'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 15 сентября 2012, 19:07

Ю.ЛАТЫНИНА: Добрый вечер. Юлия Латынина. +7 985 970-45-45 – это смски. И в мире началась вторая серия арабской весны, будет еще и третья, и четвертая. Собственно, что произошло? Напомню, что еще перед революцией, когда в 2003 году в Египте произвела опрос организация «Free Egyptians», то выяснилось, что 91% египтян одобряют взрыв башен-близнецов. Потом этот 91% египтян вышел на улицу, и западные СМИ почему-то написали, что эти люди хотят свободы и демократии. Соответственно, они свергли президента Мубарака, который для тирана был такой, вполне вменяемый тиран. Потом свергли не без помощи Аль-Каиды Каддафи, который был, конечно, совершенно ужасающее чудовище. И вот сейчас свергнут Асада, который тоже не менее ужасающее чудовище.

Но, к сожалению, есть такая проблема, что в отличие от прекраснодушных представлений о том, что каждая толпа, вышедшая на улицу, хочет свободы, проблема заключается в том, что чем кровавей тиран, тем обычно фанатичнее идеология, которая может ему противиться.

И соответственно после того, как эти ребята посвергали своих предыдущих тиранов, они обратились к своему главному противнику, которого они всегда называли главным дьяволом, которому еще Бен Ладен объявлял джихад в 1998 году, то есть к США. И мы видим, что толпа ворвалась на территорию американского посольства, там водрузили черное знамя джихада.

В Бенгази в результате тщательно спланированной акции было захвачено консульство, там был убит посол, но посол как раз оказался там случайно. Тунис, Судан, Марокко, вот теперь даже докатилось до Австралии.

Собственно, самое интересное тут не то, что происходит (этого следовало ожидать), а реакция со стороны Запада. Вот, совершенно точно ясно, что здание консульства в Бенгази было захвачено по предварительному плану, и один из убитых сотрудников даже писал своим товарищам в интернете, что «вот, знаете, наш охранник нас фотографирует – не факт, что мы переживем эту ночь». И, вот, президент Обама говорит в ответ, что «Нет, мы будем разбирать то, что случилось, вместе с ливийским правительством, мы будем продолжать сотрудничество с египетским правительством».

Напомню, что Америка платит Египту большие деньги, 1,6 миллиардов долларов сейчас должны заплатить. Америка платит Пакистану, хотя Пакистан скрывал Бен Ладена (сейчас это достаточно очевидно). И более того, что он скрывал Бен Ладена, он посадил того человека, который выдал Бен Ладена американцам. То есть в таких условиях деньги, которые платит Америка, все меньше кажутся деньгами, которые платит сверхдержава каким-то там бедным ребятам, чтобы поднять их до своего уровня, а все больше похоже, ну, примерно на то, что Россия платит Чечне, то есть дань. Ау, в нашем полку распадающихся империй прибыло. Причем, я бы сказала, такое, хорошее прибавление. Не ожидала от Америки.

И вот это американская реакция, вернее, реакция президента Обамы. Вот, меня совершенно потрясло заявление ООН, которая вообще никак не реагировала на какие-либо выступления. А, вот, по поводу самого убийства посла среди всяких крупных баннеров о том, что «мы боремся за свободу палестинцев» и про климатические переговоры в Бангкоке, там было написано, что… Начиналось так: «ООН отвергает глумление над религией во всех ее формах».

Это по поводу того, что убийцы посла, напомню, заявили, что сделано это в ответ на клеветнический фильм про пророка Мухаммеда и, собственно, везде эта формула повторяется.

Вот это меня абсолютно изумляет – повторение этой формулы террористов. Одну секунду, господа. Почему вы повторяете формулы террористов и живете в навязанных ими терминах? Значит, после взрывов в Москве Шамиль Басаев заявил, что это сделали, наверное, дагестанцы в ответ на притеснения, чинимые русскими в Дагестане. После взрывов в московском метро Доку Умаров заявил, что это месть за смерть ингушей, которых убили незадолго перед этим во время сбора черемши в лесу. Это неотъемлемая часть идеологии исламского экстремизма – убивать людей и при этом выставлять себя пострадавшей и обиженной стороной. Мы убиваем, но это они объявили нам войну – это стандартная формула двоемыслия.

Вот, хорошо, посмотрим, как развивались события. У меня по интернету пришел замечательный вопрос от женщины, у которой родственники жили в Египте. Она довольно живо живописует, какой процент населения является неграмотным, не говоря уже о том, что он не знает английского языка, и даже если на окнах оставляешь решетки, то через эту решетку тянется рука и тянет со стола сахарницу.

Так вот, женщина, слушательница справедливо спрашивает: «Какой процент этих протестующих смотрел фильм на английском языке?» Ну, ему рассказали содержание имамы. Но даже это не проблема. А проблема заключается в том, что, по крайней мере, в Бенгази нападение было тщательно спланировано. Более того, американцев спецслужбы ливийские перевели в другое секретное убежище, и вот в этом-то секретном убежище был человек, который их сдал, и там их накрыли под прикрытием толпы.

То есть, с одной стороны, были люди, которые возбуждали толпу как прикрытие, и под этим прикрытием проделали теракт, который готовился достаточно давно. После этого, естественно, покатилось, потому что мы все услышали, что так хорошо было отпраздновано 11 сентября и вообще, так сказать, это заразная вещь (тут бьют, давай и мы).

Но одну секундочку. Для начала, зачем вести дискуссию в терминах, которые предлагают террористы и которые не соответствуют фактической динамике событий? Хорошо, примем их термины, о’кей. Христианский пастор, египетский копт, израильский мошенник сняли дурацкий фильм про пророка Мухаммеда. Ну и отомстите им сполна, ну, снимите, там я не знаю, порнофильм про Иисуса Христа и Марию Магдалину. Вот, чем этот фильм отличается от выходки Pussy Riot? Художественными достоинствами? Ну, извините, по-моему, они примерно одинаковы. Там тем, что Путин не убьет, а исламисты убьют? Ну, тогда надо так и говорить.

Потому что смотрите, какая разная реакция. Значит, когда посадили Pussy Riot, все заклеймили кровавый путинский режим и Патриарха Кирилла, и Мадонна написала на спине «Свободу Pussy Riot». Чего ж Мадонна сейчас не пишет на спине?

Мои любимые правозащитные организации. Я специально зашла на их сайты и я посмотрела, что там висит. На сайте Human Rights Watch по поводу беспорядков и убийства посла не висело ничего вчера. Зато там висело что-то про беженцев в Таиланде заглавной новостью. На сайте моей любимой ACLU, American Civil Liberties Union рассказывали про ужасы Гуантанамо. Ничего не висело про вторую серию арабской весны.

Amnesty International, единственная из них мельчайшим шрифтом среди других важных новостей типа того же Гуантанамо нашла возможность поместить новость о том, что, цитирую, «как ни оскорбителен этот фильм, это не оправдание убийствам». Не помните, что заявила Amnesty International по поводу Pussy Riot? «Это еще один пример попыток Кремля сломить и делегитимизировать инакомыслие».

Ребята, чего-то одно. Извините, я сейчас буду цитировать свою статью в «Новой газете», которая, по-моему, уже на сайте висит, но вы либо нам… Либо на солее в балаклаве плясать нельзя, либо снимать хамство про пророка Мухаммеда тоже можно.

Вот, я внимательно слушала Fox News. Только один человек из тех, которых я услышала, это сказал. Энди Карт, бывший Chief of stuff Белого дома сказал, что «извините, мы не должны попасться в ловушку и начать извиняться за американскую ценность свободы слова».

Вот, очень страшная вещь происходит. Есть замечательная книга психоаналитика Эрика Берна «Люди, которые играют в игры. Игры, в которые играют люди». В ней человеческое Я описывается как смесь трех разных состояний – ребенок, взрослый, родитель. А деструктивное человеческое поведение как игра, при которой ребенок преследует совсем другие цели, нежели взрослый. Ну, иногда при этом игра может быть совсем невинной, там, например, продавец в магазине говорит «Ах, мадам, эта вещь слишком дорога для вас». А, на самом деле, он обращается не к взрослому, а к ребенку, который, ну, услышит такое и, естественно, соблазнится и купит.

Но чаще игры бывают деструктивные. Ну, скажем, в деструктивную игру (это я пересказываю Эрика Берна) играет безработный, который, якобы, постоянно пытается устроиться на работу. Его игра «Ах, я такой неудачник, весь мир против меня». И парную игру играет сотрудник агентства по помощи безработным, который, якобы, пытается ему помочь «Ах, я всего лишь хотел помочь».

Так вот почему я об этом заговорила? Потому что, к сожалению, в деструктивные игры играют целыми нациями. В деструктивную игру под названием «Мы были бы так счастливы, если бы эти проклятые израильтяне не пытались нас уничтожить» шестой десяток лет играют палестинцы. Для обоснования этой своей игры они взрывают дискотеки, захватывают самолеты, обстреливают израильтян ракетами, прикрываются при этом как щитом своими собственными женщинами и детьми. И последние годы все больше и больше стремятся максимизировать потери среди собственных женщин и детей. Именно в деструктивную игру под названием «Запад нас обидел» играл Бен Ладен. Постулаты этой игры изложены в знаменитой фетве 1998 года, а именно «Я имею право убить любого американца. Убийца не я, а американцы. И эти кровавые американцы почему-то считают ислам агрессивным». И вот такой набор постулатов, на самом деле, апеллирует не к взрослому, а к ребенку в душе мусульманина. Он приводит к самому деструктивному человеческому поведению, которое только возможно, поведению агрессора, считающего себя жертвой.

Сейчас именно этот тип деструктивного поведения становится ведущим на Ближнем Востоке. Аналогичную, к сожалению, деструктивную игру навязывает России путинский режим, потому что условия игры те же самые, что и у исламистов: «Запад нас обидел. Мы бедные потому, что мы духовно выше».

Такая игра делает из человека агрессора, считающего себя жертвой. Вот, аналогичные деструктивные мотивации характерны для маньяков и для наркоманов. И, к сожалению, одна из проблем заключается в том, что очень часто, даже если люди, которые навязывают такую игру своей нации, уходят, то игра остается, она овладевает массами.

Но проблема не только в том, что игра овладевает массами, проблема в реакции на эту игру другого партнера, Запада. Потому что сам по себе Ближний Восток мало что может сделать могучей западной цивилизации – он для этого слишком слаб. Это, собственно, главная причина его гнева. Другое дело, что даже двухлетнее дите может забить насмерть чемпиона мира по борьбе ножичком, если чемпион мира не сопротивляется, причем принципиально.

И вот мы видим 2 вещи, которые происходят. Во-первых, это полная системная капитуляция левой идеологии, мировой бюрократии и даже демократических политиков перед воинствующим исламизмом. Вот, куда деваются пламенные борцы против глобального потепления, как только речь зайдет об исламизме? Они сразу начинают рассказывать, что это хорошо для женщины носить паранджу, почему позволителен оборонительный джихад (такие слова позволила себе Amnesty International).

Совершенно потрясающий пример. Во Франции в 1789 году церковь отделили от государства. Вы знаете, что сейчас во Франции обсуждается вопрос о государственных дотациях имамам? Христианская церковь отделена от государства, а имамы, может быть, будут получать государственную дотацию.

И второе. Мы видим полную несостоятельность левой идеологии, которая утверждает, что глас народа – это глас свободы. Вот, когда началась арабская весна, каждая «Guardian» спешила нам сообщить, что вот эти ребята вышли в поисках свободы, что Братья-мусульмане – это движение в защиту демократии. Но вопрос: чем отличается народ, который громил американское посольство в Каире, от того народа, который сверг Мубарака? Это что, 2 разных народа?

И вот после прихода к власти в Египте исламистов, накануне их прихода к власти в Сирии, на самом деле, все международные бюрократы и левые идеологи оказались перед сложной ситуацией: либо признать, что они были не правы, и что современная доктрина всеобщего избирательного права и примата народа над всем имеет, мягко говоря, некий изъян… Это не всегда оказывается так (смотря какой народ). Либо ухватиться за спасительную соломину и обсуждать в терминах террористов то, что делают террористы. Вот, президент Генассамблеи ООН тоже начал свое послание по поводу случившегося с того, что, цитирую, «в самых сильных выражениях заклеймил любые акты глумления над религиями и религиозными символами».

Кстати говоря. Я на секундочку отойду в сторону. И хочу сравнить… Поскольку мы уже заговорили о мире, а не о России, к сожалению, в мире происходят такие, глобальные тектонические сдвиги. Мы их видим. Мы видим закат Европы, мы видим большие проблемы у Америки. Большие пока в будущем, да? Америка по-прежнему остается сверхдержавой и Америка по-прежнему остается наилучше устроенным государством в сегодняшнем мире. Но количество иждивенцев, количество люмпенов в ней начинает возрастать настолько, что это сказывается на избирательных процессах. И это очень опасно. В Европе уже сказалось, во многих странах по крайней мере.

Мы видим, что на Ближнем Востоке доктрина приоритета народа не выдерживает проверки практикой. Не совсем понятно, почему я должна склоняться перед мнением палестинского народа, если он считает, что все израильтяне должны быть уничтожены.

И мы видим другую страну, которая называется Китай, в которой происходят не менее интересные процессы, которые в отличие от Ближнего Востока не показывают по телевизору, потому что показывать нечего (бульдоги дерутся под ковром). Но эти процессы безумно интересные, и все они, собственно, связаны как раз с тем, что Китайская коммунистическая партия пытается не допустить, собственно даже я бы не сказала «демократии», толпы, психологи толпы к власти.

Резонно спросить «Вот, по всему миру торжествует народ, идея, что народ должен выбирать. А вот у нас Китайская компартия – она же вообще коммунистическая партия. По всему миру торжествует идея равенства. Что же делать с коммунистической партией Китая с идеей равенства?» Ответ совершенно замечательный заключается в том, что поскольку коммунистическая партия Китая является в настоящий момент самой главной движущей силой капитализма, то она своих собственных коммунистов сильно гнобит.

И я не знаю, заметили ли мои слушатели историю Бо Силая, бывшего председателя горкома партии города Чунцина. У нас на «Эхе» о ней писали в нескольких блогах, но это самая интересная, самая ключевая вещь, которая произошла в Китае за прошедшие несколько месяцев.

Дело в том, что Бо Силай, сын Бо Ибо (это один из соратников Мао) возглавил город Чунцин и стал там создавать, ну, вести популистскую политику. Помимо того, что он первым делом арестовал там 300 полицейских и сказал, что это взяточники (правда, сейчас есть вопрос, были ли это взяточники), он стал организовывать совершенно замечательные кампании, которые назывались «Пение красных» и «Удар по черным». Пение красных – это пение маоистских песен, а Удар по черным – это кампания против антимафии. У него на стенах домов висели надписи типа «Секретарь Бо, вы упорно трудитесь», то есть это был очевидный намек на лозунг «Дедушка Мао, вы упорно трудитесь». И, в общем, было совершенно ясно, что Бо Силай, в том числе и силовым образом собирается бросать вызов центру.

И тут случилась очень неприятная история несколько месяцев назад, которая заключалась в том, что вдруг один из его помощников убежал в американское посольство за несколько сотен километров. Потом его вернули обратно, но этот помощник в американском посольстве столько рассказал, что начался судебный процесс не больше, не меньше, как по поводу убийства женой Бо Силая американца… Простите, по-моему, канадца, который… Господи, ради бога, извините, по-моему, британца. Да что ж со мной такое? ...который был секретным казначеем Бо Силая. То есть они крали деньги, и вскрылись гигантские масштабы коррупции.

Существует вопрос, там, нарочно или не нарочно убежал этот парень, каким образом он убежал в американское посольство, там, не было ли это операцией Компартии Китая? В таком случае я снимаю шляпу перед Компартией Китая.

Но суть заключается в том, что был опаснейший человек, который хотел стать новым Мао. Тихонечко-тихонечко (китайцы ничего не выносят на поверхность), используя все те самые замечательные лозунги, ну, только в китайской огласовке, которые сейчас используют исламисты. Ну и, естественно, без самого пророка Мухаммеда. И у него не получилось, его съели. Причем, съели очень тихо в форме судебного процесса и, причем, показав его чудовищную коррупцию, его и его жены.

И на мой взгляд, вот, смотришь так. Вот здесь вот демократия, гласность и власть народа – и получается Ближний Восток. А здесь вот все тихо, под ковром бульдоги съели. И получается стремительно развивающийся Китай. Есть, над чем задуматься.

Собственно, у меня остается не очень много времени до перерыва, и я бы хотела закончить тему, на которую я говорю, словами, что опасна не идеология, а опасна на нее реакция Запада. В истории Запада было много случаев, когда та или иная идеология в бедной, недоразвитой стране начинала объяснять, почему Запад во всем виноват. Было знаменитое восстание ихэтуаней в Китае, когда вожди ихэтуаней объясняли, что «мы летаем по ночам над вражескими городами, Лондоном и Парижем и сеем на них чуму». И когда вожди объясняли восставшим, что они их заколдовали и могут те не бояться пуль.

Но как-то в этот момент Запад не испытывал комплексов. Могут не бояться пуль? Отлично, их ставили к стенке и расстреливали. Восстание кончилось. Как-то Лондон и Париж остались без чумы.

Был замечательный культ карго на тихоокеанских островах. На самом деле, он пережил несколько фаз, в том числе и после Второй мировой войны, но начал он существовать еще где-то в конце XIX века, когда местные колдуны стали рассказывать, что все те замечательные вещи, которые белые приносят из-за океана, на самом деле, посланы духами предков нам. А проклятые белые их отобрали по дороге.

Ну и что? И как-то, знаете, вот это никто не обсуждал на Генассамблее ООН, это никто не обсуждал в Сенате США. Потому что, ну, хорошо, ну вот странные люди так считают. Вот, странные люди на Ближнем Востоке, очень много людей, вдохновляемых своими проповедниками, считают, что Америка объявила им войну. Первым актом этой войны так по случайности был взрыв башен-близнецов, устроенный Бен Ладеном. Как-то, вот, Бен Ладен взорвал башни-близнецы и сказал, что «Америка объявила нам войну». Это то же самое, абсолютно калька той же самой устроенной идеологии как Советский Союз объяснял, что «мы – самые мирные, но почему-то нам Запад объявил войну». Запад продавал нам технологии, Запад продавал нам военные технологии, Запад что только ни делал, чтобы с нами дружить. Советский Союз весь был огромной военной машиной, настроенной на подчинение всего мира. В Советском Союзе люди сидели в ГУЛАГе и производили либо танки, либо сталь для танков, либо электроэнергию, которая нужна была, чтобы сделать сталь, из которой надо было сделать танки. Но при этом всем объясняли, что это мы очень мирные, но только Запад почему-то хочет против нас воевать. Абсолютно ту же самую идеологию мы видим у исламистов, идеологию, которая позволяет убийце чувствовать себя жертвой. Очень опасная идеология. На мой взгляд, в первую очередь ее и надо обсуждать, и некорректно обсуждать, как я уже сказала, все, что происходит, в терминах, которые навязывают нам исламисты.

+7 985 970-45-45, и остается буквально 25 секунд до перерыва. И потрясающая вещь, скажу вам. По количеству интернет-вопросов на первом месте у меня арабская весна, на втором месте у меня лишение депутатства Гудкова, что есть абсолютнейшее безобразие, и на третьем месте история со школой в городе Новосибирске. Перерыв на новости.

НОВОСТИ

Ю.ЛАТЫНИНА: Добрый вечер. Юлия Латынина, «Код доступа». Я стала говорить, что парадоксальным образом у меня в интернет-вопросах на главных местах не сегодняшняя акция оппозиции, а, я уже сказала, волнения на Ближнем Востоке, затем лишение Гудкова депутатского мандата, которое, с моей точки зрения, бессмысленно комментировать, потому что это подлость и наглость. Комментарии закончены. И поразительным образом решение Народного суда города Новосибирска, который запретил профессорско-преподавательскому составу Новосибирского госуниверситета преподавать в собственной физматшколе. То есть там какой-то двоечник, которого собирались отчислять, обратился в суд, и суд в ответ вынес решение, что в школе должны преподавать исключительно учителя, а не преподаватели, а штатное расписание не должно отличаться от стандартного.

Ребята, слушайте, я подумала, у меня в жизни не было музыкального слуха вообще, я тупа как валенок, я скрипку от гобоя не отличу. Я подумала, у меня хорошие перспективы учиться в музыкальной школе. Если что, я подам в суд и выиграю процесс, а наша нация окончательно превратится в нацию дебилов.

+7 985 970-45-45, и к митингу, о котором, собственно, на мой взгляд, нечего говорить. Я не понимаю, зачем нужно было собираться без повода 15 сентября. Все призывы идти на этот митинг звучали примерно так: «Да, не хочется, но надо, потому что это единственное, чего власть боится». Вот, с чего вы взяли, что власть боится такого митинга? Сколько там собралось? Ну, 20 тысяч собралось. Ну, наверное, 30, да. Но, простите, все пошли, потому что мало было людей, ну, меньше, чем на прошлых митингах, были очень заметны националисты и коммунисты. Милиции было, конечно, меньше, чем митингующих, но, скажем так, не намного. Все было совершенно тихо-мирно, понятно.

Власти такие митинги очень выгодны. Власть боится людей, количество и реакции которых нельзя предсказать. Она боится, когда после фальсифицированных выборов люди хлынули на улицу и сказали «У нас голоса украли», когда накануне инаугурации нашего стерха люди вышли на улицу и, если они там разобьют палатки, они испортят пустынный вид Москвы. А, знаете, вот митинг вот такой вот она как-нибудь переживет и даже вздохнет с облегчением.

Значит, мне кажется, что на сегодняшний день митинги себя изжили, потому что мы не бараны. Те, кто на митинги собираются, те, кто называются «креативный класс» («третье сословие» я предпочитаю слово), занятые люди, у которых есть много дел кроме как в час дня собраться на Пушкинской, чтобы в 4 начался митинг и, вот, Удальцов призывает нас к 10-ти не расходиться. Извините, знаете, как однажды сказал Сулейман Керимов? «Я за 30 миллионов долларов на час раньше не встану». Ну, конечно, на митинг ходят люди, которые за час раньше встанут. Но у многих из них как у адвокатов Абрамовича примерно такие расценки. Они не хотят до 10-ти слушать Удальцова, у них есть дела поважнее. И если эти дела поважнее включают в себя поход в фитнес-центр, то, извините, так тому и быть. Потому что это митинги, на которые ходят не те люди, которым нечем делать и которые не умеют читать, и поэтому им надо как в 1917 году собраться, чтобы послушать, что сказал вождь. Читать они умеют, и Навального они в интернете видали. Навальный в интернете замечателен, да? И они лучше пойдут в фитнес-центр.

Я не считаю, что происходит что-то критическое, поймите меня правильно, там, мол, оппозиция на спаде, все угасло, все пропало. Все идет своим чередом, все замечательно. И то, что в оппозиции меньшинство, как тут Миша Леонтьев говорил… Они меньшинство. Да, меньшинство. Дидро и Вольтер тоже были в меньшинстве, в абсолютном меньшинстве по сравнению со всем народом Франции. Если бы Людовик XVI догадался избирать Генеральные штаты не от 3-х сословий, а всеобщим голосованием как сейчас, так у него в Генеральных штатах была бы одна сплошная «Единая Россия», ну, то есть «Единая Франция». Ну, с каких пор слово «меньшинство» стало бранным? Коперник и Галилей были в меньшинстве. Там, сообщество врачей находится в абсолютном меньшинстве по отношению к другим членам социума, которые врачами не являются. Это что, врачей нам нельзя слушать? Это поганое меньшинство?

Да, самостоятельных бизнесменов и менеджеров в России меньшинство. В России 40 миллионов пенсионеров, 10 миллионов люмпенов, еще там по 2 миллиона чиновников, ментов, прочих силовиков. Третье сословие в меньшинстве. Это сделано совершенно намеренно. Так как в отличие от XIX века мир перестал воевать, завоевание России не угрожает, то власти делают все, чтобы уничтожить сословие, способное самостоятельно прожить без государства.

Кстати о меньшинстве. Знаете, кто в меньшинстве, так это Путин и его окружение. Когда я читаю в греческой газете новость, что пришла яхта Костина в греческий город в сопровождении другой яхты, это что, он на двух яхтах приехал? Там, у этого 26 дворцов, у этого 2 яхты? Все-таки, согласитесь, эти ребята в абсолютном меньшинстве.

И когда там говорят нам «Вот, вы какие мелкие. Вы говорите «Путин мелкий», а вы еще мельче». Ну что? Авторитарная власть такого типа в принципе не допускает оппозиции. Какая оппозиция при Анне Иоанновне? Путин превосходно умеет решать тактические задачи. У него есть некий идеал, что есть власть. Он – простой пацан, который живет по понятиям. «Бог дал нам папство, так насладимся же им», как сказал Лев X Медичи.

Вот все, что может помешать такому наслаждению властью, стерхам, журавлям, дельтапланам, он выдирает на дальних подступах, у него на это звериное чутье. И главное, к сожалению, что мешает такой власти – да, это нормальная здоровая экономика и осознание себя граждан гражданами. И, вот, экономика и свобода – да, они последовательно уничтожаются. И российский бизнесмен – да, он понимает, что он не может финансировать оппозицию, отберут бизнес. Он не может громко жаловаться, потому что это контрпродуктивно.

И совершенно нормально, что в таких условиях силы оппозиции и Путина не равны. Вот, знаете, власть – это такой нолик. И в случае Путина он ставится после единицы, а в случае оппозиции – до. Но еще раз повторяю… Хотя, все идет своим чередом, больших подвижек не случится, пока не увеличится число протестующих. И на мой взгляд, хождением на митинги, не приуроченные ни к какому важному политическому процессу (это относится к очередному гулянию, которое объявлено там на 20 октября), это число увеличить нельзя. С митингами пора заканчивать до серьезных вещей.

+7 985 970-45-45, у меня еще один вопрос про историю Маши Гессен и про ее визит к Путину, и их диалог насчет журавлей. Очень интересная история, но там есть 2 истории. Одна – это история самой Маши Гессен, которая ушла из журнала «Вокруг света», как она сначала сказала, потому что ее заставили… Им предложили отправиться в командировку и описать путешествие Путина со стерхами, а она отказалась. А потом оказалось, что Маша Гессен возглавила радио «Свобода». А в промежутке ее позвали к Путину, и Путин ее уговаривал не уходить и много интересного рассказал о себе как о священном царе природы.

Так вот есть 2 истории – то, что рассказал Путин, и то, что история Маши Гессен. И честно говоря, вот я как-то не понимаю. Главред отказывается посылать корреспондента на суперновость. Но это не профессионально! Ты пошли, ну и обгадь, если тебе не понравилось.

Второе. Путин пригласил Машу Гессен и попросил остаться во главе журнала, после чего она говорит гордо «Я не буду работать в журнале, где редакторов назначает Путин» и уходит главредом радио «Свобода». Но, знаете, главредов радио «Свобода» не назначают за 10 минут. Все-таки, такое впечатление, что человек давно знал, что он уйдет на «Свободу»... И это нормально: Маша Гессен куда больше подходит для радио «Свобода», чем для «Вокруг света». Но зачем тогда говорить «Я не буду работать в журнале, где редакторов назначает Путин»?

Вот мне кажется, что на этом конкретном отрезке вот эта функция определяется так, что Путин выглядит значительно лучше Маши Гессен.

А вот есть вторая деталь их диалога, которая, на мой взгляд, совершенно потрясающая. Спасибо Маше Гессен, что она их донесла. Это вот Путин в роли священного царя, который там… Вот, знаете, я всегда думала, что думает человек, который, будучи верующим, изготовляет фальшивые реликвии? Вот, у Умберто Эко, замечательного писателя есть по этому поводу целая книжка, которая называется «Баудолино», где вот такой трикстер, обманщик Баудолино, который тем не менее является достаточно фанатичным верующим, таскается с придуманным им самим обломком священного креста. Вот, что думает тот, кто поджигает фосфор или что они там поджигают во время снисхождения благодатного огня? Вот теперь, послушав этот диалог, я поняла, что он думает. Он думает: «Ну, это же для того, чтобы напомнить всем, что чудеса бывают».

Это же гениально сказал Путин: «Конечно, амфоры там подложили. Только идиоты…» На минуточку. Значит, все население страны было обозвано идиотами, которые в это поверили. «Только идиоты думают, что я их там нашел. Но это же для того, чтобы мы знали историю». Это потрясающе. Какую историю можно узнать, глядя на то, как с глубины двух метров премьер страны достает 2 амфоры?

Путин говорит «Да-да, я знаю, что там животных для меня кололи. Но я же привлек внимание. Уже столько-то стран действует по нашей программе». Какие? Кто это ему докладывает? Я так понимаю, что там какой-то близкий человек, чуть ли не дочь, действительно, занимается этим спасением. Но кто ему докладывает про эти страны, которые пошли по стопам Путина? Неужели, Россия, где, извините, стреляют краснокнижных архаров, где чиновники охотятся с вертолета и, кстати говоря, Путин не говорит им «Нет»... Потому что, знаете, когда диктаторы, действительно, оберегают природу… Был, например, такой доминиканский диктатор Трухильо. Он, действительно, оберегал природу. Знаете, что он первым делом делал? Он сносил бульдозерами дачи своих генералов в парках. Вы слышали, чтобы у нас какую-нибудь дачу снесли в парке, чтобы у нас наказали какого-нибудь чиновника, который охотился с вертолета? Нет. У нас, вот, оказывается, какие-то страны за нами последовали.

И, конечно, можно только развести руками и предложить Владимиру Путину заняться спасением еще одного биологического вида, который нуждается на территории России в спасении помимо стерхов, снежных барсов, уссурийских тигров. Этот вид называется Хомо Сапиенс, потому что Россия, конечно, это место экологической катастрофы. У нас экологическая катастрофа в Норильске, у нас экологическая катастрофа в Красноярске, у нас экологическая катастрофа в Калмыкии. Знаете, что такое степь, которая превратилась в пустыню и еще заселена? У нас леса… Не у нас леса горели? Путин еще тушил, помните, с самолета?

У нас не естественная среда обитания, потому что в этих сталинских пятиэтажках и бараках жить нельзя – это архитектура концлагеря. Не деревни, не города – концлагеря.

Там вот представьте себе акцию, Владимир Путин приезжает в город Норильск и вывозит с собой детеныша Хомо Сапиенс на личном самолете. Можно даже его обездвижить как уссурийского тигра, чтобы не кусался.

Теперь самая печальная вещь, которую я хочу сказать и которую я давно хотела сказать безотносительно Владимира Владимировича, которая заключается в том, что, к сожалению, бесполезно бороться за спасение природы в нищем государстве, потому что спасать природу можно, только построив нормальную экономику и нормальное государство. И, к сожалению, бедные страны не могут жить в симбиозе с природой. Жить в таком симбиозе, вопреки, кстати, грезам зеленых искапистов, которые нам все время рассказывают, что «Вот, вы знаете, надо вернуться в старые времена, жить в таком симбиозе и это очень важно». Это мысль, которая гораздо важнее истории про стерхов. Может только постиндустриальный человек.

Вот, есть страна Израиль, которая за последние годы стала прибежищем для стерхов и множества других птиц. Их туда слетается немеряно. Их израильтяне, вы представляете, посадили на вэлфер. Вот, они туда прилетают, а перед ними трактор разбрасывает по полю кукурузу. И птицы, естественно, едят. По всем птичьим стаям прошел слух «Там пожрать дают». Только израильтяне очень хитро делают, потому что они кормят птиц, пока зреет урожай. Когда урожай убрали, птиц перестают кормить, они слетаются на поле и там начинают склевывать вредителей. Гармония, симбиоз, экономия на пестицидах. Вопрос: «Это можно сделать в соседней Палестине?» Ответ: «Нельзя». Потому что, во-первых, там нет сельского хозяйства, то есть нету смысла. Там и так никаких пестицидов. Во-вторых, все разворуют. В-третьих, птиц этих перестреляют к чертовой матери, причем даже не на еду, а просто для удовольствия.

То есть сказки о том, что люди жили в симбиозе с природой, это сказки. Мы жили в симбиозе с природой до того, как стали разумными. Вот тогда мы занимали свою почетную экологическую нишу падальщика, мы конкурировали с шакалами и гиенами за место в свите тигра.

С того времени у человека остался генетический страх и обожествление больших кошек. Возможно, кстати, с того времени тигры не очень сильно трогают людей. И вот мы кушали остатки трапезы с царского стола. Вот, видели когда-нибудь человеческого ребенка, как он обязательно каждый камешек перевернет и посмотрит, что там под камешком, не съедобно ли? Вот это у нас тоже с того времени осталось, когда мы питались падалью.

Вот, когда у человека появился разум, человек в симбиозе с природой жить перестал. Он стал ее переделывать, он стал ее в том числе уничтожать. И количество цивилизаций, архаических цивилизаций, погибших из-за того, как они неумело переделывали природу, совершенно гигантское. Там, я в своей беседе с Вячеславом Всеволодовичем Ивановым приводила, на мой взгляд, самый страшный пример – это Австралия. 40 тысяч лет назад там появился Хомо Сапиенс. Он не только за тысячу лет уничтожил там всю мегафауну, гигантских сумчатых, он еще и континент превратил в пустыню, потому что там были эвкалиптовые леса и человек обнаружил, что они отлично горят. Представляете, поджигаешь лес, получается в итоге жареная кенгурятина, даже охотиться не надо.

Жертвы экологических катастроф, так, навскидку. Индейцы майя, индейцы анасази. Если кто не знает, это такие ребята, которые в Колорадо и в Юте строили задолго до европейцев города с каменными домами по 6 этажей. Там была классическая картина, они жили в долинах речных. Они распахивали эти долины, потом размножились. Когда размножились, пришлось раскапывать склоны. Склоны, которые не держат деревья, падают в долину и сносят и поле на склоне, и поле в долине. Ну, все это кончается людоедством. Там те дома, где ведут раскопки, в них следы высосанных и пожаренных человеческих костей. Остров Пасха тоже сгубил свою природу. Средняя Азия и Междуречье погибли от засоления.

Есть замечательный пример страны под названием Афганистан. Ее угробили монголы, когда они уничтожали, поскольку они были кочевники, все города, которые они воспринимали как враждебную среду обитания. Потому что обратите внимание, до монголов Афганистан был страной торговых городов и зеленых долин. Завоевывали его все – от Александра Македонского до эфталитов. После монголов Афганистан стал страной бесплодных пустынь и гор, которые завоевать не может никто.

Близкий нам пример Золотая Орда. Задолго до всякого Дмитрия Донского скончалась от экологической катастрофы. Ребята натащили в свою степь столько пленников и барахла, что она превратилась в пустыню.

Теперь посмотрим на те цивилизации, которые стали постиндустриальными. Например, Англия. Англия в X веке вся покрыта лесами. Помните замечательную фразу «Белка может пересечь Англию, не спускаясь на землю»? Лесов больше нет, на месте их поля там всякие, козочки бегают. Леса истребили на древесный уголь для выплавки железа.

Это хорошо? Да. А вы бы хотели жить в Англии X века, когда кругом лес, а в нем непонятно что? Вот, очень хорошо бродить по первозданной природе, когда там парк.

Вот, мой любимый пример – город Сингапур. Город в саду. Рай на земле. Особенно впечатляет, когда узнаешь, что в 50-х годах Сингапур был помойкой, что это была зона абсолютного экологического бедствия, что население вырубило все леса. Это экваториальные леса. Мгновенно вымывают дожди почву. Возле речки Сингапурки жило 800 тысяч свиней, ее можно было раньше унюхать, чем увидеть. И все, что в Сингапуре есть (там 1,5 тысячи видов деревьев сейчас растет), это все завезено премьером Ли Куан Ю. Кстати, еще один авторитарный правитель, который, действительно, умел заботиться о природе. Были завезены туда в рамках вторичного озеленения острова.

Так вот еще раз повторяю, в гармонии с природой может жить только высокотехнологическое общество. Примитивный человек природу уничтожает. Он разбирает реку на каналы – те засоляют почву, он распахивает склоны – и те обрушиваются вниз селями. Он уничтожает автоматически, потому что он размножается. А когда популяция человека достигает пиковой численности без внедрения технологических достижений, она сжирает все как саранча.

А вот когда у тебя высокие технологии, ты сажаешь на вэлфер перелетных птиц, чтобы они потом склевывали жучков.

Еще одна история про Израиль. Есть замечательная черепаха, которая называется «Суповая черепаха», потому что во времена острова Тортуги эту суповую черепаху пускали на суп. Тем, собственно, и жили пираты на Тортуге.

А сейчас в том же Израиле для суповой черепахи устраивают заповедники, выкапывают ямки, сооружают загородочки. Там когда черепашата вылупляются, то на это зрелище съезжаются тысячи людей.

Кстати, заметьте, ни Голда Меер, ни Ариэль Шарон не занимались спасением черепах и приманиванием журавлей. Они занимались тем, чем полагается заниматься государственному деятелю – там, созданием государства, войной с арабами.

+7 985 970-45-45. У меня еще большое количество вопросов типа, что, вот, наконец признала ли я, что ислам, в принципе, не мирная религия? Значит, ответ. Все мировые монотеистические религии тоталитарны. По количеству жертв, на мой взгляд, христианство пока превосходит ислам и даже превосходит коммунистов. Так что, что называется, чья бы рожа молчала, а чья бы мычала.

Есть конкретный исторический момент. В этот конкретный исторический момент, исламизм, политическое использование ислама выглядит так. И я говорила, что таким способом можно использовать не только ислам, но любые другие вещи. Там, в Китае Ихэтуани так использовали какую-то дикую смесь из буддизма, даосизма, еще чего-то. В культах карго также использовали свои собственные тихоокеанские верования.

Нет, еще раз повторяю, ни одной мировой религии, у которой не случалось бы милленаристских взбрыков, включая, кстати, буддизм. Казалось бы, мирная религия, но, извините, посмотрите историю Китая – там постоянно секта Белого лотоса поднимает довольно регулярно с того момента, как буддизм появился в Китае, восстания, в результате которых исчезали великие династии, а иногда даже и приходили к власти. Потому что когда в 1368 году к власти пришла династия Мин, она пришла в результате фактически восстания красных войск, они же благоуханные войска, каковые назывались так потому что перед ними носили благовония их священники и объясняли, что «вас не тронет (ну, пуль тогда не было) монгольская стрела», потому что правила с той стороны монгольская династия Юань.

Кстати, монгольские войска тоже считали, что эти ребята совершенно непобедимы и что стрелы их не тронут, и поэтому, едва завидев красные войска, бежали.

Про историю христианства и про историю милленаристских выступлений христиан, включая славный город Мюнстер, 1534-й год, я даже как-то… Просто на это надо посвятить не одну, а штук 5 передач.

Еще раз повторяю, есть такая сложная история, которая называется «религия»: есть бог, существование которого нельзя опровергнуть и нельзя доказать. И, соответственно, это на наше усмотрение, существует бог или нет. Каждый сам выбирает, в каком мире он живет – в том, в котором бог есть, или в том, в котором бога нет. Мы не можем судить тех людей, которые верят в бога так или иначе. Это нечестно сказать «Вот, мы знаем, как надо верить, а мы знаем, как нельзя верить».

Мы можем разбирать только политическую составляющую этого дела. Поэтому я отказываюсь обсуждать духовную составляющую этого дела. Я обсуждаю только политическую составляющую. Политическая составляющая заключается в том, что Ближнему Востоку навязывается комплекс, страшный комплекс, комплекс палача, считающего себя жертвой. Этот комплекс никогда в истории человечества до добра не доводил. Сколько времени просуществует этот комплекс и во что он выльется, сказать трудно, потому что, например, Советский Союз не просто объяснял, что мы – мирные, а на нас нападают. Советский Союз также объяснял, что мы – самые лучшие. В этом смысле советская идеология была жесткой, негибкой и она развалилась, когда оказалось, что Советский Союз не лучший.

В данном случае идеология другая. Люди говорят «Эти ребята богаче, эти ребята успешнее нас, поэтому они плохие». Такая идеология по виду может существовать очень долго. То есть чем хуже ситуация в стране, тем успешнее будут эти диалоги.

Что с ней случится? Ну, очень возможно, что через несколько поколений она рассыплется сама вот примерно как выдохлась социалистическая идеология. Но сейчас на базе ислама построена вот эта идеология, которая также угрожает миру как социализм в начале XX века. На какой базе она построена, меня не так интересует как то, что она из себя представляет. Всего лучшего, до встречи через неделю.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире