таким образом формируются некоторые образцы человеческого поведения. Вот Ходорковский сформировал определенный образец человеческого поведения. Можно сказать, особо горячие его сторонники скажут — поведение свободного человека в свободной стране. Я бы все-таки так далеко не пошел. Например, покупка политических партий открытая — это все-таки не поведение совсем уж свободного человека в свободной стране, это поведение, скажем так, слишком свободного человека, свободного от некоторых обязательных в любой свободной стране ограничений. Поэтому назвать Ходорковского образцом свободного человека в свободной стране — это, по-моему, неправильно. Но правильнее сказать другое. Что он задавал некоторую планку свободы. Может быть, еще раз говорю, слишком неограниченной свободы, слишком отвязной свободы, но все-таки это была планка свободы. Не зря он свою организацию назвал «Открытая Россия». Вот он пытался Россию открыть не только своими действиями, но и — что, может быть, значительно важнее — своей личностью, образцом своего поведения. И вот эта личность человека на наших глазах перемалывается. Причем поскольку не киллер убивает, а государство уничтожает, то происходит это медленно, шаг за шагом, вот как паровой каток перемалывает: сначала нога попала, потом до бедра, ну и так далее. Это, в общем, трагическое зрелище. Но для многих наших соотечественников это трагикомическое зрелище. Они над этим смеются, злорадствуют. Просто зависть всегда выражается в злорадстве: у них денег куры не клюют, ну а нам на водку не хватает. Это злорадство рабов, которые не могут успокоиться, что кто-то повел себя не как раб, и, естественно, торжествуют, когда его в раба превращают. Реакция понятная. И реакция, которая после этого дела только усилится в нашем обществе, потому что, перемалывая людей свободных, государство, естественно, плодит рабов. И делает это совершенно сознательно. Есть здесь еще один аспект. Вообще вся история Ходорковского напоминает сказку о рыбаке и рыбке. Последний этап, до которого он дошел, — не хочу быть вольною царицей, а желаю быть владычицей морскою. Ну и естественный финал — разбитое корыто. Разбитое во всех отношениях. Поведение Ходорковского, оно глубоко человечно. Он сильный человек, и одновременно он человек. Т.е. он боится, он идет на компромиссы, он отступает, потом опять распрямляется. То пишет очень слабое, с моей точки зрения, конформистское заявление о кризисе либерализма, т.е. о своем личном кризисе, то мужественно ведет себя на суде. Те храбрецы, которые никогда ничего и никого не боялись, пусть осудят, пусть посмеются. Нормальный человек, который всю жизнь боится, прекрасно поймет и восхитится. Да, у Ходорковского нет политической программы, да, многие его действия вызывают большое осуждение, честными средствами, как я думаю, больших денег не сколотишь, особенно в нашей стране, надо быть и безжалостным, и коварным, и многие другие качества иметь. Но несомненно, что он человек храбрый и сильный, что бывает очень редко, и у меня, по крайней мере, вызывает большое уважение. И еще одно. Мы присутствуем в какой-то степени при борьбе человека с роком, с судьбой. Смотрите, какая, действительно, судьба. Мелкий комсомольский функционер, миллиардер, мультимиллиардер, претендент, действительно, во властители России, все подвластно. И полный крах, разбитое корыто, заключенный. Вот такие качели, вот такая амплитуда. Причем, если до какого-то момента он сам творил свою судьбу или, по крайней мере, умело оседлал время, и время поднимало его, поднимало его судьба, то с какого-то момента судьба вырвалась из рук и идет против него. И мы видим, как он барахтается и пытается выплыть. А против судьбы не пойдешь, судьба топит. Т.е. это еще и наводит на мысль о тщете, о бессмысленности человеческих усилий. Чем выше поднимаешься, тем больнее падать. И это, я думаю, тоже один урок, который государство дает нашему обществу и поколению молодому: не только не высовывайтесь в политике, вообще особо не дергайтесь. Потому что судьба, а в нашей стране государство — это и есть судьба, она все равно сильнее, она вас все равно перемелет, так же как потом это государство перемелет и своих слуг, как много раз бывало. Ну и последнее. Наше всеобщее равнодушие, кое у кого, еще раз повторяю, связанное со злорадством, кое у кого без злорадства, потому как на наших глазах гибнет интересный человек, ломается интересная судьба. Равнодушие вообще общечеловеческое свойство. Сегодня с каменным равнодушием люди смотрят на то, как ломается судьба известного человека, а завтра точно с таким же равнодушием люди будут смотреть на то, как ломается судьба любого другого человека, каждого из нас, которые никогда не застрахованы от того, что его судьба может сломаться.



Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире