'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 15 декабря 2012, 19:07



Ю.ЛАТЫНИНА: Добрый вечер. Юлия Латынина, «Код доступа» как всегда в это время по субботам. +7 985 970-45-45. И, конечно, главные вопросы про сегодняшнюю акцию. Я знаю, что тут уже в Twitter’е много написали, что Латынина всех просила не ходить и объяснила, почему не надо ходить, а сама пошла. Ну, во-первых, я пошла поглядеть. Во-вторых, я пошла только потому, что запретили, иначе бы и поглядеть не пошла. А в-третьих, есть, действительно, такое ощущение, что если солдат знает, что полководцы объявили битву, которую они заведомо проиграют, это еще не повод в ней не участвовать.

Но было и остаюсь, и, извиняюсь, время подтвердило правоту моих слов, что сегодняшняя акция была абсолютной ошибкой. Она оказалась даже хуже, чем ловушкой, о чем я боялась, о чем я писала в «Новой газете». Она вот просто пшикнула, да? Оппозиция сама сунула голову в петлю. Я расскажу вам перед тем, как содержательными вещами, несколько очень простых примеров. Вот, вчера мне звонит мой приятель и говорит «Слушай, поланчуем сегодня». Этот приятель – крупный бизнесмен. Он ходил на все протестные акции. Не то, что ходил на протестные акции, но еще по 31-м числам ходил. То есть это тот редкий случай, когда у человека бизнес и у человека гражданское чувство. И я говорю «Ну, знаете, вот да, поланчевать-то – да. Но, вот, акция. Разве вы не идете?» Он говорит «А что, акция есть? А о чем?» То есть это то самое третье сословье, которое вышло в декабре прошлом на площадь, оно не знает, что происходит акция и о чем. Он, кстати, пошел тоже, со мной за компанию. То есть он не прикидывался, он не знал.

Я звоню Дмитрию Муратову, главному редактору «Новой газеты» и говорю «Дмитрий Андреевич, а вы будете на площади?» Он говорит «Я не иду». Ну, то есть он не отказывается – его никто на звал. И не идет он ровно по тем соображениям, которые были изложены в моей пятничной статье в «Новой газете», потому что получилось очень плохо. Получилось, что оппозиция, Координационный совет пошел на поводу у своей маргинальной части. Вот это есть там некое твердое ядро в составе нескольких сотен активистов, пары тысяч участников любых митингов. Вот, когда протесты стали массовыми, эта маргинальная составляющая сказала «Ах, вау! Нас теперь много» и бросила засорять собой все интернеты и оргкомитеты.

Знаете, мне эти люди, отвлекаясь, все время напоминали одну замечательную историю. Много-много лет назад, когда у Александра Лебедева, владельца Национального Резервного Банка были еще старые неприятности со старой прокуратурой, там отыскались люди, которые учредили Национальный Резервный Банк. Они там его потом 100 раз перепродали. Но вот это были 2 таких, ну, как бы это сказать, лоха – круглая женщина в очках и ее муж – которые просто не знали, что Национальный Резервный Банк, который они когда-то основали, существует, потому что он с тех пор был много раз продан. И вдруг их кто-то, видимо, натравил и они стали говорить «Это теперь наш банк». И я пошла брать у них интервью, и вот эта женщина произнесла незабываемую фразу. Она говорит «Мы-то думали, что наш банк давно помер. А он вон как расцвел!» Вот эта фраза «А он вон как расцвел!» — вот, она к этим маргиналам: «Мы-то думали, что нас мало. А нас вон как много!» Нет, ребята, это было много не вас.

И затем, собственно, избирался Координационному совету, чтобы всех этих маргиналов, которые на выборах в него получили свои законные 2 тысячи голосов, отсечь. И отсекли, а потом у них же на поводу пошли, испугались криков «Вы сливаете протест, вы продались Кремлю!»

Вот еще раз спрашивается, чего и зачем надо было назначать митинг на 15-е? Почему переговоры опять с этим вели националисты типа Тора? О чем митинг? В прошлом декабре людей погнала на улицы совершенно конкретная причина – фальсифицированные выборы. Эта причина никуда не делась. Но, понимаете, креативный класс – это не та публика, которая раз в год ходит на первомайские или 15-декабрьские демонстрации, потому что вождям так хочется. Более того, креативный класс – это те люди, которым нельзя впарить повода. Вот, есть замечательная история о том, как началась вторая интифада при Арафате. Ну, собственно, у нее была причина, причина была так, что Израиль предложил мирные переговоры, а Арафат никак не мог пойти на мирные переговоры и принять уступки. Но надо было какой-то повод для того, чтобы устроить кипиш. Вот, повод был следующий. Во-первых, палестинцы убили еврея из числа поселенцев. Но евреи никого не убили в ответ. Но после этого несколько палестинцев сами расшиблись, катаясь на машине. И тогда был пущен слух, что этих палестинцев убили кровавые евреи, и, соответственно, Газа поднялась в интифаде.

Или там история, как начались погромы против евреев в Иерусалиме еще в 30-х годах, когда муфтий иерусалимский к этому призывал. Там сначала сказали, что евреи разрушили мечеть Аль-Аксы на пятничной молитве, ну и потом все побежали громить евреев. Мечеть, конечно, была нетронута.

Так вот креативный класс – это те ребята, которым невозможно запустить такие вещи, которым невозможно сказать, что разрушена мечеть Аль-Акса. И совершенно ясно было, что людей будет меньше, значительно меньше, чем в прошлом году. И, соответственно, было 2 варианта. Один – самый трагичный. Если бы были провокации, были бы массовые задержания. Но не так, как сейчас, когда там задержали организаторов (Собчак, Навального)... Кстати, там удивительно: Собчак не дали вообще пройти с Яшиным, их повинтили сразу же. А я иду и вижу, идет впереди меня Навальный. По моим подсчетам, его должны были повинтить на подходах. Но его не повинтили на подходах, вот его там повинтили через 10 минут – я ушла, а его как раз в этот момент повинтили. Повинтили организаторов, ну, их там оштрафуют на свои, наверное, 30 тысяч рублей или что там дальше. Сегодня же, наверное, отпустят, скорее всего.

Но самый был печальный вариант, если бы произошло новое 6 мая, то есть еще бы 3 десятка человек оказалось в тюрьме ни за что, ни про что, а просто так, на ровном месте. Бессмысленно бы оказалось, потому что, ну, согласитесь, чем там надо орошать древо свободы, может быть, кровью тиранов, может быть, кровью патриотов, но орошать его чем-либо в декабрьские морозы при минус 15-ти, ну, бессмысленно. Это как там озеленять скважины Юкоса в феврале.

Ну, другой вариант, который произошел, — просто ничего не произошло. Когда я там была, ну, на мой взгляд, там было 1,5 тысячи человек. Кстати, это были замечательные лица. Вот, я должна сказать, что просто лица одно лучше другого. Ну что, 1,5 тысячи человек? Согласитесь, после 100 тысяч человек там Путин может курить бамбук. Вы заметили, что он, кстати, в своей тронной речи, произнесенной 12.12.12 (любят, видимо, в Кремле нумерологию) или там 2 раза по «числу зверя» (я не знаю, чем они руководствовались), он ни разу не сказал слова «протест», он ни разу не сказал слова «гражданское общество», слова «модернизация». Когда его это волновало, он говорил, он рассказывал про презервативы. Сейчас он рассказывает про духовные скрепы.

Что произошло? Произошло то, что в Координационном совете в большинстве своем сидят люди, которые не знают, что делать. Вот, единственным исключением, на мой взгляд, является Алексей Навальный, потому что он пытается решить капитальную проблему как заниматься осмысленной оппозиционной деятельностью (не публицистикой, а деятельностью) в стране, где оппозиция по определению не имеет влияния на власть. Как создать партию без партии в стране, где политическую партию создавать бесполезно? Ну, большинство остальных, ну, хорошо, если это публицисты. Вот, я – публицист, но именно по этой причине я и не пошла в Координационный совет. То есть по массе других, но в том числе, во-первых, по этой, да? Во-первых, не было патронов, потому что я – публицист, а не политик. Но там почему-то были люди, которые решили, что раз они публицисты, они должны идти. В худшем случае это профессиональные революционеры вроде Удальцова – этим чем хуже, тем лучше. Других способов содержательной деятельности как быть мучеником революции у Удальцова нету. И фактически получилось так, что Навальный и умеренные члены Совета пошли на поводу у этих людей, потому что они испугались, что иначе их обвинят в том, что они сольют протест, потому что надо отметить годовщину.

Вот еще раз повторяю, оказалось, что те люди, ради которых вы отмечали годовщину, как этот мой знакомый, не знают, что годовщина отмечается.

Еще раз повторяю, это ничего страшного. Протест никуда не делся. Те люди, которые в декабре прошлого года и в феврале выходили на площадь, вряд ли они за это время полюбили существующую власть. Но перемены – да, это долгий процесс.

+7 985 970-45-45. И вот по крайней мере один результат нынешнего митинга, который случился еще, собственно, до митинга – это дело то ли на Навального, то ли на его брата, то ли на братьев Навальных. Ну, конечно, фантастическое, на мой взгляд, дело, потому что у нас вообще наша власть нас радует все время экономическими открытиями. То она сначала рассказала, что Ходорковский украл нефть ведрами. Ну, я понимаю, нам объяснили, что Ходорковский уклонялся от налогов. Но у него был, напомню, первый суд, в котором нам объяснили, что Ходорковский уклонялся от налогов, что, в общем-то, полностью соответствует действительности. Другой вопрос, как это оценивать? Оценивать, говорить, что это было преступление, или говорить, что это не было преступление? А другой суд, на котором нам объяснили, что Ходорковский украл всю нефть Юкоса физически.

Потом у нас было замечательное предъявление обвинения Навальному по первому делу, по Кировлесу. То есть оно еще не предъявлено, но уголовное дело есть. И в этом уголовном деле, напомню, утверждается, что Кировлес пропал контрагенту какую-то партию древесины и с точки зрения следователей продал себе в убыток. Причем, вменяется Навальному в вину не размер убытка, а размер всей партии.

Дальше была еще совершенно потрясающая история – это история с Храмом Христа Спасителя, когда нам объяснили, что на его территории происходит не процесс торговли, а процесс безвозмездного дарения вещей в обмен на безвозмездное дарение денег. Ну, я просто тут балдю. Ребята, вот, можно каждый российский супермаркет этим воспользуется и тоже будет безвозмездно дарить некоторое количество вещей в обмен на некоторое количество денег и не платить по этому поводу налоги? Вот интересно, как к этому режим отнесется?

Но вот то, что произошло 12 декабря, когда Следственный комитет завел новое дело, на мой взгляд, перекрывает все разумные границы, потому что Следственный комитет утверждает следующее. Я не знаю, что из того, что он говорит, вообще соответствует действительности и было ли у Навального это предприятие. Похоже, что там и не было. Но не важно. Значит, Следственный комитет утверждает, что у Навального было почтовое предприятие, которое называлось «Главное подписное агентство», которое возило почту, в частности, некоей иностранной компании из Ярославля в Москву. За 3 года оно заплатило 55 миллионов рублей, а следователи считают, что услуга стоила 31 миллион.

Значит, любой человек может зайти и посмотреть, что рынок доставки почты в России весьма конкурентен – там есть всякие русские экспресс-почты, экспресс-доставка, Сити-экспресс, Роспост, Почтовый дом, не говоря уж, конечно, о Глобал Экспресс.

Значит, вот, частная компания между всеми этими компаниями, выбрала одну определенную, заплатила ей деньги и Следственный комитет считает, что эта услуга стоила другую цену.

Вот, то есть, пардон, я теперь могу прийти в супермаркет «Азбука вкуса», сказать «Слушайте, у вас тут моя любимая шоколадка стоит 260 рублей, а в Метро она стоит 180». Могу я попросить Следственный комитет завести уголовное дело на «Азбуку вкуса»? Означает ли это, что отныне следователи СК вольны прийти в любой магазин, салон, торговый центр, бутик и открыть на них уголовное дело, потому что «А вы знаете, а мы считаем, что цена, по которой продается пальто, не соответствует по мнению следователей Следственного комитета справедливым»?

Теперь я, если можно, воспользуюсь своим преимуществом культуролога и, собственно, напомню, что, в общем, определение свободной экономики заключается в том, что это когда цена на товар устанавливается покупателем и продавцом в ходе частной сделки. А тоталитарная экономика – это когда цену определяет не рынок, а инстанция. Вот, во всем мире, согласно Адаму Смиту, цены на товары и услуги определяет рынок. А у нас их определяет Следственный комитет.

При этом, конечно, скажу честно, в истории человечества было ужасно много экономик, в которых цену определяла инстанция. Вот, есть законы Хаммурапи XVIII века до нашей эры, где прямо говорится, что если человек нанял пахаря, то он должен платить ему по 8 гуров зерна один год. И, в общем, короче говоря, если был Навальный жил в XVIII веке и нанял бы лодочника в городе Вавилоне или городе Ларсе за 5 гуров зерна, он бы попал. Есть законы Хеттского царства: «Если кузнец делает медный желоб весом в полмины, то его плата составляет полторы меры зерна». Ну вот представляете, Навальный живет в Хаттусе XVI века, продал бы он медный желоб весом в полмины за 2 меры зерна, попал бы.

Диоклетиан. Император Диоклетиан в 3001 году издал замечательный эдикт, который устанавливал максимальные цены аж на 1000 видов продуктов. То есть там, знаете, была такая простыня, как в Госплане было написано, один модий чеснока стоит 60 динаров, 4 либры вишни – 4 динара. Причем, это было по всей империи установлено, и там на некоторых рынках плахи стояли с дежурными палачами, которые готовы были обезглавить зарвавшегося спекулянта. Правда, кончилось все очень плохо, потому что, естественно, империя вместо того, чтобы уменьшились цены, просто все перешли на бартер. Ну, это к слову. Ну, в общем, короче говоря, если бы в то время Навальный на свои почтовые услуги неправильно назвал бы цены, то ему бы не поздоровилось.

Еще одна замечательная история – это, конечно, капитулярии Карла Великого, которые тоже устанавливали справедливые цены. Там, не дороже двух динариев за модий овса, трех динариев за модий ячменя, трех динариев за модий полбы, если она будет очищена.

То есть понятно, что если бы Навальный в 806 году нашей эры уже вздумал продавать полбу за 3 динария при том, что она не очищена, это была бы постыдная прибыль, как говорили христианские теологи.

Так я, собственно, к чему? Что, конечно, с одной стороны, Следственный комитет не сделал никаких экономических открытий, которых не сделал Хаммурапи или Карл Великий. Но то, что он сделал, я сразу скажу, не имеет никаких параллелей в мировой экономической истории, потому что, все-таки, посмотрите, ради чего я старалась. Список тех, кто раньше в истории определял справедливую цену. Карл Великий! Хаммурапи! Диоклетиан! А тут у нас, значит, цену определяет Следственный комитет. Ну, просто хоть стой, хоть падай.

+7 985 970-45-45. И еще довольно печальная для «Новой газеты» история произошла на этой неделе. Господин Павлюченков, один из организаторов убийства Анны Политковской получил довольно внушительный тюремный срок. Меньше, чем мы надеялись, но что самое интересное, что господин Павлюченков у нас, ведь, якобы, заключил сделку со следствием. И заключив сделку со следствием, он должен был рассказать, кто является заказчиком. Господин Павлюченков сказал, что заказчиком является Березовский (где-то он это слышал). Так вот очевидный вопрос, наверное, заключается в том, что если заказчиком является Березовский, то следователи должны были бы спросить у Павлюченкова, а при каких обстоятельствах он это услышал, кто это ему сказал и какое у этого есть подтверждение. Следователи, во-первых, не спросили и мы не знаем, при каких обстоятельствах это было сказано. Почему-то следователи не заинтересовались этим. Почему-то следователи не стали устанавливать заказчика, не стали проверять, врет Павлюченков или не врет. Так вот очевидно, что если Павлюченков назвал заказчика, но не рассказал, при каких обстоятельствах и не доказал, что это этот заказчик, то сделки со следствием не было, то это ложная сделка со следствием, то Павлюченков не рассказал всего, что он знает.

Вообще напомню, почему я думаю, что Павлюченков врет. Хотя, почему я, естественно, считаю его одним из организаторов. Несколько вещей я скажу. Во-первых, вся эта история не произошла бы (я имею в виду арест Павлюченкова) – об этом, наверное, я теперь имею право сказать – там же не столько без «Новой газеты», сколько без нашего шеф-редактора Сергея Соколова, помните, кстати, того самого, которого Бастрыкин вывозил в лес. Кстати, возможно, именно поэтому они так потом засуетились, потому что, извините, без Сергея Соколова у них бы очень плохо выглядел процесс.

Так вот. Сергей Соколов… Вообще журналисты не выполняют работу за следователей. Когда вам расскажут, что там журналист чего-то расследовал, это… Как сказать? Это маловероятно, потому что у журналиста нет таких возможностей технических. Он не может прослушивать переговоры, он не может допрашивать. Сергей Соколов – это тот редкий случай, когда именно Сергей Соколов первым нашел и допросил тех свидетелей, которые потом доказали, что Павлюченков является не свидетелем, а одним из организаторов преступления. Это, собственно, было понятно с самого начала, но доказательств тому не было, а Павлюченков у нас проходил по делу как свидетель.

А напомню, в чем, собственно, заключалась, судя по всему, история. Что когда поступил заказ Павлюченкову на Политковскую, как я себе это представляю и как Сергей Соколов себе это представляет, и как «Новая» это себе представляет. Он взял денег, Там была вот эта банда – Гайтукаев, Махмудовы – она почему-то называется Лозанской преступной группировкой и считается состоящей из чеченцев. Но к этому времени в ней большую часть уже в виде Рягузовых, Хаджикурбанова и самого Павлюченкова составляли даже не чеченцы, а менты. Причем, совершенно потрясающе они друг с другом знакомились. Например, Хаджикурбанов познакомился с участниками Лозанской преступной группировки, когда он им наркотики подкидывал. А потом они подружились. Хаджикурбанов – напомню, это опер из УБОПа, а Рягузов – он у нас был из ФСБ. И все они друг с другом были шерочка с машерочкой, все они выполняли различные заказы. А Павлюченков в этой группировке, судя по всему, чего обеспечивал? Он, будучи начальником наружного наблюдения, во-первых, обеспечивал наружку милицейскую за намеченной к уничтожению жертвой. Это был конвейер. Это была не одна Политковская – там было множество убийств. И, вот, Павлюченков… Жертв у них выслеживали не преступники, а вот эти самые менты, которым платили деньги. Один раз, насколько я знаю, там была ситуация, когда киллер ехал в машине вместе с ментом, который должен был выслеживать. Там, киллер увидел жертву и начал стрелять, началась драка. То есть они до такой степени отморозились, они до такой степени чувствовали безнаказанность.

И по моим представлениям что произошло? Павлюченков получил деньги, начал выполнять заказ, а потом он деньги, когда все это кончилось, не отдал исполнителям. И когда они стали его прессовать, он сам пришел в ментовку и сказал «Я знаю, кто убил Политковскую. Я, правда, не убивал, но вот тут я рядом слышал, стоял, какие-то люди…» И начал называть имена и фамилии, и эти имена и фамилии по биллингам пробивались и сходились.

Почему Павлюченков не передал тех денег, за которые его потом прессовали и из-за которых он обратился в ментовку? Потому что там было предыдущее убийство, вернее, попытка убийства киевского бизнесмена, в кавычках бизнесмена, авторитетного бизнесмена Геннадия Корбаня. За нее сидит другой лидер группировки, Лом-Али Гайтукаев, дядя предполагаемых киллеров Махмудовых. И покушение на Корбаня было очень глупое, оно сорвалось, потому что там киллер стрелял по бронированной машине. Перерыв на новости.

НОВОСТИ

Ю.ЛАТЫНИНА: Добрый вечер. Юлия Латынина, «Код доступа», я продолжаю историю, сагу о приключениях господина Павлюченкова. Прошу прощения за изобилие имен. Мы-то в «Новой» во всем этом живем. Так вот я остановилась на том, что там было другое убийство, покушение на убийство Геннадия Корбаня. Геннадий Корбань остался жив, он начал разыскивать заказчиков и, судя по всему. есть вероятность, что заказ этот передал Павлюченков Гайтукаеву. Во всяком случае, именно в этот момент Павлюченкова страшно избили. Кто-то ворвался в его дом, чудовищно избил его, его жену. Там есть разные варианты, почему это произошло. Может быть, это были какие-то сексуальные эксперименты, а, может быть, это, вот, история, что Корбань искал заказчиков убийства.

Во всяком случае после этого в шайке начинается разлад. Павлюченков не возвращает деньги, которые он должен возвратить. А напоминаю, что фактически это деньги за убийство Анны Политковской. Его начинают другие члены шайки прессовать, потому что они думают «Ну, куда же он денется? Деньги-то такого происхождения». А этот красавец идет в полицию и говорит «Я знаю, кто убил Политковскую». И вот так бы у нас Павлюченков и оставался свидетелем, если бы Сергей Соколов не раскопал свидетелей, если бы не стало ясно, что то самое второе кольцо наружки за Анной Политковской, о котором так много говорили, были вот те самые сотрудники, которые являются подчиненными Павлюченкова. И как я уже сказала, из всего этого видно, насколько достоин доверия товарищ Павлюченков, когда он рассказывает что-либо.

+7 985 970-45-45. Еще одна история, которая произошла на сегодняшней неделе, закон имени Димы Яковлева, как выразилась Госдума, принятый в ответ на список Магнитского. И назван он по имени двухлетнего мальчика, который умер, когда его американский приемный отец запер его в машине на солнцепеке. Все-таки, тут уже в интернете довольно много подсчетов, сколько приемных детей умирает в российских семьях и сколько приемных детей умирает в американских семьях. Я не думаю, на самом деле, что эти подсчеты имеют какой-то смысл по одной простой причине. Вот, у нас официальная статистика гласит, что за прошлый год в России погибли 1700 детей. А на сколько она ниже реальной, я вам процитирую только одну фразу замглавы Генпрокуратуры Виктора Гриня. «В Оренбургской области на 26 неразысканных детей одно уголовное дело, в Пермской области на 27 пропавших – ни одного». Да? То есть смело можете умножать цифру на 26. А за год жертвами насилия в России становится 100 тысяч детей. Это официальная цифра Юрия Чайки. По числу детей-сирот у нас первое место в мире, их больше, чем во время войны, их 678 тысяч. За 20 лет американцы усыновили более 60 тысяч российских детей.

Человек, мальчик, который усыновлен в Америке, статистически это счастливый билет. Я уже здесь рассказывала историю Джессики Лонг, урожденной Татьяны Кирилловой, девочки, которая родилась без ног и которая сейчас является многократной паралимпийской чемпионкой. И можно себе представить легко, кем бы стала Татьяна Кириллова, останься она в России. Это можно себе представить еще легче, если прочесть книгу, по-английски она называется «The Boy from Baby House 10». Это история Джона Лахутцки, мальчика, которого когда-то звали Ваней Пастуховым. Он был из московского дома №10 для детей с пороками умственного развития. При этом он сам не был умственно отсталым мальчиком – это вообще главная проблема, самая страшная российских детей, которые в детских домах, что на них можно исследовать синдром Маугли. Вот, вы знаете, когда детей в джунглях утаскивает павиан или волк, то если в 6-7 лет его вернуть в человеческое общество, он уже недоразвит, он уже не может приспособиться к человеческому обществу. Вот, то, что в Индии происходило, когда детей утаскивали павианы и волки, у нас происходит, когда ребенок попадает в детский дом. Ваня Пастухов был совершенно здоровым мальчиком. Более того, он, судя по всему, был гораздо более с высоким коэффициентом интеллекта, чем многие. Но у него бы детский церебральный паралич, этого было достаточно, чтобы он лежал в детском доме. Его просто не учили ничему – ни есть, ни говорить. Вот, просто он лежал на полу с другими детьми, которые не могли двигаться.

Американцы захотели его усыновить. Знаете, что сделало наше родимое государство? Конечно! Собрали комиссию, спросили мальчика, которого не выносили из детского дома «А на какой цвет надо переходить улицу?» Ваня не ответил. Его упекли в психбольницу. Там его положили в железную клетку навзничь, где он ходил под себя. Его кололи страшными лекарствами, которые превращали его в овощ. И, знаете, гады-американцы не успокоились, и оттуда его выцарапали. И вот сейчас ему 21 год, это белозубый парень, красивый, умный. На костылях, да. Но прочтите его книгу. Кстати, в ней там названы пофамильно все воспитатели и чиновники, которые сделали все, чтобы мальчик не попал в эти ужасные США, не вырос нормальным человеком, а умер в собственном дерьме навзничь в железной клетке.

Что бы произошло, если бы Ваню не усыновили? Я могу сказать. Есть история, которая отвечает на этот вопрос, она рассказана в книге Светланы Сорокиной «Недетские истории». Напомню, что Светлана Сорокина удочерила ребенка. Имена там не названы. Но, вот, мои читатели выяснили эти имена. Она случилась в городе Северске Томской области с 10-летним мальчиком, которого звали Сергей Макеев, который тоже, естественно, учился в интернате для умственно отсталых, не будучи умственно отсталым. И, вот, в 9 лет он из своей далекой Сибири приезжает в Испанию на каникулы.

И его хочет усыновить пожилая пара Изабела и Карлос, у которых он провел лето. И тут в городе Северске оказываются выборы мэра. Мэр кричит «Дети – наш стратегический запас», инспектор по опеке и попечительству Северского Гороно Т.Акулова запрещает отдавать ребенка иностранцам. Она говорит, цитирую, «Я не вижу никаких других оснований того, что ребенку будет плохо в нашей российской семье». Мальчика усыновляют. Очень набожная семья, из которой он периодически сбегает, и мать (вот эта мачеха, которая его усыновила) отдает его в психбольницу. А потом мальчик просто утопился.

Инспектор по опеке и попечительству Северского Гороно Т.Акулова, что вы теперь скажете? Горите вы в аду.

Что было бы, если б мальчик вырос? А вот, пожалуйста, свежая история от Егора Бычкова из Нижнего Тагила. Нижнетагильский техникум жилищно-коммунального городского хозяйства. Можете прочитать его в блоге Ройзмана. Это как раз место, куда идут воспитанники детских домов, опять же, каждый второй – умственно отсталый. Опять же, это синдром Маугли. Наркоманы, барыги, живут на всем готовом. 1000 рублей в месяц – стипендия, 300 рублей дают в месяц в воскресенье на расходы. Соответственно, процветает в училище рэкет. Преподаватели, которые получают 6 тысяч рублей, просто бояться этих молодых бандитов. Хорошо там, если не убьют за день. Один из учащихся (18 лет ему было) Никола Безбородов укурился со своей приятельницей до смерти… Ну, не до смерти — откачали. Его забрали в полицию, провели беседу, прошли слух, что Безбородов кого-то сдал. Ему устроили такую обструкцию, что он повесился.

Вот, это стандартная судьба того, что ждет усыновленного ребенка в Америке, и это стандартная судьба, то, что ждет воспитанника детского дома в России.

Знаете, что меня совершенно потрясло? Что в нашей стране, где 100 тысяч детей официально становятся жертвами насилия, где, как я уже сказала, на примере воспитанников наших детских домов можно изучать синдром Маугли, президент Путин что сказал? Рассказал, как американцы убивают российских детей. «Нас возмущают не столько эти трагедии, — цитирую дословно, — сколько реакция властей, оправдательная реакция». Вот это, мне кажется, еще более важная история, потому что такое впечатление, что Владимир Владимирович, действительно, сам верит в то, что он это сказал. Потому что, все-таки, мир, в котором он живет (я об этом много раз говорила), формируется такой эксклюзивной информацией от доверенных лиц.

Помните, как Владимир Владимирович сказал, что сенатор Маккейн сидел во Вьетнаме в клетке и так у него поехала крыша? Да? Это очень странная фраза, которую с трудом можно представить себе, как президент одной страны говорит о кандидате в президенты другой такое. Потому что, ну, это только злодеи в кино смеются над человеком, которого держали в клетке и страшно с ним обращались. А представьте себе вот такой жанр застольного разговора: «Ха-ха! А ты слышал, этот Маккейн – он-то там в клетке сидел, да у него крыша поехала». Вот это жанр застольного разговора эксклюзивной информации. «А, вот, знаете? Ты слышал? Опять эти сволочи-американцы российского ребенка убили».

И это, пожалуй, да, даже… То есть это, конечно, не так страшно, как сам закон, но такое ощущение, что наши власти по самым различным причинам не чувствуют страны, в которой живут. Они живут в каком-то особом мире. Вот, просто в пандан к этому только что у нас на «Эхе» на блоге появился замечательный блог Владимира Якунина, главы ОАО РЖД, в котором он нам с радостью сообщал, что ОАО РЖД, «Российские железные дороги» открыли свое представительство на Елисейских полях. Вот я подумала, вот это интересно: этот человек понял, что он написал? Скорее, если бы эти люди понимали, где они живут, они бы такой компромат держали при себе. Ну, вот, после пробок в Твери, которая образовалась потому, что Николаевская железная дорога XIX века превращена в XXI-м в дорогу для проезда питерских в Питер на Сапсане. У нас каждый день пробки на переездах. У нас, там, таджики траву вокруг рельсов стригут. И, вот, нам сообщают, что открыли представительство на Елисейских полях и еще купили за миллиард долларов европейскую логистическую компанию. А можно хотя бы представительство не на Елисейских полях открыть? Ну вот представляете, на Елисейских полях, на золотой миле сейчас прибегут клиенты и скажут «Ой-ой-ой, вот в таком хорошем мире Российские Железные Дороги открыли представительство. Мы срочно хотим проехать на российской железной дороге из Екатеринбурга в Хабаровск».

+7 985 970-45-45. Очень много у меня вопросов про Евгения Ройзмана еще с прошлой передачи, про то, чего с ним будет. Значит так, скажу я вам господа, история нынешнего преследования Евгения Ройзмана и Оксаны Пановой, напоминаю, бывшей хозяйки новостного уральского агентства Ура.ру, с моей точки зрения, не имеет никакого отношения к Путину и Кремлю, оппозиции и мести силовиков, и всему прочему. Это месть губернатора Кувайшева, как я себе представляю, им обоим за то, что Панова предпочла Ройзмана Кувайшеву. Это мое личное оценочное суждение. Вот, насколько я знаю, господин Кувайшев ей слал смски, очень хорошо к ней относился, звал ее в Париж, а она выбрала Ройзмана. Отсюда прослушки телефонов, отсюда все ее несчастья, непрестанные допросы. По мне так цель совершенно ясная – убить ребенка беременной Пановой. Потому что, ну… Ну, почему понадобилось таскать беременную женщину с операцией на сердце на допросы? Ну, наверное, ровно затем: «Вот, сучка, вот твой ребенок сдохнет, вот ты узнаешь, как отказывать настоящим мужчинам». Кто у нас настоящие мужчины?

Вот, если честно, я бы на месте Путина вызвала бы губернатора Кувайшева и задала бы ему 3 вопроса. Первый, правда ли, что губернатор Кувайшевой ухаживал за Пановой, а она предпочла ему Ройзмана? Второй, правда ли, что Кувайшев слушал ее телефон? Третий, правда ли, что Кувайшев велит класть себе на стол каждый день справку о морально-психологическом состоянии беременной Пановой, которую терзают допросами.

То есть еще раз: это не политический вопрос, это вопрос морального облика некоторых особей, наделенных вторичными половыми признаками мужчины.

+7 985 970-45-45. У меня есть много вопросов про тронную речь Путина, произнесенной, как я уже сказала, 12.12. Я не буду сейчас комментировать многие положения этой речи, в частности про духовные скрепы. Да, кстати, про духовные скрепы общества. Вот у меня вопрос к Владимиру Владимировичу. Когда в квартире Патриарха обнаруживается прописанная там увешанная золотом женщина, которая отбирает за нанопыль квартиру находящегося ниже этажом хирурга, как с духовными скрепами-то? Или когда на глазах у всей страны самым крупным наркоторговцем, получающим миллионные прибыли от продажи сырья для производства наркотиков по демпинговым ценам, является компания, которая считается близкой министру здравоохранения, компания Фармстандарт. Все-таки, согласитесь, у нас даже в Колумбии Пабло Эскобар не был главой Минздрава. Это как с духовными скрепами-то?

Но бог с ними, с духовными скрепами. Владимир Владимирович сказал, что у нас Россия – государство-цивилизация, и что русские – ее основа. И что мигрантов будут пускать по внешним паспортам только после 2015 года. Вот, это меня как раз совершенно изумило с учетом особенно тезиса о России и государстве-цивилизации, потому что, ну, значит, давайте прикинем. Вот, когда нам говорят, что мост построят в 2015 году, это понятно, что мост нельзя выстроить за день. Но когда нам говорят, что мигрантов перестанут пускать по внутренним паспортам после 2015 года, ну, простите, по внутренним паспортам пускать – это вопрос даже не секунды. Это расписался на бумажке и их перестали пускать.

У нас есть другая совершенно потрясающая история. У нас Минтруд только что заявил, что 79% этих рабов являются квалифицированной рабочей силой, обладающей современными передовыми технологиями. Я не шучу. Про вот этих вот людей, которые там катят тачку, которые служат рабами в супермаркете, про этих несчастных мигрантов 79% из них, оказывается, квалифицированная рабочая сила. Да? Я боюсь, что перед Россией стоит огромная стратегическая проблема (я о ней уже много раз говорила) – это проблема мигрантов. Можно назвать ее проблемой мигрантов, можно назвать ее проблемой рабов. Потому что бесправный мигрант, который готов работать или делать вид, что работает, за еду или за несопоставимо низкую с гражданином России плату – это де-факто раб. И когда нам говорят, что мигранты есть во всех благополучных странах с низкой рождаемостью, это вранье. В Японии их нет. Вот, перефразируя Андерсена, в Японии все жители – японцы, и даже дворник – японец.

Да, население Японии вымирает со скоростью 200 тысяч человек в год. Пенсионеры составляют 23% населения. Ну и что? Ну, страна перенаселена, ну, в ней будет жить не 150, а 140 миллионов человек. Ну, небо не рухнет. Мне скажут, что низкая рождаемость при длительной старости есть одна из причин японской стагнации. Ну, ребят, нам бы такую стагнацию. В Исландии, кстати, мигрантов нету. Вот, просто нет. Это элементарно, Ватсон.

Еще нам говорят, объясняют последнее время, что в России из-за убыли населения нехватка рабочих рук. Вот, вы мне физически объясните, это как? В городе жила тысяча человек и ходила в кафе, население города уменьшилось на 10% и в кафе стало ходить 900 человек. В связи с этим потребность кафе в рабочей силе возросла. Так, что ли?

Вот, в начале XIX века в России жило 36 миллионов человек. Тогда что, не хватало 100 миллионов? Очевидно, что если население уменьшается, то уменьшается не только количество рабочих рук, но и потребность в этих руках.

Ну хорошо, да, предположим, и в России сохранятся нынешние тренды и там через полвека будет жить 110 миллионов человек. Да, это нехорошо, Россия не Япония, перенаселенной нашу страну (спасибо ГУЛАГу) не назовешь. Ну, там лучше как? 110 миллионов русских или 300 миллионов, но из них русских 110 миллионов?

Значит, тип истории, тип хозяйства, который сейчас складывается в России, хорошо известен. Это рабовладельческое хозяйство. С этим термином у нас большая путаница, потому что в школе нас всех учили, что сначала было рабовладение, потом феодализм, потом капитализм и, вот, на знаменах Спартака было написано «Вперед к феодализму, к светлому будущему человечества».

На самом деле, рабы бывают в самых разных обществах, составляют, видимо, один из первых типов собственности. А вообще люди и муравьи, заметьте, единственные виды живых существ, которые имеют специализированные армии и рабов. Но есть вполне специфический тип рабовладельческого хозяйства – это хозяйство, которое работает на рынок. В таком хозяйстве рабов очень много, они заменяют машины. Так были устроены римские поместья, так был устроен американский рабовладельческий юг. Вот, суть обширного римского имения в III веке нашей эры и в том и заключалась, что это хозяйство существовало не в рамках патриархальной экономики (2-3 раба вместе с хозяином пашут поле), а в рамках обширного рынка, в котором продукция этих тысяч рабов находила спрос.

Последствия подобного рыночного использования рабов для культуры всегда катастрофические по одной простой причине, что рабов как капитала не может быть слишком много, количество рабов перегоняет или становится сопоставимо с числом свободных. Дальше происходит неизбежно их крах.

Вот я не знаю, был ли кто-нибудь из моих читателей или слушателей на островах Карибского моря? Очень поучительное зрелище. Абсолютно благословенный климат, страна, открытая европейцами, ими же заселенная рабами и сейчас белых там нету. Ну, кое-где понемногу заселяются обратно по  случаю отдыха. Так где-то их вырезали как на Гаити, где-то они как на Барбадосе сами были выжиты примерно теми же самыми методами, которыми русских выживали из Чечни. Потому что нет ничего страшнее, чем рабовладение, и оно разъедает душу раба так же страшно, как душу хозяина.

Вот еще более поучительная история – Римская империя. Римскую империю, начиная с III века нашей эры, постигает обезлюдивание. Такое же, надо сказать, относительно как в России, потому что настоящее обезлюдивание начинается позже, после гуннов, после голода и эпидемий 535 года. Связано оно было отчасти с примитивной системой Вэлфера, потому что в Риме, Антиохии, Константинополе черни раздавали хлеб. Ну, знаете, трудились поэтому рабы. Образованные римляне создали веротерпимую цивилизацию, изысканную историческую философию. А рабы – вот, они увлекались религиями для униженных и оскорбленных. Ну и в один прекрасный момент эксплуататоры проснулись и обнаружили, что в городе Риме христиане составляют большинство. И императоры в результате объявили христианство государственной религией, и все достижения веротерпимой античности были сметены этой новой религией, Европа на тысячу лет погрузилась во тьму, потому что основная особенность рабского капиталистического хозяйства очень печальная – оно не нуждается в машинах, оно нуждается в рабах. А рабы и инновации – вещи противоположные. Если у вас жернов для выжимки масла вращают рабы, вам не нужна паровая машина, вам даже осел не нужен.

Более того, рабы и модернизация несовместимы. Рабы сложными электронными системами пользоваться не умеют. Поэтому если у вас в магазине стоят за кассой рабы, то новая электронная система, при которой там с полки берешь товар и сам его учитываешь сканером, вам не нужна – рабы дешевле.

Вот это я все к тому, что процессы, которые происходят в России, нельзя рассматривать просто с точки зрения рынка труда и кто чье место занял. Их можно и нужно рассматривать как, боюсь, сознательную, ну, или не сознательную, но, во всяком случае, политику авторитарного правительства, которое заинтересовано а) в максимизации прибыли правящего сословия, на которое работают рабы и б) развращение, создание системы госзависимости для всего остального населения. В краткосрочном плане эта политика, действительно, укрепит власть Кремля, а в долгосрочном она приведет к тому, что нас постигнет участь белых на Барбадосе. И что там на руинах Большого театра ваххабиты будут жечь книги Пушкина. Всего лучшего, до встречи через неделю.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире