20 июня 2004
Z Комментарий недели Все выпуски

Когда Путин сказал свою историческую фразу, что государство не заинтересовано в банкротстве ЮКОСа, он, конечно, сказал святую правду.


Время выхода в эфир: 20 июня 2004, 01:01

Странно лишь, что об этой святой правде вспомнили только сейчас, когда банкротство стало уже неизбежным. Государство не заинтересовано в банкротстве ЮКОСа, потому что это банкротство означает в значительной степени банкротство самого государства. Но государство, вопреки своей незаинтересованности, делало и делает все, чтобы ЮКОС обанкротить. Вот такой парадокс. Сейчас мы только видим последствия, все это началось, как известно, больше года назад, катится по той же самой логике, и теперь ее уже не остановишь. Это в какой-то степени напоминает историю американцев с Ираком, легко войти в Ирак, легко разгромить Ирак, легко сбросить Саддама, легко посадить Саддама, а вот что дальше делать? Как из Ирака выбраться, вот в чем вопрос. Я, естественно, не сравниваю Саддама с Ходорковским, я просто хочу сказать, что бывают такие ситуации, которые лучше не начинать, потому что после того, как начал, чем ни кончишь, все будет плохо. Про такие случаи говорят — это хуже, чем преступление, это ошибка. Действительно, это ошибка, это была ужасная, а, может быть, стратегическая ошибка, когда начали историю с ЮКОСом. В чем ошибка? Главное, очевидное, это страшная репутационная потеря. Когда ЮКОС начал становиться совсем белым и пушистым, прозрачным, платить налоги и т.д., это была точка перегиба. Действительно, в этот момент многим показалось, что все, отрезаны от проклятого прошлого. Первоначальное накопление со всеми его прелестями закончено, какое бы оно ни было, поставлена точка, и в России начинается период голубого и розового капитализма. И многие на полном серьезе говорили о том, что надо возвращать капиталы в Россию, что надо вводить белые схемы, со всем этим было покончено в тот самый момент, когда не ЮКОСу, а всем остальным на примере ЮКОСа сказали — ах, вы так, так мы с вами эдак, мы вам припомним все, вытащим все старые скелеты из шкафов, мы вас по стенке размажем. За что? А вот именно за то, что вы вообразили, что вы независимые, что вы слишком белые и пушистые, что вы слишком чистые, слишком прозрачные, что вы можете вести себя так, как будто не государство вас породило, а как будто вы просто нормальные бизнесмены — заплатил налоги и спи спокойно. Сейчас вы увидите, как вы будете спать в 'Матросской тишине' или в какой-то другой. Эту репутационную потерю не исправить уже ничем. Значит, смотрите, вот две ситуации, допустим, то, что произойдет в любом случае, поставленное на колени руководство ЮКОСа шлет покаянные письма в правительство, все поняли, добьемся того, что ЮКОС за полцены или еще менее того будет отобран у прежних владельцев и передан новым владельцам, которых назначит государство. Если все это произойдет, а это почти наверняка произойдет, то что это означает? Да, государство получит компанию, которая, впрочем, в руках государства из эффективной станет неэффективной, в этом сомневаться не приходится. Но главное не это. Весь мир и русские бизнесмены, иностранные бизнесмены получат окончательный урок — государственный рэкет, возведенный в закон, прямой разбой, отнять и точка. Какой идиот после этого будет всерьез вкладывать деньги в Россию? Нет, вкладывать будут, но только с одной целью, вложил рубль, выкачал десять и сбежал, потому что иначе в этой стране работать просто бессмысленно, вот Ходорковский попробовал, вот вам результат. Представим себе второй вариант, абсолютно невероятный, но, тем не менее, чисто теоретический, допустим, вдруг государство развернулось на 180 градусов, оказывается, что требования к ЮКОСу вовсе не такие ужасные, долги каким-то чудом гасятся, суд выпускает Ходорковского и Лебедева на свободу, они остаются владельцами и т.д., ну и что? А ничего, репутационные потери все равно невосполнимы, не исправишь, не открутишь назад кино. Было? Было. Пытались раздавить? Пытались. Но каким-то чудом не получилось. Те же самые репутационные потери плюс еще и демонстрация своего бессилия. Т.е. хорошего выхода из этой ситуации для государства в любом случае нет, они влезли в тот тупик, из которого не выйдешь. И к этому добавляется еще одно особо очаровательное общее ощущение, что все это сделано отнюдь не с государственными, а с грубо корыстными целями, что есть группа заинтересованных товарищей, которые просто хотят пилить. Так это или не так, точно никто не установит, но ощущение, но репутация именно такие. Та демагогия, с которой все это начиналось, отнять, раздать народу, которая вызывала у части публики злорадное ощущение, она закончена раз и навсегда, все понимают, что никто никому ничего не раздаст, а будет это возвращено государству, а государство — это Иванов, Петров, Сидоров, вполне конкретные люди, которые вполне конкретно на этом нагреют руки. Госрэкет, все, точка. Я этим вовсе не хочу сказать, что Ходорковский был во всем прав, вовсе нет. У него были слишком большие амбиции, у него была слишком большая экспансия, в том числе экспансия в политику, все это так, но меры ответственности Ходорковского и государства разные. Ходорковский может себе позволить поступки безответственные, потому что он частное лицо. Государство позволить себе такие поступки не может, потому что оно государство, и лидеры государства отвечают не только как частные люди, а отвечают за всех в силу того, что их выбрали, вот в чем проблема. Поэтому хотя экспансия была и со стороны Ходорковского в политику, и со стороны государства в экономику, но виновата в этой ситуации, разумеется, старшая сторона, а старшая сторона — государство, это оно, государство, совершило ту самую ошибку, ошибку, которая хуже, чем преступление.



Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире