29 сентября 2001
Z Комментарий недели Все выпуски

Путинское заявление я все-таки более воспринимал бы в данной ситуации как ультиматум.


Время выхода в эфир: 29 сентября 2001, 01:01

Более непосредственно к нашим внутренним делам относится та часть заявления Путина, которая связана с чеченской темой. Известно, что он предложил в течение 72 часов всем участникам террористических банд формирований, сепаратистов приступить к переговорам о сложении оружия и о включении в мирную жизнь. Одни наблюдатели расценили это как ультиматум, не понимая, правда, почему он столь неявно выражен. А другие посчитали, что это уступка со стороны Москвы, та позиция, в которой проявляется неумение, незнание Москвы, что делать дальше с Чечней. Я бы сказал так, что тут присутствуют оба мотива. Я бы это назвал ультиматумом, переданным в протянутой руке для возможных переговоров. Это, конечно, не классический ультиматум. Москва не очень хорошо знает, как конкретно действовать сейчас в Чечне в пределах той конкретной ситуации, которая не позволяет использовать демократическую парадигму действий, давить на население, поддерживающее в скрытой или явной форме террористов, жесткими методами. С другой стороны, ясно, что такого давления не будет, то этот конфликт будет развиваться в тлеющей, никогда вспыхивающей форме еще очень много лет. У всякого политика есть желание быстрее решить ту или иную проблему. Планировать то, что проблема будет 10 лет не решаться, — это не в характере, не в психологии человека. Мне кажется, что этот кризис, это колебание связано с общим внутренним кризисом демократии. Нельзя действовать абсолютно авторитарно, но не авторитарные методы не позволяют решить проблему, когда свободное пересечение тех или иных границ, блокпостов, смешение с мирным населением постоянно поддерживает сепаратистов. И путинское заявление я все-таки более воспринимал бы в данной ситуации как ультиматум, пусть неявно оформленный, как предложение тем, кто видит или чувствует, что в силу обстоятельств в данный момент даже Запад, критиковавший Россию за политику в Чечне, вынужден встать, скорее, на сторону России, что дальше, так или иначе, будут использоваться жесткие методы в общемировом масштабе, что позволит использовать их и в российском масштабе, борьбы с теми, кого называют террористами. Тот, кто видит эту ситуацию, должен принять ее к сведению, смириться. И им дается последний скорее, предпоследний шанс оценить эту ситуацию трезво и пойти на нормальные контакты с российским руководством, администрацией, естественно, на условиях российской администрации.


Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире