13 июня 2004
Z Комментарий недели Все выпуски

12 июня отмечается День России.


Время выхода в эфир: 13 июня 2004, 01:01

Раньше он назывался День независимости России. Правильно назывался, теперь стесняемся этого слова, 'независимость'. А речь шла, на самом деле, именно о независимости, потому что 12 июня 90-го г. Верховный совет России объявил о том, что на территории России фактически не действуют законы СССР, т.е. де-юре это означало, что Россия выходит из СССР, и СССР прекращает свое существование. В то время это в России вызывало энтузиазм, просто не додумывали, что погибнет СССР. А энтузиазм это вызывало, потому что тогда, в 90-м г., мы все понимали, что нельзя быть свободными самим, угнетая других. Не может демократически реформироваться весь СССР одновременно. До тех пор, пока Россия насильно удерживает другие республики, она, Россия, не может реформироваться сама.

После того, как распался СССР, физически распался, началась, наоборот, ностальгия по нему, ностальгия по имперскому сознанию. И сегодня она очень широка и у граждан России, и у руководства России. Народ и партия едины. Ностальгия эта заключается в том, что живы ощущения, что республики, появившиеся на обломках СССР, не равны, что Россия — самая главная, что у нее больше прав, чем у других, т.е. то самое, за что Россия и весь мир ненавидят Америку, мирового жандарма, тот же самый синдром у нас, но синдром регионального жандарма. Есть еще одна разница, Америка влезает в дела других стран, но ей в голову не приходит расширять свою территорию, чтобы кто-то к ней присоединился. А у нас вот такие проблемы в стиле 19-го века. И вот сейчас это ярко проявляется, когда, значит, Южная Осетия обращается к нам с просьбой о том, чтобы вступить в состав России, якобы вводят наши войска в Осетию, а грузины якобы концентрируют войска на границе с Осетией, в общем, некая напряженка.

Заранее могу сказать, что для меня очевидно, что, естественно, никогда Россия не согласится на то, чтобы Южная Осетия вступила в состав России, потому что это означает просто перечеркнуть все международное право. Кроме того, живя в стеклянном доме, не стоит бросать камни. Если в составе России есть Чечня, которая одно время хотела выйти, многие и сейчас хотят, то как же мы можем наплевать на территориальную целостность другого государства? Таким образом, никакого присоединения Южной Осетии к России не будет, это очевидно. А вот напряженность на границах останется, испорченные отношения с Грузией останутся. И останется такой азарт большого количества людей в России — а хорошо бы к нам кого-то присоединить. Такое ощущение, что они надеются, что их личная квартира расширится, что им одну комнату присоединят.

Так вот, эта политика, с моей точки зрения, рационально выглядит абсолютно нелепой, абсолютно вредной для России. В самом деле, зачем нам напряжение с Грузией? Для чего? Для того, чтобы доказать, что мы не отступили, что мы кому-то утерли нос и даже не Грузии, а Америке, вечный намек, за Грузией стоит Америка? Понятно. А почему Грузия должна быть яблоком раздора между Россией и Америкой? Почему Грузия не может стать связующим звеном между Россией и Америкой? Почему должна быть психология такая, если Америке это хорошо, то нам это плохо? А если нам это хорошо, то Америке от этого должно быть плохо? Игра с нулевой суммой. Почему не может быть игра с двойной суммой? Хорошо и нам, и Грузии, и Америке, и Южной Осетии, и Абхазии. А ведь это так просто, достаточно только переступить через имперский психоз, через это ощущение, что мы можем самоутверждаться только против кого-то и добиться нескольких элементарных вещей. И Южная Осетия, и Абхазия, безусловно, остаются в составе Грузии. И мы признаем право Грузии на то, чтобы восстановить там полную грузинскую власть. При этом мы требуем и добиваемся, чтобы не было никакого подавления прав граждан, т.е. прав осетин, прав абхазов, чтобы речи не могло идти не только об этнической чистке или геноциде, но и о том, чтобы отнять у них имущество, которое они, к слову сказать, в свое время отняли у грузин.

Тем не менее, подводится черта, фиксируется имущество, дома, все положение, скажем, на 1 января 2004 г., это гарантируют наши войска, американские войска. Что в результате мы получаем? Восстанавливаются, наконец, в полном объеме, те особые уникальные отношения, которые 200 лет были у России с Грузией. У нас появляется союзник, настоящий союзник в лице Грузии. У нас устанавливаются нормальные отношения с американцами в Грузии, появляется возможность развивать, например, ту же Абхазию, делать ее, действительно, роскошной курортной зоной, к чему есть все основания. Никакого ущемления не испытывают ни абхазы, ни осетины, а некоторая часть их политиков-сепаратистов, да, она будет ущемлена. Не великое несчастье для России. Что мешает, вместо того, чтобы размахивать по воздуху кулаками, протянуть и пожать руку? Ничего не мешает. Мешает одно, глупейший имперский синдром, который у нас остался и переступить через который мы не можем ни 12 июня, ни 13 июня, ни 14 июня. Поэтому остается только очень глупая и наивная игра, пытаться в своих собственных глазах изображать империю, кому-то наступая на ноги и надувая щеки, и не имея от этого ничего, кроме неприятностей для нас же самих.



Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире