Время выхода в эфир: 14 января 2012, 19:10

Ю.ЛАТЫНИНА: Добрый вечер. Юлия Латынина, «Код доступа», +7 985 970-45-45. Наконец, обнаружилась причина, по которой падают наши космические спутники. Руководитель Роскосмоса господин Поповкин предположил, что это связано с воздействием с теневой для России стороны Земли. «Не хочется ни в чем обвинять, — господин Поповкин говорит, — но сегодня есть очень мощные средства воздействия на космические препараты, возможности применения которых нельзя исключить». Обратите внимание, вот есть американская ракета «Атлас», которая летает с российским двигателем РД-180. Еще раз: американская ракета «Атлас» летает на российском двигателе, одном из лучших, если не лучшем двигателе этого класса. Можно зайти на страничку Pratt & Whitney и посмотреть про двигатель. Вот, нет, чтобы американцам испортить этот двигатель у себя на стартовом столе или вообще сказать «Вот, кровавый режим Путина, не будем использовать двигатель РД-180». Кстати, по-моему, и Протон у нас летает в рамках International Launch. Так нет же, портят с помощью специальных аппаратов на обратной стороне Земли.

У меня есть более простые способы объяснения того, что случается с нашими космическими аппаратами. Хотя, я совершенно согласна с господином Поповкиным и господином Чайкой, что беды, связанные с нашими космическими аппаратами, и причины, по которым люди выходят на улицу, что все это вызывают одни и те же товарищи.

Например, вот есть такой помощник по связям с общественностью в Фондсервисбанке (Фондсервисбанк, напоминаю, у нас занимается финансированием космической отрасли), ее зовут Анна Чапман. Вот это дама, которая плакала, чтобы ее оставили в США, теперь, кажется, на РЕН ТВ она рассказывает чего-то про зеленых человечков. Это уже вопрос, да? Помощник по связям с общественностью в космическом банке и программа на РЕН ТВ, уж не помню там, про зеленых человечков или про что. А вот она работает в этом банке господина Воловника. Очень хорошо помню свое впечатление от встречи с господином Воловником – мы беседовали не о космосе, хотя господин Воловник звал меня на Байконур, предлагал участие там в каких-то программах. Мы беседовали о предпринимателе Юрии Финке, об изобретателе Юрии Финке. Я не могу сказать, что там было такое большое изобретение. Вся эта история мне тоже не очень нравилась, потому что там было какое-то изобретение для железной дороги, очень походившее на способ освоения денег. Я бы сказала, что у нас железная дорога нуждается в более простых вещах, нежели возможности мгновенно определить, где какой вагон в каком месте находится. Ну вот хорошо, вот это, все-таки, было изобретение, сделал его Финк, они получили от железной дороги деньги на реализацию этого изобретения. И в тот момент, когда они получили деньги, вдруг выяснилось, Юрий Финк угодил в тюрьму, потому что Фондсервисбанк и господин Воловник заявили, что он, оказывается, у них свое изобретение украл.

И вот почему я очень хорошо помню господина Воловника? Потому что это он мне лично, глядя в глаза, объяснял, что Финк получил деньги, закрыл перед его банком кредит и открыл кредит в новом банке. А потом выяснилось, что Финк – мошенник и свое изобретение украл. Еще раз минуточку внимания, потому что из этого совершенно ясно, что произошло, кто мошенник и кто кого посадил (а Финк сейчас сидит в тюрьме, и он, кстати, практически стал слепой), потому что если человек хочет кинуть банк, которому он когда-то отдал права на изобретение, то он, наверное, и кредит ему не вернет. А в данном случае человек закрыл свои долги перед банком и пошел в другой банк, послал господина Воловника. И тут после этого банк вспомнил, что у него все украли.

Так что вот я думаю, что… Это просто один из таких моментов, что я думаю, что пока Роскосмос будет пользоваться услугами таких банков, то эти спутники будут летать так же, как деньги в таких банках, то есть криво.

Еще одну историю рассказываю. Группа молодых ученых делала гироскопы. Прикопались к ним фсбшники. Гироскопы были совершенно удивительного качества, и фсбшники догадались: «А, — говорят, — они у вас в израильских ракетах стоят» и попросили соответствующую взятку. Делались эти гироскопы на российских заводах, пользовались, действительно, мировой популярностью. Ну что? Ребята пожали плечами, взятку заплатили и свалили куда-то, и сейчас делают свои гироскопы в другом месте и сидят в Ницце.

Еще одна история. 2007-й год, скандал. Некто Юрий Гайдуков, прикомандированный к Счетной палате, служил он при тогдашнем аудиторе Абрамове, бывшем чеченском премьере. То есть товарищ Абрамов проходил нелегкую науку аудита в Чечне. Вот этот господин Гайдуков вымогал у НПО «Энергомаш», того самого, который делает двигатели РД-180, взятку в 7 миллионов евро и был взят с поличным. А вымогал он, собственно, за эти же самые американские двигатели и, причем, он, собственно, сорвал их поставки.

А вот, ведь, вдумайтесь, мелкий жучок, уже уволенный один раз со скандалом с госслужбы, господин Гайдуков возглавлял Агентство по авторским правам (и там очень много было интересных историй). Не Путин, то есть, не Патрушев – мелкий взяточник срывал международный проект объемом… Я не могу сказать, что там были миллионы или миллиарды долларов, потому что уровень доверия не оценивается в деньгах. Он срывал присутствие России на международной космической арене для того, чтобы получить взятку в 7 миллионов евро. Причем, и Степашин сначала сказал, что это была совместная операция по выявлению взяточников, потом сказал, что Гайдуков ни в чем не виноват, а потом снова сказал, что это была совместная операция. Вот интересно, что должны думать в таких историях американцы? Вот, как они будут объяснять в Конгрессе, что «да, у нас тут ракета «Атлас» не летит. Но не думайте: это не Путин, это не стратегическое решение российского правительства, это вот там взяточник какой-то в этой (НЕРАЗБОРЧИВО), человек вымогал». И кто наказан за эту историю кроме Гайдукова? Степашин уволен, например?

Идем дальше. Была такая корпорация «Sea Launch», «Морской старт», международная корпорация, в том числе с российским участием. В 2009 году она объявила о своем банкротстве, ну, потому что обанкротилась, потому что она несостоятельная. Долгов у нее было на миллиард, а активов у нее было в лучшем случае, ну, там, мягко говоря, от 100 до 500 миллионов долларов. И, вот, РКК «Энергия» у нас выкупила обанкротившийся проект «Морской старт». Я могу спросить, в чем сермяжный смысл покупки российской корпорацией обанкротившегося международного проекта? И откуда у «Энергии» деньги? У Боинга на это денег нет, у Локхида нет, у «Энергии» — нашлось. Я смотрю интернет, смотрю: Сбербанк предоставил кредит «Энергии» на 5,8 миллиардов рублей. Я правильно понимаю, что именно эта денежка, а вовсе не заработанная нашими космическими извозчиками пошла на выкуп банкрота «Sea Launch». Вообще, очень жалею, что эта замечательная сделка прошла мимо внимания Алексея Навального. Она, безусловно, его достойна.

Кстати, о покупках и сделках другая история. EADS, Европейский космический консорциум. Говорят, что трейдеры ВТБ в свое время тихонечко скупали акции в надежде на рост. Когда они начали падать, решили докупить еще, вложили миллиард евро. EADS рухнул, стало ясно, что пора признаваться. Тогда они стали втирать Кремлю историю о том, что «у нас будет стратегическое партнерство с EADS». А, значит, акции в минусе, теперь их пытаются сплавить в ОАК, Объединенную авиационную компанию. Там проблема: когда ОАК их возьмет по рыночной цене, то убыток будет зафиксирован.

Еще один вопрос. Есть такая ракета «Ангара». То есть, собственно, вопрос заключается в том, что ее нет. В случае создания центр Хруничева получал монополию практически на запуски ракет в России. Запустить ее должны были в 2005 году, в очередной 8-й раз обещают запустить в 2013-м. Причем, чтобы было понятно, там сорваны не сроки, а контракты. Американцы были готовы тоже, насколько я понимаю, летать на «Ангаре». Можно узнать у Поповкина, кто сорвал? Насколько я предполагаю, инопланетяне с Сириуса. Они боятся российского космического соперничества, они боятся, что Ангара первая долетит до (НЕРАЗБОРЧИВО).

Значит, завершая еще один момент, читаю: «Центр имени Хруничева представил полноразмерный макет российского возвращаемого ускорителя первой ступени «Байкал» для многоразовых вариантов ракет «Ангара». «Байкал» рассчитан на 25 запусков, в дальнейшем их число планируется увеличить до 200». Центр Хруничева подписал соглашение об использовании «Ангара» с американской компанией Локхид Мартин. При этом Локхид выделил 86 миллионов долларов, а основные средства станут поступать от компании International Launch Services. И еще раз обращаю внимание, российский возвращаемый ускоритель для многоразовых вариантов ракет-носителей «Ангара». Знаете, какого года эта заметка? 2001-го.

Я правильно понимаю, что из нее следует, что Локхид Мартин давал Хруничеву деньги на «Ангару» и «Байкал» и эти деньги Хруничев прое… проел. Я не специалист в космической области. То, о чем я говорю, это просто слова экономиста. Я не вхожу в тонкости конструкции ракет, я не собираюсь выяснять, на чем они летают, на гептиле или керосине. Но вот если я читаю, что в 2001 году Локхид дает Хруничеву деньги и в 2012 это не летает и не собирается, значит, контракты сорваны, а деньги прое… проедены. И как? Это все американцы виноваты?

Еще одна такая, маленькая деталь, о которой я хотела сказать. Вот, можно зайти на страничку в Google и набрать что-нибудь типа Private Space и посмотреть, какое количество частных компаний пытаются запустить и уже запускают частные космические корабли. В 2004-м полетел первый, который назывался «SpaceShipOne». Он, правда, был суборбитальный. А теперь владельцы этой компании объявляют, что они достаточно скоро собираются запустить «SpaceShipTwo» и предлагать космический туризм по цене 200 тысяч долларов за полет. XCOR Aerospace тоже планирует суборбитальный космический полет со своим ракетопланом LYNX. Ну, это она только планирует. А, вот, 2006-й год, Bigelow Aerospace – это тоже частная компания, запуск «Genesis-1» – это типа прототипа будущей космической станции. В 2007 году они запустили «Genesis-2». Еще несколько компаний, которые над этим работают, — Virgin Galactic, Space Adventures, RocketShip Tours, ARCASPACE, Planet Space, Canadian Airway, (НЕРАЗБОРЧИВО).

Есть «Falcon 9», ракета, которая была запущена в 2010 году впервые без пассажиров – она принадлежит компании SpaceX. Они собираются сделать ее уже с человеком. И я смотрю, и среди этого нет российских кораблей. Мне ужасно жалко. Потому что, в общем-то, космос – это то, в чем у нас был, действительно, задел. И я как-то никак не могу сказать, что это все из-за проклятых ельцинских лет. Потому что как выясняется, в проклятые ельцинские года, ну, та же самая «Энергия» заключила, например, контракт с «Атласом» на тот самый РД-180, были сделаны какие-то международные проекты. Да, конечно, это не были грандиозные проекты, которые позволяли, ну, там, допустим, как в старое доброе советское время, когда 80% ВВП составляла оборонка, в каждом цеху производить по 20 ракетных двигателей для «Сатаны». Ну, извините, времена другие. А мы видим, что уже в эти 12 путинских лет все это проедено, растрачено, ушло в какие-то безумные государственные проекты.

И я не случайно читала список этих долгих частных космических проектов. Кстати, на каждый удачный проект приходится где-то десяток обанкротившихся. Не смогли, не запустились. Но проблема заключается в том, что когда они обанкрочиваются, это проблемы той частной компании, которая обанкрочивается – это не проблема Хруничева, «Энергии», «Энергомаша» и так далее, и, соответственно, российского государства.

И я думаю об одной страшной вещи, которая заключается в том, что если что-то и было высшим оправданием того соперничества 2-х держав, которое имел мир в XX веке, это вот именно то, что человечество вышло в космос. Благодаря соперничеству СССР и США, человечество вышло в космос. А зачем вообще еще должно быть человечество?

И вот я сейчас смотрю и думаю, а, ведь, похоже, бы человечество вышло в космос и так. Коммерчески, причем, это было бы окупаемо. И похоже, человечество выходит в космос и так. Похоже, нас в ближайшие несколько лет будет ждать принципиальная реструктуризация космической отрасли, при которой частные и не такие уж крупные компании оказываются в состоянии делать в том числе и коммерчески окупаемые, в том числе и с участием человека полеты. И не будет среди них, как мы видим, российских компаний.

Еще одна замечательная история. Меня вот тут спрашивают про то, что это за история с вручением премии журналистам, на которую позвали и Пархоменко, и Быкова, и Акунина, а они все, собственно, не пришли. Потому что с чего они должны приходить на вручение премии, которая явно является частью предвыборной кампании Путина?

И из этой же серии совершенно замечательная история про Генерального прокурора Юрию Чайку и вообще Генеральную прокуратуру, которая тут на днях выдала 2 замечательные цитаты. Первая заключалась в том, что они не знают, зачем выдавать Игнатенко – это вот тот самый беглый прокурор, связанный с делом крышевания казино, в котором фигурирует там и труп, и сын Генпрокурора, и много чего фигурирует. И, вот, значит, Генпрокуратура не знает оснований для выдачи Игнатенко. А с другой стороны, Генпрокуратура у нас знает в лице господина Чайки, что митинги финансируются из-за рубежа. Спутники сбиваются из-за рубежа и митинги финансируются из-за рубежа.

Вот тут, понимаете, в чем дело? Конечно, рассказывать, что у нас митинги финансируются из-за рубежа имеет право любой Проханов. Но, вот, прокурор – он не может хлопать ртом. Либо у него есть факты и тогда он возбуждает уголовное дело, либо фактов нет и тогда это выглядит достаточно комично. Потому что бывает еще вариант, что вот то, что сказали прокуроры, становится фактом (это у нас было во времена Сталина). Но, вот, когда эти ребята косят под Вышинского, а являются чистыми пустозвонами, это довольно смешно. Но, собственно, о чем я, собственно, другом хотела сказать, потому что главное – зачем прокурор это сказал? Потому что, согласитесь, ну, вот, люди пошли на митинг, собираются на митинг 4 февраля. И вдруг им говорит товарищ прокурор, что, оказывается, они финансируются из-за рубежа. Реакция людей понятна. Поскольку с одной стороны их не арестовывают, а с другой стороны то, что сказал прокурор, ужасно раздражает, то получается стопроцентный эффект, государственный прокурор у нас гарантировал, что больше людей придет на митинг точно так же, как Путин со своими бандерлогами и презервативами.

И возникает вопрос, ну, зачем же товарищ Генеральный прокурор занимается агитацией и зазывает людей на митинг? И ответ, на мой взгляд, заключается в том, что у этих слов Генерального прокурора есть один адресат – Владимир Путин, эти слова подчеркивают лояльность прокурора, типа, «отстаньте от Игнатенко». И система идет вразнос, потому что никаких других эффектов от того, кроме как эффекта, который это произведет на одного адресата, Генеральный прокурор не думает.

Ну, точно то же происходит с историей с призванием Быкова, Акунина и Пархоменко на вручение премии журналистам. Аппарату важно отчитаться о проделанной работе, о том, что они пригласили. Круто! Они отчитаются Путину, что они пригласили Быкова. О том, что будет все общество смеяться, когда Быков не придет, они не думают. И, собственно, лучший пример этого (я, вот, собственно, об этом уже и писала в Газете.ру), — это история с фотожабой Навального, на которой украли у Навального фотку из почты. На фотке был Прохоров, Прохорова заменили Березовским, напечатали на Урале тиражом 80 тысяч экземпляров фальшак вот с этой фотожабой. И в чем тут, собственно, суть? Вот, обычно компания черного пиара заключается в следующем, когда она нормально работает. Массовым тиражом выходит фотка про то, как Навальный ест детей, все это запоминают. Потом на 110-й странице через 2 месяца печатается опровержение, которого не заметил никто. Здесь ровно наоборот, потому что, ну, представьте себе аудиторию этой вот уральской газеты, которую раздавали в Екатеринбурге тиражом 80 тысяч экземпляров, якобы, «АиФ», на самом деле не «АиФ», но изданное объединенным Народным фронтом. Как к объединенному Народному фронту попали, кстати, материалы из вскрытой почты Навального? Ну, раздавали там на улице. Какая релевантная аудитория этой газеты? Ноль. Бабушки, дедушки, которые либо это бабушки и дедушки, которые именно раздавали и которые просто не знают имени Навального, и из этой газеты они узнали, что, оказывается, существует такой Навальный, который борется с режимом. Либо это люди, которые читают блог Навального и из этой газеты они узнали, что режим борется с Навальным.

То есть релевантная аудитория у первой оригинальной новости – ноль. Какая аудитория у новости о том, что агитаторы за Путина сперли из почты Навального фотку и сделали из нее фотожабу? Ответ: несколько миллионов.

Вот это, собственно… У меня тут много вопросов по поводу того, почему Суркова заменили Володиным. Ну, во-первых, я не думаю, что заменили – я думаю, что Сурков не то, что сам ушел. Он сделал ситуацию, при которой его ушли. Потому что кто у нас бежит первым с корабля? Умные животные. А Сурков – умное животное. И он был такой вот врач-психиатр, который объяснял пациенту, что того таки просвечивают лучами. Но он бил по тем местам, к которым была чувствительна аудитория Навального. Плохо ли, хорошо ли, искусно – это другой вопрос. «Он – нацист», «А кто он вообще такой?», «А вот тут газета тиражом 80 тысяч экземпляров, в которой народу сообщается, что есть такой Навальный», а нерелевантная аудитория… Ну, в декабре в Воркуте реклама средства от загара. И думаю, что это вот почерк, который будет сопровождать деятельность Володина, потому что, ну, скажем так, Володин – гораздо более простой человек чем Сурков.

И, собственно, зачем эти ребята это делают? Ну, опять же, потому что у газеты, на самом деле, один адресат так же, как и у речи прокурора Чайки. Ну, вот, не думали люди, делая это фотожабу, о том, какие последствия она будет иметь, собственно, для своих хозяев. Там же по интернету мгновенно разошлись какие-то десятки фотожаб – Навальный с инопланетянами, с Гитлером, Навальный, который показывает рожки Медведеву. То есть ребята думали только о том, как отчитаться о проделанной работе.

Вот, Белковский сформулировал замечательный принцип. Цитирую: «Властная машина в своей деградации достигает уровня, когда принимаются решения, откровенно вредные для самой власти». Вот это проблема генерации сообщений, потому что адресатом тех сообщений, которые генерируют чиновники, является не нация, а адресатом этих сообщений является Путин.

Ну и уж коль скоро мы заговорили о Навальном, у меня тут есть вопрос, на который я не знаю, успею ли я ответить до перерыва. Тут у меня спрашивают, как я отношусь к диалогу Акунин-Навальный и комментариям госпожи Новодворской, что вот она видит, что из этого растет маленький Гитлер. Ну, мне кажется, что… Значит, первое, что мне показалось, в них прозвучало 2 очень важных момента, в которых Навальный показал себя очень глубоко. Первый момент был, когда Акунин спросил «А вы за парламентскую или за президентскую республику?» А Навальный ответил: «Я за то, чтобы у нас были сильные регионы». Перерыв на новости.

НОВОСТИ

Ю.ЛАТЫНИНА: Добрый вечер. Юлия Латынина, «Код доступа», +7 985 970-45-45. Вот это очень важный момент, потому что у нас очень любят в России говорить «сильное государство», и что такое сильное государство не очень понимают, потому что чиновники считают, что сильное государство – это такой кулак, который может раздавить всех. Вот, чем больше дают чиновнику взяток, тем сильнее государство.

Ребята, государство – слуга, а не хозяин избирателя. А теперь вопрос: вам хочется иметь слабого слугу? Ты ему говоришь «Вынеси мусор», а он говорит: «Ой, а у меня печенка болит». Ты ему говоришь «Помой посуду», а он говорит: «Ой, я так устал». Другое дело, что власть должна быть сменяемой. Вот, почему я против парламента как способа ограничения президентской власти? Не потому, что как Гитлер говорил «Парламент – это говорильня», а потому что парламент, где каждый депутат имеет много групп влияния, которые способствуют его избранию и имеет достаточно мало ответственности, очень подвержен коррупции, особенно в коррумпированной стране. Вопрос: кто будет бороться с коррупцией, главной проблемой России, если нету сильной власти, способной с ней бороться? И, вот, Навальный говорит очень важную вещь, политически зрелую о том, что власть, сильная центральная должна быть ограничена, прежде всего, регионами, а не парламентом. Причем, не просто регионами, а мэрами. Очень важный момент. Сейчас нам говорят «А у нас мэров не умеют избирать». Вот один мой приятель, олигарх как-то мне рассказывал, как они в среднеуральском городке, где Кремлю, конечно, побоку, что там происходит, не могут себе выбрать нормального мэра, потому что есть красный директор, который разворовал свой завод и, вот, все равно до сих пор избиратели голосуют за него. Ответ: потому что они не избиратели, они не налогоплательщики. И этот мэр получает из центра субсидии в обмен на откат. А, вот, как только эти люди начнут платить налоги, так сразу они будут знать, за кого голосовать.

Теперь другой момент. Навальный говорит: «Вернуть образованию функцию социального лифта». А, вот, Латынина несколько недель назад говорила, что сделать образование надо элитарным. Согласитесь, это одно и то же (НЕРАЗБОРЧИВО) Насколько Навальный в политическом смысле сказал правильно. У нас же мир сумасшедший: говоришь «элитарный», и в мире, где теперь дауны получают право учиться в обычных классах, тебе сразу скажут: «Но как же даун? Разве он не имеет права учиться математике?» А говоришь «Вернуть функцию социального лифта», совершенно нормально.

Что же касается того, что Новодворской не понравилось, что Навальный там изрекал некоторое количество банальностей типа того, что старики не должны быть нищими, что он должен сказать? Вот, демократический дискурс устроен так, что политик обязан говорить некоторое количество банальностей, и мне это интервью как раз понравилось тем, что Навальный, по сути, стоит… Перед которыми стоят современные политики-республиканцы в Америке, они должны сказать несколько очень неприятных вещей народу, пользуясь при этом демократическим дискурсом. И как и Мит Ромни, Навальный успешно эту проблему решает.

И еще одна история очень важная, которой я посвящу, наверное, практически всю передачу до конца, это письмо одного из моих читателей, мы его вывесим на сайте, потому что, естественно, не за глаза ж полемизировать с человеком. Человек пишет примерно следующее: «Неужели вы и вправду верите, что Америка – страна равных возможностей?» Вот это мне особенно понравилось. Такой, полемический зачин: «Неужели вы и вправду думаете? Кто же этого не знает?» Всегда неловко становится – ну, вправду, неужели ты не знаешь.

Дальше корреспондент мой с гордостью поведал, что ушел из американской компании, когда узнал, что менеджеры зарабатывают в 6 раз больше его, специалиста. Дальше товарищ объясняет причину, по которой во всем мире люди теряют работу – это потому что олигархи, правящие миром, переводят производство в те страны, где оно дешевле. В этом, собственно, и заключается навязанная олигархами глобализация. В связи с чем мой собеседник предложил рецепт спасения мира от глобализации: «Мир спасется, если ни один руководитель компании не будет зарабатывать более, чем в 2 раза больше, чем рядовой сотрудник». По его мнению это совершенно недостаточно, т.к. ни один человек не стремится бездельничать, а все стремятся к самореализации. Это, правда, противоречит его собственному примеру, потому что он-то вместо того, чтобы стремиться к самореализации, взял и ушел.

Вот, китайская культура в свое время была основана на классе чиновников, которые знали, что низкий человек думает о выгоде, а благородный муж – о справедливости. Чиновничество служило социальным лифтом, но очень часто по мере роста коррупции лифт переставал работать, начиналось огромное количество (НЕРАЗБОРЧИВО) и даже (НЕРАЗБОРЧИВО), сдавших экзамены, но не пошедших на госслужбу. Зарабатывать деньги было ниже их достоинства, благородных людей – образовывался такой класс люмпен-бюрократии частично из, действительно, талантливых людей, частично из неудачников завистливых. Вообще, люмпен-бюрократия знала, что в счастливые времена благородные мужи служат при дворе, а в смутные они в лесах и горах, и, разумеется, все они как и мой корреспондент считали себя благородными мужами, претендовали, по крайней мере, на статус первого министра. И в итоге именно эта люмпен-бюрократия очень часто оказывалась во главе великих народных восстаний, которые, собственно, были причиной гибели практически всех великих китайских династий.

Классический пример, правда, уже XIX века – это такой Хун Сюцюань, который много раз проваливался на госэкзаменах, а потом начитался книжек о христианских миссионерах. Потом ему начали являться видения, потом, собственно, началось восстание тайпинов, которое Хун Сюцюань возглавил. И это я к тому, что умонастроения левой интеллигенции очень сильно напоминают вот этих китайских Сюцюаней, такие вот леволиберальные Хун Сюцюани, люди, по каким-то причинам отторгнутые экономикой. И, вот, человек, который с гордостью рассказывает, что он ушел, потому что его начальник зарабатывает в 6 раз больше, ведь он либо врет (его просто выперли), либо говорит правду и тогда он неадекватен, потому что человек может думать либо о самореализации на работе (тогда ему все равно, сколько зарабатывает начальник), либо о том, что начальник зарабатывает в 6 раз больше – тогда он ставит себе задачу стать начальником. Вот эти люди, собственно, придумывают теорию, почему они такие хорошие сидят без работы, а зарабатывают не столько, сколько бывший начальник.

И, вот, почему я так буду говорить об этой теме? Вот, нам говорят, что «Оккупируй Уолл-Стрит» — это что-то новое. Проблема заключается в том, что эта идеология стара как мир, она доминирует во всех архаических обществах, является причиной их отсталости. Это как с коммунизмом. Вот, в XIX веке, когда слово «прогресс» стало модным, Карл Маркс создал прогрессивную теорию о том, как должно быть в будущем построено общество. Посмотришь, допустим, на инков, одно из самых тоталитарных государств мира, и увидишь, что там был полный коммунизм – не было денег, не было частной собственности, а вместо денег был учет и контроль, вместо частной собственности были государственные амбары. Вот такой город сохранившийся, Мачу-Пикчу – это такой, знаете, концлагерь, единственный город, который я видела, в котором отсутствует базовое понятие дома, потому что в выстроенном по единому плане городе с каменными стенами и каменными мостовыми, в принципе, непонятно: вот эта стена огораживает дом, который является частью квартала, или комнату, которая является частью дома? Коммунизм был такой, что девушек и парней строили в 2 шеренги друг напротив друга и женили. Следствие – был тотальный технологический застой, мгновенный крах государства при столкновении со 160-тью европейцами.

Смотришь на Египет с фараоном, понимаешь, что это не рабовладельческий строй, это коммунизм, потому что все рабы-то не в частной собственности – они в государственной собственности и строят пирамиды. Смотришь на Оттаманскую Порту, задумываешься о причинах отсталости Европы, и в первую очередь это туманный статус частной собственности. Фактически страна – в ней вся собственность принадлежит местному секретарю ЦК, который называется султаном, естественно, борется с коррупцией, рубит головы визирям предыдущего султана, которые, естественно, воровали, потому что других способов обогащения в мире, где собственность условна, нету кроме воровства.

И дальше возникает вопрос, почему этот общественный строй фараонов и инков, по сути, говорит «Строй стадо павианов, в котором альфа-самец доказывает свою власть, забирая банан у любого сильного самца и отдавая его иногда слабым». Вот, почему этот павианье-фараонье устройство общества и называется прогрессивным, а когда, собственно… Оно архаично. А ответят новые слова на старые мотивы. Просто раньше, когда идеализировали прошлое, говорили «Надо вернуться к золотому веку», а когда стало принято идеализировать прогресс, вот, павианы и фараоны ринулись к нам в виде единственно верного учения.

Вот, «Оккупируй Уолл-Стрит» — то же самое. Я прежде всего повторю за Фергюсоном одну очень простую мысль, которую он высказывает (НЕРАЗБОРЧИВО). Вот, если люди так протестуют против Уолл-Стрит, следовало бы ожидать, что те страны, где Уолл-Стрит нет, гораздо лучше живут, чем те, в которых он есть. И следовало бы ожидать, что в тех странах простому человеку легче получить кредит под более низкие проценты. Но (НЕРАЗБОРЧИВО), как известно, обратное. Бангладеш или Вьетнам, где финансовых рынков нету, беднее, чем те страны, где финансовые рынки есть. И в тех странах, где финансовых рынков нет, кредит под 6 или 7 процентов, или 12 получить невозможно – там зато кредит можно получить под 25% в неделю, там, 11 миллионов сложного процента в год, причем, с последующей продажей, рабством и детей для покрытия кредита. Причем, это касается не только современности, но и зарождения капитализма – вот, в Испании финансовых рынков не было, Испания обеднела. В Англии, Голландии было, Англия и Голландия обогнали Испанию по развитию. В Испании из-за отсутствия финансовых рынков все стремились преуспеть, став священниками или чиновниками, отсюда гигантский бюрократический класс. В Англии и Голландии легко было получить доступ к кредиту, люди становились предпринимателями. Собственно, то же самое и в современной России: доступ к кредиту получить трудно, человек думает «Ах, стану ли ка я там следователем Карповым, опером Кузнецовым, сразу же в первый год потрачу миллион долларов».

То есть вот это первое. Нам почему-то говорят, что это очень свежая идея «Долой Уолл-Стрит». Давайте посмотрим по истории человечества, насколько она свежа. Ну, вот, посмотрим на архаическое общество, где-нибудь Центральная Африка, где до сих пор считается, что если у тебя урожай больше в некоторых местах, значит, ты украл духа урожая у соседа, ты – вор. Вот, Меланезия, начало XX века, система бигменов. Организована очень просто: все равны, вождей нет, человек имеет право накапливать, но при условии, что он потом раздаст. Вот этот человек называется «бигменом». Вот, он год выращивает урожаи, свиней, так и быть ему позволяют накопить при условии, что в конце года устроит пир и все раздаст. Точка. Если не раздаст, найдут способ отобрать. Причем, понятно, что это не нетрудовые доходы у человека, больше потому, что он больше вкалывал. Общество позволяет ему вкалывать при условии, что он все раздаст, потому что тогда он поменяет собранный урожай на влияние. Какой выход из этой ситуации для человека, у которого больше? Ответ: стать вождем. Вот, кто становится вождем, просто дает своим воинами и у всех остальных отбирает. Причем, это поразительно, что все традиционные общества находят всегда повод для неприязни к богачам, то есть к тому человеку, который такой же, как ты сам, только у него больше денег. Как только большее количество денег сменяется знатностью рода, сразу же неприязнь заменяется сакральным почтением – деньги внушают зависть, сила внушает любовь.

Поднимемся повыше, посмотрим, как было устроено общество, скажем, в Древних Афинах. Очень похоже с точки зрения экономики на Меланезию: налогов не было, вместо них были литургии, то есть добровольные взносы богатых граждан на разные общественные обязанности. При такой социальной организации вкладывать деньги в народную любовь, а, вот, деньги вкладывать в производство было опасно. Кстати, Сократ в Афинах был, а Билла Гейтса не могло быть и не было.

Прагматичный Рим. Частная собственность в отличие от Греции гораздо в большем почете. Вообще Римское право в своем четком определении частной собственности просто поразительное исключение. Но если вы посмотрите, как римляне относятся к накоплению богатства, скорее отрицательно. Лидирующее понятие в их культуре – слава. Кто стяжает славу, тот герой, кто стяжает богатство, ну, вот, с ним что-то не то. При этом богатство не вызывает отторжения, когда сопровождается знатностью рода, большим количеством клиентов, пользовавшихся поддержкой и милостью патриция. Отторжение вызывают именно (НЕРАЗБОРЧИВО), то есть те, у кого деньги есть, а власти нету. Тот же принцип действия: кто завидует богатому, тот пресмыкается перед сильным. Но тем не менее Римская империя порождает гигантское количество, все-таки, богатства и происходит крах под тройным гнетом варваров, христианства и бюрократии.

Вот посмотрим, какими мотивами руководствовались все 3 силы, разрушившие одну из самых великих империй в истории человечества. Христианство с социально-экономической точки зрения (я сейчас не говорю о духовном грузе), вот, чистый коммунизм. Христианство – религия нищих и неимущих точно так же, как сейчас религией неимущих является социализм. Живут ранние христиане общинами, частной собственности нет. Там, легче верблюду пройти через игольное ушко, чем богатому войти в царство небесное. Как же богатеют богатые, если не путем завладения вещами, принадлежащими всем? Это не Карл Маркс, это Василий Великий, IV век. Всякий собственник – либо вор, либо наследник вора. Это не Продон, это XI-й век, Цезарий Гейстербахский. Кто не даст другим своего имения, тот убийца и душегуб. Не отнимать у других их собственности – это им еще мало. Нельзя считать себя невинным, пока удерживаешь для себя блага, созданные богом для всех. Это, опять-таки, не социальные сети и не движение «Оккупируй Уолл-Стрит», это VI-й век, Григорий Великий.

(НЕРАЗБОРЧИВО) германскими варварами. Будете смеяться: тоже социальная справедливость. «А это несправедливо, что богатые и ленивые римляне обладают столькими богатствами, а мы, люди сильные, храбрые не имеем, где головы приклонить». Атаульф, родственник разграбившего мир Алариха. А римская бюрократия, будете смеяться, она тоже заботилась не меньше чем Обама о социальной справедливости. Вот, во времена республики братья Гракхи ввели в обычаи тогдашнего Алфера бесплатную раздачу хлеба. Император отменил многие завоевания во власти кроме этого. Раздачи распространялись, наоборот, и на другие города империи, к III веку количество хлеба, которое раздавали, было так велико, что целые провинции, тот же Египет не могли продавать хлеб на рынке, пока не выполнят продразверстки. То есть вот 3 вида искателей социальной справедливости – варвары, бюрократы и христиане. Ухайдакали империю.

А что случилось с церковью после того, как она (вот, всякий собственник либо вор, либо наследник вора) эту империю разрушила? Ответ: как и ЦК КПСС, она разбогатела. Реакцией на это очевидное несоответствие между порицанием стяжания и вызывающей бесстыдной роскошью стала реформация. Причем, удивительно, что, опять же, с социально-экономической точки зрения и реформаторы, и их предшественники – социалисты. Это из нас и нашего труда происходит все, чем они поддерживают свою роскошь, и дела не пойдут в Англии как надо, пока все не станет общим. Это Леверель и Джон Болл, XIV-й век, табариты. В 1420 году вносили в список смертных грехов торговлю, но при этом со спокойной совестью жили за счет грабежа.

Анабаптисты до того, как стать мирными стяжателями, строили в Мюнстере маленькую Камбоджу с казнями на площадях и обобществлением жен. Я даже хочу напомнить, что отцы-пилигримы, высаживаясь в Плимуте, не собирались основывать империю, они собирались основывать коммунизм.

Вот другой конец мира, Китай. Мы видим примерно ту же картину, что в мире. Только разница, если в Риме главным являлось не стяжательство, а воинская доблесть, то в Китае приматом являлось не стяжательство, а мудрость чиновника. Государство терпело богатство, не более, отношение китайской бюрократии к людям, которые наживают деньги, колебалось в некоем идеологическом диапазоне, крайне правой границей которого является Конфуций – вот это самое, низкий человек думает о выгоде, благородный муж думает о справедливости. Еще раз подчеркиваю, правая граница. А крайняя левая – это школа Фодзя, это книга (НЕРАЗБОРЧИВО), согласно которой главная задача государства – создание сильной армии, для создания сильной армии необходимо сильное крестьянство, а, вот, торговцы – это паразиты.

А теперь, собственно, о чем я хочу сказать? Первое, ребята, не надо рассказывать нам, что «Оккупируй Уолл-Стрит» и, наконец-то, мы тут начали бороться против спекулянтов и финансовых богачей – это что-то новое. Это еще с тех пор, когда главный павиан отнимал банан у сильного и отдавал слабому. Это абсолютно архаическая черта человеческой психики, восходящая к нашим животным и примитивным корням. Вся история человечествам там, где в ней есть прогресс, представляет из себя преодоление. – это идеологии. Вот, прогресс с социальной точки зрения заключается в том, что вот этот архаический архетип говорит нам «Усё должно быть общее». Если урожай лучше, значит, ты украл духов урожая. Ответ: нет, должна быть частная собственность. Вот этот архаический архетип нам говорит: «Деньги просто давать нельзя – это ростовщичество». Нет, должны быть финансовые рынки. И вот поразительно, что каждый акт тотального регресса или отставания связан с новым приходом этой идеологии, там, в лице варваров, в лице религии. А, вот, несправедливо, что римляне богаты, всякий собственник – вор. На доброе тысячелетие мир проваливается в мечту, там, «мы наш, мы новый мир построим» — бац, и красные кхмеры, и так далее.

И вот в этом смысле меня поражает некое тотальное несоответствие между современным миром, который растет вперед, и всей этой идеологией времен меланезийских дикарей, обучившихся пользованию социальными сетями, таких люмпен-интеллектуалов. И я говорю об этом подробно, потому что, на мой взгляд, в том, что произошло в России, огромная вина и российской интеллигенции. Ну, понятно, что я сейчас не обсуждаю вину путинской бюрократии и так далее, и так далее. Но, вот, как только в России начался капитализм и нам начали разъяснять, что вот Фридман, вот Дерипаска, вот яхта Абрамовича, почему он не раздаст свою яхту… Потому. У меня очень много претензий там к членам кооператива «Озеро», потому что все члены кооператива «Озеро» стали миллиардерами, а как-то никто кроме них за время правления Путина миллиардером не стал из нечленов кооператива. Вот у меня сейчас очень много претензий к Олегу Дерипаске, потому что нехитрое искусство брать государственные кредиты и за счет этого спасать свою компанию, сколько бы денег она ни была должна. Вообще мы видим, что сейчас в России все олигархи, которые когда-то сделали себя сами, стали близкими к власти, потому что иначе не выживешь. Вот, Прохоров стал близким власти через кандидатство в президенты, Вексельберг возглавил модернизацию. Но это понятно, да? В обществе, где условием ведения бизнеса является доступ к уху, то есть возможность добежать первым до уха Путина и прошептать что-то про себя или про своего конкурента, вот они выбирают… Кстати, Прохоров выбрал такой способ доступа к уху. Ну, как-то у меня нет к ним претензий, когда Дерипаска там 15 лет назад спал около (НЕРАЗБОРЧИВО), чтобы восстановить производство. И когда вместо того, чтобы думать о том, что Россия движется пусть с большими задержками, но по правильному пути так же, как она двигалась в 1913 году. Что, Россия растет необыкновенно, что, в ней происходит реструктуризация экономики? И это единственный способ правильного регулирования экономики, потому что все другие способы хуже, чем деньги. Другой способ регулирования экономики – это власть. Он гораздо хуже. И нам вдруг вместо этого стали говорить: «Ах, вот, почему они делят государственную собственность?» Да потому что это самое выгодное. Вот, почему вода течет вниз? Потому что она течет к центру тяжести. Вот, вода течет вниз, а предприниматель всегда будет делать то, что ему выгодно.

И еще несколько вещей, которые я хотела бы, собственно, рассказать буквально за 2-3 оставшиеся минуты. У меня есть вопрос про приговор Таисии Осиповой – это, напомню, нацболка, жена члена «Другой России» господина Фомченкова, которой в Смоленске в самом конце года дали 10 лет за 9 граммов героина, которые она хранила или, якобы, как утверждает защита, хранила. И знаете, я последние 2 недели приложила очень много усилий для того, чтобы вытребовать этот приговор. То есть когда я занялась этим уголовным делом, первое, что я заметила, что ни приговора, ни обвинительного заключения нигде нет. Это очень нехорошо, потому что каждый раз, когда адвокаты нам говорят, что «вы знаете, не надо вам обвинительного заключения – мы сейчас вам сами все объясним», это значит нас пытаются использовать. Возможно, в самых лучших целях. Вот, я довольно долго вела переговоры, чтобы приговор был предоставлен, Сергей Фомченков мне его переслал. Я думаю, мы его вывесим на «Эхе Москвы», а через недельку, когда его все прочитают, мы об этом и поговорим.

И, знаете, последняя история, которую я хочу рассказать, духоподъемная и не имеющая никакого отношения к России, но поразившая меня чрезвычайно в конце года. Дело в том, что… Что такое прогресс, это понятно. Вот у нас там изобретают такие гаджеты, которых раньше не существовало. Но очень редко происходит какая-то такая история, когда изобретают штуку, которая могла быть изобретена всегда. Вот скажите, можно ли изобрести парус и можно ли сделать так, чтобы парусная лодка ходила на скорости свыше 100 километров? Вы, наверное, ответите: «Нет, это невозможно». Так вот, Бернард Смит, ракетный ученый в 60-х годах пишет книжку, которая, насколько я понимаю, очень простую вещь предлагает. Вот, у всех лодок парус сверху, несколько тысяч лет пару сверху и, соответственно, центр тяжести этой лодки – она легко опрокидывается. И он пишет книжку, в которой предлагает, основываясь на принципах науке, на математике: «А что, если мы сделаем лодку с одной стороны, а парус в нескольких метрах от лодки?», такой катамаранчик, на котором на одном поплавке – парус, а на другом поплавке – лодка. И через несколько десятков лет после этого придумали и построили такую лодку, она называется Vestas Sailrocket. Sailrocket буквально парус-ракета. Ходит штука со скоростью 100 км/час. Я понимаю, что эта штука, конечно, не коммерческий вариант. Я понимаю, что она иногда летает так, что переворачивается в воздухе, может ходить только по свободной воде. Но посмотрите, господа, не пожалейте: Vestas Sailrocket. Через несколько тысяч лет после изобретения человеком паруса эти люди придумали парус и ходят с парусом на скорости 100 км/час. Всего лучшего, до встречи через неделю.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире