30 июня 2001
Z Комментарий недели Все выпуски

Неделя была довольно активной…


Время выхода в эфир: 30 июня 2001, 01:01

...но я бы отметил как важнейшее событие, имеющее перспективу на все ближайшее лето, на осень и, может быть, на последующие годы резко возросшую активность, и, может быть, небезуспешную, федеральных сил в Чечне. По двум мотивам я бы отметил это событие, оно захватило конец прошлой недели и начало этой недели. В частности, убийство одного из ведущих полевых командиров Бараева, слухи о возможном то ли пленении, то ли убийстве Хаттаба. Но дело здесь не в деталях, а в том, что, судя по всему, федеральный центр действительно решил предпринять активные попытки по разрешению чеченской ситуации в контртеррористическом и дополнительно в военном плане, и важно это по двум аспектам. Во-первых, многие аналитики, если не сказать — почти все, кто считает себя специалистами по Чечне, предсказывали, что летом усиливается активность как раз, наоборот, чеченских боевиков, что федеральные силы будут нести большие потери, что ряд территорий Чечни будет взят вновь под контроль боевиками и т.д. и т.п. Насколько эти аналитики действительно являются специалистами по Чечне, это другой вопрос, но важно, что эти прогнозы не сбылись. Кстати, часть этих прогнозов исходила собственно от самих чеченских боевиков или от тех людей, которые являются их рупорами. То, что эти прогнозы не сбылись, важно не просто потому, что это оправдывает правоту одних и неправоту других. Прогнозы не могут сбываться, если под ними нет какой-то реальной базы, и, видимо, то, что данные прогнозы не сбылись, показывает, что действительно возможность к ведению боевых действий, к сопротивлению, к активным боевым действиям у тех, кого мы называем чеченскими террористами, сильно подорвана. Какие-то внешние каналы перекрыты, подорван, видимо, внутренний отчасти и моральный дух, ну и естественно, дезорганизованы сами эти силы. Это с одной стороны. С другой стороны, ясно, что федеральный центр решил наконец проявить активность в том самом моменте, в котором его чаще всего упрекали, что он не может никак справиться с главарями этих формирований боевых, подозревая центр в некоей двойной игре. Кто-то является чуть ли не агентами российских спецслужб, кого-то специально ведут, специально выпускают, преследуя какие-то двойные цели. Может быть, все это и было, может быть даже все это и есть отчасти, связанное с какими-то сложными тенденциями в российской внутренней политике, но очевидно, что события последних 10 дней демонстрируют изменение позиции в тактике, можно даже сказать, и в стратегии федерального центра. Активизация этой позиции — повышение одной из самых острых, а по большому счету самой острой проблемы для России, острой не в силу ее масштабов, а в силу того, что она постоянно, как больной зуб, беспокоит человека. Мне кажется это самым главным событием с большими последствиями, если эта тенденция будет развиваться так же, если это не спонтанная одноразовая акция, связанная с желанием кого-то перед кем-то отчитаться. Но, судя по всему, это не так. И новая решимость, по крайней мере, снять проблему Чечни в той остроте, в которой она стояла последние месяцы, это гораздо меньшая острота, чем это было год назад, допустим, и тем более 2 года назад, но тем не менее еще понизить остроту этой проблемы, — в этом смысле решимость федерального центра может только приветствоваться. Это нормальная политика, хотя ясно, что она имеет массу объективных негативных последствий, но это то, что нужно Москве, то, что нужно России, чтобы постепенно, шаг за шагом, этап за этапом снимать эту проблему и потом вообще ее перевести в сферу возможного политического урегулирования.


Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире