21 июня 2003
Z Комментарий недели Все выпуски

Путин и раньше умел, а теперь еще лучше научился общаться с журналистами.


Время выхода в эфир: 21 июня 2003, 01:01

Язык неплохо подвешен, в положении дел разбирается, не в пример прежнему начальнику. Никаких тебе фирменных ельцинских оговорок и несуразностей, после которых кремлевская пресс-служба на ушах стояла, разъясняя всем, что президент, мол, имел в виду совсем не то, что сказал. Впрочем, и журналисты стали теперь намного тише и покладистей. Раньше ругать власть было и модно, и выгодно. Ельцин за критический образ мыслей не преследовал, телеканалы не выключал. Теперь другой режим, Кремль стал бесконечно злопамятен и в средствах не смущается. Вот журналисты и остерегаются дерзить начальству, причем не только наши, но и аккредитованные в Москве иностранцы. Последних, конечно, снять с эфира Кремль не в состоянии, но ограничить доступ к информации и нужным людям и вообще мешать работать очень даже может. И кому это надо? Потому вчера в Кремле Путин был благодушен, как барин, из милости давший аудиенцию выборным из крепостных. Холопы в ответ повизгивали от восторга, пускали слюни от счастья. Вообще благодушие и самодовольство в крайнем самовыражении составляют основу путинского взгляда на себя и на Россию. Так и было сказано, в предыдущие десятилетия в стране был полный застой, и только в последние три года при Путине начались реформы, в результате которых страна расцвела. Конечно, приватизация при Ельцине сопровождалась чудовищным воровством и коррупцией. Но в результате в нефтяной индустрии появились агрессивные частные компании, которые воспользовались пятикратной девальвацией рубля и последующим резким повышением мировой цены на нефть, для резкого увеличения производительности труда, снижения издержек и роста производства. Поскольку наша нефтянка, в отличие от Венесуэльской или Нигерийской, основную часть оборудования заказывает у нас же, началось оживление у машиностроителей. Стало больше денег в стране, оживилась торговля, волна положительной конъюнктуры прошла повсюду, в настоящее время постепенно сходя на нет. И при чем тут Путин? Началось все это до него, а Путин больше сидел и смотрел, как трава растет, записывал это себе в заслугу. А вот где Кремль не только мог, но и должен выправлять ситуацию, где кризисы сами собой никак не рассосутся, в Чечне, в вооруженных силах, в ВПК ничего толком не делается. Путин утверждал, что в Чечне, мол, ситуация улучшается, идет политический процесс, когда в действительности сепаратистская партизанская диверсионная война только усиливается. Президент объяснял недопустимо медленный ход военной реформы тем, что контрактная армия стоит слишком дорого, ссылался на опыт Германии, где продолжается призыв. Но и в США, и во Франции переход на контракт, кстати, сопровождался снижением доли военных расходов в ВВП, а Германия, и Путин как специалист по стране об этом, конечно, знает, сохраняет призыв не в целях экономии, а из идеологических соображений, помня как Гитлер, беспрепятственно свернувший демократическую Веймарскую республику, когда там была контрактная армия. Но все эти вопиющие несоответствия и действительные ситуации путинским утверждениям не вызвали вчера никакой реакции среди журналистов. Нынешняя пресса и нынешняя власть, если не братья, так подельники. Как в старом советском анекдоте, Наполеон читает на том свете газету «Правда» и в восторге восклицает мне бы такую прессу, никто никогда бы не догадался, что я проиграл при Ватерлоо.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире